http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Глас народа Печать Email

 

Дадашев Райком Хасимханович, доктор физико-математических наук, профессор, действительный член АН ЧР, вице-президент АН ЧР, заведующий кафедрой теоретической физики ЧГУ, заведующий отделом физико-математических исследований КНИИ РАН, член Регионального совета по защите докторских диссертаций в КБГУ, академик Адыгской Международной Академии наук.

В рамках законности...

 

 

Вопросы, связанные с территорией, всегда были и остаются самыми больными, в особенности – на Кавказе. Подобные конфликты длились веками и порой приводили к кровопролитиям.

Поэтому к решению подобных вопросов надо подходить строго в рамках закона и крайне осторожно.

В вопросе разграничения территорий Чеченской Республики и Республики Ингушетия не должно быть кривотолков, расхождений и тем более излишних эмоций. Обе республики находятся в составе РФ, и все вопросы необходимо решать как в рамках российских законов, так и в соответствии с требованиями международного права.

 

У нас ситуация предельно ясная. Наши республики были объединены в тридцатых годах прошлого века. До объединения, между этими республиками были узаконенные, не оспариваемые никем, границы. Следовательно, они должны разграничить свои территории по границе тогдашнего слияния. Это настолько очевидно любому здравомыслящему человеку...

Не думаю, что те, кто сегодня заполонил интернет-пространство митинговыми эмоциями, не знают этого....

В заключение хочу выразить некоторую обеспокоенность тем, что центральные власти, которые обязаны решить эту задачу, по непонятным мне причинам, встали в позу стороннего наблюдателя.

 

 

Султан Яшуркаев, писатель (Бельгия)

У исторической памяти – глубокие корни

 

Вот возник вопрос о границе между Чеченской республикой и республикой Ингушетия. Вопрос этот вызвал резонанс не только в указанных регионах, но и за их пределами. Долгие годы он висел в воздухе, поскольку ни одно из прошлых руководств Чечни и Ингушетии не проявляло политическую волю к его постановке и решению. Теперь он озвучен, однако, рядом со здравыми суждениями по нему, выплескиваются и определенные эмоции…

Важно понимать, что на решение данного вопроса не должны влиять чьи-то чувства, прихоть, настроение, тут ничего не нужно нагнетать, превращать в крики и ни в коем случае нельзя это трактовать как желание Чечни отгородиться от Ингушетии. Чечня и Ингушетия, то есть мы – чеченцы и ингуши – листва одной чинары (не желая быть неверно истолкованным другой стороной, воздержусь от высказывания о том, что мы единый народ, хотя никогда не видел между нами особой разницы, я знаю многих ингушей – и все они мне братья).

Думаю, что именно понимание того, что в нас течет одна кровь, двигало руководством Чечни, когда оно (если не изменяет память, было это несколько лет назад, точной даты не помню) высказало мнение о целесообразности воссоздания прежней Чечено-Ингушской республики. То, что наше единство было разорвано, мягко скажем, немудрыми «вождями», думается, сегодня понимают и многие ингуши, и многие чеченцы. Лично мне это событие – разделение наших республик – представляется как одна из трагических страниц нашей общей истории. Уверен и в том, что кровавая трагедия, разыгравшаяся в ходе так называемого осетино-ингушского конфликта в 90-х годах, не могла бы иметь места, не будь до этого развалена наша общая республика.

Так вот, тогда инициатива руководства Чечни – о воссоединении Чечни и Ингушетии – не нашла понимания у наших родственников, она как раз и потонула в эмоциях...

Возвращаясь к вопросу о границе. Никакая административная черта между нами не должна – и уверен, не сможет – ни на шаг отделить нас друг от друга. Тут вряд ли идет речь о том, чтобы огородиться: наверное, каждый будет жить, где живет, и чувствовать себя дома. Обе республики – субъекты одной федерации, все мы – граждане единого государства, в котором каждый имеет право поселиться, строиться, жить в любом селе, городе, на любой его улице. Не думается, что с нашей стороны планируется, как в Краснодарском крае, создавать некие дружины, чтобы к нам не проник «чужак» – в едином федеративном государстве его гражданин не должен быть «чужаком» по определению. Это государство именуется не Краснодарским краем, а Российской федерацией, в которую, под одну конституцию, объединились более 80 субъектов. Другое дело, между этими субъектами есть исторически сложившиеся границы. У нас, у чеченцев, как и у ингушей, есть внутренняя градация на тукхумы или фамилии, хотя сегодня все мы разбрелись по разным адресам. Однако территория исторического проживания того или иного тукхума имеет давно сложившуюся границу, кто бы где сегодня ни жил. Скажем, житель Веденского района лучше ученого картографа знает, где начинаются пограничные с ним районы. Такая же, сотни лет назад сложившаяся, историческая граница есть между Чечней и Ингушетией, и практически каждый ингуш и чеченец эту «географию», более или менее, знает.

У каждого народа есть своя историческая память. Эта память формируется не сиюминутно и не эмоциями, она складывается веками в ходе проживания и занятия хозяйственной деятельностью того или иного народа на определенной территории, которую этот народ называет своей родиной, отечеством, землей отцов, эти понятия закладывают в человека и чувство ощущения своих корней. Цезарь… король… царь… император… генеральный секретарь (который, в общем-то, тоже был императором) могут депортировать людей на многие тысячи километров от исконной родины, но они бессильны «депортировать» память народа. У исторической памяти глубокие корни, она неотъемлема, наследственна.

Есть такая расхожая, обкомовская еще, байка о том, что, мол, Чечне, при восстановления Чечено-Ингушской АССР, были приданы два района Ставропольского края – Наурский и Шелковской. В данном вопросе, думается, не нужно аргументировать что-то, упоминая эти районы. Да, когда республика была восстановлена, эти районы были возвращены Чечне, с лукавой оговоркой, что их как бы дарят ей, «забыв» упомянуть при этом, сколько тысяч квадратных километров было отсечено от исконной территории Чечни в других направлениях. Тут можно бы упомянуть и Новолакский район, да Бабаюртовский тоже, на территории которого – до самого Каспийского моря – были расположены аулы чеченского токхума аккхий, тот же Кизляр, передача которого лишила Чечню выхода к этому самому Каспийскому морю.

В памяти народа до сих пор хранятся названия чеченских аулов, располагавшихся по левому берегу Терека, и кто составлял большинство населения Кизляра, как и того же Хасав-юрта…

Помнится, известным ученым К.З. Чокаевым был выпущен научный труд «Язык и история вайнахов», в котором приводились все названия чеченских аулов по левобережью Терека, то есть там, где расположены два вышеназванных района. Правда, труд Чокаева тогда был «арестован» и тираж его был изъят, самого автора подвергли, разумеется, обструкции на долгие годы. Тут можно привести множество примеров травмирования национальной памяти. Что дает такая игра без правил? Увы, не кукурузу дают подобные «посевы», а разрушают гармонию отношений между соседями, с давних времен живших, каждый зная, что принадлежит ему, а что соседу. Мы должны остерегаться таких вещей, беречь наиболее ценное – свое кровное единство, и наша историческая память должна нам помогать в этом. Историческая память – она глубоко залегает.

