http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Живу на седьмом этаже Печать Email

Фаиза Халимова

 

Фаиза Халимова увлекается литературой с детства, первая попытка написать стихотворение («Мечта») была в шестом классе. Интересуется историей Чечни и Древнего Мира. Пишет в разных жанрах. В настоящее время работает в информационном агентстве «Грозный-информ» корреспондентом общественно-политических новостей. Публикуется в печатных и электронных изданиях республики, литературные пробы «Осенние заметки», миниатюры «Сквер», «Никогда не сдаваться!» выходили в свет в журнале «Вайнах». Участница третьего совещания молодых писателей Северного Кавказа (КЧР, Домбай).

 

Я живу на седьмом этаже… Через глаза своего дома я гляжу в лицо почти спящему городу… В нем горит долгий, короткий, мигающий, гаснущий свет… по его венам то тихо, то шумно циркулируют сплавы железа с живой начинкой. Чем дальше темнота, тем меньше становится этот поток…

Странный ветер касается взъерошенных волос… Он поет ночному городу. В час великих и гнусных дел он убаюкивает его… белые, синие, желтые, красные, оранжевые вспышки поднимаются в небо… Спящий – Он... ни о чем не узнает, не услышит… Не увидит черных и белых пятен на себе. И пятна разрастутся… Интересно, каких сейчас больше? Молодой и Старый город, в котором живут два совершенно разных мира…Больной и Здоровый – маленький и большой Мир этот Город.

Может ли быть мир абсолютно здоровым?

Завтра тебя обвинят в том, что Ты спал, когда творились великие и гнусные дела… Но виноват ли ты? Спал ли чутким сном? Откуда веет ветер? Кто же здесь добродетелен? Ты уснешь, не задашь Себе эти простые вопросы… Старый и Молодой город, где живут два совершенно разных мира, которые где-то срастаются с третьим…

Освежают твои вены… Разводятся мифы по твоим закоулочкам, разделяют, соединяют чьи-то мысли… Они поглотят твои улицы, они попытаются разрушить Тебя изнутри…

Только я могу видеть тебя таким. Я живу на седьмом этаже… Я сегодня болею….

 

ЛИФТ

 

Утро. Рабочий день. Печатный цех. Несет еле пробудившееся тело-дух, оставляя за собой длинный шлейфнавязчивого женского парфюма, который накидывается на шею прохожим, душит их несколько секунд и толькопотом отпускает. Оно поднимается по ступенькам. Направляется к главной входной двери, потом к лифту. Нажатием волшебной кнопки, на которой уже давно поселились и мирно живут стафилококки, открывает дверь железной коробки. «Сим-Салавим!» – шутит про себя, тянет неуклюжий указательный пальчик на серебрящуюся панельку, к цифре. Ей на восьмой этаж. Почти бесшумно поднимает ее эта грузовая, болотного цвета, холодная кабина… второй, четвертый, шестой, восьмой… И лифт заглох. Как будто почувствовал спрятанную в глубине души – фобию. Так прошло минуты две… Вновь и вновь нажимает на кнопку «открыть», на что лифт ринулся вниз… читает первую выплывшую из памяти молитву… секунды, пробегают мысли, что она не сделала и что могла бы еще, и как усердно молиться могла бы… Мелькает на табло четвертый, второй… Покоряется невесомости, закрывает глаза… Тишина… Лифт мягко «приземлился» и в преисподней Дома – подвале – застрял. Закрытая облегченно вздыхает – «Пронесло!..» И ей как-то даже смешно за секундную слабость свою.

«С Вами все в порядке?» – спрашивает кто-то наверху, наверное, лифтер. Она отвечает – «Все хорошо!».

 

КОФЕЙНЯ

 

Прекрасная погода. Осенний день. Мирный час от работы – обеденное время, нет встреч с незнакомыми людьми, натянутых речей и пышных фраз, фальшивых истин... Свобода размышлениям! И – в «мою» кофейню. «Добрый день!» хозяйке заведения. Заказ.

Сажусь за свой привычный столик у окна –наблюдательный пункт номер шесть.

Быстро приносят кофе и сладкий кусочек «Венеция» –мое маленькое счастье... «Шукран, Шукран!»

Почему-то сегодня пустует стул напротив меня, грустно…. Я не люблю пить кофе одна. Делаю один глоток черного эликсира бодрости… Напротив меня сел молодой человек. Он смотрит немного влюбленными глазами. Отворачиваюсь к окну. «Да так пить кофе невозможно», –бормочу. Чувствую его восхищенный взгляд, оборачиваюсь к нему и как бы тоже взглядом гордо говорю: «Вы ошиблись столиком». Молчит... и улыбается в ответ.

По правде он красавец, возможно, хороший человек, и мне даже льстит, что этот необычный парень мною так восхищен… Пирожное от его теплых взглядов становится вкуснее, напиток слаще … допиваю, делаю последний глоток… Рассеивается облако перед моими глазами и вместе с ним молодой и немного влюбленный в меня человек. Я не люблю пить кофе одна… «Пожалуйста, счет!».

 

ДОРОГА ДОМОЙ

 

Вечер, как всегда, настиг неожиданно, как всегда – в суете. На часах шесть ровно – конец рабочего дня. Еще один день жизни уплыл, фильтруя массовую информацию, выдавая важные события в массы…. Скользкие лестницы, жужжание… люди, как из улья, вылезают домой. Гаснут с утра шумевшие жизнью кабинеты, и в темноте остывают чьи-то повседневные предметы. Но в некоторых творческих мастерских «Печатного цеха» все же светятся неоновые лампочки. Кое-кто еще сидит у экрана «технического прогресса», внимательно перечитывая теплое, только что сформированное им произведение. Ищет шероховатости в тексте. Трудоголик…

Через парадный выход уходят незнакомые мне люди, но живущие со мной под одной крышей… Вглядываюсь в их лица… Каждый из нас – часть большого общего единого целого…

Я иду одинокими шагами, вслушиваясь в упрямый стук своих высоких каблуков. Направляюсь на остановку, где стоят уже знакомые мне люди, коллеги. Некоторые уносят собою яркий день, а кто-то и обиды… А я? Что я? Немного устала.

«Вам на 29-й?» –спрашивает любопытная особа. «Да», –киваю в ответ. Думаю, а может быть сегодня и в последний раз… Вслух: «И так каждый день». Женщина: «Что Вы сказали, не расслышала?» Приехал автобус. Поднимаюсь к толпе, закрываются двери…

И я ей кричу: «Ощущение абсурдности поджидает нас на каждом углу!»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.