Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Желать брату того же, чего желаешь и себе (Или разговор об Ингушетии на фоне раздела) Печать Email

Ислам Эльсанов

 

Всякий изучающий историю народных бедствий может убедиться,

что большую часть несчастий на земле приносит невежество.

К. Гельвеций

 

 

 

Ингуши на своем съезде еще в сентябре 1989 года раньше чеченцев провозгласили суверенитет и изъявили желание выйти из Чечено-Ингушетии и образовать свою республику. Сегодня все ингушские сайты, упоминающие образование республики, почему-то напрочь забывают об этом. Они пишут, что чеченцы первыми провозгласили суверенитет, а ингушам ничего и не оставалось делать, как тоже образовать свою республику.

Ингуши провозгласили свой суверенитет первыми среди республик, сразу же после провозглашения суверенитетов бывших Прибалтийских республик 1. Раньше Грузинской ССР и даже раньше бывшей РСФСР, в составе которой находились! Чеченцы провозгласили суверенитет в ноябре 1990 года, после того, когда все автономные республики и даже автономные округа провозгласили свой суверенитет в октябре 1990 года.

Участники съезда мотивировали созыв съезда тем, что так ингуши быстрее решат вопрос присоединения отторгнутых Северной Осетией земель. Понятно, это была дипломатичная отговорка, вопрос и по сей день далек от решения, но, к счастью, не видел, чтобы кто-нибудь из чеченцев выступал против отделения братьев, потому что это право на отделение было таким естественным, как и желание иметь после «советского общежития» свою отдельную квартиру.

Тогда, естественно, встал вопрос о разграничении границ между Ингушетией и Чеченией. Понятно, что до объединения чеченцев и ингушей в одну автономную область в 1934 году между ними была четкая административная граница.

После восстановления в 1957 году чечено-ингушской автономии и потери Пригородного района ингуши селились на территории бывшей чеченской автономии и жили там уже к тому времени более 30 лет и потихоньку, так сказать, «осваивали» ее (т.е. обингушивали).

Как «на линии фронта», в администрации Сунженского района сидели националистически настроенные ингуши, и особенно сильно активизировались после начала Перестройки.

С нами в ЧИГУ на филфаке в 70-х годах учился А. Дзейтов. Знаю маьлхи Дзейтовых как ингушей, так и чеченцев, хотя они все – исторически – выходцы из Маьлхисты, из Чечни. Однокурсник Дзейтов рассказывал, что их семья считает себя чеченцами, но местные сельские чиновники-ингуши против воли записали их ингушами. Вот ему несколько лет пришлось повоевать за то, чтобы в паспорте ему изменили национальность с «ингуш» на «чеченец», хотя всем другим членам семьи, в том числе и отцу, сделать этого и не удалось. И таких случаев, говорил он, масса. Знал также и орстхойцев, которые при ингушах говорили, что они ингуши, а при чеченцах – что они чеченцы… Без упреков с моей стороны, они оправдывали это тем, что ингуши «сильно обижаются», когда они называют себя чеченцами. И они за столько лет уже привыкают называть себя ингушами, настолько было сильно давление, под которым они оказались. Даже соседи ингуши по улице так же относятся к ним недружелюбно, если они не называют себя ингушами…

Вернемся к 1989 году. Так получилось, что в те годы я был знаком с некоторыми из ингушских неформальных лидеров. Одним из них был Б. Костоев. Раз у себя он показывал мне свою переписку с разными советскими органами власти по вопросу о передаче Пригородного района Северной Осетии. Я горячо и открыто сочувствовал ингушам в их земельной проблеме. В те годы сам я тоже вел письменную дискуссию с ЦК КПСС по одной исторической концепции. Видимо, общие проблемы и сблизили нас на время.

Вдруг – до или сразу после ингушского съезда – в грозненских библиотеках из справочников и энциклопедий «чудесным» образом пропали карты 30-х годов – страницы оказались грубо вырванными. Вероятно, теми, кому не нравились наши границы до объединения…

В учреждение, где работал, пришел один из знакомых историков с копией карты Чечни 1930 года. До того у меня и в мыслях не было, что раздел границы с Ингушетией обрастет такими «сложностями». В одном кабинете со мной работала супруга одного тех, кто так же претендовал на место среди лидеров ингушей. Они с мужем так же хорошо знали Б. Костоева. Весь разговор с историком мы вели открыто и землю не «делили».

На следующий день в нашем кабинете появился разъяренный Б. Костоев, который, если не ошибаюсь, не здороваясь, с порога начал кричать:

– Мы вам землю не отдадим! – снова и снова. – Мы вам землю не отдадим.