Однако, возвращаясь к теме разговора, повторюсь: определение границы между двумя республиками ни в коем разе не должно вызвать некую конфронтацию между Чечней и Ингушетией, между чеченцами и ингушами, этот вопрос должен быть у нас домашним, семейным, как и положено между братьями. Тут нет необходимости объявлять некую «мобилизацию», разносить пререкания и крики по интернету (вайх, шинхьарчийх а, нах а кхардош), не нужны никакие шумовые эффекты. Много нынче желающих вносить напряжение в межнациональные отношения, разогревать их, это люди, охочие «мутить» и ловить рыбу в мутной воде конфликтов.

Уж нам-то, с нашим историческим опытом, никак нельзя радовать таких, поддавшись их провокациям. Все надо решать спокойно, в рабочем порядке, с учетом всех нюансов подобных ситуаций, тут два брата должны сидеть и искать мудрое решение. Ни в коем случае нельзя ставить себя в положение «противостоящих». Тут и статисты не нужны, скандирующие «Ни пяди не отдадим!» Никто и не должен замахиваться на чужую пядь. Думается, что такие дела старики с двух сторон лучше бы разрешили, чем чиновники и подстрекаемая кем-то толпа крикунов. Хочу быть уверенным, что наши народы тут на провокации не поддадутся. Их на это не раз история проверяла, и они этот экзамен давно сдали, мы вместе испытаны 44-м годом, за нами суровые годы депортации, в которые мы выстояли единой скалой.

Да, в истории бывают провокации, бросание палок в колеса, чтобы тот или иной вопрос не разрешился по обоюдному согласию, а вел к прокладке кровавой межи. Вот таких провокаций и надо остерегаться. Тут надо руководствоваться здравым смыслом, доброжелательностью, неподдельными правдой и справедливостью. Как мы выше сказали, этот вопрос давно висел в воздухе. То, что висит в воздухе, рано или поздно, падает, по-другому сказать – любой нерешенный в свое время вопрос приходится решать. И не думается, что сегодня он поставлен, чтобы вызвать конфронтацию, слава Аллаху, нам ничего чужого не нужно, а с братом, когда на то есть нужда, надо и поделиться тем, что имеешь – на то он и брат. О нашей нескупости в таких делах и примеры в истории можно найти, думается, и ингуши помнят такие примеры. Наши предки, как и мы сегодня, были самым крупным этносом на Северном Кавказе, но при этом история не может указать нам факт, чтобы они ходили войной на соседей и что-то у них захватили, отторгли, присвоили, и мы, потомки их, гордимся сегодня, что на нашей истории нет такого пятна.

И нынче, если ингуши тысячами захотят переселиться к нам, мы что, откажемся от них? Не думается так. У нас в Грозном и сегодня немало живет ингушей, должности занимают, кафедрами заведуют, директора школ есть, врачи, учителя, рабочие, не слышал, не знаю случая, чтобы кто-то их притеснял, вытеснял, «решал национальный вопрос»…

Повторю еще раз, и еще раз, и тысячу раз: мы родственники, связаны тысячами невидимых нитей, ничто не нужно резать по живому. Провокация начинается, когда кто-то что-то пытается делать исподтишка. Тут на нашем языке скажу: гергарло – гергарло хила деза, и дохон г1ерта ца веза цхьа а, мелхо а, ч1аг1деш, к1аргдеш къахьега деза х1ораммо а – цу аг1орхьара схьа а, кху аг1орхьара д1а а. Тахана вайна санна барт оьшуш ши къам кху йоллучу, нана-йоккхачу, пачхьалкхехь хир дац…

Тут лишние разговоры не нужны, грязь не нужна, опять же – шум-гам не нужен, уж который десяток лет пожинаем плоды всего этого.

Вопрос о границе возник не от эмоций, как бы кто ни пытался перевести его в эту область, раздуть в территориальный конфликт. Территориальным конфликтом это могло бы называться, если бы Чечня стала посягать на исконные земли своих соседей. Рассматривать вопрос надо в практической плоскости, в совокупности с нашими историческими реалиями, социально-экономическими, политическими, культурологическими задачами, которые решаются на данном этапе национального строительства. Весь мир знает, что все это пришлось начать с нуля, тут точнее будет, наверное, сказать, начинать пришлось со сплошных руин или с лунного ландшафта, в который превратилась наша республика в ходе известных событий, под которые нас подвели. Эту отвратительную историю и пересказывать не хочется. Сегодня народ, который был приведен вчерашними «вождями» в нищенское состояние, не только строит, восстанавливает города, села, больницы, школы – он восстанавливает, прежде всего, себя, восстанавливает свою гордость, честь, возрождается, в буквальном смысле, из пепла. Сколько ни было бы сегодня сделанного, этот народ заслуживает большего – и в материальном, и в духовно-культурном плане. Предстоит осуществить очень масштабные социальные проекты, нам еще сто лет строиться, еще сто задач решать. И для реализации их, наверное, должно быть подсчитано все, что у народа имеется, четко расписано, что должно быть сделано, какие на местах в первую очередь социальные проблемы решать, где что строить, обозначить по всей территории единую инфраструктуру, отраслевые структуры, проводить природоохранные мероприятия, поднимать сельское хозяйство. Надо иметь и четко очерченное конституционное поле деятельности во всех сферах на своей территории. Тут всего и не перечислишь, но именно в этих вещах содержится, на мой взгляд, актуальность вопроса. Схожие во многом задачи решает и Ингушетия.

Это не тот пустяк, из-за которого некий «Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем» в рассказе Гоголя. Я полагаю, что и народы наши, и руководители обеих республик с пониманием огромной ответственности будут вести себя в этом деле. Полемика, рабочие разногласия в таких ситуациях естественны, но именно для преодоления их и необходима народам и их лидерам мудрость…

Не надо искать решение где-то, самим надо думать и решать. Опять же, мы родственники, даже когда выводишь слово «родственники», чувствуешь, что мы больше, чем родственники – мы две половинки единого целого: у нас одна вера, язык, можно сказать, один – уж понимаем друг друга без переводчика, для нас одинаково священно имя единого Бога, священен Коран, имя Пророка нашего (с.1.в.), и все святое и кровное для нас не может быть поколеблено переходом каких-то гектаров туда или сюда. Мы должны прийти к согласию, решению вопроса, не втаскивая его в Интернет, не вынося за пределы. Наверное, и историю вопроса, и все свои дела тут мы знаем не со вторых рук, не по чьим-то справкам.

У нас есть немалый опыт, немалые исконные средства разрешения вопросов и более сложных, думается, наша национальная «народная дипломатия» в подобных делах была намного эффективней дипломатии сегодняшней ООН.

Это вопрос, который надо решать, опять же, без шумовых эффектов, с молитвой на устах и с Богом в сердце. Для справедливого, безболезненного решения, при проявлении обоюдной воли, можно найти множество средств. Тут любые мирные средства хороши, думается, что именно таковые и будут найдены. И там, и здесь много достойных, уважаемых народом старцев, много ученых, много богословов, которые не обменяют свое слово и веру на то или иное количество гектаров земли, которые знают, что в свой час они должны лечь под эту землю и предстать перед Богом. Словом, никакие средства, никакую дипломатию, направленную на полюбовное решение вопроса, достижение согласия, нельзя отвергать, все добрые средства надо использовать для доброго дела. Если мы, таким образом, решив вопрос между собой, выйдем на следующий уровень его окончательного утверждения, наверное, это будет показателем политической зрелости для обеих сторон.

