http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


"Человек-­история" Печать Email

Фатима Абдурзакова, театровед

 

 

 

Искусство, как жизнь, - слабым не по плечу…                                                                      А.А. Блок

 

Муталип Ахмадович Давлетмирзаев. Замечательный человек и выдающийся актер, с именем которого связан период расцвета театрального искусства нашей республики и чей талант получил признание зрителей и высокую оценку профессионалов.

 

«Искусство Давлетмирзаева отличает глубокий психологизм, сочетаемый с историей и исторической конкретностью, в чем, собственно, причина успеха в таких ролях как Монах Лоренцо, Джон Джексон, Бож-Али, Печорин, Яровой, Ричард III, Дон Диего, Леонардо, Клеон, Кориолан, Сталин, Ленин. Что бы ни играл М. Давлетмирзаев – он не просто исполнитель, он создатель живого характера»,1 – напишет о нем «Театральная жизнь»...

А начиналось все так…

Наверное, совсем не случайным был тот факт, что в 1957 году, во время прогулки по Грозному, на глаза Муталипу попалось объявление, в котором сообщалось о том, что начат набор абитуриентов в актерскую студию при Ленинградском театральном институте им. А. Островского – это судьба… В стенах этой – одной из старейших в стране – театральных школ и начался путь Муталипа Давлетмирзаева к вершинам актерского мастерства. Сегодня, вспоминая о том, что подвигло его сделать этот выбор, Муталип Ахмадович признается, что во многом этому способствовало страстное желание побывать в Ленинграде. «Легендарный, прекрасный город – сколько раз я видел его во сне, рисовал в воображении», – делится своими воспоминаниями актер.

После успешной сдачи вступительных экзаменов Муталип был зачислен на первый курс института, в состав чечено-ингушской студии. Руководила студией Евгения Константиновна Лепковская. Муталип с огромной благодарностью вспоминает своего первого наставника: «Евгения Константиновна с первых дней была рядом с нами: поддерживала, подсказывала, учила не только искусству, но и большему – человечности. Она так и говорила: актер – это инженер человеческой души. Учиться просто так она не позволяла никому, требовала полной отдачи от человека».

Творческим дебютом для Давлетмирзаева стала роль Монаха Лоренцо в выпускном спектакле «Ромео и Джульетта». Рецензируя дипломный спектакль молодых актеров и давая свою оценку каждому исполнителю, Л. Калита отметит: «Монах Лоренцо был цельной, проработанной, выверенной шекспировским театром фигурой. В нем чувствовался острый взгляд актера, природная пылкость, горделивость осанки, величавость поступи...»2 Несомненно, за всем этим кроется кропотливая работа, умение и желание актера вживаться в создаваемый образ, чувствуя при этом не только человека, но и эпоху, им представленную.

«Многое угадывалось в лукавом взгляде давлетмирзаевского Лоренцо, в сдерживаемой пылкости его натуры, гордой осанке, величавой походке, во всевидящих умных глазах…»3 – изложит свои мысли театровед Бек Абадиев. В первой же работе, как повествует театроведческая периодика, в молодом актере можно было разглядеть широкий диапазон исполнительских возможностей.

«Это была незабываемая пора моей театральной молодости! Пора надежд, дерзновенных планов… Начало стремительных и захватывающих сценических биографий моих сокурсников»,4 – поделится Муталип своими воспоминаниями с журналом «Театральная жизнь». В 1962 году Давлетмирзаев, окончив учебу, возвращается в родную республику и начинает работу в театре им. Х. Нурадилова.

«Работайте, учитесь – и перед вами откроется широкая дорога творчества», – эти слова, написанные главным режиссером театра П.Б. Харлипом, режиссером-постановщиком спектакля «Тысяча вторая ночь», в котором М. Давлетмирзаев сыграл одну из главных ролей (Генерала Эсс), стали для Муталипа своего рода напутствием, которым он руководствуется на протяжении всего жизненного  пути.

Его персонажи не были или положительными или отрицательными. Они – живые. Трудно с точностью определить амплуа Давлетмирзаева. С равным успехом он играл роли героические и комедийные, острохарактерные и драматические, его герои, представители разных эпох, национальностей, возрастов и социальных групп, всегда убедительны.

