http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Формула счастья Печать Email

Умар Яричев, народный поэт ЧР

 

 

 

В мире много наук и безвластья, и власти,

Человеку, порою, мешающих жить…

И загадочных таинств… Но формулу счастья

Не смогли даже гении мысли открыть.

Все о счастье на свете по-разному судят:

Для кого – это мир сотворенья добра

Или встреча с любимой своей… А Иуде

В Гефсиманском саду – жадный звон серебра.

А кому-то в бою умирать за идею

Или в кровь расшибить на молитвах свой лоб.

А другому – людей уберечь от злодея,

В бескорыстье – наивнее, чем филантроп.

Категория счастья – загадка земная,

А живёт в небесах, верность Богу храня.

Я считаю, насколько был счастлив, узнает

Человек на исходе последнего дня…

Мнится счастье одним птицей в огненном свете,

А другим – словно грозно гудящий орган,

Третьим – памятью давних ушедших столетий,

А другим – невозможной удачи аркан.

Говорят, у Сократа о счастье спросили.

Прозвучало достойно и мудро в ответ:

– Счастье – это не кущи из райских идиллий,

А отрезок судьбы, где несчастия нет…

Тень истлевших веков обнажают раскопки.

Соглашаюсь с тобою, о мудрый старик…

Может, счастье укрылось в две странные скобки,

Что всегда называются «Вечность» и «Миг»?!

 

 

ГОЛОС МАМЫ

 

Текут года в судьбу, как реки в море,

В прозрачных  струях – за волной волна…

Не изменяясь в радости и горе,

Над выщербленным боком валуна…

 

Надежды, расставанья и разлуки…

Жестокие и нежные слова…

Безмолвно гладит сердце мне и руки

Незримая забвения трава.

Хочу навек проститься с тем, что было…

Остаться от событий в стороне…

Какая-то магическая сила,

Я думаю, поможет в этом мне…

 

А памяти мерцающие плети

Былого искру гасят, как свечу…

Готов про все забыть на белом свете…

Но голос мамы… помнить я хочу!

 

 

АНАЛОГИЯ

 

Ударил ливень с высоты

Нешуточный совсем (похоже!)...

Деревья, травы и цветы

И гуще стали, и моложе.

 

И даже с тротуаров грязь

Водой дождя в канавы смыло…

И дети бегали, смеясь.

Глядя, как лужи пузырило.

 

И вдруг – во сне ли, наяву –

Ударит если (мало, много)

Дождь очищенья по порогу

К нам в душу, в грешную берлогу,

Я этот ливень назову

Двумя словами – Вера в Бога!

 

И я, восторженно смеясь,

Приму его больной душою,

Поскольку в наших душах грязь

Обычный ливень не отмоет.

 

Цветы, деревья и трава…

Все чудо матери-природы,

Земля и небеса, и воды

Нам ведомы едва-едва…

 

Но точно знаем мы одно…

В вопросах совести (без спора!)

Получше нас субъекты флоры:

Грешить им – просто не дано!

30.08.2009г.

 

 

ДУША

 

Наверно, я когда-нибудь устану

По памяти бродить… О сколько лет

Мне будут сниться степи Казахстана

И выданный в один конец билет,

 

И души, что искали счастья крохи

От тех печальных дней до наших пор,

В глухих подвалах сталинской эпохи,

Расстрелянной чекистами в упор.

 

Пустые и безмолвные аулы…

Судьба людей (коснулась и меня) –

Корявая, как сучья саксаула,

Колючая, как зимняя стерня…

 

Который год в таких раздумьях прожит…

Там… далеко… в мельканье серых дней…

Но памяти шагреневая кожа

Со временем и тоньше, и больней…

 

Душ моя (одна из многих сотен,

Что словно в летаргии тихо спит),

Как птица, что – убитая в полете –

Уже мертва, но все еще летит.

9.05.2008г.

 

 

САЗАН

(печальная еда)

 

Желтобрюхий сазан, золотая мечта рыболова,

С кукурузным зерном на крючке поводок натяни.

Обалдеет, наверно, любой от такого улова.

Ну, так что же, хороший ты мой, не тяни!

Мы сегодня с тобой на слепой превентивной дуэли.

Между нами – тугая, из лески, фатальная нить.

Поплавки на волне – мотыльками на жидкой качели,

И коварно хотят на наживку тебя заманить.

Человеку (от Бога!) подарены земли и воды.

Вся планета Земля – континенты, моря, острова.

Рыболов и охотник по сути – убийцы природы,

И себе (почему-то) присвоили смерти права.

Лески прочная нить, колокольчики, блёсна, грузила…

Удилище пружинит, почище любого копья.

Чтобы рыбьему царству судьба несвободой грозила,

Эти снасти придумал не я, но такие, как я!

Сторожить поплавок иногда мне бывает неловко.

А чего нам с тобою друг друга, скажи, не простить?!

Как известно, бесплатным бывает лишь сыр в мышеловке.

И тебе за наживку придется собой заплатить.

