http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Дедушка Хаса Печать Email

Ася Умарова

 

Ася Умарова родилась 3 ноября 1985 года в Калмыкии, в городе Городовиковск.

С 1993 года проживает в Чеченской республике.

В 2003 году окончила Пролетарскую среднюю школу на золотую медаль.

В 2008 году окончила филфак ЧГУ по специальности “журналистика”. Успешно окончила годичное обучение в Кавказском Институте СМИ в Ереване (2008-2009) и в Кавказском народном университете в Тбилиси (2011). Публиковала статьи в России, Чехии, Грузии, Армении, Великобритании и во Франции.

Повести и рассказы опубликованы в литературных журналах «Юность» (Москва), «Дружба народов» (Москва), «Флорида» (США), «Дарьял» (Владикавказ), «Звезда» (Санкт-Петербург), «Нана» (Грозный), «Вайнах» (Грозный), в газете «Народы Кавказа» (Владикавказ), а также в сборниках «Новые сны о Грузии» (Тбилиси) и «Бег от времени» (Грозный). Участник Форума молодых писателей России и стран Зарубежья в Липках, Совещания молодых писателей Северного Кавказа в Махачкале (2012). Дипломант конкурса молодых русскоязычных литераторов Грузии (2011). Помимо литературы с детства увлекается изобразительным искусством. Картины выставлялись в России, США, Италии, Бельгии, Германии, Грузии, Польше и в других странах. Рисунками были проиллюстрированы 4 книги: «Чечня. Право на культуру» (Москва), «Война в моей жизни» (Санкт-Петербург), «Сила добра» (Москва) и «Стихи о Чечне и не только» (Москва), журналы «Флорида» (США), «Радуга» (Грозный), «Вайнах» (Грозный), «Лами» (Грозный). Победитель республиканского конкурса изобразительных искусств «Лучи жизни» в 2012 году. Три персональные выставки картин прошли в Тбилиси и в Грозном. Заняла 2-место в голосовании в номинации «Лучший художник, дизайнер 2012 года» по версии Talenthouse (Америка). С 2002 по 2003 годы гастролировала с молодёжным театром «Жималла» (Юность). Была солисткой хора дома детского творчества, солисткой-вокалисткой государственного ансамбля песни и танца «НОХЧО» (Чеченец) и ансамбля «Заманхо» (Современник). В 2007 году выиграла международный конкурс ООН, по итогам которого прошла трёхмесячную стажировку по правам национальных меньшинств в Офисе Верховного Комиссара по правам человека ООН в Женеве. В 2008 году в Страсбурге заняла 2-е место в конкурсе на знание применения механизмов конвенций прав человека, объявленного Советом Европы во Франции.

 

 

Совхоз «Им. 50-летия Октября» охвачен туманом. Напрашивается набившее оскомину «лондонским», но туман местный, совхозский. Хобби (а для кого-то, видимо, уже почти профессия) некоторых бабушек – поджигать на заднем дворе отходы сена или мусор. Запах горелого – повсюду. Вам не удастся выйти из села без фирменного «парфюма». Бесполезно спорить с поджигателями, их ничто не берет: ни жалобы соседей, ни сетования больных людей. Повсюду утки, гуси, куры: шумят и путаются под ногами, словно школьники на демонстрации.

У бревна, рядом с трансформатором, как обычно, собрались старейшины – обсудить последние новости села. Активней всех в обсуждении участвует дядя Гриша: размахивает руками и повторяет любимое выражение: «Ну, это и ежу понятно».

Дело клонится к вечеру. Дед Хаса возвращается с отарой овец, ему навстречу идут несколько мужчин, чтобы забрать своих овец. Те начинают шарахаться из стороны в сторону, пыль стоит столбом. Тут еще откуда-то налетела стая драчливых гусей, они с шипением набрасываются на всех подряд. Среди всей этой суматохи, сигналя и требуя уступить им дорогу, проезжают комбайны и тракторы. Дедушка Хаса только качает головой, то и дело цокая языком и восклицая:

– Дуй хьуна!

Обычно Хаса носит высокие кирзовые сапоги, штаны галифе, длинный черный плащ-дождевик, серую шляпу с широкими полями. Когда Хаса, ссутулившись, вышагивает за отарой, его можно узнать издалека по своеобразной манере носить свой знаменитый посох: он не опирается на него, а держит за спиной на уровне пояса в горизонтальном положении, закинув за него обе руки.

Почти каждый вечер дедушка Хаса заходит проведать свою двоюродную сестру Секимат, подслеповатую старушку. Еще с порога бьет он посохом по двери и, озорно улыбаясь, кричит: «Дома, старая?!» Секимат старше его на один год, и с детства дедушка Хаса поддразнивает ее, называя старой. Она улыбается, перебирая зеленые четки.

