http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Ономатопея, междометия и семантические линии в нахском языке Печать Email

Алдар Зерг

 

 

Часть1. Звуки и звукокомплексы

 

Вопрос о происхождении человеческого языка неразрывно связан с вопросом о происхождении самого человека. Ответить на этот вопрос пытались и пытаются многие исследователи с древнейших времен. С появлением письменности у человека появилась уникальная возможность запечатлеть свою мысль в созданном им графическом знаке. С тех пор и по сей день, мы имеем возможность описывать все, о чем думаем, сохранить и передать эти описания от человека к человеку.

За все свое время нахождения на этой земле человек научился не только коммуникативному общению с себе подобными, но и использованию этого дара для облегчения и улучшения своей жизни. Все, что достигло человечество за время своего существования, невозможно представить себе без способности человека к речевому общению. То, что мы называем человеческим интеллектом, так же невозможно представить себе без человеческого языка. Если спросить нас сегодня, что делает человека человеком в отличие от многих существ, населяющих землю, то мы с уверенностью можем сказать, что этим достижением и отличием является наш язык. Но все же, чтобы мы ни говорили, вопрос о создании человека и его языка остается и будет оставаться открытым.

Казалось бы, ответ на вопрос о происхождении человеческого языка есть в священных писаниях.

«В начале было слово. И слово было Бог….» (Библия). «И научил Он Адама всем именам….» (Коран).

Логика этих цитат из святых писаний проста – слово и язык имеют Божественное происхождение. Да, мы не сомневаемся в Божественном происхождении слова и языка в целом, но все же интересно узнать о технологии этого явления. Если мы внимательно рассмотрим саму мысль этих священных текстов, то теория о звукоподражательном происхождении языка имеет основание в строго научном плане. Говоря современным языком, в этих текстах прослеживается формула словообразования: Творец – учитель, Адам – ученик.

Согласно этой формуле, мы можем вывести технологию слова: звук + память + воспроизведение. Логика этой технологии заключается в том, что человек с врожденными ему способностями сначала слышит звук, запоминает, а затем и воспроизводит его. Если человек имеет патологию слуха, то, следовательно, память его будет пуста и воспроизводящему аппарату нечего будет воспроизводить. По этой же технологии и создано человеком аудио-записывающее и воспроизводящее устройство. Теперь посмотрим на эту формулу с точки зрения нашего современного языка. Нашему языку нас обучили наши родители. Наших родителей – их родители, а родителей наших родителей – их родители. И так, по такой линии, мы можем переместиться на миллион лет назад. Представляя себе отрезок времени в миллион лет, мы должны понимать, что наш словарный запас сегодня огромен по сравнению с запасом наших далеких предков, живших в воображаемое нами время. И вот тут-то и возникают у нас вопросы: о языке наших пращуров, в том числе и о синтаксисе этого языка. Вопросов в этой связи может возникнуть немало, однако экспериментальным методом мы можем попытаться ответить лишь на некоторые из них. Для этого нам необходимо реконструировать события и явления в жизни людей того времени и попытаться привести варианты появления тех или иных слов. Найдя такие варианты, мы можем сравнить их со словами, присутствующими сегодня в самых разных языках. Эти сравнения помогут нам выявить семантические линии словообразования. К тому же, на основе ономатопеи мы можем конструировать и синтаксис как основу предложения, включая местоимения.

Нижеизложенный материал раскрывает наидревнейший пласт нахского языка, начиная с каменного века, и показывает осмысленные звуковые модели, из которых и конструируется мысль. Звукосимволические модели выступают в роли фоно-семантических ядер, подобно семени, из которого образуется корень и разрастается в побегах, перемещаясь в пространстве и во времени.

«1а» – Изначальный звук ребёнка (человека) при его появлении на свет, сопровождающийся плачем. Конкретной мотивации на данный момент не имеет.

«1а» – Физиологический звук противостояния холоду, сопровождающийся парообразованием от выдоха. Данное противостояние обрело осмысление в слове «1а» – жить. Затем появились другие смыслы: «1а» – зима и «1а» – пар.

«а» – Долгий протяжный звук, выражает смысл «понимаю, догадываюсь».

«а» – Взрывной и протяжный звук, выражает смысл «отрицаю, не согласен». В греческой словообразовательной системе данный звук является частицей отрицания.

Примечание: От гласного звука «а» разовьются другие гласные: «о», «у», «и», «э». Эти гласные впоследствии станут главными связующими звеньями гласных звуков.