Он немного отдышался, удивляясь, что не спорю с ним. Я подумал, как этот человек, постарше меня, может говорить просто так только из-за упрямого желания «не отдавать – и все». Как ребенок в песочнице, которому понравилась чужая игрушка и он чуть не со слезами на глазах говорит, что никогда не отдаст ее – только потому, что не хочет отдавать!? Удивительное дело, думал тогда, Б. Костоев написал несколько многостраничных писем в высокие инстанции СССР с историческими фактами, с взыванием к справедливости и совести, а тут напрочь забывает об исторических фактах, справедливости и совести, когда это касается его и его народа! Мягкий до сей поры Б. Костоев, так остро переживающий из-за ингушско-осетинской проблемы, превратился в косную массу, камень! Не может элементарно поставить себя на место, оказывается, ненавистных ему чеченцев…

– Беслан, – говорю ему, – я с тобой спорить из-за земли не буду. Мне, как и всем, нужно будет в итоге только два квадратных метра…

Тогда он повернулся и ушел, может быть, раздумывая над тем, почему так мало мне нужно, и что это за два квадратных метра, и если он мне покажет свое незнание, то, как старший, «ударит лицом в грязь».

Сегодня доводы, приводимые с обеих сторон, привлекают внимание всех, кто хочет хоть немного разобраться в вопросе границы между нашими республиками. Но, слава Богу, определением займутся ученые и власти, хотя есть большое сомнение в том, что центр сделает это так скоро, потому что будет гадать, как можно будет извлечь из этого свою выгоду. Меня же больше интересуют не границы, которые ясны, как Божий день, а то, на каком фоне в Ингушетии это происходит.

 

Видео 1. Председатель чеченского парламента Д. Абдурахманов дает интервью руководителю пресс-службы Главы республики А. Каримову. А. Каримов рассказывает, как работал Б. Богатырев, будучи директором Аргунского элеватора. Можно только сказать, еще тысячи жителей Аргуна могут подтвердить его слова. Да, Б. Богатырев был взяточником и расхитителем, то есть вором республиканского масштаба, он из-за националистических принципов на все руководящие должности, вплоть до бригадиров, расставил только ингушей, большинство из которых совершенно не имели отношения к отрасли, хотя до прихода Б. Богатырева на элеваторе работали специалисты даже из соседних областей. Да, в сорока-квартирном доме, отстроенном для элеватора, 27 квартир он дал ингушам, привезенным с собой из Ингушетии. Понятно, что ингуши тут же продали выделенные квартиры, потому что и не собирались там жить и работать. Б. Богатырев с подельниками обрел недобрую славу и был справедливо лишен работы.

В Коране Аллах именно национализм называет отличительной особенностью людей, которые были до Ислама, и национализм отличает неверующего человека от верующего.

«О вы, верующие, будьте миролюбивыми и дружными, будьте покорными Богу, не делайте родовых различий, как делали при язычестве, и не ищите других причин для разногласия! Не следуйте по стопам шайтана, который ведёт вас к расколу. Ведь он для вас – явный враг!». (Коран, Бакара.208). – И это сказано 14 веков назад!

 

Видео 2. Видео-ответ председателя парламента Ингушетии М. Дидигова на эмоциональное выступление председателя парламента Чечни Д. Абдурахманова по обстоятельствам, складывающимся вокруг вопросов раздела границы с Ингушетией.

М. Дидигова интервьюирует молодой и отвязный работник местного ТВ, далекий от «эздел» – видимо, взял пример с некоторых эпатажных московских коллег не строгих нравов. М. Дидигов упрямо настаивает, что чеченские беженцы были приняты в ингушских домах совершенно бесплатно. Видимо, этот «политик» совершенно не в курсе, потому что, будучи тогда председателем правительства, был далек от реальности или намеренно говорит неправду. Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Аллаха, говорил: «Тот, кто врет, – не от нас».

Я не считаю позорным, что ингуши взимали плату за жилье с чеченских беженцев. А жилье у частников было разным, вплоть до сараев для скота, малоприспособленных для проживания людей. Значит, таковы были сложившиеся реалии. Без исключений никогда не бывает, все мои знакомые, жившие тогда в Ингушетии не в палаточных лагерях, платили за жилье.

Не в укор ингушам будет сказано, беженцы не платили в Дагестане, значит, там были другие реалии и представления о гостеприимстве и помощи.

 

Видео 3. Вот один из тех, кто, вероятно, мнит себя одним из «главных стратегов», – М.-Б. Абадиев2, видимо, выступает в 2010 году в одном из домов культуры в Ингушетии.