Я не уполномочен начертать тут линию границы, о которой идет речь. Да и сама попытка была бы провокацией. Эту линию должны определить компетентные комиссии, ядро которых должны составить, прежде всего, люди совести, люди серьезные, ответственные, беспристрастные ученые, с глубокими познаниями в истории, серьезными документами в руках, их обоснованное решение и будет «линией» для меня и, думается, для всех нас. Мне это видится так. И да направит Всевышний всех нас по правильному пути.

 

 

Юнусов Хамзат, главный редактор республиканской газеты

«Вести Республики»

 

В бытность Советского Союза границы между субъектами государства проводили, нарезая «по живому» в угоду капризам нескольких лиц из высшего руководства или в соответствии со стратегическими задачами по принципу: «Разделяй и властвуй». Это и досталось нам в наследство. Примеров на одном только Северном Кавказе множество, не станем их перечислять. Намного проще ситуация с административной границей между ЧР и РИ, точнее – проще в историческом плане. Ибо спорные территории – Сунженский и часть Малгобекского района – никогда не принадлежали Ингушетии. Здесь даже спора как такового быть не может и не должно. Просто каким-то силам, которые поднимали голову и провоцировали подобные ситуации в начале 90-х годов прошлого столетия, неугодна стабильная ситуация на Северном Кавказе и в России в целом и они цепляются за каждый повод для разжигания конфликта между народами.

У чеченцев и ингушей одни корни, мы – народы-братья. Но ведь именно у нас имеется древнейший и незыблемый обычай, традиция или неписаный закон (называйте его как угодно), который предписывает отделять сыновей из одной семьи, когда они становятся взрослыми и создают свои семьи.

В данном случае все очень просто: нужно основываться на исторически-правовой ситуации при объединении, Постановлением ВЦИК РСФСР, Чеченской и Ингушской автономных областей в 1934 году. Это есть общепринятая мировая практика, и придумывать что-то, говорить о каких-то «устоявшихся» границах или изобретать велосипед нет никакой необходимости.

Политики приходят и уходят. Народы остаются. А народы наши всегда жили и будут жить дружно и в беде, и в радости. Общие корни и кровное родство – залог этой дружбы.

 

Леча Ясаев (Ясад), поэт, прозаик, член СП РФ, член Союза журналистов России

 

Во-первых, ингуши – наши братья.

Во-вторых, речь идёт об административной границе – и это не должно быть поводом для недоразумения или неприязни.

Никто не собирается возводить Берлинскую стену между нами. Мы будем ездить друг к другу, родниться, несмотря ни на что, как жили наши мудрые предки.

Разве до 34 года эта граница мешала нам жить, строить своё будущее, нашим детям? В чём-в чём, но вопросах размежевания между родными братьями прекрасно разбирались старейшины.

Думаю, наши старейшины были не глупее нас с вами и знали, как и где должна проходить эта граница.

Не уважать то, что было определено ими, – не уважать самих себя.

 

 

Магомед Хаджимурадов, Заместитель председателя общественной палаты ЧР

 

Я думаю, что это не столько проблема, сколько недоразумение.

За данную проблему в первую очередь ответственен федеральный центр, который давно уже должен был решить этот вопрос законодательно.

Я помню, еще в 1992 году была создана комиссия, которая должна была заниматься определением и утверждением границ и территории субъектов страны.

Но деятельность комиссии почему-то не коснулась Чечни и Ингушетии.

И вследствие того, что этот вопрос стоит и не решается, возникают различные силы, начинающие разжигать конфликты вокруг этой проблемы.

Тем более, что у федерального центра, кроме того, имеются архивные материалы, на основе которых можно исчерпывающим образом решить вопрос границы Чечни и Ингушетии.

Но, видимо, некие силы заинтересованы в том, чтобы этот вопрос стоял ребром, чтобы в нужный момент использовать его в качестве искры для разжигания конфликта.

 

 

Джабраилов Сайд-Абу Шаронович, заместитель директора департамента административно-правового обеспечения Министерства ЧР по национальной политике, печати и информации

 

В последнее время во многих средствах массовой информации активно обсуждаются спорные вопросы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, возникшие при согласовании административной границы. Пресса активно муссирует слухи об официальном обращении руководства Республики Ингушетия в федеральный центр с просьбой передать республике земли соседних районов Чеченской Республики. Предпринимаются шаги по юридическому закреплению тихо аннексируемых территорий путем вклинивания вглубь Чеченской Республики. Недоброжелатели вайнахов радостно сообщали о непримиримости позиций руководства двух субъектов России.

Совершив экскурс в прошлое, вспомним, что в январе 1934г. вышло постановление ВЦИК РСФСР «Об образовании объединенной Чечено-Ингушской автономной области», а в1936г. новая область была провозглашена Чечено-Ингушской автономной социалистической республикой. До распада СССР административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия не было. Установление административных границ не проводилось и после разделения республик в 1992 году.

В связи со сложившейся обстановкой и в целях урегулирования спорных вопросов, в Чеченской Республике была создана государственная комиссия Чеченской Республики по уточнению и согласованию административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, которую возглавляет Председатель Парламента Чеченской Республики Дукуваха Баштаевич Абдурахманов. В ее состав вошли руководители министерств, ведомств, научных учреждений, общественных организаций, муниципальных образований. В своей работе комиссия должна руководствоваться только архивными документами и историческими реалиями.

Только Чеченская Республика и Республика Ингушетия остались единственными субъектами – из 83 субъектов Российской Федерации, – не определившимися с установлением административных границ.

Глава Чеченской Республики Р.А. Кадыров твердо заявил о необходимости определиться с вопросом разграничения административных границ – для внесения ясности в историческом плане, для формирования бюджета, планирования и ведения приграничного хозяйства.

А вайнахские народы, достойно перенесшие тяжелые годы массовых репрессий и депортации, покажут миру присущую им мудрость и в очередной раз не позволят злопыхателям разного пошиба вбить клин в их братские, добрососедские отношения.

 

 

 

Х.С.Умхаев, член госкомиссии по уточнению и согласованию административной границы ЧР и РИ

Дьявол кроется в деталях

Мониторинг СМИ и интернета в связи с так называемым «территориальным спором» между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия показывает много чего интересного.

Во-первых, искреннее беспокойство людей по поводу возможного негативного развития ситуации между братскими республиками и на всем юге России, которое подогревается различными провокационными высказываниями отдельных государственных и общественных деятелей, политологов и журналистов.

Во-вторых, большую вовлеченность и активность ингушской стороны в «дискуссии» по территориальному вопросу (особенно в интернете), сравнительно с чеченской стороной, хотя по численности чеченцев в 4-5 раз больше, чем ингушей. Причем последние для достижения своей цели зачастую используют не совсем чистоплотные приемы и средства, в том числе и запрещенные.

В-третьих, удивляет отсутствие должной реакции федерального центра, если не считать недавнее выступление полномочного представителя Президента РФ в СКФО А. Хлопонина, призвавшего лидеров двух республик уйти от публичного обсуждения данной проблемы.