«Мне повезло, может быть, больше других. Уже в первые годы работы в театре мне поручались главные роли, я сыграл Печорина в спектакле «Бэла» М. Лермонтова (реж. П. Харлип), Апполонио Сельвиро в спектакле «День рождения Терезы» Г. Мдивани (реж.И. Савельев), поручика Ярового в спектакле «Любовь Яровая» К. Тренева (реж. П.Б. Харлип), Маркиза Форлипополи в спектакле «Хозяйка гостиницы» К. Гольдони (реж. А.Г. Ридаль), Тристана в спектакле «Собака на сене» Лопе де Вега (реж. П.Б. Харлип), Адиля в спектакле «Дороги любви» И. Базоркина (реж. Н.К. Децик) и др. Эти спектакли были для меня и пробой сил, и ступенями роста. Поднимаясь по ним, я постигал сущность актерского мастерства, совершенствовал умение обогащать роль собственным опытом. Работал много и упорно...» – вспоминает актер.

Муталип благодарен судьбе, которая связала его творческими и дружескими узами со многими замечательными людьми, в числе которых и выдающийся режиссер, ученик Г.А. Товстоногова – Мималт Мусаевич Солцаев. Первой их совместной работой (кстати, дипломной работой тогда еще начинающего режиссера Солцаева), стал творческий диалог в спектакле «Скованные цепью» по пьесе американских драматургов Н. Дугласа и Г. Смита. Газета «Комсомольская племя» напишет: «Успех спектакля определяется подлинной удачей сценического воплощения образа Ноя Галена (М. Цицкиев) и Джона Джексона (М. Давлетмирзаев). Чувствуется, что у артистов отработано каждое движение, даже мимика. Поэтому и создается впечатление свободы и простой актерской игры. Спектакль молодого режиссера праздничный, искрящийся щедрой россыпью актерских удач, талантливых режиссерских находок…»5

Уже имея на тот момент весьма богатый исполнительский репертуар, Давлетмирзаев не останавливается на достигнутом, следуя завету К.Станиславского: «Искусство – это езда на велосипеде. Если ты остановился, то упал! Двигаться нужно только вперед!»

Одной из первых громких удач М. Давлетмирзаева стало блестящее исполнение главной роли в комедии А. Хамидова «Бож-Али» (режиссер П.Б. Харлип, художник А.И. Белов), премьерой которого (а было это 1 мая 1965 года) открылся 34-й театральный сезон.

Актер вдохнул в образ жизнь, и образ этот, несмотря на богатейший актерский репертуар Давлетмирзаева, для тысяч зрителей на многие годы станет его визитной карточкой, так же, как Сутарби для Альви Дениева.

Спектакль «Бож-Али» получил поистине народное признание. На сохранившейся программке того времени с автографом самого автора комедии и сейчас можно прочесть отзыв Абдулы Хамидова об игре Давлетмирзаева: «Способному актеру М. Давлетмирзаеву за вдохновенное исполнение роли Бож-Али – от восторженного автора…»

Спектакль, ставший впоследствии классикой чеченской сцены, был отмечен дипломом и премией на смотре, посвященном 50-летию Октября. Советской театральной критикой был отмечен удачный выбор актера на главную роль. «М. Давлетмирзаев в роли Бож-Али рисует образ этакого красавца, настоящего мужчины, знающего себе цену», – писала Л. Нимвицкая в статье «В распаде с адатом»6.

«…Артист изумительно передал гнев героя, наказанного колхозом, ярко показывая хитрость и изворотливость Бож-Али, выманивающего деньги у тетки Маймы. Какое богатство доводов! А потом он демонстрирует танец, которым должен был покорить новую жену. Чуть косолапя, Бож-Али дрожит от внутреннего темперамента. Его танец великолепен. В двух-трех движениях, выразительных и четких по ритму, актер показывает фанфаронство своего героя, делая его смешным, тогда как Бож-Али хочет казаться неотразимым. Удачно найденное актером сочетание грозной внешности и слабого характера создает живой образ…», – напишет «Театральная жизнь» в 1965 году7. «Все мысли и переживания персонажа отражаются в глазах актера, в его жестах, то размашистых и самоуверенных, то безвольных и вялых. А усы Бож-Али! Они то гордо взвиваются кверху, как знамена победоносного завоевателя, то жалким хвостиком свисают вниз. Все, что делает  исполнитель М. Давлетмирзаев в роли Бож-Али, очень смешно, но в то же время и убедительно, потому что актер до предела правдиво и всерьез живет на сцене в этой острокомедийной роли…» – напишет в том же году К. Кравицкий в журнале «Театр»8.