«1ама» (обучиться) – Первое составное слово из двух фонем, произошедшее следующим образом: плач ребенка, сопровождающийся звуком «1а», прекращается, как только мать приступает к его кормлению, смыкание его губ вокруг соска материнской груди, сопровождается звуком «м». Отсюда и происходит слово «1ама» (учиться), которое в русском языке обретёт смысл «ум» (уметь). Обратное действие ребёнка от смыкания губ к размыканию, сопровождается звуком «ма», от которого и произошло слово «мама». Семантика слова «ма» разовьется в направлении абстрагирования и отождествления матери с небесным куполом.

В нахском языке произойдет слово «мами» (материнская грудь). В латинском языке произойдет слово Mater. В нахском и латинском языках слово «ter» означает «одинаково», «идентично», «похоже» и восходит к слову «т1ара» (ладонь).

В свою очередь, слово «т1ара» имеет звукоподражательную основу от хлесткого удара ладонью. В латинском языке слово «ter» (tor), является словообразующей составной частью в конце слова. Пример: «matertera» (тётя) дословно означает «подобная матери». В русском языке слово «мать» является усеченным вариантом латинского «mater». В нахском языке слово «мотт» (язык, место) является усеченным вариантом латинского «mater».

Примечание: В последующем словообразовании с добавлением назального «на», произойдёт трехсоставное «1амийна», что на нахском дословно означает «обучила» (отсюда и слово аминь). Назальное «на» в нахском языке является инвариантом и синонимом вышеописанного слова «ма», от которого и происходит слово «нана» (мать). Само назальное «на» получится после развития рефлекторики мышц языка ребенка, сосущего материнский сосок и прижимающего его к нёбу. Отсюда же и слова «ц1убда» (сосать) и «чоп» (пена). По мере развития рефлекторики речевого аппарата кормящегося материнской грудью ребенка, первые губные и переднеязычные звуки ребенка будут мотивированы как: 1) глаголы «ба», «ва», «да», «йа» (принести, сделать, дать, исчезнуть), они же выступают в роли показателей классов и родов; 2) имена родителей и родственников, тех, кто связан с добычей пищи (баба, мама, папа, вава, дада, тата, нана); 3) звук «ма» в последующем будет носить словообразовательный характер, мотивируя материнское начало, и выступать в роли вопросительных местоимений (пример: «ма» (материнская грудь) в союзе со звукоподражательным «ц1» (звук сосания груди) образуют местоимение «маца» (когда). Отсюда и производное слово «меца» (голодный). См. «мацца йиана» (когда-то ел).

«1аба» (удовлетвориться) – двусоставное слово, полученное после долгой жажды и питья воды. Обычно человек в этой ситуации, при питье, вместе с водой вдыхает в себя до отказа воздух. После этого его выдох сопровождается выдыхательным звуком удовлетворения «1а». Присоединив к этому звуку глагол «ба», мы получим слово «1аба» (удовлетвориться); «1ада» (ужаснуться) – двусоставное слово, полученное в результате сильного испуга. Образовано от сильного гортанного звука «1а» и глагола «да» (делать). «1ийда» (сдавливать) – двусоставное слово, образованное путем выдавливания звука «1а», при усиленном сдавливании чего-либо, и глагола «да» (делать). «1ад» – лук, рогатина. «1овда» (сдавливать) – двусоставное слово, полученное от сочлененного звука «ов», который издает человек во время прикусывания своего языка или внезапной спазматической боли в больном зубе; «ов» – «спазматическая боль. «1аж» (яблоко) – двусоставное слово, полученное от звукоподражания прикусывания яблока, при котором издается звук «ж». «1ийша» (жевать) – двусоставное слово на основе звукоподражания (звук «ш») жевания пищи. «1аьтто» (рвать) – двусоставное слово от звуков рвоты (1а) и звука плевка (т). См. «Туй» (слюна). «Атто» – облегчение. «атта» – легко. «Ата» – крошить, измельчать (по образу содержимого желудка). См. «хьера» (мельница). «1отта» (ткнуть) – двусоставное слово от двух звукоподражательных основ: «1о» – болевой звук от укола острием (рога) и «т1е» – поверх, на (см. «ма1а» и «т1е»).

«Ала» (сказать) – двусоставное слово, полученное путем мимики, прося другого повторить его действия. Человек открывает рот, выдавливая звук «а» и одновременно шевелит языком. Он показывает второму, чтобы тот тоже шевелил языком, значит, что-то сказал. В результате чего получаем сочлененный звук «ал» со смыслом «сказать».

«Алу» – пламя ( язык пламени ассоциирован с языком рта), см. арабск. «алав» (пламя), тюркск. «алов» (пламя), русск. «алый» и т.д.. «Ал» – алый, коричневый. «Ийало» – поднимается, вздымается. «Лиен» – говорить. «Луон» – дать, отсюда «лаца» (держать), в союзе со словом «ц1е» (огонь). «Лула» – сосед (просить у соседа огня). «Уллуо» – рядом, см. русск «улица», «улей» и монг. «улус». «Лиела» – ходить. «Лалла» – гнать. «Лалу» – растопить (см. связь с вулканом). «Ла» – земля. «Лан» – терпеть. «Лай» – раб. «Лиен» – умереть.