Ты уже обречен, мой серебряный друг желтобрюхий.

Homo sapiens мы из себя – уж не очень Бог весть.

И умеем (хотя не обидим порою и мухи)

Все, что есть на планете, разрушить, убить или съесть.

И циничности нашей совсем удивляться не надо.

Мы – достойные кары, безумные дети земли.

И бывает, как звери, друг к другу не знаем пощады.

Наши души греховные зла чешуей заросли.

Поломаю все удочки, брошу за городом в свалку.

Перестану мечтать, как о жертве своей, о тебе.

Поменяю досуг и не буду ходить на рыбалку.

Только что-нибудь вряд ли изменится в рыбьей судьбе…

Я не стану бедней и, конечно, не стану богаче

Оттого, что окажешься ты в рыболовном сачке…

Натяни поводок: разве жизнь твоя что-нибудь значит

В этом мире, где все друг у друга сидят на крючке?!

 

 

ЧТО ЭТО?

 

И словно нет губительной границы

Пусть не забытых, но минувших лет,

Впряжённых в золотую колесницу…

И слышится далёкое: – Приве-е-е-т!

И слышится: – Прощай!.. Я не отвечу

Лишь потому, что это – мысль. Не звук…

Мне не забыть рыдающие плечи

И скорбный шёпот молчаливых рук.

Я помню гул осеннего вокзала,

И ожиданье у билетных касс…

Дым сигареты в тамбуре усталом…

И светофор вечерней мглы угас.

Соприкасанье будущего с прошлым:

И свет, и сумрак, пламя и вода…

Крушение канонов непреложных,

Звезда, что исчезает без следа…

Не первый день в таких раздумьях прожит

За что горю я в памятном огне?!

И если это – не любовь, то что же

Со мной творится? Подскажите мне!

 

 

*   *   *

Холодная времени вьюга…

Белесая серая мгла…

Два сердца коснутся друг друга –

Два трепетных жарких крыла.

И молнии краткая вспышка

На миг все кругом озарит.

«Не слишком ли жарко?»…

«Не слишком…» –

Мне кто-то во мгле говорит.

«Мой друг, твое сердце пылало

Любовью к обычной, земной,

Той женщине… той, что не стала

Тебе, как ты думал, женой».

Ну что я на это отвечу?

И как я на это смолчу?

Упрячу я голову в плечи

И сердце в печаль заточу.

И все же… чему б ни случиться,

Одно я ответить смогу –

В уютной и душной теплице

Не место лесному цветку.

 

 

ЖЕНСКАЯ УЛЫБКА

 

Чем старше мы становимся с годами,

Тем драгоценней жизни каждый миг…

И тропы дней в задумчивую память

Уже ведут в обход – не напрямик.

 

И за спиною – молодости лето,

И где-то рядом старости зима…

Куда деваться возрасту поэта,

Когда надежда – лирика сама?

 

Состариться?! Да ни за что на свете!

И сердцу не помеха седина…

Не зря сегодня, в переулке встретив,

Мне улыбнулась девушка одна.

 

Так скоротечна вдохновенья эра:

Была… исчезла… не успел мигнуть…

Но виртуальный плот любви и веры

Мне не дает в сединах утонуть!

12.08.2012г.

 

 

УРОК ЛЮБВИ

 

Мы с тобой поменялись местами…

Я пылал, ты была ледяной…

А сейчас золотыми глазами

Так ревниво следишь ты за мной.

От обиды (что некуда деться)

Я не раз тебе ставил на вид:

Разве можно душою согреться

У костра, что почти не горит,

Повторяя в наивной надежде,

Что в душе лишь одна, лишь одна?..

Бесполезно! Все так же, как прежде,

Словно лед, ты была холодна.

И тогда, по горючей неволе,

Чтоб совсем уж себя не терять,

Я душе, сумасшедшей от боли,

Приказал (на пока) замолчать.

И свершилось желанное чудо…

Ты, что так равнодушна была

(Сам не знаю – ни КАК, ни ОТКУДА?),

Но ко мне незаметно пошла.

И теперь без единой улики,

Все на той же душевной войне,

В адрес женщин случайной улыбки

Не прощаешь любимому – мне.

И в минуты сердечных раздумий

Так готова в любви заверять…

Видно, Бог меня сам надоумил,

Как любить тебя, чтоб не терять!

 

СРАВНЕНЬЕ

 

Меня любить не так уж просто,

Уже немолод и неглуп.

Мои адаты – как короста

Почти иерихонских труб.

Меня любить не так уж сложно,

Завиден в чувственном огне…

В мой мир нырнешь неосторожно –

Окажешься на нежном дне.

Меня любить? Ну что за глупость?!

А не любить совсем – нельзя,

Поскольку глупость – это тупость,

Что в нас живет, в упор разя.

Но, уходя от правды ложной,

Нетрудно истину забыть…

Любить не просто и не сложно,

Сложней и проще – верным быть!

10.10.2001 г.

 

 

ПАРАДОКС

 

Не назначай мне ласковые сроки,

Не измеряй разлуки серой дни…

Моей надежды золотые строки

Листками старых писем сохрани.

