http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


В центре Москвы в понедельник застрелен Станислав Маркелов Печать Email

Москва. 19 января. INTERFAX.RU - В центре Москвы в понедельник застрелен Станислав Маркелов, адвокат семьи Эльзы Кунгаевой. Глава Следственного управления СКП РФ по Москве Анатолий Багмет сообщил «Интерфаксу»: «Действительно, примерно час тому назад на Воздвиженке застрелен Станислав Маркелов - адвокат семьи Эльзы Кунгаевой». Как сообщил «Интерфаксу» источник в правоохранительных органах, Маркелов был убит выстрелом в голову из пистолета с глушителем. По факту убийства адвоката возбуждено уголовное дело по статье 105 Уголовного кодекса РФ (“Убийство”). Он отметил, что вместе с убитым адвокатом находилась журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова. Она также получила ранение в голову и была госпитализирована в Пироговскую больницу в тяжелом состоянии, где и скончалась. А. Бабурова была автором ряда публикаций о процессе над бывшим полковником Юрием Будановым и о судьбе семьи Кунгаевых. Как известно, Юрий Буданов отбывал наказание за убийство Эльзы Кунгаевой. Анатолий Багмет также сообщил, что следствие рассматривает различные версии произошедшего, в том числе и то, что убийство связано с профессиональной деятельностью адвоката. Станислав Маркелов намерен был 19 января обжаловать отказ суда города Димитровграда рассмотреть его кассацию на условно-досрочное освобождение Юрия Буданова. «Во второй половине дня я подам жалобу на отказ рассмотреть мою кассацию об УДО Буданова», - сообщил «Интерфаксу» в понедельник С. Маркелов. Как сообщалось, суд Димитровграда на минувшей неделе вернул Маркелову кассационную жалобу на постановление суда об условно-досрочном освобождении бывшего полковника Буданова, сославшись на то, что потерпевшие и их представители не могут оспаривать подобные документы.  Адвокат семьи Кунгаевых считает это решение необоснованным, так как законом, по его мнению, обжалование такого решения суда потерпевшими не запрещается.

Буданов был заключен под стражу весной 2000 года. 25 июля 2003 года он был признан виновным в похищении и убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой и приговорен к десяти годам лишения свободы. Суд также лишил Ю. Буданова звания полковника, ордена Мужества и права занимать определенные должности в течение трех лет. Военная коллегия Верховного суда РФ 6 октября 2003 года оставила в силе обвинительный приговор, вынесенный Буданову Северо-Кавказским окружным военным судом. 24 декабря 2008 года суд Димитровграда удовлетворил ходатайство бывшего полковника об условно-досрочном освобождении. 15 января 2009 года Буданов был отпущен на свободу.

 

 

Амнат Довлетукаева, ассистент кафедры управления региональной экономикой ЧГУ: “Мне кажется, что убийство Станислава Маркелова - попытка помешать правосудию, ведь он собирался добиться отмены решения о досрочном освобождении  Буданова”.

Зулейхан Багалова, заслуженная артистка ЧР: “Пока не будут выявлены заказчики террористических актов, пока будут находить «лиц кавказской национальности» в качестве козлов отпущения, будет продолжаться это затянувшееся театрализованное действие. Мы должны быть благодарны семье Кунгаевых за то, что они не замолчали свою трагедию, как часто делают чеченцы, и их адвокату за то, что он довел дело до победного конца. Тем более горька эта потеря для всего чеченского народа”.

Фатима Терлоева, поэтесса: “Новость об убийстве Станислава Маркелова сильно меня встревожила. Этот акт означает, что в нашей стране происходит беспредел. Общественности нужно добиваться честного расследования этого дела и суда над виновными”.

Хаджимурад Гаджиев, безработный: “Я на сто процентов уверен, что это убийство - политическое. Кому-то очень хочется, чтобы Буданов вышел на свободу раньше положенного срока”.

Сацита Исраилова, директор Центральной городской библиотеки Грозного: “Для меня убийство человека, который защищал интересы других людей, - вызов. Убийство Маркелова - показатель того, что есть силы, которым нужно нагнетать обстановку в Чеченской Республике, которым не нужен порядок, не нужна мирная жизнь. Единственное, что мы можем сделать, - не поддаваться на провокацию и надеяться, что найдется другой адвокат, который не побоится защищать интересы семьи Кунгаевых. К тому же это убийство дискредитирует Россию как правовое государство”.

Магомед Аласханов, врач: “Я осуждаю любое убийство, а тем более убийство человека, который сделал так много, чтобы правосудие восторжествовало”.

Зарема Кагерманова, студентка: “Я хотела бы выразить соболезнование семье Маркелова и особо подчеркнуть, что наша судебная система работает плохо”.

Айшат Хасиева, ведущий специалист отдела искусств и учебных заведений Минкультуры ЧР: “Это убийство явно связано с делом Буданова. Я думаю, что, если следующий адвокат Кунгаевых будет столь же решителен в своих действиях, - его тоже убьют.  Кому-то очень необходим Буданов на свободе”.

Татьяна Мухина, домохозяйка: “Как только заговорили о том, что Буданова собираются отпускать досрочно, стоило ожидать чего-то подобного. Очевидное заинтересованное лицо в смерти Маркелова - Буданов и/или его сторонники. Но даже если Буданов не при чем, плюсов в этой ситуации у него немного, так как он автоматически становится главным подозреваемым, по крайней мере, в глазах общества. А вообще Маркелов стал примером честного адвоката, который не выбирает клиентов по национальному признаку. Это большая редкость в наше время”.