Каждая роль, каждый образ – это напряженный труд… «Успех в образе Адиля достался не легко, очень не легко. За этот успех я заплатил сполна: своими чувствами, эмоциями, нервами. Взамен я получил ни с чем не сравнимое душевное удовлетворение…» – делится воспоминаниями актер о своей работе в спектакле «Дороги любви» по роману И. Базоркина. Созданный им образ чеченского парня, которого оклеветали и разлучили с любимой девушкой, поражал своей пронзительной достоверностью.

«…Когда, находясь на сцене в образе Адиля, при переполненном зале, я ощущал биение сердец зрителей, доверившихся мне, поверивших моим чувствам, живущих в настоящий миг со мною едиными чувствами, едиными мыслями и единым горем, сопереживая мне, моему Адилю, и вместе со мной оплакивая разлуку с любимой девушкой – в этот миг я бывал безмерно счастлив. Счастлив, что я драматический актер, что зритель поверил мне и раскрыл свои чувства, созвучные моим. После каждого спектакля я чувствовал себя морально удовлетворенным, усталым, счастливым и опустошенным…»

Это было началом его творческого пути, а впереди ждали новые успехи и новые роли.

Творческой природе М. Давлетмирзаева всегда были близки и симпатичны образы людей благородных, прекрасных душой и помыслами. Один из таких образов актер раскрывает в спектакле Р. Хакишева «Бессмертные», в котором Давлетмирзаеву была доверена роль Гнездикова.

«Все, что делает актер на сцене, освещено живой, трепетной мыслью», – отметят рецензенты.

Не менее высокую оценку театральных критиков получила и его работа в спектакле «Коварство и любовь» Ф. Шиллера, где Давлетмирзаев исполняет роль Фердинанда: «С первой сцены до последней, его герой – бунтарь. Актер создавал образ юноши благородного в своей независимости и независимого в своем благородстве».9 Отмечая успешную работу, режиссер-постановщик спектакля В.Э. Ванштейн напишет: «Поздравляю с проделанной огромной работой и безусловным успехом. Помните, что в жизни все должно быть подчинено театру. Вы – артист. Это звучит гордо!»

Очередным успехом мастера становится исполнение главной роли (Леонардо) в сценической композиции дипломанта ЛГИТМиКа Р.Ш. Хакишева «Кровавая свадьба» по одноименной пьесе Г. Лорки, премьерой которой открылся театральный сезон 1967-1968. Раскрывая основную тему – тему борьбы со средневековьем собственной души, Л. Калита в статье «Жажда песен, наполненных солнцем» напишет: «…Однажды изменив лучшему себе, ты становишься несчастным сам и делаешь несчастным тех, кто тебя окружает – герои спектакля, сыгранные актерами чрезвычайно интересно, помогают режиссеру глубоко и ярко раскрыть эту философскую мысль…»10 За успешное исполнение главной роли и вклад в развитие театрального искусства, Указом Президиума Верховного Совета ЧИАССР от 21 декабря 1967г., М.А. Давлетмирзаеву было присвоено почетное звание заслуженного артиста ЧИАССР.

Эта роль стала для него последней в первом акте его личного жизненного спектакля. Неожиданно для всех, в 1967 году актер уходит из театра и поступает на юридический факультет Всесоюзного юридического института в Москве.

«Ухожу в люди», – шутил Муталип, временно прощаясь с коллегами по театру. Думается, многие недоумевали: как на заре славы, когда за плечами такой богатый опыт работы, можно уйти?! Оказывается, можно, но ненадолго, для того, чтобы вернуться вновь…

Началом нового периода был ознаменован 1974 год, когда, вернувшемуся после семилетнего антракта на родные помостки, Муталипу поручают главную роль – Дон Диего в спектакле «Сид» Корнеля (реж. М. Солцаев). Продолжая шекспировскую тему, он с успехом воплощает образ Ричарда III в спектакле М. Солцаева «Ричард III».