«Т1ох» – звук от удара камнем.

«Т1улг(к)» – камень. «Туоха» – ударить. «Т1а» (поверх, на) – слово, полученное от звука удара камнем (см. русск. местоим. «ты», тюркск. «тау» (гора). «Та1а» (придавить) – образовано в союзе со звуком «1», отражающим усилие. «Тан» – примириться, успокоиться (получено путем установки камня на камень), см. русск. междометие «так». «Тоа» – хватит. «Таза» (теза) (пресный, несоленый) – образовано путем присоединения пчелиного звука «з», в значении «ущерб», см. «зие» (ущерб). «Т1уо» – сметана (субстанция, образующаяся поверх молока). «Т1ай» – мост. «Тай» – нить (связующая).

«Т1к» – звукокомплекс от протыкания шкуры.

«Тега» – шить (русск. «тыкать», «ткать», «протыкать», «ткань», «ткач»).

Примечание: Нахское «тега» и русское «ткать» имеют общее фоно-семантическое ядро (т1к). Русское «ткать» ближе к первоисточнику, чем нахск. «тега». Объяснение этому мы находим в слове «гата» (полотно), образованное из слов «го» (круг) и «т1е» (к). Смысл данной конструкции состоит в сужении (готт – узко), уплотнении круга нитей при изготовлении полотна. Из этой же мысленной конструкции образовалось и русское «туго», путем перестановки слов «т1е» и «го». Нахское «готт» мы видим в слове getto.

«кхр», «кърч» – звукокомплекс, получаемый при обработке камня; «кърш» – звукокомплекс от крошения камня при его обработке («кър-кхр», «к1р-кр», «кхр-г1р», «г1р-гр», «гр-кр»).

1) «Къарш ала» – къарш сказать (къарш сказал камень); «кхер» (чкхар) – камень. «Экха» – плоский камень, черепица. «Эккха» – треснуть, рвануть. «Эккхуо» – прогнать. «Акха» – дикий. «Кара» – в руки. «Каро» – найти. Метатеза дает в русск. яз. слово «рука», а от образа руки – слово «река». «Ка» - схватить. «Кхеро» – испугать. «Чиркх» – лампа (русск. «чиркать»). «Кхерч» – очаг.

2) «К1ура» – дым (отсюда слово «кур» в значениях): а) прядь волос на макушке; б) корона; в) горделивый, см. шумерское «кур» (гора), см. русск. «курить», см. «крона», «корона», «король». «К1уо» – едкий, жгучий. «К1урз»(ц) – копоть. «К1ора» – уголь (древесный). «К1орга» – глубоко, отсюда и вычлененное «ор» (яма) (см. «krater»). «Кор» – окно, отсюда слово «к1орни» (цыпленок, птенец), т.к. вылупляется через «окно».

3) «Горга» - круглый; «герга» – рядом, отсюда сл. «гергар» (родственный). «Гуо» – круг. «Ге» – живот (округлый). «Ган» – видеть (видеть вокруг). «Га» – ветка (по кругу ствола). «Гу» – холм. «Ога» – перегородка, стена. «Ги» – спина.

Примечание: Вычлененный от звукокомплексов [скр, крч, чркх] звук «р» станет причиной нарекания солнца словом Ра. В славянских языках от звукокомплекса скр образуется слово «искра», от которого произойдет множество других слов: «красный», «красиво», «кровь», «кров», «криво», «кремень», «круг», «край», «укрытие». При переходе «кр-гр» в русский язык образуются слова: «гора», «гореть», «горе», «груда», «грудь», «гряда», «ограда», «город». В латинском языке от звукокомпл. «кр», в союзе со словом «тер» (похоже), образуется слово «krater», от которого в нахск. яз образуется усеченное «керт» (ограда) и «корт» (голова, вершина).

«Мр» – звукокомплекс, подражающий рычанию зверя. «М1ара» – коготь. «Мара» – обнять. «Майра» – смелый. «Мар» – муж, супруг. «Маршо» – мир. (см. «шо).

Примечание: Данный звукокомплекс засвидетельствован в слове «морда» (русск.), где присутствует нахск. кл. показатель «да» (есть). Через слово «морда» становится прозрачной этимология слова «мар»(нос).

«Чкър» – звукокомплекс, получаемый при обработке шкуры.Чкъор» – шкура. (см. «чкър-шкр»).

«Х1у» – звук, получаемый при дуновении на огонь.

«Х1у» – что (вопросительное местоимение при ознакомлении с огнем). «Х1уо» – воздух, прохлада.