Соглашение о принципах разграничения границ, подписанное между Д. Дудаевым и Р. Аушевым, говорит он, является… «предательством с противоположной стороны», то есть с чеченской стороны… Говорит, что чеченские боевики уже достигли Панкисского ущелья в Грузии, а там американцы дадут им денег и вооружения, укрепят их, и это (война) затянется на много лет, и надо нам (ингушам) побыстрее решить вопрос с границей с Чечней. «В 34-м году нас объединили, и все беды ингушского народа пошли от этого объединения. Первое: мы сразу потеряли столицу Владикавказ, благодаря этой акции. Второе: высылка. Когда 23 февраля 44-го года нас выслали. Выслали и привезли в Казахстан и Среднюю Азию, а потом очухались: оказывается, в списках ингушей... нету».

Дальше эта «светлая голова» мямлит, что ингушей только после этого, задним числом (!), вписали в Постановление о выселении! Лживые и вероломные слова.

Передают со слов Ибн ‘Умара, да будет доволен Аллах им, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «В День воскресения у (каждого) вероломного водрузят знамя и будет сказано: «Это вероломство такого-то, сына такого-то».

Передают со слов Абу Са’ида аль-Худри, да будет доволен им Аллах, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «В День воскресения у ягодиц каждого вероломного окажется знамя, которое поднимут сообразно степени его вероломства, и, поистине, никто не проявляет большего вероломства, чем тот, кто правит людьми»3. Почему в хадисе указаны ягодицы? Потому что все люди в День Суда будут нагими.

– И все из-за объединения с Чечней! – рассказывает замершему залу М-Б. Абадиев. – После нашего возвращения у нас отняли Пригородный район, зато чеченцам в возмещение за это отдали Шелковской, Наурский и Каргалинский районы. … То, что было в 92 году… это тоже объединение Чечни и Ингушетии… раскладывается цепочка. Если бы мы не были с нашими братьями…

В зале сидят люди разных возрастов, начиная от учеников начальных классов и до глубокого старца, дремлющего за столом президиума. За столом президиума также и его младший брат – И. Абадиев, вальяжно сидящий перед залом. Так М.-Б. Абадиев намеренно сеет вражду и ненависть между чеченцами и ингушами. Пусть «умник» посмотрит известные телеграммы Берии, руководившего выселением чеченцев и ингушей, лично Сталину! Пусть посмотрит, стоят ли там ингуши или нет! Группа инициативных людей могла бы посадить его в тюрьму по статье за разжигание межнациональной розни. В зале никто и не смеет сказать что-либо против такой открытой и наглой лжи. Ведь этот человек хвастается, что чуть ли не приехал прямо из Администрации президента России, куда ездил высказывать свое мнение о новом «объединении с Чечней», по идее, слава Богу, Казанцева. И кто из сидящих в зале посмеет поставить на место такого, по их мнению, «важного» лгуна!? А лгун, оказывается, был даже кандидатом в президенты Ингушетии, как ранее и его брат И. Абадиев, руководитель общественной организации с завышенными претензиями – «Мехк-Кхел». Оба брата сильнее всего желают править. Тогда, согласно вышеприведенному хадису, они смогли бы проявить не в пример больше вероломства.

Никогда и не было малейшего намека на то, что эти вышеупомянутые районы были переданы чеченцам в возмещение за потерянный ингушами Пригородный район. Иначе так было бы и сказано, и ингуши обязательно жили бы там! Ингушские любители истории, а также старые и новые националисты забывают, какое то было время, когда Чечено-Ингушетия была восстановлена. Сталин умер в 53-м году, и только через три года, в 56-м году, на съезде КПСС был зачитан закрытый (секретный) доклад, разоблачающий культ личности Сталина, но механизм сталинской машины был еще далеко не сломлен, особенно в отношении выселенных народов. Власть с нами никогда – ни тогда и ни после, до сегодняшнего дня – не церемонилась. Авторитарно-административная власть решила так, как хотела. И никто из нас не мог ничего поделать. Разве эта власть «постеснялась» бы сказать, что вышеупомянутые районы, отошедшие от бывшей Грозненской области (а не от Ставропольского края), должны принадлежать ингушам, если бы это было так на самом деле?

Наша семья после возращения из высылки как раз была вынуждена поселиться в станице Шелковской. Тогда не пускали в Шатойский, Итум-Калинский, Шароевский, Галанчожский районы, а также в горные села Ножай-юртовского и Саясанского районов, чеченцы-акинцы потеряли Ауховский район, а также села, включенные в Казбековский район Дагестана. На тот момент Чечня потеряла больше территории, чем Ингушетия. Советская власть не желала иметь населения в труднодоступных горах, потому что его нужно было разбавить с русскоязычным населением, ибо готовилась «новая общность людей» – советский человек.

