http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Он сумел остановить войну... Печать Email

Леча Ясаев

За мною – мир страданий и мучений.

За мною – скорбь и слезы без конца.

Данте Алигьери

 

 

2003-й год. Город Грозный – в руинах. Вся республика – сплошь в паутине блокпостов. Военных больше, чем мирных людей. В военно-полевых условиях работают больницы, школы, стихийные рынки.

Вся власть – у военных. Комендатуры наделены большими властными полномочиями, чем Администрация, которая сформирована больше для видимости присутствия гражданской власти на местах.

Чеченские милиционеры отличаются от гражданских только наличием формы. Оружие им не выдают.

Военные держатся за власть зубами. Еще бы! Неограниченная власть над мирным населением – плюс «боевые» и «командировочные». Под предлогом «зачисток» – насилие и грабежи. Война «спишет».

Стены городских руин, въезды в туннели испещрены нецензурными надписями… Наверняка командиры разных уровней видели все это... Но мер никаких не принимали. Нравилось...

Центральное телевидение через слово твердило о «конституционном порядке», который устанавливается военными. И ни слова о гражданском населении. Невольно на память приходили слова Евгения Евтушенко:

 

Но есть еще в Россию вера,

Пока умеют русаки

Глазами чеха или венгра

Взглянуть на русские штыки.

 

Но это не в нашем случае. Нас всегда исключали из общего правила или, точнее, отказывали нам в праве быть равными со всеми, кто живет в этой стране. «Право на право»… Этот термин неприемлем для лиц чеченской национальности.

…Американцы, прежде чем бомбить Багдад, в течение года предлагали мирным жителям покинуть город. Чечню же бомбили и обстреливали со всех сторон, пуская в ход тяжелую артиллерию системы «Град», глубинные бомбы...

Открытая война против чеченцев шла и по всей территории России. В частности, из Ставропольского края были депортированы несколько десятков семей. Их лишили работы, часть имущества была разграблена, другая часть уничтожена.

Такие «спецоперации» проводились с применением тяжелой бронетехники. В крупных городах «работали» спецназовцы, милиция, ФСБ... Силовые методы, которые применялись к лицам чеченской национальности: избиение, преследование, травля – стали нормой, а для страны в целом – государственной политикой.

Всем хорошо запомнилась речь Президента Ельцина перед началом боевых действий, в которой он призывал военных ни в коем случае не трогать нефтеперерабатывающие заводы и нефтедобывающие скважины…

О людях, о мирном населении, он даже не заикнулся.

Таково было истинное лицо тогдашнего руководства. Президент даже не озаботился создать видимость тревоги за граждан собственной страны.

Чем это обернулось для всех нас, мы хорошо знаем.

Вспоминаются слова Елены Георгиевны Боннэр (супруги академика Андрея Дмитриевича Сахарова), сказанные ею Б. Ельцину 26 декабря 1994 г., в бытность его Президентом РФ: «Нет правды в Ваших словах о том, что российская армия на Чеченской земле защищает только территориальную целостность страны и восстанавливает конституционный порядок. Российские солдаты защищают там, в первую очередь, интересы десятилетиями сжиравшего Россию военно-промышленного комплекса, спаянной с ним армейской верхушки и отечественных нефтяных магнатов – интересы тех, кому кровь дешевле нефти. Эта мафия сегодня стала во главе государства…» (газета «Экспресс-хроника» от 9 января 1995, с.1).

Ни мусульманский мир, ни Организация Объединенных Наций не предприняли ни одного шага, чтобы остановить геноцид чеченского народа.

Необходимо было положить конец бесправию и уничтожению мирного населения республики. Это была непростая задача… И кто-то должен был взять решение этой задачи на себя…

Каждый знал, что другой дороги нет, но никто не хотел брать на себя тяжелый неблагодарный груз ответственности за судьбу поруганной, затравленной и униженной Родины.

Ахмат-Хаджи понял и принял на себя эту ответственность, не боясь прослыть врагом и для своих, и для чужих. Он спокойно мог уехать в Европу, Арабские Эмираты или страны Ближнего зарубежья. Его знали и ценили как богослова. Но он выбрал другой путь. Он и его команда, которую он собрал, работали, можно сказать, круглосуточно. Население и морально, и физически было раздавлено. Как убедить после долгих лет войны и полного отчаянья всех, кто воочию видел убийства, насилие, грабежи со стороны федеральных войск, в необходимости референдума? Мне до сих пор это кажется каким-то необъяснимым переломом в сознании народа. И тогда люди поняли, что спасение их – в их же руках.

Время показало – «лидеры» аккуратно ушли за кордон, а расхлебывать заваренную ими «кашу» пришлось нам самим. Заново, с нуля, – всегда трудно, когда нет ни сил, ни здоровья, нет средств к существованию... и нет возможности их заработать. Замкнутый круг, из которого мы пытаемся выбраться уже несколько столетий, а он только сужается.

«Остановить войну. Хватит ходить под дулами и быть мишенью как для одних, так и для других. Остановить беспредел может только референдум, и мы должны его провести, чтобы дать право на жизнь и право жить на своей земле нашим детям. Вчерашние уголовники, которым выдали автоматы, убивают любого, кто осмелится ослушаться или не так посмотреть. Плюшевые патриоты, живя в комфортных условиях за пределами России, призывают бойкотировать референдум. «Смелые ребята», приезжайте и бойкотируйте... Конечно, попивая чай в уютном месте, говорить об этих и других вещах легко. Они не ходят под бомбами, и зачисток у них тоже нет, после которых люди пропадают без вести. Не возвращают даже тела, чтобы предать их земле с молитвой, как подобает в таких случаях. Немало мы хлебнули горя...», – так думал тогда каждый чеченец…

Директор Лицея №1 Мачигов Жалавди попросил меня принять участие в работе местного штаба по проведению референдума:

– Конечно, ты можешь отказаться. Работать будет нелегко. Без преувеличения, есть определенная доля риска. Кроме гражданских, никто, кажется, не заинтересован в проведении референдума. Возможны провокации и с той, и с другой стороны. Работать придется круглосуточно.

– Жалавди, мы и так рискуем каждый день. Можешь рассчитывать на меня, – ответил я.

…На референдум люди шли с уверенностью, что это как-то изменит ситуацию к лучшему. Ходили слухи, что все избирательные участки заминированы. Но это не остановило людей, напротив – активизировались даже те, кто в лучшие времена игнорировал избирательные участки.

Что двигало ими, можно только предполагать, но одно несомненно – они хотели перемен и принимали в этом активное участие. Проголосовав, люди не торопились уйти домой, как бывает обычно в таких случаях, а еще долго стояли во дворе лицея, общаясь друг с другом, обсуждая все накипевшее за последние годы. Присутствие на избирательных участках людей разных возрастов в этой совсем не простой обстановке говорило само за себя.

Ахмат-Хаджи Кадыров…

Открытый, прямой, мужественный человек с большим сердцем... Его целью было – ввести республику в правовое поле России. Только это могло спасти народ от истребления. Только это могло дать чеченскому народу уверенность в завтрашнем дне.

Ахмат-Хаджи ценой своей жизни сделал это... Он сумел остановить войну. Сумел отвести чеченский народ от края гибельной пропасти.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.