У них была подруга, старушка Паканат из соседнего села, которая все обещала переселиться к Секимат, чтобы быть ближе к подруге. «И перевезу туда свой сундук», – заразительно смеялась она. (Чеченская девушка, выходя замуж, привозит в дом мужа сундук с приданым. Традиция сохранилась и до сих пор. Только на смену старинным тяжелым сундукам с росписями пришли модные чемоданы от «Шанель» и «Луи Витон»…)

Старушка Паканат так и не переехала. Но завещала похоронить ее в их селе, чтобы хотя бы могилки их были рядом. Волю Паканат, когда пришел ее час, исполнили…

Ослепшая и еле передвигающаяся по комнате Секимат… Поясница перевязана серым пуховым платком. На ногах шерстяные вязаные носки. Коричневое платье, на голове цветастый, в славянском стиле, платок с бахромой и янтарные бусы на шее. Желтые лучики играют на коже. Ей нездоровится. Поэтому она просит дочь Липхан измерить давление. Хотя старшее поколение больше доверяет своим методам определения причин недомогания. Еще с незапамятных времен у чеченцев сохранился традиционный метод диагностики и исцеления – дол диллар. Берется головной платок, им несколько раз проводят над головой больного. Потом делают узелок на кончике платка и измеряют локтями, приговаривая заклинания. Так определяется наличие сглаза, порчи, людской зависти и недовольства покойников. Потом читается молитва, над огнем кидают соль, и вот свершается чудо: недомогание отпускает! Мужчины только усмехаются. А быть может, Секимат права, и это просто недоверие к местным врачам?

Новости по телевизору. Секимат хоть и не видит, но просит сделать звук погромче. Телеведущая бодрым голосом сообщает о природных катаклизмах, тысячах погибших и раненых: цунами в Азии, землетрясение в Южной Америке… «В Багдаде забили камнями 14 подростков эмо». После всего сказанного телеведущая вдруг делает печальное лицо. Держит паузу. И продолжает голосом, полным скорби: «А сейчас мы перейдем к самой печальной и трагической новости. Скончался известный актер…» Хаса сокрушается: неужели предыдущие новости были менее печальны, чем сообщение о смерти одного киноактера?..

Никто не понимал дедушку Хасу. Все лето и осень Хаса на поскрипывающей деревянной бричке, запряженной неказистой лошаденкой, ездил в заброшенные сады – заготавливал сено для коров, бычков, овец. Соседи удивлялись: куда столько, и так сенник почти доверху забит?!.. Но Хаса продолжал трудиться, заготавливая впрок сено, овес, ячмень... «Сам можешь недоедать, но о скотине, за которую ты в ответе перед Всевышним, должен позаботиться. Вот и заготавливаю, пока силы есть…», – говорил он.

Хаса долго не мог забыть свою жену. Люди часто видели его в заброшенном саду, когда он, отпустив лошадь пастись, неподвижно сидел на бричке, уставившись в одну точку.

Жена Хаса умерла двадцать четыре года назад от бронхиальной астмы. Хаса, несмотря на все уговоры родственников, с тех пор так и не женился. Он очень любил свою жену. Это как … «пока смерть не разлучит нас»… Он украл ее, когда ей было всего шестнадцать лет. Украл не потому, что она не соглашалась выйти за него. Но ее родители были против, так как считали ее слишком маленькой для замужества.

Не только с воспоминаниями не мог проститься Хаса. В его сарае было полно вещей, которые уже давно надо было бы выбросить. Но с каждым предметом было связано многое. С женой, родителями, которых больше нет, детьми, родственниками…

Куклы и вышивки на тканях хранились в отдельных расписных сундуках. Вышивание было одним из любимых занятий его жены. Удивительно, как она успевала: девять детей и весь день на работе. Она и кукол делала. Это очень просто. Берете две дощечки, одну подлиннее, а другую – покороче, и складываете их крест накрест, обвязав веревкой. Длинная – это туловище и голова, а та, что покороче, – руки. Голову делают из лоскута ткани, который набивают ватой. Две черные бусинки – глаза, одна красная – губы. Волосы из обыкновенной бахромы. А потом надевают платье. Таких кукол наши прабабки делали издавна.

Ну вот, Хаса едет на бричке, колеса поскрипывают. Когда он гонит овец или погоняет лошадь, то выкрикивает красиво, и даже, как многим казалось, с французским акцентом:

– Чэо! Чэо!

Иногда он засыпает в дороге. Это из-за стариковской ночной бессонницы. Сельские детишки веселой стайкой бегут навстречу.

– Пожалуйста, дедушка Хаса, ну покатай нас! – визжат они.

Хаса просыпается. К встрече с ребятишками он готовился заранее и поэтому загрузил бричку сеном только до бортов, ведь если погрузить «до упора», с горкой, то детишки могут и упасть. Хаса останавливает лошадь и ждет, пока дети, цепляясь за ободья колес, вскарабкаются наверх. Маленькие «пассажиры», заняв свои места, смотрят на деда в ожидании продолжения забавы. А Хаса хитро улыбается и вдруг восклицает:

– Дуй хьуна! Что это у меня тут под ногами?!..

Ребята переглядываются и смеются. Хаса достает яблоки, которые собрал в заброшенном саду.

– Берите, родные, берите… А вот эти самые маленькие, оставьте для моего внука. Вы же знаете, как его зовут?

– Знаем. Его зовут Ту-ту-рбок, – хором отвечает детвора.

Хаса улыбается, от глаз его разбегаются лучики морщин...

…Хаса скончался ровно через месяц после того, как неожиданно умер его сын, отец Ту-тур-бока.

Он даже на похоронах говорил, что не сможет больше жить без сына. И он не смог.

Бричка Хасы много лет стояла перед их двором. У родственников рука не поднималась выбросить или сжечь. А может, и они заболели болезнью дедушки Хасы – не выбрасывать вещи, ведь они хранят воспоминания…

Дети любили играть в бричке. Когда одно деревянное колесо сгнило и развалилось, родственники оттащили бричку на свалку и сожгли. Лошадь же сдохла через несколько лет.

 

Теперь ты знаешь, дорогой читатель, что совхозский туман таит в себе множество воспоминаний.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.