Ну, кто тебе сказал, что мы устали,

Что жизнь прошла и что любовь ушла?..

Еще рванутся нам навстречу дали

Откосом самолетного крыла.

И трелью соловьиного рассвета

Еще не раз обманут ночи нас…

Все это будет… Да. Все будет это,

Когда настанет нашей встречи час.

И жизнь, как море, зарокочет глухо,

Играя дымнопенною волной…

Ну, а пока… задумчивой старухой

Покашливает старость за спиной.

12.10.2001 г.

 

 

*   *   *

Меня уже не переделать.

Со мной мои добро и зло.

Родиться, жить на свете белом –

Мне, видно, с этим повезло.

Восторги, грусти, вёсны, зимы,

Сомненья, радости и боль…

А вот со мной земле родимой

(Тревожно что-то!) повезло ль...

 

 

ГРУСТЬ

 

Голубой океан. Серебристым сверкающим клином

Самолет-перехватчик растаял, исчез в высоте.

И живой человек, и машина в порыве едином

Устремились навстречу своей дерзновенной мечте.

Не от мира сего истребитель красивый как будто.

И никак не понять: серебро, седина ли, дюраль?

Словно падая вниз, шар земной опускается круто,

Открывая пилоту вокруг беспредельную даль.

И с такой высоты необжитою мнится планета,

Нити рек и равнины, над ними плывут облака…

В каждом летчике что-то, наверное, есть от поэта…

В сочетании с жизнью – надежда, штурвал и рука.

Ничего, что беспомощен он на посадке и взлете

И в надрыве заходится гул реактивных турбин…

Вот земля поплыла под крылом – и теперь вы поймете

Всю поэзию и неразгаданность синих глубин.

Но года есть года. Время вечно и властно над миром.

Не прокладывать больше по небу стремительных трасс.

Забирая на память небесного цвета мундиры,

Отлетавшие летчики грустно уходят в запас.

 

 

ГОЛУБИНЫЙ БАЗАР

 

Подходи. Продается свобода.

По четыре рубля за одну…

На глазах у честного народа

Голубиные души в плену.

Похваляясь и знаньем, и опытом,

О цене говоря наперед,

Продают в одиночку и оптом

Голубей всех кровей и пород.

Матерятся беззлобно, умело,

Покупателю ставят на вид.

Сизый голубь с отметиной белой

Нитку с крыльев сорвать норовит.

Торговаться, продать, подытожить…

Промусоливать перья рукой…

Ну, а голуби… Голуби, что же?

Смотрят в синее небо с тоской.

Крутит ветер базарною пылью…

Ничего нет на свете глупей

Аккуратно подрезанных крыльев

У зажатых в ладонь голубей.

 

 

АКСИОМА

 

Как будто только что все это было:

Шального детства золотой туман…

И молодости сокол быстрокрылый,

И зрелости надежды талисман.

 

Ступени лет – незримый эскалатор –

Тверды, как сталь, и хрупки, как алмаз…

И я, как Дон Кихот, в бумажных латах,

Герой на день, а может быть – на час.

 

Доверчивым и юным, и красивым,

Азартно пьющим ревности вино,

Неверующим в верность и ревнивым…

Каким я был?! …Мне самому смешно!

 

Душа, не жди стремительного взлета,

Седому – вниз опасно… со скалы…

Я знаю, что без точного расчета

Ломают крылья старые орлы.

 

Глухая ночь… тепло… а мне не спится…

Опять мелькнул звезды упавшей свет…

Тетрадь судьбы – страницу за страницей –

Листаю я седьмой десяток лет!

 

 

ГРАНЬ СМЕРТИ

 

Душа отторгнута от тела

По истеченью нужных дней,

И тело тихо онемело

И стало камня холодней.

 

Она рванулась – прямо к Богу

Из мглы уже закрытых век.

Она подергалась немного

И… успокоилась навек.

 

Но из слепых глазниц взирала,

Не размыкая мертвый рот,

Как женская толпа орала,

Почуяв вынос из ворот.

 

Душа, как жертва на охоте,

– Кольнула тонкая игла –

Но в жалкие оковы плоти

Уже вернуться не могла.

 

Она пыталась что-то крикнуть…

Но скрылась времени ладья…

Нам не понять и не постигнуть

Великой Тайны Бытия…

 

И я живу… не в райских кущах

Мечтой сегодняшнего дня:

– До этой грани я – живущий,

За нею – просто нет меня.

 

 

*   *   *

В бытовой круговерти по горло

В хаотичном движенье судьбы

Непокорны тщете и покорны,

Мы себе же – и сами – рабы.

 

И в годах, пролетающих мимо,

Если веки внезапно сомкнем,

Призрак счастья, почти ощутимый,

С нами вместе и ночью, и днем.

 

И, душе не давая пощады,

Узнаем в исчезающей мгле:

Жизнь и есть необъятная радость

Пребывания нас на земле.

21.11.2010г.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.