И сегодня в Шелковском и Наурском районах в большинстве своем живут жители этих районов, за исключением бывших жителей так до сих пор и не восстановленного Галанчожского района. Так что этот миф определенной части ингушей, подобных М.-Б. Абадиеву, не соответствует реальности.

Известно, кто первым его придумал – ингушские националисты, на деле выступавшие как против осетин, так и против чеченцев. Среди них были Б. Богатырев, Б. Сейнароев, Б. Костоев, Б. Чахкиев, И. Дахкильгов, Ах. Мальсагов, М.-Р. Плиев и другие, участвовавшие и не участвовавшие непосредственно в митинге 1973 года в Грозном. Не зная всех лично, предполагаю, что среди не знакомых мне были и люди без узколобого национализма, хотя это и представляется малореальным. Сама постановка вопроса о возвращении Пригородного района справедлива, но националистически настроенные люди, оказавшиеся на его острие, объективно только навредили делу. Кстати, всесильный и всезнающий комитет госбезопасности был прекрасно осведомлен о настроениях этих людей, но национализм, направленный только против соседних народов, до сих пор считается не опасным.

Особенно грязным было письмо в ЦК КПСС от 1972 года по Пригородному району и о положении ингушей вообще в ЧИАССР. Четверо авторов письма, боясь открыто критиковать советские органы власти, всю свою злобу вымещали на ненавистных им чеченцах, хотя чеченцы в процентном, пропорциональном отношении по всем показателям находились в худших отношениях, чем сами ингуши. Статистические данные того времени и даже 1989 года дают об этом более полное и точное представление, поэтому легко отмести все «обвинения» из этого письма. Да и в верхнем эшелоне республики тогда ингушей оказалось больше, чем чеченцев. Полная профанация авторов никак не снимает с них ответственности за пасквиль. Еще в письме была низкая лесть властям, начиная от царской до тогдашней советской, намеки на свои чуть ли не исключительные «заслуги» и лояльность... Эта кучка людей держала письмо в тайне от общественности, иначе была бы сразу выведена на чистую воду еще тогда. Конечно, в ЦК КПСС тоже сидели не самые отсталые в умственном отношении люди и не могли принять всерьез такое письмо.

Больше всего я был разочарован тем, что это некомпетентное во всех отношениях и тенденциозное письмо было подписано и писателем И. Базоркиным. Последний, как и его брат Мурат, оказался ярым националистом, чеченофобом, одним из идейных вдохновителей ингушских националистов с самого начала. Как замечено, полукровки чаще всего и бывают таковыми. Возьмите, как пример, всех националистов, начиная с русских и так далее, больше всего там усердствуют именно полукровки.

В Грозном ингушские националисты чувствовались, как говорится, за версту. Они не имели человеческого радушия к людям другой национальности, кроме как к своей, а перед русскими – титульной нацией – унижались из-за чувства своей собственной национальной неполноценности. Были как сами пометившие себя.

Другой удивительно стойкий миф, бытующий среди части ингушей, говорит о том, что ингушей выселили по вине …чеченцев. Ведь и М.-Б. Абадиев тоже говорит о том. На деле же всё обстояло иначе.

Известный политолог А. Авторханов пишет в «Мемуарах»: «В начале тридцатых годов в ГПУ была негласная, но мирная чистка по признаку «профессиональному». Дело в том, что со времени Дзержинского в системе Чека-ГПУ существовала должность коменданта, вроде «завхоза», но этот «завхоз» одновременно выполнял и обязанности палача, когда надо было приводить в исполнение смертные приговоры коллегии Чека-ГПУ. Сталин посчитал такой порядок ненормальным. Обязанности палача должны выполняться по очереди всеми чекистами. Это только закалит их характер в борьбе с врагами советской власти. Кто этого не может, того надо просто освободить от работы в «органах». Когда последовал соответствующий приказ, почти все, кто был направлен из нашей областной партийной школы, в порядке «коренизации», в ГПУ, ушли оттуда. Остался только Умалат»4. То есть из чеченцев в госбезопасности НКВД работал только один Умалат Эльмурзаев, как раз арестовавший А. Авторханова. Затем, в 1942 году, там начал работать также и помощник следователя Минкаилов, пишет А. Авторханов дальше в «Мемуарах».

Надо упомянуть и еще одного жестокого палача НКВД – чеченца Мазлака Ушаева, назначенного затем прокурором республики, но он был отравлен самими чеченцами, может, родственниками, еще в 37 году. С тех пор и детей не называют таким именем.

В феврале 1941 года, еще до начала войны, наркомом внутренних дел ЧИАССР Берия лично назначает работавшего в НКВД СССР капитана госбезопасности С. Албогачиева.