В-четвертых, «спор», как лакмусовая бумага, наглядно выявил политические предпочтения различных участников обсуждения. Надо отметить, высказывания эти – не всегда в пользу чеченской стороны. И не потому, что она не права или ее высказывания по обсуждаемой теме менее аргументированы – вовсе нет. В большинстве случаев это объясняется политической ангажированностью респондентов и, соответственно, заинтересованностью их в том или ином – выгодном для себя – развитии ситуации в регионе. Так, неожиданно выясняется, что вроде бы самые ярые оппоненты ингушей – осетины, высказавшиеся по территориальному разграничению между Чечней и Ингушетией, занимают во многом солидарную с ингушами позицию. Понятно, почему.

Складывается парадоксальная ситуация – чеченцы, требующие от ингушей признания юридически обоснованной и установленной соответствующим решением ВЦИК РСФСР границы между двумя братскими республиками (в свое время всеми признанной), оказывается, борются, в том числе, и за возвращение отторгнутого от Чечено-Ингушетии Пригородного района. В то же самое время, ингуши, незаконно претендуя на территорию бывшего Сунженского округа, присоединенного к Чеченской АО в 1929 году, наоборот, отказываются от законных прав на свой исконный район.

Высказался, и не раз, по данному вопросу и известный публицист и политолог, специализирующийся по кавказской тематике, Иван Сухов. В течение нескольких лет я с большим интересом читал его аналитические статьи по тем или иным значимым событиям, происходившим в северокавказском регионе. В большинстве своем они отличались объективностью, правдивостью, достаточно глубоким знанием ситуации и личной сопричастностью к происходящему.

Но последние статьи И. Сухова, посвященные вопросам территориального размежевания Чеченской Республики и Республики Ингушетия, вызывают недоумение и определенные вопросы к автору.

В интервью «Радио свобода» Сухов заявляет, что «если сейчас произойдет ревизия границ между Чечней и Ингушетией, то с новой остротой возникнет тема Пригородного, которая с таким трудом формально урегулирована».

Во-первых, о какой ревизии говорит Сухов, когда чеченцы ведут речь о возвращении к законно утвержденной Президиумом ВЦИК административной границе между Чеченской и Ингушской АО на момент их объединения в 1934 году, которые никто не изменял и не отменял. Пока чеченцы и ингуши были в единой республике, принципиального значения границе никто не придавал, но когда два народа разошлись и образовали собственные республики, вопрос восстановления бывшей пограничной межи между Чечней и Ингушетией актуализировался.

Своевременному, в соответствии с законом, разрешению этого вопроса помешали известные нам события: объявление о выходе Чечни из состава России в 1991 году, отсутствие, в определенный период, своей государственности и законно избранных органов власти в Ингушетии (Ингушская Республика была образована только в конце 1992 года, а ее Президент избран в начале 1993 года), две военные кампании в Чечне, действие режима контртеррористической операции в Чечне до 2009 года.

После стабилизацией обстановки не только в Чечне, но и в Ингушетии, Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров поставил вопрос о завершении процесса разъединения Чечни и Ингушетии, который был начат в 1991 году, но не был завершен по сегодняшний день – по вышеперечисленным объективным причинам.

Народное собрание и Правительство Республики Ингушетия не раз обращалось к руководству России с просьбой определить границу между двумя республиками. Это было в 2003, 2005, 2006 и 2009 годах. Так что не Р. Кадыров является инициатором этой «ревизии», он сделал это только в последнюю очередь. Хотя ничего зазорного в инициировании этого вопроса нет, более того, завершение столь затянувшего процесса разъединения Чечни и Ингушетии является прямой обязанностью руководства двух республик.

Во-вторых, почему руководство Чеченской Республики, предъявляя законное, юридически обоснованное требование на свои территории, должно думать о том, к чему это может привести – к требованию ингушей о возвращении Пригородного района (абсолютно правомерному и законному), к беспокойству председателя так называемого чеченского комитета национального спасения Р. Бадалова, дислоцирующегося на территории Ингушетии, за свое будущее, или, к примеру, к сходу снежной лавины на Крестовом перевале? Это не наши проблемы. Как говорят чеченцы, «кто соль ел, тот и пьет воду».

В-третьих, о каком разрешении проблемы Пригородного района пишет автор, если, несмотря на официальный отказ Ю.Б. Евкурова от притязаний на Пригородный район как части территории Ингушетии, до сих пор никакого ощутимого прогресса в возвращении ингушских беженцев в Пригородный район нет? О каком урегулировании может идти речь, если даже сам автор называет его «формальным»?

В статье «Зачем Кадыров толкает Ингушетию на конфликт с Северной Осетией» (надо же придумать такое провокационное название!) А. Сухов пишет: «Пригородный район остался у Северной Осетии, а Чечено-Ингушетия получила компенсацию в виде трех переданных ей притеречных районов Ставрополья. При разводе Чечни с Ингушетией в начале 1990-х эти районы, понятно, остались в Чечне, а из-за Пригородного района возник конфликт, который ровно 20 лет назад, в октябре 1992-го, привел к кровавым столкновениям между ингушами и осетинами…».

Как говорится, черт кроется в деталях. Пригородный район не «остался», а был незаконно отторгнут в пользу Северной Осетии, а Чечено-Ингушетия никакой компенсации за Пригородный район «в виде трех переданных ей притеречных районов Ставрополья» не получала (о какой компенсации может идти речь, если чеченцев и ингушей, несмотря на принятый 26 апреля 1991 года Закон «О реабилитации репрессированных народов, до сих пор продолжают считать «помилованными»?). Эти районы были включены в состав ЧИАССР из Грозненской области совсем по другим причинам, о которых Сухов знает лучше, чем кто-либо. В виде какой компенсации тогда же были включены в состав Республики Дагестан Караногайский, Крайновский и Кизлярский районы, а в состав Северной Осетии – Моздокский район? У этих же республик, как мы знаем, никаких территорий не отторгали.

По Сухову получается, что в конфликте между ингушами и осетинами в 1992 года виноваты не волюнтаристские упражнения бывшего руководства СССР с выселением целых народов, изъятием исконных территорий проживания у одних и передачей их другим, а чеченцы, за которыми «при разводе» остались затеречные районы.

«Евкуров старается вести себя так, чтобы ни у кого не возникало сомнений: Ингушетия – такая же часть России, как Тульская область. У Кадырова в полиции полным-полно людей, которые еще сравнительно недавно сражались против России с оружием в руках…», – пишет Сухов.

Как говорится, в огороде бузина, а в Киеве дядька. Извините, разве не ценой жизней этих, «сравнительно недавно сражавшихся против России с оружием в руках» людей установлен мир и сведено на нет террористическое подполье в Чеченской Республике? Около 2 тысяч сотрудников правоохранительных органов республики геройски погибли в борьбе с международным терроризмом, несколько тысяч ранено. За проявленное мужество и героизм тысячи сотрудников МВД Чеченской Республики награждены правительственными орденами и медалями, а свыше 15 человек из них стали Героями России, в основном – посмертно.

За что, если не за целостность России, эти люди отдали самое дорогое – свои жизни? Так что, товарищ Сухов, Р. Кадырову «стараться вести себя так, чтобы ни у кого не возникало сомнений», нет никакой необходимости – он на деле, теряя своих ближайших родственников и товарищей, собственной целеустремленностью все уже всем давно доказал.