«   Заслуженный артист ЧИАССР М. Давлетмирзаев, играющий Ричарда III, порывист, экспансивен. В нем прямо-таки клокочет энергия, требующая выхода, разрядки. Четкая режиссерская партитура, проникновение большинства актеров в суть шекспировских образов, оригинальное музыкальное решение спектакля – все это расставляет нужные акценты…».11

Образы, создаваемые Давлетмирзаевым на сцене, всегда неповторимы, но есть то, что их объединяет – масштабность и достоверность. «Каждый сценический герой – живой человек, имеющий свой, уникальный внутренний мир. Знание жизни во многих ее проявлениях помогает в сложном процессе перевоплощения, без которого я не мыслю себе театра…» – скажет актер, отвечая на вопрос о том, в чем суть его высочайшего мастерства. Да, именно так: талант, знание жизни плюс преданность любимому делу – вот формула успеха Муталипа Давлетмирзаева. Князь в спектакле «Пир во время чумы» А. Пушкина (Р. Хакишев), Сальери в спектакле «Моцарт и Сальери» (Р. Хакишев), судья Клеон в спектакле «Забыть Герострата» Г. Горина (постановка М. Солцаев) – это лишь некоторые из ролей, блестяще сыгранных им на сцене театра.

«Клеон – умен, интеллектуален, человечен. А как выразительно лицо Клеона, каждый нерв которого выдает в нем яркую, сильную личность с ее высоким стремлением к справедливости, господству разума. Актеру удалось соединить личные и гражданские качества героя в одно гармоничное целое»12.

В спектакле «Песни вайнахов» режиссера Р.  Хакишева, удостоившегося звания Лауреата Государственной премии РСФСР, переплетаются «поэзия и живопись, музыка и танец. Все это словно слилось воедино, и родилось представление мужественной и гордой силы. Замысел режиссера Р. Хакишева – сделать драматический спектакль по мотивам народного эпоса – нашел живой отклик в сердцах актеров…  И родилось произведение глубоко народное по духу и содержанию, традиционное и в тоже время чрезвычайно оригинальное по форме…», - скажет С. Бехметьева, размышляя о спектакле13. Исполненная М. Давлетмирзаевым роль Мусоста пополнила и без того богатую репертуарную копилку актера.

10 ноября 1977г. Муталипу Ахмадовичу Давлетмирзаеву было присвоено почетное звание Народный артист ЧИАССР.

Из спектакля в спектакль, из года в год, делая своего героя реальным, жизненно узнаваемым в его значимости, Муталип наполняет свои образы подлинной гражданской силой, одним из которых становится образ Сталина в спектакле М. Солцаева «В августе сорок четвертого» на сцене театра им. М. Лермонтова. Спектакль, в основу драматургического материала которого лег роман В. Богомолова «В августе 44-го», «открывает неведомую страницу ВОВ – историю операции «Неман»14 .

«Сложное для сценического воплощения произведение, построенное на монологах, с привлечением жестких, деловых, лаконичных документов, оно требовало психологической мотивировки поступков, внутренней правды и точно выверенной логики характеров и отношений, тонкого обнажения подтекста каждой реплики, контрастности в передаче событий»15.

«М. Давлетмирзаеву удалось создать образ, близкий кинематографическому. Играет он уверенно и убедительно», – напишет к.ф.н. Р. Эсенбаева в статье «Чеченский Театр».

В 1981 году, в сезон своего Золотого юбилея, театр, обращаясь к теме, актуальной во все времена, – личность и общество – представляет «своего» «Кориолана» (реж. М. Солцаев, художник А. Сновинг). Выбор не случаен: творчество Шекспира было, есть и будет «критерием высшей оценки творческого уровня». «Кориолан Давлетмирзаева – талантливый воин-труженик, поэтизирующий в себе доблестное начало и ратное мужество. Это человек со своими примечательными особенностями: внешне скупой на проявление лирических чувств к ближним, с этикой максималиста и потому максималистски оценивающий в людях хорошее и плохое»16.

«Характерная сдерживаемая лиричность помогает Муталипу Давлетмирзаеву в раскрытии образа Кориолана», – напишет Жанна Плиева, рецензируя спектакль. «В исполнении М. Давлетмирзаева Кориолан лишен внешне романтических черт. Сила его – в стойкости духа, неукоснительном следовании нравственным ценностям, всепоглощающем служении Родине. В нем нет стремления к власти, а лишь желание быть понятым…», – отметит А. В. Очман.