Нет сомнения в том, что чеченцы и ингуши, в числе других, были в списке предстоящих к выселению народов. Если бы не война, то нас выселили бы, минимум, как «политически неблагонадежных» поляков или с какой-нибудь другой удобной формулировкой.

Трудно сказать, что С. Албогачиев был использован Берией вслепую, Бог знает лучше, но он приехал в республику с «особой миссией»: помочь собрать Берии политический компромат на весь чечено-ингушский народ для его выселения. Естественно, второе лицо в стране Берия и не стал бы такой пешке «докладывать» о выселении.

Политический компромат собирался и до, и после С. Албогачиева, «операции» НКВД никогда и не прекращались. Как «хозяин страны» Сталин бывал во главе всех без исключения операций такого масштаба и «разработок». Берия со Сталиным решили использовать С. Албогачиева для большей эффективности и создания такой системы, которая теперь называется «управляемый кризис». Суть метода в том, по словам Сталина, чтобы «провоцировать и убивать, провоцировать и убивать». Бывший нарком НКВД майор Рязанов вряд ли мог быть так «полезен», как Албогачиев, знающий местные языки (по сути, один язык), а также менталитет народа.

Про С. Албогачиева А. Авторханов пишет: «Это была редкостно преступная натура даже в чекистском мире. Можно себе представить, через сколько трупов своих земляков этому ингушу надо было перешагнуть, чтобы добраться до такого исключительного поста, и это в Чечено-Ингушской республике, где даже пост первого секретаря обкома никогда не доверяли, как не доверяют и сейчас, чеченцу или ингушу. А ведь в сталинскую эпоху шефы безопасности были поставлены фактически над местными партийными секретарями»5.

Так как С. Албогачиев был нерусским, русский первый секретарь В. Иванов и обком во главе с ним не так сильно боятся его и постепенно замечают большие недостатки в его работе.

Но вдруг Берия укрепляет С. Албогачиева еще двумя подручными ингушами. В январе 1942 года начальником Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД Чечено-Ингушетии был назначен старший лейтенант И. Алиев, а на должность командира 141-го стрелкового полка НКВД поставлен Б. Холухоев.

«Полк этот, как и его командир, отличался особой жестокостью в отношении мирного чеченского и ингушского населения. На совести его бойцов и офицеров немало невинно загубленных жизней чеченцев и ингушей. Назначая этих лиц вайнахской национальности на такие высокие и ответственные посты и наделяя их особыми полномочиями, Берия возлагал на них большие надежды и был уверен, что они, не считаясь ни с вайнахской, ни с общечеловеческой моралью и совестью, четко и в нужном ракурсе выполнят поставленные перед ними задачи по дискредитации собственных народов. И в этом он не ошибся. Берии и Чечено-Ингушскому обкому ВКП(б) регулярно стала представляться тенденциозная информация о “наличии массового бандитизма”, об “обострении политической обстановки” в республике на протяжении с лета 1941 по август 1943 года»6.

Для дестабилизации в ЧИАССР НКВД использует арестованных в 1937 году по типично ложным обвинениям корреспондента центральной «Крестьянской газеты» Х. Исраилова и адвоката М. Шерипова, которых в 1940 году пришлось выпустить на свободу из-за необоснованности обвинений, а также ингушского крестьянина А. Хучбарова, находившегося в бегах из-за бытовой ссоры. Тем более они подходили, потому имели за собой группы.

Как свидетельствовала сестра М. Шерипова – А. Шерипова (жена писателя Х. Ошаева) – ее брат был послан в горы для переговоров с теми, кто был в бегах от советской власти. Но на второй день в газете «Грозненский рабочий» появилась статья, обвинявшая его в предательстве и переходе «на сторону бандитов»… Вероломство было обычным приемом НКВД.

28 октября 1941 года в Галанчожском, Итум-Калинском, Шароевском и Шатоевском районах происходит вооруженное выступление повстанцев во главе X. Исраилова и М. Шерипова. Были разогнаны сельсоветы, а в нескольких селах ликвидированы колхозы. В большинстве населенных пунктов X. Исраилов и М. Шерипов не нашли поддержки. «Когда Исраилов появился в Мелхестах, прося помощи у населения, то жители его просто выставили из села». Обратите внимание, силы НКВД для наведения порядка были посланы только через… 5 дней – 3 ноября 1941 года! 6 ноября 1941 года “восстание” было “подавлено” небольшими силами оперативных групп НКВД7.