«Ц1ст» – звукокомплекс от хруста горящей древесины.

«Цуо» – он (местоимение). «Ц1у» – божество. «Ц1е» – огонь, имя (ответ огня, хрустом горящей древесины, на вопрос «х1у»). «Цецца» – удивиться (ответу огня на вопрос «х1у») – см. «х1у» (что). «Ца» – отрицание ( потому что обжигает). «Са» – свет («с» – вычлененный звук от звукокомплекса «ц1ст»). «Ц1ий» – кровь, красный (образ от цвета огня). «Ц1а» – дом (место, где горит огонь). «Цхьаъ» – один, единственный. «Цесто» – кромсать (от образа обожженной и растресканой древесины). «Ц1еста» – медь.

«Пш» – звукокомплекс шипения капель жира, жидкости на печи. «Пеш» – печь.

«Кхст» – звукокомплекс от треска горящей древесины и отделения куска.

«Кхосса» – бросить, швырнуть («кхийсло» – прыгать), отсюда же и «къийса» (спорить). «Кхаза» – висеть, отсюда «газа» (коза) (висеть на скалах). «Къизо» – жечь, жалить (искра, попавшая на кожу). «Къасто» – отделить (см. англ. kasting и инд. kasta).

«Къхь» – звукокомплекс от кашля, вызванного горьким плодом и рефлекторного перекрытия гортани вкусовыми рецепторами.

«Къаьхьа» – горький. «Къиен» – бедный, не созревший; «къа» – грех (нельзя есть горький плод), см. «хьаг» (жажда, труд); «къу» – вор (потому, что бедный); «къийла» – перекрывать, сдавливать (по образу гортани), см. звук «л»; «къовла» – перекрыть, сдавить, отсюда «ков» (врата), см. звук «ов»; «кхела» – коренной зуб; «кхал» – укусить; «к1ела» – под низ (мягкий прикус), отсюда слово «к1еда» (мягкий) в союзе с глаголом «да» (делать); «кхи» – другой (образовано от слова «къие», путем перебирания съедобных плодов): «кхио» – растить, взращивать; «кха» – пахота; «кхолла» – создать; «кхоъ» – три (отец, мать, ребенок); «кхоуо» – беречь; «керла» – новый.

«Хьг1-х» – звукокомплекс, полученный при выдавливании влаги в пересохшем горле.

«Хьагг» – жажда, труд. «Хи» – вода. «Ха» – ждать. «Хан» – время. «Хаа» – сесть. «Х1оа» – яйцо. «Хоа» – поместиться (прим: как поместился птенец в яйце).

«Пх» – звукокомплекс от чиха, кашля. «Пах» – легкие, русск. «пыхать», «пыхтеть».

«Црг-грз» – звукокомплекс, получаемый при обгрызании кости (см. русск. грызть). «Церг» – зуб. «Цуьрг» – крошка. «Цурьг» – лоскут. «Герз» (герц) – оружие (см. русск. грозить).

«Хр» – звукокомплекс от распиливания древесины. «Херх» – пил. «Хира» – расширение. «Хара» – пещера. «Хиеруо» – отчуждение. «Хир» – резьба. «Харш» – борозда, канавка, выемка (ш – показатель мн. числа). «Хьера» – мельница. «Ахьар» – мука кукурузы. «Ахьа» – молоть. «Хьиен» – месить. «Ах» – половина. «Аха» – пахать.

«Кс» – звукокомплекс, получаемый при кошении травы. «Кес» – гряда покоса (русск. «коса», «косо», «косить», «коса» (девичья). «Кхес» – грива.

«Бц» – звукокомплекс при щипании животными травы. «Буц» – трава (от названия нахск. этногруппы «бацбийцы», они же «баски»). «Баьццара» – зеленый. «Бос» – цвет. «Басар» – краска.

«Ч1ш» – звукокомплекс, полученный в результате разделывания древесины на щепки. «Ч1иеш» – щепки.

«Чш» – звукокомплекс, полученный в результате мочеиспускания. «Чиш» – моча.

«Шт» – сочлененные звуки собирания слюны и плевка: «шатт» – слюна, плевок, «туй» – слюна. (русск. «тьфу»).

Примечание: от слова «шатт» (плевок) в английском языке произойдет слово «shit» (дерьмо), по причине неприятного запаха. Затем появится смысл «злой дух», который, перейдя в семитские языки, преобразуется в «шайтан» (сатана). Общий смысл: «то, что раздражает, гневит, делает неприятность».

«Пр» – звукокомплекс сдувания, сплевывания с губ пленки, кожуры. «Пардо» – плева (см. гл. «да»), сравните русск. «плева – плевать – сплевывать».

«С» – звук от вдоха. «Со» – я (местоимение) – см. русск. «суть», «сытый» в союзе с нахск. «та» (успокоится)). «Са» – мое (местоимение). «Са» – прибыль.