О каком «резком напоминании ставропольского губернатора Валерия Зеренкова о том, что у его региона тоже могут быть территориальные претензии к Чечне» пишет Сухов, если эта информация явно была самой настоящей, наспех состряпанной «уткой»? Пресс-служба губернатора Ставропольского края официально опровергла эту дезинформацию. Гуляющие в сети слухи были названы полной фальшивкой. Как мог поверить ей наш всезнающий автор – непонятно. Впрочем, верят в то, во что хочется верить.

И последнее, но самое важное из того, что я хотел сказать.

Окончательно потерявший голову в неприятии Главы Чеченской Республики автор пишет буквально следующее: «К счастью, никто не решился публично припомнить чеченскому лидеру, что помимо карт 1934 года существуют, например, карты 1944 года, с которых, в связи со сталинской депортацией народов, Чечено-Ингушетия вообще исчезла».

Хотелось бы услышать объяснения от кандидата исторических наук И. Сухова (в отличие от других, все-таки «решившегося» припомнить Рамзану Кадырову о 13 трагических годах настоящего геноцида чеченского и ингушского народов, когда не только на картах, но даже из различных словарей, энциклопедий и даже произведений художественной литературы было убрано любое напоминание о существовании чеченцев и ингушей) по поводу написанного им. Как все это следует понимать? Не старается же рядящийся в тогу демократа автор напугать нас новой депортацией и ликвидацией республики?

Да, существуют карты 1944 года, когда абсолютно противозаконно «Чечено-Ингушетия вообще исчезла» (кстати, автор никаких оценок антиконституционной акции выселения народов не дает). Но существуют карты и более раннего периода, например, времен до начала экспансии царской России на Кавказ или татаро-монгольской орды. Ну и что? Какое отношение они имеют к территориальному размежеванию двух республик после распада единой Чечено-Ингушетии, наступившему вслед за развалом СССР?

Поголовное выселение в Среднюю Азию и Казахстан – это, до сих пор, кровоточащая рана в сердцах чеченцев и ингушей. Такое бестактное напоминание о ней политолога И. Сухова, на словах ратующего за единство нашей страны, вовсе не способствует ее заживлению.

А может, в этом и заключается его задача?

 

 

Анзор Давлетукаев, журналист

На несчастье одних нельзя построить счастье для себя

 

Первый ингушский исследователь Дошлуко Мальсагов утверждал, что ингушский язык является диалектом чеченского языка, что мы единый народ с едиными традициями, обычаями, верой и историей. Сообщество людей признается народом, если в его языке присутствует несколько диалектов, объединившихся вокруг наиболее крупного диалекта. Как раз-таки в ингушском языке нет ни одного диалекта, даже устное народное творчество у них полностью заимствовано из чеченского фольклора: филфак ЧИГУ полностью контролировали ингуши – деканом была Оздоева Фируза Гиреевна, устное народное творчество вел Ахмед Мальсагов, который за любую сказку, пословицу, поговорку, народную песню ставил студентам оценки, знания теоретических основ его мало интересовали. Когда в начале 90-х годов прошлого столетия чеченцы, по своей наивности, заразились спущенным «сверху» сепаратизмом, ингуши поспешили проявить свою лояльность всея России, за что Кремль разрешил им создать свою крошечную республику. (Ничего нового в этом не было. В начале 19 века чеченцы пошли за аварцем – имамом Шамилем, который после 25-летней священной войны сдался в почетный плен царским войскам. Ингуши же во время Кавказской войны – в обмен на равнинные территории в районе нынешней Назрани – принимали активное участие в боевых действиях на стороне русских. Вдобавок, они стали называть себя отдельной нацией.) К тому же, «весьма кстати», в 1992 году из Чечено-Ингушетии вывели все военные части, оставляя на расхищение арсеналы стрелкового оружия, танки, системы залпового огня и т.д. Одним словом, в Чечне создали все предпосылки для начала войны. Ингуши же в то время активно создавали структуры в новой Ингушетии, которая добровольно вошла в состав России. Чеченцы рыли окопы, Джохар Дудаев объявил газават против «неверных», ингуши тем временем принимали всех беженцев-ингушей из Чечни. «Чеченских» ингушей в массовом порядке прописывали в Сунженском и Малгобекском районах, расширяя «жизненное пространство» для ингушей за счет чеченской территории. Таким образом, несчастье чеченцев для ингушей оборачивалось «счастьем». Они в течение одного века не смогли вернуть себе исконно ингушские земли Пригородного района в Осетии, село Ангушт, давшее самоназвание ингушам. Зато, воспользовавшись военными действиями в братской Чечне, включили в состав Ингушетии два чеченских района. А некто ингуш Абадиев написал опус, оскорбляющий весь чеченский народ… Вот как ингушам пошла на пользу война, унесшая несколько сот тысяч жизней в Чечне. История – это школа для последующих поколений.

Я далек от мысли хотя бы одним словом оскорбить своих братьев-ингушей. Мы действительно, как писал Дошлуко Мальсагов, – одна нация. В этом мире нет ничего, разделяющего нас. Просто на отдельных этапах исторического развития мы, волею судеб, оказывались по разные стороны баррикад. И это привело к расколу нашей нации. Те, кто получили земельные угодья, звания, чины, были за раскол с братьями-чеченцами. А простые вайнахи из поколения в поколение сохраняли приверженность идее единой чеченской нации, не продавая своих братьев за мзду. Я не понаслышке знаю, что среди ингушей очень много сторонников объединения нашего народа, и как бы некоторые нечистоплотные «деятели» ни пытались очернить чеченцев, поссорить нас они не смогут…

 

Лула Куни

Платон мне – друг...

…Но истина – дороже.

Для каждого родная земля – синоним Родины.

Это понятие из категорий сакральных.

Что есть земля для нохчи?

Гектары пахотных угодий? Богатые недра?

Километры границ, разъединяющих сопредельные регионы? Не только...

Это земля, каждая пядь которой полита потом и кровью сонма ушедших к Богу поколений наших отцов...

Земля, горсть которой уносил на груди каждый, кого судьба уводила на чужбину, и к которой – живым или мертвым – стремился вернуться каждый из ее сынов...

Когда-то – в пору далекой юности – читала я книгу Николая Атарова «Зову – отзовись».

Поразила меня в ней одна маленькая история. Шел человек мимо высокого забора, за которым шумел ветвями на легком ветру чей-то сад.

Но вот увидел прохожий оторванную доску.

Пробрался через этот лаз в сад. Набрал плодов.

На следующий день история повторилась.

И на третий день. И на десятый…

Месяц за месяцем, год за годом человек беспрепятственно проникал в чужой сад и пользовался плодами чужого труда…

Но вот – по прошествии энного времени – подошел человек к забору – и не увидел лаза: доска была аккуратно заколочена. И начал он тогда возмущаться: «кто посмел?!»

И невдомек было ему, уже пообвыкшему к положению хозяина-«временщика», что у этого сада есть свой – настоящий – хозяин…

Как-то выветрилось из памяти…

«Лаз» в нашем случае – наши извечная розовоочковость и недосмотр. По причине которых «ученые» мужи (без кавычек писать это дело не получается) соседней республики тихо «увели» и переписали на г1алг1аев очень многое как в фольклоре, так и в достижениях башенной архитектуры.