7 июля 1942 года заместитель начальника Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР Жуков в докладной записке заместителю наркома Внутренних дел СССР Б. Кобулову написал: “26 июня 1942г. oпеpгpyппa из оперативных работников и 16 бойцов под руководством начальника Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД ЧИАССР Алиева была направлена для захвата Исраилова Хасана. 29 июня агент “Восточный”, ночью, привел Исраилова и двух его приближенных к месту засады, где находился Алиев со своим отрядом. Расстояние между ними было 15-20 метров. От Алиева никаких указаний не поступало. В результате бездеятельности и нераспорядительности Алиева в опергруппе произошло замешательство, появился выкрик со стороны участника группы Хасаева о том, что стрелять нельзя, так как это, возможно, колхозники.

Наконец, Исраилов Хасан, заметив засаду, побежал вместе с остальными двумя лицами в лес и скрылся. Преследование бежавших бандитов Алиев не организовал, в силу чего подготовленная операция была полностью провалена”8. То есть Х. Исраилов был И. Алиевым выпущен из засады.

16 августа 1942 года в Галанчожском, Галашкинском, Итум-Калинском, Шароевском, Чеберлоевском и частично Шатоевском районах начались разрозненные выступления повстанцев. Их численность по преувеличенным данным НКВД ЧИАССР достигла 1000 человек. «17 августа 1942 года на райцентр Шароевского района был совершен вооруженный налет со стороны бандгруппы Шерипова Маирбека, в результате чего были разгромлены и ограблены районные учреждения. При этом понесенный ущерб исчисляется не менее 180 тыс. рублей. О готовящемся бандналете на райцентр было хорошо известно Алиеву и Наркомату НКВД ЧИАССР, однако Алиев за сутки до налета отозвал из райцентра Шароевского района опергруппу и войсковое подразделение, которые предназначались для охраны райцентра на случай готовящегося налета».

«Из имеющихся показаний арестованных бандитов, Алиев Идрис проходит как лицо, связанное с руководителями контрреволюционных повстанческих банд, действующих в Чечено-Ингушской АССР»9. (Из докладной записки Бодунова на имя зам. наркома НКВД СССР от 25 октября 1942 года).

Вот такие «оперативные» игры И. Алиева, чтобы не …помешать «восстанию». Повстанцы первым делом захватили Химой, ликвидировали колхозы и разогнали в ряде сел сельсоветы.

Конечно, С. Албогачиев, И. Алиев и Б. Холухоев действуют по указаниям Берии, это секрет такой важности, что не только начальник ОББ (Отдела борьбы с бандитизмом. – Автор.) НКВД СССР, но даже и заместитель Берии Б. Кобулов не в курсе подоплеки происходящего!

Теперь, на … пятый день (!), руководство НКВД 21 августа для подавления “восстания” направило оперативно-чекистские группы и отряд бойцов численностью до 200 человек. Как гласит доклад НКВД, написанный С. Албогачиевым по этому поводу: “в ожесточенных боях чекисты-оперативники и отряд бойцов из дивизии НКВД в 200 человек разгромили силы восставших в течение трех дней! При этом повстанцы потеряли убитыми 57 человек, было арестовано 62 человека. С нашей стороны потери незначительные: убит политрук роты Сименовский и легко ранены 3 бойца”10.

Профессор Х. Гакаев замечает: «Ведь если бы восстание носило массовый характер и число восставших составляло 1000 человек, хорошо вооруженных (как это утверждает Албогачиев), то они, отлично ориентирующиеся в горной местности, уничтожили бы оперативно-чекистские группы и весь отряд НКВД из 200 бойцов. Это была всего лишь имитация “восстания”, проведенная с определенной целью. Обманутые агентами НКВД безоружные люди, которых собирали на сходы, стали жертвами грязной политической игры, ловко проведенной руководством НКВД республики в угоду Берии. Этим “восстанием” был создан шум, чтобы дать основание высшему руководству республики и страны заявить о том, что политическая обстановка в ЧИАССР в связи с военными действиями на Северном Кавказе резко обострилась».

«Необходимо отметить, что операция по ликвидации повстанцев осенью 1942 г. не была доведена до конца руководством НКВД. Об этом говорит такой немаловажный факт. В тот момент, когда штаб повстанцев был настигнут отрядом дивизии НКВД и мог быть уничтожен, распоряжением командира дивизии внутренних дел генерала Никольского преследование прекратили и отряд был отозван с места боевых действий. И сделано это было, по-видимому, не случайно: у руководства наркомата внутренних дел Чечено-Ингушетии и Берии расчет был сохранить штаб повстанцев в целях дальнейшей имитации вооруженной борьбы в республике и сохранения тем самым видимости “политической напряженности” здесь»11.

Нет сомнения, что и А. Хучбаров также бывал «спасен», как ни странно, теми или иными сотрудниками НКВД до поры до времени. В НКВД имеется оперативная сводка, из которой явствует, что А. Хучбаров был направлен после выселения вайнахов на убийство Х. Исраилова. Это могло быть сделано не прямыми указаниями сотрудников НКВД, а через подговоры и подлоги вторых или даже третьих лиц, тайно действовавших от НКВД. Но Х. Исраилов был убит в 1946 году не А. Хучбаровым, а другим человеком, подосланным НКВД.