Примечание: от местоимения «са» произойдут местоим. «ша» (сам), «шу» (вы) и сущ. «шиъ» (два) и сущ. «шо» (год).

«Хь» – звук от выдоха. «Хьо» – ты (местоимение). «Хьан» – твое (местоимение). «Хьуо» – нести (см. «х1уо» воздух, прохлада). «Хьожа» – запах. «Хьаж» – лоб, смотреть. «Хье» – мозг (распознавать). «Хьиен» – двигаться, смещаться, перемещаться. «Хьаша» – гость (приходящий на запах).

Примечание: фонемы «ж» и «ш» в словах «хьож» и «хьаш» добавлены от звуков жарки мяса.

От местоимений «са» и «хьан» (мое-твое) произойдет слово «саха» (милостыня, порог). «Х1а» – звук, отражающий вопрошание, – отсюда и «хатта» (спросить). «Х1у» (что) – вопросительное местоимение. «Х1ума» – вещь (ср. русск. междометие «хм»). «Х1аъ» – звук, отражающий понимание. Отсюда слово «хаъа» (знать). «Х1ара» (это) – пояснительное местоимение. «Х1ора» – каждый – отсюда и «харжа» (выбирать).

Примечание: данные слова могли появиться в результате коллективного труда, например, при изготовлении каменных орудий труда. Это проявляется в слове «хатта», которое перекликается со словом «хотта» (поставить, сопоставить), состоящее из слов «хьо» (нести) и «т1е» (поверх, на) – см. «та» (примириться, успокоиться).

«Ж,ж», «ш,ш», «жр» – звуки жира, попадающего на раскаленные угли при жарке мяса. «Жижиг» – мясо (шашлакх – поющий ш-ш).

Примечание: От звукокомплекса «жр» в русский язык войдут слова «жир», «жар», «жарить».

«Шур-шур» – звуки от журчания молока при доении коровы. «Шура» – молоко.

«Ш» – звук скольжения на льду. «Ша» – лед. «Шарша» – скользить (русск. «шуршать»). «Шера» – скользко. «Шуьйра» – широкий, плоский. «Шаршу» – простыня, покрывало. «Шело» – холодно (см. «ла» – земля). Отсюда и слово «луо» (снег) см. «шалаш».

«Чрп» – звукокомплекс, полученный при питье горячего бульона. «Чорпа» – суп, бульон. «Чолп» – половник для снятия пенки.

«Кърд» – звукокомплекс от «глотка». «Къурд» – глоток (см. «глоток» в и.-е. языках).

«Г1ов» – звукоподражание лаю собаки. «Г1овг1а» – шум. «Г1о» – помощь. «Г1уо» – плохо. «Г1уо» – идти.

«Г1ар» – звукоподражание крику журавля. «Г1ара» – шум. «Айг1ар» – жеребец (образовано путем подражания ржанию (ай, эй) встающего на дыбы жеребца – в союзе со словом «г1ар» (шум) – ср. русск. «и-го-го», см. «говр»). «Айба» – подниматься (см. «ба») «Говр» – конь, лошадь; звукоподражание фырканью лошади (гвр, гфр).

«Пр» – звукоподражание фырканью при плавании. «Апари» – канал, река – см. шумерск. «эпили» (канал) см, «Днепр» (данаапр).

«Г1арч1» – звукоподражание хрусту позвонков (хрящей) при потягивании после сна. «Г1ора» – сила, энергия.

«Ч1» – звукоподражание взмаху прутом. «Ч1у» – прут, стрела. «Ч1уг» – кольцо (образовано путем сгибания прута (ч1у) в круг, в союзе со словом «го» (круг). «Ч1аг1о – закрепление. «Ч1ог1а» – сильно. «Чу» – внутрь (образовано от слова «ч1уг» (кольцо).

«З» – звукоподражание пчеле, собирающей нектар. «Заза» – лепесток, цветок. «З1а» (з1аьнар) – луч (образовано путем сравнения лепестка цветка с лучом солнца). «Зе» – видеть, наблюдать (отсюда русск. «зеница» и немецк. sehen (видеть)). «Зие» – ущерб (тот, кто делает боль, жалит), см. «лази» (больно), см. «ла» (терпеть). «З1ара» – плетень (по образу лучей Ра). «З1ай (з1е)» – цепь. «Зерг» – видящий, наблюдающий. «Зарзар» – соловей (поющий с лучами солнца). «Зурма» – песня (слово «ма» в тождестве со словом «мама»). «Зурна» – музыкальный инструмент (слово «на», в тождестве со словом «нана»). «Марз» (миерза) – струна. «Марзо» – сладость. «Реза» – согласие. «Раз» – разный (по образу разных направлений лучей солнца).