Вот хотелось бы шутейно сказать, словами небезызвестного героя «Свадьбы в Малиновке»: «А! Забирай! Я себе еще нарисую!» – потому как народ наш – действительно (хвала Всевышнему!) – талантлив и мастеровит…

Но речь идет о национальной памяти, о сокровищах культуры, оставленной нам в наследство поколениями наших отцов.

И потому – мы не имеем морального права разбазаривать национальное достояние.

Как не имеем права разбазаривать землю, которая – по сути – принадлежит уже и не нам, а нашим детям… Как и все, что передано нам в хранение нашими отцами.

Мы – лишь промежуточное звено между прошлым и будущим. И именно от меры нашей ответственности зависит, сможем ли мы быть достойными памяти отцов наших. Достойными высокого имени нохчи.

Мы творим историю – здесь и сейчас.

И мы в ответе перед теми, кто придет за нами.

Не натворить бы…

Страсти по границе…

На фоне всеобщего заданного многоглоточного «одобрямс!» братьев наших – г1алг1аев – трудно расслышать глухое недоуменное молчание нохчи. Народ наш – за малым исключением – безмолвствует... За виртуальными «трибунами» интернет-простора упражняются в красноречии в основном наши братья.

Однако мы молчим не потому, что не правы, как хотят это представить некоторые «интернет»-моськи и новоиспеченные «наполеончики», срочно – по такому случаю – нахлобучившие пыльные реквизитные треуголки. Отнюдь нет.

Просто мы считаем, что для такого случая у нас имеются соответствующие госструктуры, заинтересованные в объективном и беспристрастном решении этой проблемы. И мы – вполне резонно – доверяем их компетентности в данном вопросе.

А иначе… Как у классика (помните?): «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник…»

Казалось бы – чего тут судить да рядить? Всё – на поверхности: вернуть существовавшую – на момент слияния двух республик в одну – границу 1934-го года…

Не сложная задачка… даже для полуграмотных землемеров, проводивших некогда межевание хуторских участков.

И, вне всякого сомнения, разрешение данного вопроса за столом переговоров – во избежание любой конфронтации – должно только приветствоваться.

Однако читаешь комментарии некоторых, наиболее рьяных, радетелей «неделимости» нынешней благоприобретенной территории соседней республики – и понимаешь – неистребимо в человеке желание – пусть и виртуально – поучаствовать в решении глобальных проблем нашей с вами современности...

Помнится, в годы 90-е, когда так же бурно обсуждался вопрос сопредельных земель между нашими республиками и народ волновался – на каком основании «его новоиспеченное сиятельство» намеревается дарить их соседям, решили глянуть в 1-е издание БСЭ* в читалке «Чеховки».

Но... страничка с картой границ наших республик до их объединения была аккуратно вырвана. Посмотрели другой экземпляр в депозитарии – та же история.

Смешно. И грустно...

Том-то мы нашли в частной библиотеке. Но – «осадок остался»...

«Если не знаешь, как поступить, – поступи благородно»... Это глубокомысленное изречение было озвучено тогдашним президентом Ингушетии по местному телевидению в дни, когда чеченцы вынуждены были – в поисках пристанища – выехать в соседние республики из горящей в огне неправедной войны Чечни... Выходит, братья-ингуши не знали, как с нами – вчерашними соседями по чечено-ингушскому дому и исконными братьями – поступить?

Странно. Странно и непонятно...

Если бы эту фразу мы услышали из уст руководителя любой другой республики – мы бы поняли и постарались как-то объяснить «задумчивость» соседей, размышляющих – подать ли нам руку помощи или подождать «отмашки сверху»... (Хотя – справедливости ради – надо признать, что ни братья-грузины, ни братья-дагестанцы особо не раздумывали, когда приютили у себя чеченских беженцев...)

Но из уст кровного брата? Брата, знавшего нас, как никто другой, пользовавшегося – на правах младшего – множеством привилегий, никогда не ущемляемого на территории Чечено-Ингушетии ни в правах, ни в амбициях?.. (Мы ведь дружили – и дружим! – не на словах, а на деле. Сколько семей нохчи и г1алг1аев породнились… Сколько мы все – оба народа – пережили за годы почившей в бозе власти...)

Это действительно было больно слышать...

Как больно было видеть какое-то непонятное стремление вчерашних братьев и соседей по Дому нажиться на горе и неприкаянности тех, кого война вынудила покинуть родную землю…

Предвижу недовольство нохчи – «нельзя выносить сор!»

Да, даже в маленьком кругу, когда чеченцы, будучи в статусе беженцев, обсуждали проблемы жилья, разговоры о том, что с них на ингушской стороне требовали солидную мзду за проживание (причем, позже брали еще и денежную компенсацию у Красного Креста за то, что «поиздержались» в своих «гуманитарных» порывах «приютить» братьев «нохчулгов»), не приветствовались самими нохчи: «Некрасиво так о братьях…» Зато – с благодарностью и пафосом – рассказывали о небольшом проценте г1алг1аев, принявших беженцев, как должно принять братьев, не требуя от них непомерной квартплаты за жилье. (Какие деньги у людей, обездоленных долгой блокадой и бесконечной войной?) Да, мужчины-нохчи не говорят и не будут об этом говорить. И вряд ли они одобрят мои невольные «воспоминания»… Но женщины знают, что такое быт «изнутри», и каково, когда семья бедствует и ты не знаешь, чем завтра будешь кормить детей… Еще свежи в памяти долгие ряды чеченок, продающих последние остатки нажитого, чтобы прокормить семьи…

Маленькие обиды – они ведь самые обидные...

Хотя какие они маленькие, когда на кон поставлено завтра твоих детей...

Но – об этом уже и не хочется вспоминать.

Как не захочется никому из нас более – в случае любого, не дай Бог, катаклизма (природного или политического) направиться в сторону братской Ингушетии. Скорее – в Грузию. Или в тот же Дагестан. Хотя дагестанец Шамиль Б. очень постарался в свое время, чтобы обрубить наши многовековые братские узы…

Если не знаешь, как поступить – подумай…

И поступи правильно.

Братство – это ведь обоюдное родство...

Мы не можем быть заложниками сиюминутных амбиций...

Не имеем права.

* Для справки: Большая Советская Энциклопедия. Издательство: М. Акц. Общество “Советская Энциклопедия”.

В 66 томах 1926-1947г. (1-е издание – 1926-47, 65 основных томов + дополнительный том “Союз Советских Социалистических Республик”. 65 тыс. статей, тираж 50-80 тыс. экземпляров; главный редактор О.Ю. Шмидт (до 1941). Под общей редакцией Н.И. Бухарина, В.В. Куйбышева, М.Н. Покровского, Г.И. Бройдо, Н.Л. Мещерякова, Л.Н. Крицмана, Ю. Ларина, Г.М. Кржижановского, В.П. Милютина, Н. Осинского, Е.А. Преображенского, К. Радека, И. Степанова-Скворцова, О.Ю. Шмидта.