В апреле 1943 года в газете «Правда» напечатана статья, из которой следует, что в горах ЧИАССР идет настоящая «война» советской власти с повстанцами. Естественно, сводку подал С. Албогачиев, и Берия, с согласия Сталина, пустил в газету заранее написанную по его указанию статью.

Поэт М. Сулаев вспоминал: «В Казахстане, уже в переселении, мне пришлось слышать интересный и очень знаменательный рассказ Супьяна Моллаева (бывшего председателя Совнаркома ЧИАССР). Шеф НКВД в Чечено-Ингушетии Албогачиев Султан (да, да, который в свое время допрашивал и пытал двух знаменитых академиков!), оказывается, дал телеграмму в Москву: мол, в горах Чечни, в Галанчожском районе, восстание. Из Москвы позвонили Моллаеву: какие принимает меры? Моллаев изумился: не слыхал ни о каком восстании, но ответил осторожно. И тут же поделился своей тревогой с Василием Ивановичем (Филькиным), бывшим тогда секретарем обкома партии по кадрам. В бессильном гневе бились их сердца. Они понимали: козни Берии. Нужно беспрерывно доказывать Сталину свою прозорливость, свою ему необходимость. Но догадки догадками, а как быть?

В.И. Филькин смело взял на себя инициативу. Добился в обкоме разрешения перепроверить этот сигнал на месте. Небывалая дерзость против НКВД по тогдашним временам! И вот, по решению бюро, в Галанчож срочно отправились трое: В.И. Филькин, С.К. Моллаев и... С. Албогачиев: не включать последнего в группу они не могли и не посмели тогда – слишком страшен своим коварством был его московский покровитель.

Прибыли. Шарили по всем закоулкам галанчожских гор, подняв и местных активистов. Никаких волнений! Албогачиев без смущения доказывал, что, вероятно, банда, почуяв преследование, ушла. Взяв себе в помощники несколько активистов, отправился он на поиски в горы, а В.И. Филькину и C.К. Моллаеву с остальными активистами предложил «пошукать вон за той горой». Искали всю ночь, почти до рассвета. Безрезультатно. К рассвету в небе вдруг загрохотал самолет. Пролетел над ущельем, погромыхал бомбами и улетел. Филькин и Моллаев переглянулись. Рация. У Албогачиева была рация, и он вызвал бомбардировщик. Вернувшись, Албогачиев торжествовал:

– Ну, что я говорил? Бандиты были на той стороне и в очень большом количестве. Я вызвал самолет. Их разбомбили, но они рассеялись... Жаль, поймать никого не удалось...

Филькин и Моллаев доложили на бюро все, как видели. Дело замяли. Албогачиеву за это ничего так и не было. Хозяином положения был НКВД!»12

О фактах произвола и насилия над мирным населением со стороны органов НКВД на имя первого секретаря обкома партии В.А. Иванова 18 февраля 1942 г. написал докладную записку и секретарь обкома ВКП(б) Шахвердов13.

Открытые безобразия уже стали настолько очевидными, что всем, в том числе и обкому, становится понятно, что «под видом “бандитов” и “повстанцев” органы НКВД и войсковые подразделения расправлялись зачастую с невинными людьми, колхозниками, выполнявшими работу на полях, на заготовке сена, дров. Об этом красноречиво свидетельствуют официальные документы.

«Вопросы о злостных нарушениях закона, необоснованных жестокостях в отношении неповинного населения со стороны оперативных работников НКВД и воинов 141-го стрелкового полка (дивизии НКВД – Автор.) специально рассматривался на заседании бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) 13-14 августа 1943 года. Прокурор ЧИАССР Шукуров в своем выступлении отметил: “Допускаются насилия в отношении задержанных повстанцев. Были случаи, когда расстреляли 17 человек, арестованных ‘’при попытке к бегству”, причем охрана была большая. (Через год после «восстания» 1942 года, в обычные дни. – Автор.) Массовые расстрелы политически вредны… В Галанчожском районе сожгли весь хутор Гули в 23 дома”14.