«Ма1а» – рог (звукоподражание мычанию скота). «Муо» – шрам. «Мохь» – крик, возглас (звук «хь», придыхание животного в конце мычания). «Мох» – ветер.

«Къиг» – ворона (звукоподражание карканью вороны). «Къорц» (къуорза) – пестрый (звукокомплекс [кърц] от звуков сороки). «Къорц (къорза) къиг» – сорока (пестрая ворона).

«Херси» – поросенок; звукоподражание хрюканью поросенка.

«Г1аз» – гусь; звукоподражание гоготу и шипению гусей. «Г1араг1ули» – журавль; звукоподражание крику журавля в союзе со словом «г1оли» (лучший). Выбор вожатого журавля по лучшему крику.

«Ч1ег1ардиг» – ласточка; трехсоставное слово, где «ч1» – звукоподражание щебету ласточки в союзе со словами «г1ар» (шум) и «диг» (которая делает).

«Кхокха» – голубь; звукоподражание воркованию голубя.

«Кхайкха» – звать; звукоподражание воркованию голубя (см. русск. «голубь» и «любить»).

«Дог» – сердце; звукоподражание биению сердца (см. фр. «данк аьлла тохаделла дог»).

«Уьстаг1» – баран; образовано путем соединения звукоподражательных слов «1уц» (окрик пастуха) и «тох» (ударить).

«1у» – пастух; звук, отражающий предостережение, недовольство пастуха.

«Бух1а» – сова; звукоподражание сове.

 

Часть 2. Словообразование на основе ономатопеи (звукоподражания)

 

В первой части мы выявили довольно большой пласт звукоподражательных единиц и выстроили семантические линии. Надо сказать, что описанная выше семантика звука и звукокомплекса, имея последовательное развитие в виде обусловленных линий, является лишь выборочной. На некоторых примерах видно, что звукоподражательная единица, осмысленная в нахском языке, проникает в другие языки и образует самостоятельную лексему. Таким образом, в разных языках прослеживается довольно большое количество лексем, имеющие исходные корни, зафиксированных в нахском языке. В этой связи необходимо подчеркнуть, что термин «нахский» является относительным и относится к периоду приблизительно 10-12 тыс. лет до н.э. Это приблизительная датировка всемирного потопа и термин относится к имени библейского Ноя. Более ранние периоды лингвогенеза человека уходят в глубь времени на миллион лет и более.

Такая ступенчатая картина бытия человека обусловлена климатическими изменениями в истории земли, от которых зависит этногенез и лингвогенез. Так называемые ледниковые периоды в истории земли заставляли людей мигрировать и преодолевать огромные расстояния, меняясь и меняясь в поколениях. Эта картина видна на примере слова «алу» (огонь, пламя), которая показывает векторы миграций древних людей, оставивших свои следы практически во всех языках. Хронологически возникновение лексемы «алу» (пламя), нужно отнести к периоду ознакомления человека с огнем. Если ученные, современными методами датировки, определяют возраст найденных стоянок древних людей, со следами очагового костра в миллион лет и более, то появление слова «алу», необходимо отнести именно к этому времени. С точки зрения современного языкознания такое утверждение является не убедительным, так как исследователи не воспринимают в серьез звукоподражательную теорию происхождения языка и не проводят фоносемантический анализ самих фонем. Далее данная проблема усугубляется тем, что так называемые межъязыковые лексические параллели, изучением которых занимаются ученные, не дают окончательного ответа об этимологии той или иной лексемы. И эта проблема будет оставаться не решенной до тех пор, пока не будет принята звукоподражательная теория происхождения языка. Образно говоря межъязыковые лексические параллели, являются лишь ветками одного ствола, основа которого исходит от корня, а корень в свою очередь, происходит от семени. Это семя и есть ядро звука или звукокомплекса полученного из природы. Наглядный пример со словом «алу» (пламя), демонстрирует нам картину распространения этой лексемы во многих и считающимися не родственными языках. Этимология же лексемы «алу», восходит к слову «ала» (сказать), а оно в свою очередь, к двум сочлененным звукам «а» и «ла» (см. «ала»).

Таким реконструктивным образом мы можем выявить и этимологию доиндоевропейских и прасемитских корней. Проблема этимологизации корней, это задача современной лингвистики и она не будет решена до тех пор, пока не будут вскрыты и системазированы звукоподражательные пласты всех языков. Существующие на сегодняшний день этимологические словари не решают корневую задачу, так как приводимые в них лексические параллели таковыми и остаются в своем большинстве. Если, к примеру, лексема «сахар» присутствует в целой группе языков, родственных и не родственных, и исследователи возводят его к санскриту, вопрос происхождения данной лексемы остается открытым, так как и в санскрите должна быть этимология. Такая же картина и в семитских языках. Трехбуквенные и двухбуквенные корни этих языков сложены из однобуквенных мотивированных слов более раннего периода или звукокомплексов.