 

Маймонт Устарханова, пенсионерка

В данное время я проживаю в Казахстане: во время последней военной кампании на территории нашей республики мне – с двумя внуками – пришлось выехать на землю, где когда-то прошло мое детство и где похоронены почти все мои близкие, все старшие родственники... Странно устроена жизнь... В годы высылки мы мечтали вернуться на Кавказ – колыбель своих предков, делили на далекой казахской земле последнюю краюху хлеба, и никому не приходило в голову делить нас на чеченцев и ингушей. Мы были одним народом, обреченным властью на вымирание, но сумевшим сохранить в себе лучшие качества, а потому – выжившим и, словно птица Феникс, возродившимся из пепла. Мы были ВАЙНАХАМИ. Мы доказали всем, как умеют вайнахи любить жизнь, как они дружны, как они ценят и умеют держать Слово... Мы помогали друг другу во всем... Даже когда приехали в республику, мы не порывали дружеских связей. Помню, мы с мужем снимали комнатушку в Грозном. И два года у нас жил друг мужа – ингуш, он учился на курсах, потом подрабатывал. Только в выходные он уезжал к своей семье. У нас был маленький ребенок. Однако мне и в голову не пришло даже намеком сказать мужу, как мне – молодой матери – трудно приходится... В годы «наведения конституционного порядка» в Чечне горе снова пришло в наш дом... Я вышла из превращенного в руины дома с внуками на руках. Добрые люди помогли мне выехать из республики, довезли до Ингушетии... Нашла адрес друга своего покойного мужа (они долго переписывались после того, как учеба того завершилась). Хвала Богу, он прекрасно обеспечен, все дети устроены. Однако во всех их роскошных домах не нашлось для меня и сирот даже уголка... Спасибо, недалеко от них жила ингушка моих лет – она за умеренную плату сдала нам комнату. Да, я знаю, это единичный случай человеческой неблагодарности и тут дело совсем не в национальности, просто мне не повезло, да и деньги очень меняют людей. Вы спрашивали о границе. Я маленький человек. Но думаю, что нас не надо бы делить... А если устанавливать границы – то по прежним границам, не захватывая чужого, но и не отдавая своего. Надеюсь, когда-нибудь мои внуки приедут на свою Родину и им уже не придется больше никогда мыкаться по миру в поисках пристанища...

 

 

Расаев Руслан, безработный

 

Есть чеченская поговорка «Шина вешина юкъахь а хила еза нийсо» – «Даже между двумя братьями должна быть справедливость».В данном вопросе в качестве мерила справедливости выступает граница. Я считаю, что границу нужно обязательно провести, независимо оттого, какие территории перейдут к нам, а какие останутся в территориальной зоне Ингушетии.

Даже если два брата живут по соседству друг с другом, между их домами всегда есть забор.

Вследствие чего внукам и правнукам не приходится заниматься вопросом, какому их праотцу принадлежал тот или иной участок домовладения.

Я думаю, вы понимаете, о чем я…

 

Э. Салавди, преподаватель

 

Я всю свою сознательную жизнь прожил в столице нашей республики Грозном.

И твердо убежден, что шаг, сделанный навстречу решению вопроса определения границ двух республик, является правильным.

Ведь сегодня мы наблюдаем в Чеченской республике значительный прирост населения.

Если даже некоторые из наших соотечественников относятся к этому вопросу скептически, уверен – наши правнуки их осудили бы за столь явную недальновидность.

Я, конечно, понимаю, что мы – братские народы, что мы должны жить мирно и дружно на одной территории. Но ничто не мешает нам жить также и при определении границ между двумя регионами.

Тем более, если дудаевская власть решила отдать земли нашим соседям, то нужно было хотя бы спросить у народа, согласны ли они с этим решением.

Ведь эта территория не принадлежала ни Дудаеву, ни кому-либо еще, это общая земля всех чеченцев.

Я думаю, меня поддержит большая часть населения Чечни.

 

М.Залина, домохозяйка

 

Вообще ко всему этому я отношусь отрицательно…

– Почему?

– У меня там живут родственники…

– А как разделение границ повлияет на взаимоотношения Вас и ваших родственников?

– Никак не повлияет. Но я все равно считаю, что нет необходимости проводить границу. Раньше было лучше…

– Раньше это когда?

– Когда была Чечено-Ингушетия…

–То есть Вы за объединение Чечни и Ингушетии?

– Да. Безусловно…

 

 

И. Таус,  аптекарь

 

В принципе, я в курсе, что этот вопрос поднимается руководством нашей республики, и считаю это правильным. Я прекрасно помню годы военных действий в Чечне и отношение некоторых ингушей к чеченцам. В частности, блокпост на границе Чечни и Ингушетии был самым сложным. С другой стороны, в наши дни с разделением границ мы рискуем, что возникнет та же проблема на постах: «это не провози, того не задевай плечом…» И я так же боюсь, что из-за этого вопроса возникнет конфликтная ситуация между двумя республиками. А этого отнюдь не хочется.

 

 

М. Лейла, домохозяйка

 

Я коренная грозненка. Ингушка.

Мне кажется совершенно надуманной проблема разделения нашей республики на две. Мы один народ. Говорю это не потому, что даю интервью чеченскому журналу. Уверена в этом. Мой дед был женат на чеченке. Моя тетя замужем за чеченцем, да и я сама уже 10 лет – сноха в чеченской семье. И не считаю себя в чужой среде.

Нас давно пытаются искусственно разделить. И рассорить... С какой целью – не знаю. Боюсь и думать, что в итоге – после окончательного разделения нас на два народа – ожидает нас...

 

 

Хаважи Хажмурадов, активист патриотического движения «Ахмат»

 

Я в курсе того, что руководство нашей республики занимается решением данной проблемы. В частности, создана и комиссия по определению границ Чечни и Ингушетии.

Необходимость поднятия этого вопроса вижу в том, что территории, которые были отданы в дар нашим соседям, нужно вернуть Чечне как законному владельцу. Ибо действия непризнанного народом руководства не признаны жителями республики по сей день.

Я рад, что эту проблему затронули и у нас с братской республикой будут четко обозначенные границы. Что в дальнейшем поможет больше не возвращаться к этому вопросу.

 

 

Ц. Салман, строитель

 

Давно пора расставить все точки над “i”. Не потому что мы недолюбливаем друг друга или что-то еще. Просто так спокойнее и разумнее – определиться в прежних границах и жить как добрые соседи и ближайшие родственники.

Читал в инете всю эту галиматью со стороны некоторых ингушских “ура”-патриотов. Стыдно за них...

 

Орцуева Хеда, продавец

 

Я считаю, что граница должна быть определена. Чеченская земля должна принадлежать Чеченской республике. Но лучше постараться решить этот вопрос мирно.

 

Дабаева Малика, пчеловод

 

Думаю, чтобы разобраться в этом вопросе, нужно посмотреть, кто похоронен на старых кладбищах в этой местности. Посещение кладбищ внесет ясность.

 

 

Вазаев Султан, таксист

 

Думаю, земли, принадлежавшие Чеченской республике раньше, нужно вернуть. Я помню, что еще в годы моей учебы в с.Серноводское, Сунженский район, включая Слепцовск, входили в территориальную зону Чечни. А дальше – земли Ингушетии. Но, с течением времени, каким-то образом они перешли к последнему. И мне кажется, что, если проблема есть, то ее нужно решать.

 

 

Ташаева Зарган, продавец

 

Думаю, что, прежде чем отдавать нашу землю, надо было согласовать это с народом, узнать его мнение. А теперь постараться разрешить этот вопрос мирно, в чью бы пользу это ни было.