Секретарь обкома партии Лисов также резко осудил произвол, чинимый бойцами 141-го полка Холухоева: “В части расстрела. Буквально эта практика приносит вред. Чуть подозрительных расстреливают. Причем колхозники все. Это видят все. Вот, например, в Саясановском районе вели 3-х человек и на большой тропинке расстреляли всех. Бывают случаи, когда бойцы заявляют прямо: “За каждого бойца сотни чеченцев расстреляем”. (И это в полку у ингуша! – Автор.) Пользы мало, кроме вреда от всех этих разговоров и действий. Вместо того, чтобы приблизить население, вооружить на борьбу с бандитизмом, подчас такими средствами мы восстанавливаем, озлобляем население”15. Нарком ГБ ЧИАССР Руденко заметил: “...грубые нарушения некоторых принципов работы работниками НКВД и НКГБ настраивают людей против власти”16. “Мешает борьбе с бандитизмом наличие массового мародерства со стороны бойцов НКВД, которые действуют второй год. Очень много безобразничают. Надо очистить полк от негодных командиров”, – заявил на бюро секретарь обкома партии Исаев про палача Холухоева17.

Первый секретарь Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) Иванов отметил: “Вот Холухоев был, у него в полку, как установлено сейчас, были огромные безобразия. Безобразий не вскрывал. Когда делали замечания, то Холухоев прямо замазывал эти безобразия”18. «Не подлежит ни малейшему сомнению, что руководство НКВД ЧИАССР, являвшееся заложником грязной политической игры Сталина и Берии, своими необоснованными репрессиями во многом содействовало вовлечению незначительной части вайнахского населения в повстанческую борьбу»19.

О численности «бандитов» – на самом деле на оперативном учете всего по ЧИАССР 355 человек как бандитов – Албогачиев, Дроздов (его заместитель) и секретарь обкома дали цифру в 5 000 человек для «обоснования» выселения.

В начале сентября 1943 года полковник(!) С. Албогачиев переведен в Москву. Также переведен на работу в Москву и подполковник(!) И. Алиев, «проходивший как лицо, связанное с руководителями контрреволюционных повстанческих банд, действующих в Чечено-Ингушской АССР»… Сделано это было только после того, как эти «товарищи» сильно «засветились»!

Еще одно несомненное свидетельство того, что дискредитация наших народов проходила через Берию и под контролем Сталина. После перевода в Москву С. Албогачиев написал заявление Берии, в котором просил использовать его «на самом остром участке работы, где работа была бы видна Народному Комиссару». Берия принес заявление Сталину, Стали¬н оставил заявление на его усмотрение, коротко надписав: «Тов. Берии»20. Имеются и еще свидетельства, упоминающие подпись Сталина на заявлении Берии от С. Албогачиева.

Коль скоро для «обоснования» выселения были использованы только донесения и цифры НКВД, нет сомнения в том, что эти «три товарища»: Албогачиев, Алиев и Холухоев сделали «на самом остром участке работы» больше кого-либо из вайнахов для выселения чеченцев и ингушей. К сожалению, об этом мало кто знает и до сих пор.

Но может ли это быть поводом для обвинения не этих троих, а всех ингушей в том, что они явились причиной и поводом для нашего выселения? Если следовать логике националистически настроенных братьев абадиевых, а также дахкильговых, чахкиевых, богатыревых, сейнароевых и им подобных – да! Если же следовать логике нормальных людей, естественно – нет!

 

/Продолжение следует/

 

1. http://sovietera.net/republics/raspad-sssr.php

2. http://www.savetubevideo.com/?v=PDAcW0B9EOA

3.Сборник хадисов, составленный Муслимом. Хадис 1586.)

4. А. Авторханов. Мемуары. М. Посев, с. 502.

5. Там же, с. 513

6. Х. Гакаев. Депортация вайнахов: правда и вымысел. Ж.Ичкерия, №2 1997, с. 121-122.

7. Там же, с. 123.

8. ПА ЧИОКПСС, ф.1, оп.4, д.4, л.12.

9. ГАРФ. Ф.Р.-9478. Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

10. Х. Гакаев. Депортация вайнахов: правда и вымысел. Ж.Ичкерия, №2 1997, с. 126.

11. Там же.

12. http://www.ingushetiyaru.org/culture/synovya_beki/198.html

13. ПА ЧИОКПСС, ф.1, оп.1, д.1693, л.70.

14. Х. Гакаев. Депортация вайнахов: правда и вымысел. Ж.Ичкерия, №2 1997, с. 130.

15. ПА ЧИОКПСС, ф.220, оп.1, д.21, л.36.

16. Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов. - Ж. Вопросы истории,1990, № 7, с.39.

17. Х. Гакаев. Депортация вайнахов: правда и вымысел. Ж.Ичкерия, №2 1997, с. 130.

18. Ибрагимбейли Х.М. Сказать правду о трагедии народов. – Ж. Политическое образование, 1989, № 4, с.62.

19. Х. Гакаев, с. 132.

20. Боков X. Эхо невозвратного прошлого. – Грозненский рабочий, 1989, 12 февраля.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.