К примеру, известный в России арабист и лингвист-любитель Н.Н. Вашкевич (так его представляет Википедия) в своей книге «Системные языки мозга» говорит, что арабский и русский языки являются системообразующими языками. Так, на примере лексемы «сорока» он приводит его зеркальное отражение арабского «сарака» (воровать). По его словам оба слова зависят друг о друга и в отдельности понять их не возможно. В этом Вашкевич прав, но как лингвист он должен знать, что эта «двуглавая» лексема не появилась ниоткуда и у нее должна быть этимология. Зеркальность лексем – явление закономерное, системное, охватывающее практически все языки, и исходит она от природоподражательных основ. Раскрыть этимологию русского «сорока» и арабского «сарака» поможет этимология нахского слова «къорц» (пестрая). Дело в том, что лексема «къорц (къорза)» есть звукокомплекс от шума сороки [кърц-цркъ-срк].

Таким образом, мы видим, что в русском, арабском и нахском языках – один источник данных лексем, то есть звукоподражание. Вполне вероятно, что к данной схеме можно найти еще иноязычные синонимы (автор). Это «зеркально-иноязычная синонимия» и является системообразующей языков, центром чего является фоносемантическое ядро звукоподражания. Существует и «зеркально-иноязычная антонимия». Если по методу Вашкевича сопоставить тюркское «кара» (черный) и нахское «к1ора» (уголь), то системообразующими языками являются тюркский и нахский!? Но этимология, как мы видим, не терпит таких схем. Оказывается, подсказка лежит в знаковом слове «искра», этимология которого восходит к звукокомплексу, полученному от высекания «искры». Вычлененный звкокомплекс «кр» из «скр» (крс, крч, чрк) и лег в основу тюркского «кара» и нахского «к1ора». Таким образом, можно утверждать, что «системными языками» являются не один или два, и даже три, пять, десять, а практически все языки. Приведенные выше примеры лингвогенеза, как мы говорим, не заканчиваются двумя-тремя языками, а имеют семантические связи во многих языках, в том числе и «вымерших».

Так, шумерское «кур» (гора) имеет непосредственную семантическую связь с вышеописанным звукокомплексом высекания искры. В этой связи четко прослеживается семантическая линия шумерского «кур» как горы – вулкана и нахского «кур» (прядь волос на макушке, горделивость) и «к1ур» (дым). Отсюда же и семантическая линия (СЛ) к словам «корона» и «король», то есть образ короны взят от образа извергающегося вулкана. В русском языке мы наблюдаем СЛ «гора» – «гром» – «греметь» – «гореть» – «горячо» – «горе». Если проследить все СЛ, исходящие от звукокомплекса «скр-крч-чрк» и проникающие во все языки, то получится довольно внушительная схема, включающая в себя большое количество слов. Проделав ту же работу и с другими звукоподражательными единицами, мы сможем воочию видеть всю подробную схему происхождения лексем каменного века. Как мы и говорили, словообразование на основе ономатопеи из двух, трех и даже четырех составных единиц, относительно называемых корнями, позволяет человеку максимально уверенно ориентировать свои мысли по отношению к окружающей его среде. Проще говоря, обладая мотивированными звуками и звукокомплексами как «деталями от конструктора», человек может собирать из них тысячи и тысячи примеров мыслей, которые мы называем словами.

Конструкция человеческой мысли многолика, тонка, как ядро атома, грандиозна, как небеса, и безгранична, как мироздание. Довольно большое разнообразие мотивированных звуков необходимо человеку, чтобы сложить из них речевое предложение. Посмотрим на примере двусоставного слова «ч1уг» (кольцо). Слово это состоит из слов «ч1у» (прут), которое произошло от шума взмаха прутом и слова «го» (круг), которое произошло от семантической линии звуков обработки камня. Оба слова произошли в разные периоды жизни людей, и эта разница может составлять сотни и тысячи лет. Далее от слова «ч1уг» (кольцо) происходит слово «ч1аг1о» (закрепление, усиление). Позже, когда потомки научатся делать вино, от слова «ч1аг1о» появится слово «чаг1ар» (вино).