 

 

Муртазалиева Малика, безработная

 

Я в политике не разбираюсь. Даже не знаю, что сказать по этому поводу. Но упаси Аллах нас от повторения событий недавнего прошлого.

 

 

Гараева Кесира, бухгалтер

 

Почему – из-за прихоти какого-то, непонятно как дорвавшегося до власти, Дудаева, с “барского плеча” подарившего ингушам исконно чеченские земли, – должен страдать весь чеченский народ?

Ведь все указы времен Ичкерии признаны незаконными. Следовательно, и эта выходка нелегитимного “президента” так же не имеет под собой никакой правовой базы.

Да и кто позволил ему разбазаривать народное достояние?

Удивляет позиция ингушей. Неужели в них жажда наживы настолько сильна, что они, забыв наши традиционные понятия о чести и достоинстве, посягают на чужое?

 

 

 

Жумалаева Хамсат, домохозяйка

 

Земля принадлежит не нам – нашим детям. Это – наследство, которое передается от поколения к поколению. За эту землю наши отцы проливали кровь. К ней мы стремились в годы высылки...

Никто не вправе раздаривать народное достояние – родину.

Нашу землю и так – воспользовавшись тем, что нас незаконно выслали в 44-м, – коммунистическое руководство бывшего Союза передало соседним республикам, и по сей день исконные чеченские земли входят в их состав...

И никто из наших кавказских соседей не предложил вернуть нам наши территории. Хотя акция ссылки нашего народа, как и некоторых других народов тогдашней страны, признана преступной. А значит, государство просто обязано было вернуть землю ее законному хозяину...

Что же касается наших братьев-ингушей, то они ведут себя совсем не по-братски. Им лучше бы вернуть свой Пригородный район, а не считать себя хозяевами в чужом доме.

Попробовали бы мы попросить у них хотя бы пядь земли... Просто ради интереса...

 

 

Гартуев Султан, предприниматель

 

Что за вопрос? И почему это чужое стало прирастать ингушам к рукам? Попользовались, пора и честь знать... Земля чеченская. И значит – должна перейти к Чеченской республике, как и было до слияния наших двух республик.

 

 

Исаева Асет, преподаватель

 

Проблема намного сложнее, чем представляется. На территории Сунженского района испокон веков проживали орстхойцы. Не станут ли они претендовать на эти земли?

 

 

Джанхотова Малика, продавец

 

Мы братья и сестры, и не нужно строго разграничивать наши территории. Я вообще за то, чтобы объединить Чеченскую и Ингушскую республики. Пусть будет, как при союзе – Чечено-Ингушская АССР. Так же думают и мои родственники, проживающие как в ЧР, так и в РИ.

 

 

Азамат Геттуев, предприниматель

 

Я, вообще-то, не чеченец – приезжий. Живу в вашей республике уже третий год. До военных событий учился здесь, дружил со многими чеченцами. Знаю одно – чеченская дружба, как и слово чеченца, – кремень. И чтобы чеченец отвернулся от тебя, нужна очень веская причина...

Поэтому хотел бы обратиться к нашим кавказским братьям-ингушам... Вот скажите, положа руку на сердце – перед Богом и людьми – когда-нибудь чеченец обидел своего младшего брата-ингуша?

Даже если младший брат позволял себе очень некорректные вещи по отношению к старшему брату-нохчи?

Ведь ваша совместная история начинается не с 30-х годов 20 века, когда вас объединили в одну республику...

Была и Кавказская война. И чеченцы знают, как галгаи вели себя в тот период. Однако ни словом не попрекнули вас...

Ваш же писатель, великий Базоркин, описывал, как чеченцы пришли вам на помощь и вытащили из кровавой мясорубки в бою с “Железной дивизией”.

И в советской Чечено-Ингушетии ингуши всегда занимали лучшие места по сравнению с чеченцами.

На Кавказе знают, как и кто себя вел в той или иной исторической ситуации.

И чеченцам не за что упрекнуть себя -– они всегда подставляли плечо в трудную минуту ингушам.

Когда между двумя братьями возникает спорный момент, не принято вмешиваться со стороны.

Но по тому, как себя повел каждый участник спора, соседи делают вывод о том, каков он и как с ним вести дела дальше...

Не чеченцы затеяли спор. Они просто предложили вернуться в свои границы – это понятно, законно и элементарно для каждого приличного человека.

Шумят ингуши...

Не красиво.

Не солидно.

Не по-кавказски...

Иногда просто становится стыдно за своих кавказских соседей...

 

 

Сулайманова Зулпа, библиотекарь

 

Если бы объединить земли, отданные Дагестану, Грузии, Ингушетии, то была бы восстановлена историческая справедливость. Я знаю, что когда-то чеченские земли простирались вплоть до Каспийского моря. Считаю, что не нужно дробить и без того маленькую республику.

 

 

Дамбаева Тамара, уборщица

 

Я за мирное решение. Не знаю, как они будут делить эту землю, но только пусть не будет раздора между братскими народами.

 

Мускеева Марет Арибовна, главный специалист-эксперт отдела по работе с общественными и религиозными организациями

Нужен цивилизованный диалог...

 

Проблема территориального размежевания границ между братскими республиками возникла, на мой взгляд, из-за чудовищной безответственности чиновников, руководивших страной в смутные 90-е годы. Тогдашняя чеченская «верхушка» за счет чеченских территорий попыталась заработать себе политический капитал, якобы по-братски сделав «широкий жест» в сторону ингушского народа. Но время «независимостей» прошло. Ингушетия после жестоких событий 1991-го года укрепилась как отдельный Северо-Кавказский регион, и сегодня пришло время «собирать камни». Вопрос территориального размежевания, а точнее – возврата к исторически сложившимся и четко обозначенным соответствующими правовыми актами границам, должен быть решен исключительно правовыми методами, с привлечением широких слоев общественности – как с чеченской, так и ингушской стороны. Все это не должно разрушить многовековые братские узы. Уважаемым ингушам следовало бы вспомнить, что тогдашняя власть была нелегитимной и любые «жесты» той власти, принесшей горе не только чеченцам, но и ингушам, являются незаконными, не имеющими под собой никакой правовой базы. Если присоединение этих территорий как-то помогло ингушам выйти из тогдашнего кризиса, то мы только рады за своих братьев, однако теперь необходимо – в соответствии с нашими общими нахскими традициями (корни которых уходят вглубь веков) – без каких-либо обид и недомолвок справедливо решить этот вопрос: чужое надо возвращать...

Не случайно во время своих выступлений Спикер Парламента ЧР Д. Абдурахманов недвусмысленно подчеркивает, что и между двумя кровными братьями встают вопросы разделения территорий проживания.

Конечно, очень больно, особенно мне, женщине, говорить об этой проблеме, но как историк и как гражданка Чеченской Республики не могу быть сторонним наблюдателем. Главное для всех нас, думаю, не позволить данной проблеме стать «яблоком раздора». Ведь вопросы территории – это всегда очень сложная, опасная своими непредсказуемыми последствиями проблема. Поэтому задача каждого чеченца, ингуша – помнить о том, что мы один народ, вайнахи, имеющий одну веру, язык и обычаи. Надо дать возможность политикам, историкам, общественным деятелям вести цивилизованный, конструктивный диалог.

Считаю, что проблему территорий необходимо решить сегодня, чтобы завтра она не тлела для наших детей.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.