http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


А память всё ранима Печать Email

Елена Иванова

Без фантазии

 

На песке растим мы сад:

Вот деревья, вот ограда.

Каждый видеть уже рад,

Как расцвёл он, нам в награду.

 

Дядя шёл и бросил взгляд:

– Это ж только прутики!

Он слепой, что ль? Это – САД!

Или просто шутит он?..

 

 

Не забылось…

 

Нам дали где-то огород,

«У чёрта на куличках», –

Сказала бабушка. И вот

Уже нас мама кличет.

 

«Денёк-то выдался какой!

Пора сажать картошку».

Переполох в дому такой –

Взбодрилась даже кошка.

 

Все старшие собрались в путь,

Взяв грабли, две лопаты.

А мне сказали: «Дома будь!

Ещё ты маловата».

 

Запрыгали с сестрою брат:

«Идём! Идём скорее!»

А я?!

«Вернитесь же назад!

Ну, будьте же добрее!» –

 

Так  умоляла я в слезах

И лезла в подворотню.

И надо ж было ногу – ах! –

Стекляшкой распороть мне.

 

Могла бы радость быть, но вот

Так не случилось – мимо…

Любая рана заживёт,

А память всё ранима.

 

 

Горе

 

«Мы котёночка хороним…»

Роют ямку под кустом

Дети – девочки, их трое,

Та – совочком, та – стеклом.

 

Роют, жалостно так глядя

На котёнка… Жаль и мне.

«Дети, бросьте эту гадость!» –

Вдруг раздался крик в окне.

 

«Что же это!? Это слишком!!!» –

Подбежала дама к ним.

И заплакала малышка,

Свой совочек уронив.

 

И пошли… Куда им деться?

Увела их всех троих.

Как порой бесправно детство

В лучших помыслах своих!

 

 

Вместе!

 

У меня родился брат.

Я ему, конечно, рад!

Положили на кровать

 

Эту крошечку, малютку,

Дали мне поцеловать

И на ручках подержать,

Правда, только на минутку.

 

А сегодня наша мама

«Закружилась» говорит.

Я смотрю на маму прямо:

Не юла она на вид.

 

Посмотрю на маму сбоку –

Сбоку тоже не юла.

Так мне стало одиноко!

И слоняюсь вот без проку

От угла и до угла.

 

Мама с папой нянчат Мишу,

На меня вниманья – ноль.

Почему так это вышло?

Лечь и мне в коляску, что ль?

 

Я разделся и разулся,

Кое-как в неё залез.

А когда, поспав, проснулся,

То вокруг увидел лес.

 

На полянке, как когда-то,

Что я помню до сих пор,

Папа наш перед палаткой

Разжигал в тени костёр.

 

Чуть не крикнул я «ура!»,

Потому что у костра

Вся сошлась моя семья:

Мама, папа, братик, я!

 

Ни при чём, я понял, Миша,

Я в семье совсем не лишний!

 

*   *   *

Забор наш папа починял,

А я крутился возле.

И молоток в руках держал.

Эх, вот забить бы гвоздик!

 

Пила, топор и гвоздодёр…

Вон инструмента сколько!

А папа: «Кончен разговор!

Уйди! Мешаешь только!»

 

Пойду на кухню. Мама там

Замешивает тесто.

«Пока не выпеку, не дам!

Не тронь! Поставь на место».

 

А я хотел лишь ей помочь,

Хотя бы вымыть чашку.

 

«Ступай во двор! Что грязь толочь.

Уж вся в муке рубашка.

Вот пол придётся подтирать,

Что толку, что «хотел» он»…

 

Пойду я «лодыря гонять».

А что ещё мне делать?

 

 

Обида

 

Вчера мои родители

С сестрёнкой, вся семья,

Ну, так меня обидели!

Заплакал даже я.

 

И вот решил с обидою:

Уйду! Совсем уйду!

На зов ничей не выйду я,

Как будто пропаду.

 

С детьми бывает всякое

Порой, как в страшном сне.

Хочу, чтобы поплакали

Родные обо мне.

 

Ушёл один за речку я.

Смотрел я, глядя ввысь,

Как облака овечками

По-над горой паслись;

 

Как солнышко закатное

Качалось на волнах.

А вот пути обратного

Я не запомнил… Ах!

 

Ах, как же стало страшно мне!

Страшнее, чем в грозу.

Зря ль говорили старшие,

Что волки есть в лесу.

 

Погасло солнце красное,

Темнее гладь реки.

И звери те зубастые,

Казалось мне, близки.

 

Не сделал из-за страха я

Ни одного шажка.

И вдруг на грудь с размаху мне…

Как не узнать Дружка!

 

Всего меня облапливал

И за собою звал.

…Спросили мама с папою:

– Где был?

– Да так, гулял…

 

Забылось тотчас страшное,

Как шёл я по селу.

И рад я был домашнему

Уюту и теплу.

 

«А как же быть с обидою?» –

Теперь меня спроси.

Её я просто выдумал

И всех родных простил.

 

 

Однажды…

 

Однажды мы,

помнится, с Ленкой-подружкой

Из бора соснового вышли к  опушке.

И замерли, словно увидели чудо:

В коричневых шляпках стояли повсюду

Грибочки

на крепеньких беленьких ножках.

Мы даже забыли, что с нами лукошки.

 

Недолго же мы любовались находкой!

Вдруг из лесу

вышла поспешной походкой

Какая-то тётя с большою корзиной

(Да, кажется, это была тётя Зина).

 

С раскрытыми ртами

стоять мы остались:

Всех срезали тётеньки руки умелые.

И на вопрос наш:

«А как назывались?»

Она только буркнула в сторону:

– Белые!..

 

Из детства

 

Бабушке расчёсываю волосы,

Белые, как бабушкин платок.

А на лбу её морщины-полосы,

Что оставил лет её поток.

 

Видно, он бурлил, как в половодье,

Следом пробуравил ямки щёк.

О таких, знать, говорят в народе:

«Истомилась матушка…» Ещё б!

 

Непробудным сном она забылась,

И вода её остановилась…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.