Кто знает, в каком еще направлении разовьется эта семантика, но слово «ч1уг» (кольцо) мы видим в другой семантической линии словообразования, в слове «кольчуга». Состоит это слово, как мы и говорили, от слова «ч1уг» (в конце слова) и начального слова «коло» (колесо, кольцо, околица), вошедшее в русский язык от нахского «къола» (закрыть, закрепить). В дословном переводе слово «кольчуга», как мы видим, имеет смысл «скрепить кольцо». Мы можем наблюдать довольно интересную семантическую линию, исходящую от слова «ч1аг1о», в союзе с глаголом «да» (делать). Эта СЛ проникает в арабский язык и образует новое переосмысление, приспособившись к его фонетическим условиям. Из-за отсутствия в арабском языке звука «ч-ч1», отглагольная форма «ч1аг1да» преобразовалась в слово «джихад» (прилагать усилие). Далее как мы знаем, лексема «джихад» приобретет религиозную окраску.

Эти примеры словообразовательных схем из десятков тысяч других показательны в плане общего доказательства о звукоподражательной основе языка человека, фонемы лексем которых берут свое начало из каменного века. Семантические линии, исходящие от звукоподражания, формируя на своем пути развития образы, становятся основаниями для развития и формирования последующих образов, следы которых мы видим во всех языках.

Фразеологизмы на основе звукоподражаний:

1) «тапп аьлла сецца акхаро» (тапп сказав, остановился зверь), русск. «тип», «стопа», «топать», «остепениться», греч. «tupos» (отпечаток), нахск. «тап» (идентичный);

2) «тапп аьлла тийна акхаро» (тапп сказав, притаился зверь);

3) «т1апп аьлла яйна акхаро» (т1апп сказав, пропал зверь);

4) «т1ох аьлла иккхана т1улг» (т1ах сказав, треснул камень). Отсюда и слово «тоха» (ударить);

5) «т1ах аьлла ву» (т1ах сказав, есть) – так говорят про ловкого человека, искусно обрабатывающего камень;

6) «г1арч аьлла ву» (г1арч сказав есть), звук (хрящи) при потягивании после сна;

7) «т1анк аьлла дуьзана шелаг» (т1анк сказав, наполнил бочку), английское «tank» (бак, металлическая емкость);

8) «гапп аьлла т1е тоьхха не1» (гапп сказав, стукнул дверью);

9) «дапп аьлла тоьхна охьа» (дапп сказав, повалил);

10) «г1арт аьлла г1ортина г1уркх» (г1арт сказав, упер жердью);

11) «г1арт аьлла каггина г1уркх» (г1арт сказав, сломал жердь);

12) «ч1ирт аьлла теса туй» (ч1ирт сказав, сплюнул);

13) «ч1арх аьлла йилина» (ч1арх сказав, помыл);

14) «ч1ич1 аьлла ву» (ч1ич1 сказав, есть). «Ч1-ч1» – звукоподражание от кормления материнской грудью;

15) «ч1ич1 аьлла схьакхечи» (ч1ич1 сказав, прибыл); нарядился, прибыл;

16) «къарш аьлла атаелла церг» (къарш сказав, раскрошился зуб), русск. «крошить»;

17) «къулт аьлла д1акхаьллана» (къулт сказав, проглотил);

18) «харс аьлла хади жижиг» (харс сказав, порезал мясо); грузинск. «харц» (мясо);

19) «т1акк аьлла 1оьттана» (т1акк сказав, ткнул), русск. «ткань», нахск. «тига» (шить);

20) «гарс(ц) аьлла йолаелла говр» (гарс сказав, тронулся конь). Нахск. «г1ирс» (конная вязь), русск. «гарцевать»;

21) «х1упп аьлла яйина ц1е» (х1упп сказав, потушил огонь);

22) «парх аьлла т1ема дели хьоза (парх сказав, взлетела птичка), русск. «порхать», нахск. «пархто (парг1ато)» (свобода);

23) «пуфф аьлла лати ц1е» (пуфф сказав, раздул огонь);

24) «похь аьлла тоьхна хьорш» (похь сказав, чихнул), русск. «пыхтеть», нахск. «пах» (легкие);

25) «лапп аьлла иккхи лоппарг» (лапп сказав, лопнул пузырь), русск. «лопнуть»;

26) «ловв аьлла летта ц1е» (лов сказав, загорелся огонь); латинск. «lava», русск. «лава»;

27) «чхьопп аьлла баьккхи ког» (чопп сказав, шлепнул ногой (в лужу));

28) «чхьопп аьлла д1атеси чоп» (чопп сказав, схлестнул пену);

29) «б1ов аьлла иккхи топ» (б1ов сказав, выстрелило ружьё);

30) «оба ала» (оба сказать (поцеловать)). «о..» (прикосновение к губам) «ба» (делать);

31) «ц1ик аьлла бесни т1е оба эли (ц1ик сказав, чмокнул в щечку);

32) «данк аьлла туохаделла дог» (данк сказав, забилось сердце), немецкое «danke» (спасибо), английское «thanks» (спасибо);

33) «гарр аьлла вегуо (гарр сказав, трясется);

34) «ах1и аьлла делха» (ах1и сказав, плачет).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.