http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Из чеченцев - в гении России Печать Email

В Чечне завершился Год Петра Захарова, учрежденный руководством республики. Он был посвящен 200-летию художника, о котором знаменитый Карл Брюллов в свое время говорил: «Портретист Петр Захаров – первый в России после меня». Но юбилейная программа продолжает работать, потому что неординарная личность и трагическая судьба талантливого живописца с чеченскими корнями вызывают нарастающий интерес не только в Чечне, но и за ее пределами, включая Москву и Санкт-Петербург, где жил, творил П. Захаров и где хранятся его произведения.

Недавно, в конце января, в Национальную библиотеку имени Абузара Айдамирова поступила книжная новинка, которая заняла особое место среди мероприятий по увековечению памяти этого талантливого российского художника 19 века. Вот что пишет об этом в своей статье известный литературовед, ставший одним из первых читателей новой книги.

 

 

Вадим Эрлихман

 

 

В знаменитой серии «Жизнь замечательных людей» – очередное пополнение, книга с необычным названием «Петр Захаров из чеченцев».

Далеко не все знают, о ком идет речь. До сих пор малоизвестна история мальчика, спасенного русскими солдатами в ими же разоренном чеченском ауле Дади-юрт. Усыновленного генералом Петром Ермоловым (двоюродным братом наместника Кавказа Алексея Ермолова), ставшего известным художником и трагически рано, в 30 лет, умершего от чахотки. Фамилию ему дал воспитатель, казак Захар, мастерство – педагоги Академии художеств, но мысли и чувства его всегда принадлежали родному Кавказу. О чем он упрямо напоминал, подписывая свои картины тем именем, что вынесено в заглавие книги.

Автор биографии художника – писатель, ветеран МВД, доктор юридических наук Алауди Мусаев. В серии «ЖЗЛ» вышли его книги о таких знаменитых чеченцах как вождь освободительной борьбы шейх Мансур и великий танцовщик Махмуд Эсамбаев.

Книга о Петре Захарове завершает эту трилогию, герои которой – люди очень разные, объединенные национальной принадлежностью, но разделенные историей и личной судьбой.

Мансур изо всех сил оборонялся от наступавшей на его родину России, не желая иметь с ней ничего общего.

Эсамбаев, несмотря на жестокую обиду депортации, всегда ощущал себя гражданином единой многонациональной страны.

Захаров в этом ряду стоит посередине – его подлинной родиной стало искусство, сквозь призму которого он видел и Россию, и Чечню, и весь необъятный мир. Мечтал побывать в Италии, увидеть те шедевры живописи, о которых рассказывал его наставник Брюллов. Стремился достичь известности, завести свой дом, семью – помешала проклятая болезнь.

И не только она: мешали люди, видевшие в нем подозрительного инородца, неисправимого смутьяна; отсюда и непременное «из чеченцев» на его картинах!

Конечно, были и другие: те, кто без всякого предубеждения, искренне и радушно помогали молодому горцу, как и украинцу Шевченко, осетину Хетагурову, казаху Валиханову.

Велика Россия, в ней есть место всему – чиновному самодурству и братской взаимопомощи, ксенофобии и «всемирной отзывчивости», о которой писал Достоевский. Видеть только первое, забывая о втором – лучший способ вбить клин между народами многонационального Отечества. За последние сто лет это удавалось дважды, но народы упрямо сходились и сходятся вместе, понимая, а, скорее, чувствуя, что им не обойтись друг без друга.

Да, многие народы, особенно на Кавказе, присоединялись к России отнюдь не мирно, да и позже немало терпели от тяжелой руки государства. При этом они получили блага цивилизации, не потеряв и возможности развивать собственную культуру.

Как знать, не обратился бы и Петр Захаров с годами к родным традициям, став не только первым художником-чеченцем, но и первым чеченским художником, открывателем красоты своего края и его вольных жителей? Он не успел сделать этого. Зато успел обогатить русскую культуру, создав живые образы своего друга Лермонтова, генерала Ермолова, историка Грановского и многих других.

До сих пор найдены и атрибутированы далеко не все его картины, некоторые погибли в пламени новой войны на Кавказе.

У исследователей его творчества впереди еще много работы. Хочется верить, что их будет вдохновлять книга Алауди Мусаева, живо и талантливо рассказавшего о судьбе выдающегося сына Чечни и России.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.