http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


“Срок дороги пусть скоротают думы” . . . Печать Email

Нуха Лориков

 

 

 

Подлинная поэзия одаряет нас внезапной способностью однажды увидеть мир как целое – словно в магическом хрустальном шаре.

У каждого истинного поэта – свое видение мира. Именно в силу индивидуальности миропонимания и оценивается художник, определяются его значимость и значительность, его место в поэзии. Я бы сравнил стихи с металлическими опилками. Должен быть невидимый магнит, к которому они все могли бы притягиваться, собираться вместе. Этот невидимый магнит – личность поэта, которая сообщает единство всему написанному, придает какой-то порядок, лад, строй разрозненным стихотворениям: если этого нет – нет и самой картины, а есть какие-то фрагменты, не складывающиеся ни во что.

 

Художник должен быть самим собой, ему не следует стремиться создать, во что бы то ни стало, радикально новое. Суть творчества не в этом, а в его максимальной адекватности авторскому «эго»… А это – каждый раз – подвиг, каждый раз – труд.

Эдуард Мане, французский художник-импрессионист, так писал о себе в каталоге выставки 1867 года: «Г-н Мане вообще не собирался протестовать. Наоборот, протестовали другие, выступая против него… Г-н Мане всегда признавал талант там, где он есть, никогда не претендовал на то, чтобы уничтожить прежнюю живопись или создать новую. Он просто хотел быть самим собой, а не кем-либо другим…»

Художник идет не куда-то спортивно вперед, по горизонтали, а внутрь – по вертикали. «Быть самим собой» – вот вечная (казалось бы, простая, но все же не до конца выполнимая в поэзии) задача.

Именно оттого, что не всегда удается найти себя, так  монотонно однообразны выходящие сборники многих молодых – и не только – поэтов… А ведь эксперимент, поиск, желание сойти с накатанной колеи, расправить «крылья» души, чтобы ощутить свободу в движении – все это должно быть свойственно молодежи, должно быть ее завидной привилегией. Без риска, без художественного риска, поэтических побед быть не может. Вот почему мне очень нравятся стихи молодой чеченской поэтессы Мадины Ясаевой. Она пишет смело, так, как до нее в чеченской поэзии никто не писал.  На творчестве этой поэтессы я и хочу остановиться.

В ее стихах меня, прежде всего, привлекает яркое сочетание парадоксального мышления и своеобразного видения мира. Не случайно, основной формой выражения ее поэзии является  верлибр, белый стих. Мне думается, что именно свободная манера стихосложения позволяет улавливать и фиксировать тончайшие всплески самых разнообразных настроений. Каждое стихотворение – мгновенный слепок сложного глубокого мира. Одной из основных особенностей ее стихов является их редкое взаимодействие. Иначе говоря, после прочтения одного стихотворения мы глубже воспринимаем другое, которое, в свою очередь, подготавливает  нас к восприятию ее творчества как цельного создания. Стихи Ясаевой – это изящные маленькие кубики одного и того же здания очень хрупкой конструкции. Здания, которое совсем не просто увидеть. Только под определенным углом перед нами постепенно вырисовывается, проступают его очертания, подчас самой неожиданной формы. Малейшее изменение угла, малейший уход в сторону – и видение исчезает, оставляя странное ощущение срыва. Я думаю, это объясняется самой природой творчества – непрерывное балансирование на тонкой, почти невидимой грани, по одну сторону от которой Смысл, по другую – Ничто. Поэтесса отнюдь не уничтожает смысл, она преодолевает его путем умышленной деформации и рассечения внешней оболочки образов. Смысл ее поэзии – смысл ветра, снега, дождя… А в чем смысл дождя? Не знаю, но если он есть, то он прекрасен!

И это качество поэзии – состояние невесомости между двумя полярностями – я отношу к несомненным ее достоинствам, во всяком случае, это гораздо интереснее верифицированного подхода, умозрительности и примитивизма, присущих многим молодым поэтам.

Другим достоинством ее поэзии я считаю разработку ритмического поля в пространстве между свободным и белым стихом. Вообще находки в области ритма занимают значительное место в творчестве Мадины. Не применяя изъезженных ритмов, используя самые разнообразные (порой это гармонически сконцентрированная «артиллерия»)  приемы, она как бы сгущает, уплотняет до предела и без того насыщенную смысловую ткань стиха, создавая благоприятные и, быть может, единственные русла свободного течения образов.

Хочу отметить еще одну черту в ее творчестве. Мне кажется, что она никогда не начинает писать, не представляя заранее (хотя бы абрисно) конечного результата. Только уловив, пускай еще неясную суть, она приступает к работе. На каждом ее стихотворении изначально лежит печать завершенности – это своеобразные самодостаточные миниатюры. Очень часто именно последние строчки стихов являются, в определенном смысле, их началом. Такое чувство, что молодой автор, фотовспышкой узрев лежащий в окрестностях мир, возвращается, уже для нас, к началу, собирая по пути едва уловимые детали своего видения, и при этом равномерно сужает круги, доводя, сгущая и наше понимание данной ситуации до своего уровня. В этой связи,  пожалуй, и для всего ее творчества в целом, очень характерно одно стихотворение, которое уместно здесь привести.

 

Ненавижу

Вижу вечное пламя над головами

Свет от мертвых планет

Нет

На свете жизни нет

Обнимая дрожащие колени

Мне лень бороться с мировыми проблемами

Я капля энергии.

 

Заканчивая, я бы хотел отметить следующее. Резко выраженная авторская индивидуальность придает стихам некоторую сложность. Однако сложность в поэзии бывает двоякого рода. Это может быть нарочитая, искусственная, надуманная сложность, напоминающая жонглирование пушистыми гирями. Сложность же поэзии молодой поэтессы совершенно иного рода – это сложность, идущая от глубины личности автора, от невозможности писать иначе.

Стихи – это, прежде всего, средство самовыражения, зеркального отражения внутреннего «я». Поэтесса делает очень трудное дело. Трудное потому, что все новое всегда утверждается с трудом. К тому же верлибр, да и белый стих мало свойственны самой природе чеченского стихосложения.

И все же я верю, что и такая поэзия будет оценена читателями по ее высокому достоинству.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.