Аюб Шамсуев, школьник: “Маркелова «заказал» Буданов, чтобы тот не смог помешать ему выйти на свободу. Я не думаю, что в его смерти был заинтересован кто-нибудь другой”.

Наталья Хасиева, техничка: “Это убийство - жест пренебрежения ко всему чеченскому народу. Я считаю, что нужно найти убийцу и заказчика преступления и посадить их вместе с Будановым, дав пожизненный срок. Но я не верю, что настоящего убийцу найдут. Скорее - очередного козла отпущения...”

Рустам Расламбеков, работник Отделения ПФР в ЧР: “На мой взгляд, лица, заинтересованные в этой смерти, преследовали две цели: убрать мешавшего им человека и запугать других адвокатов, которые могут взяться представлять интересы семьи Кунгаевых”.

Адлан, охранник: “Убийство Станислава Маркелова - попытка запугать честных юристов, поднять ажиотаж вокруг истории с процессом Буданова и помешать честным людям противодействовать его досрочному освобождению”.

Абубакар Самбиев, программист: “Каждая качественная система состоит из отдельных элементов. Чем безнравственнее люди, тем больше у них склонность решать проблемы насильственным способом. Убийство Маркелова и дело Буданова - показатель того, что наша страна катится в направлении решения всех проблем силовым способом”.

Роза Ташаева, главный специалист отдела искусств и учебных заведений Минкультуры ЧР: “Я почти уверена в том, что смерть Маркелова - дело рук какой-либо националистической организации России. Это своеобразная месть за дело Буданова и за то, что адвокат собирался обжаловать решение о досрочном освобождении российского офицера. Если прокуратура и правоохранительные органы России не сделают все возможное, чтобы наказать виновных, то по авторитету страны как правового государства будет нанесен сильный удар”.

Аза Цахаева, бухгалтер: “Мне было очень горько услышать новость об убийстве Маркелова. Думаю, что за этим стоят сторонники Буданова, которых, что удивительно, немало в России. Это преднамеренная акция, направленная на запугивание других адвокатов и торможение хода дела против Буданова”.

Асет Амерханова, завотделом комплектования Национальной библиотеки ЧР: “ Факт, что средь бела дня в столице страны убивают человека - явление для России позорное. Мы не можем называться правовым государством, это дискредитирует правовую систему и означает, что на улицах не безопасно. Более того, убийство Маркелова - это плевок в сторону чеченского народа. Это было совершено на национальной почве, хотя те, чьи интересы он защищал, - граждане Российской Федерации и имеют такие же права, как и остальное население страны”.

Эдильбек Хасмагомадов, директор Национальной библиотеки ЧР: “Убийство Маркелова - демонстративная акция, показывающая влияние ультраправых и националистических сил в российском обществе. Если это преступление не будет раскрыто или преступники понесут формальное наказание, можно будет говорить о том, что российская правовая система дает сбой каждый раз, когда речь заходит о преступлениях скинхедов и других ультраправых”.

Айшат Мусаитова, пенсионерка: “Я возмущена этим убийством. Если у правоохранительных органов действительно будет желание найти убийцу - они это сделают, всегда есть свидетели, ничего на этой земле не проходит незамеченным. Если же виновных не найдут, это будет говорить об их нежелании и неумении работать”.

Зура Арсанукаева, домохозяйка: “Я против насилия вообще. Ни один нормальный человек не будет рад чьей-то смерти. Мне непонятно, кому мог мешать этот человек. Если человек пытается помочь кому-то, а его за это убивают - это вдвойне возмутительно и обидно”.

 

 

В Москве средь бела дня убили адвоката. Казалось бы, эка невидаль!.. Но все дело в том, что это был не простой адвокат. Не простым его сделало дело, которое он вел, - дело Буданова. Это был адвокат семьи Кунгаевых. Тот самый, который добился наказания для Буданова, экс-полковника российской армии, зверски убившего чеченскую девушку, и опротестовывавший законность его условно-досрочного освобождения.

Мотивов убийства Маркелова можно найти много, в основном они связаны с его профессиональной деятельностью. Самый очевидный мотив - дело Буданова, из которого следует, что “заказали” адвоката сторонники экс-полковника, не близкие его друзья, конечно, но сочувствующие ему националисты. Если это так, то для той партии/группировки, которая совершила  убийство, это возможность заявить о себе, продемонстрировать своюй радикализм  в суждениях и свою готовность действовать согласно им. Хотя следствие разрабатывает и другие версии (например, дело журналиста Бекетова против администрации подмосковного города Химки).

Дело Буданова, а теперь уже и Маркелова, скорее, межнациональное, нежели правовое. Если рассуждать с этой позиции, убийство Маркелова - явный недружественный жест в сторону чеченцев. Многие наши соотечественники так его и восприняли. Правоохранительные органы будут обязаны найти убийцу и заказчика, иначе покров напряженного молчания может упасть. Кроме того, России нужно “держать марку” перед другими государствами, так что виновных найдут. Но будет иметь место сомнение в их подлинности. Если же виновных и вовсе не найдут (или найдут, но они понесут формальное наказание), это, во-первых, продемонстрирует неэффективность нашей правоохранительной системы, а во-вторых, может возникнуть опасность того, что силовыми методами будут решаться многие проблемы и золотым правилом общества станет “есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы”.

Случившееся - своеобразный прецедент, опираясь на который, будут писать правовую историю России.

И история эта будет неоднозначна.

Дежурная по общественной приемной - Хава Хасмагомадова

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.