Народная мудрость гласит: «счастлив тот, кто одолеет вершину». Для театра, которому Давлетмирзаев посвятил лучшие годы, такой вершиной стал спектакль «Лениниана», в котором Муталипу довелось первому в истории национального театра сыграть роль Ленина. Создать впечатляющий образ Ленина по силам лишь немногим актерам. Для этого нужны масштабный талант, сценическое обаяние. «Давлетмирзаев играет насыщенно, концентрированно, поражаешься сценическому темпераменту исполнителя. Он создает характер мощный, цельный, страстный, ставший подлинным эпицентром спектакля», – напишет «Советская культура» в дни московских гастролей в 1984 году. Эта роль стала этапной в жизни актера, оказав благотворное воздействие на все его творчество и на саму личность. За этот спектакль режиссер М. Солцаев и М. Давлетмирзаев были удостоены звания Лауреата Государственной премии им. К.С. Станиславского.  «Исполнитель роли Ленина, заслуженный артист РСФСР М. Давлетмирзаев поражает необыкновенной точностью пластического рисунка, удивительным внешним сходством с героем. Актер развивает классические традиции, богатое наследие Б.В. Щукина, М.М. Штрауха, Б.А. Смирнова, которые стремились к тому, чтобы внешняя характерность выражала его сущность. Перевоплощение – это высшая ступень актерского мастерства, и мы считаем, что актеру удалось достичь этой высшей ступени»17.

«Далось это не просто. Когда я изнутри пережил и понял его мысли, остальное пришло само», – вспоминает актер. «В течение всего спектакля Давлетмирзаев непрерывно на сцене, в действии, в напряжении чувств, мысли. Актеру удалось передать масштабность личности вождя, несгибаемость его духа, беспредельность его веры в творческие силы народа. Заслуженный артист РСФСР М. Давлетмирзаев рассказывает со сцены о своих героях с покоряющей эмоциональной силой, создавая глубокие, многогранные характеры. Так появляется его понимание театра как искусства…», – даст свою оценку А. Горнов в статье «Актеры России». Этой серьезной актерской работой завершился очень большой, наполненный трудом и поиском этап жизни Давлетмирзаева.

За заслуги в развитии театрального искусства, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1989 г., М. Давлетмирзаеву было присвоено почетное звание Народный артист  РСФСР.

«Я счастлив, что под руководством М. Солцаева репетировал свои самые серьезные роли», – подведет итог совместной работы с Мастером Муталип.

«…Самобытный художник, в чьем творческом почерке высокая патетика соединяется с точностью социального анализа, гражданский темперамент – с вдумчивым постижением внутреннего мира героя, он тяготеет к крупным эпическим полотнам, яркой выразительности, четкости сценического рисунка…»18.

Муталип Давлетмирзаев – актер, который, в совершенстве владея искусством перевоплощения, соединил в своем творчестве лучшие традиции русского театрального искусства и классический стиль игры. Работая над той или иной ролью, он действительно «влезал в кожу действующего лица, начиная думать, говорить, ходить, жестикулировать, действовать в характере, ритме, темпераменте того человека, которого он создал на сцене или кино».19 Фактурность актера – особого свойства: яркая, определенная, но при этом не жесткая, она обладает широким внутренним диапазоном, поворачивается разными гранями, нимало не стесняя актерских возможностей. М. Давлетмирзаев словно создан играть главные роли. К сожалению, политическая ситуация, которая сложилась в нашей республике в 90-е годы, вынудила Давлетмирзаева отказаться от многих творческих планов – почти 15 лет словно вычеркнуты из жизни…

18 апреля в театре им. Х. Нурадилова Мастер отметил 70-летие и 45-летие своей творческой деятельности. Как художника старшего поколения, чувствующего ответственность за сохранение творческой преемственности поколений (об этом он не раз говорит в своих выступлениях), Муталипа Ахмадовича очень заботит проблема актерской смены. Причем не только в понимании талантливости, профессионализма молодых, но и их личностного роста, надежности гражданской позиции, требовательности к самим себе и в жизни, и в искусстве...

 

Сегодня Муталип Давлетмирзаев заведует кафедрой истории государства и права юридического факультета и совмещает работу на кафедре актерского мастерства. Тот факт, что у нашей молодежи есть такие мудрые наставники, готовые поделиться своим бесценным профессиональным и жизненным опытом, позволяет с уверенностью говорить о том, что театральное искусство в Чеченской Республике и впредь будет жить и развиваться, радуя сердца истинных театралов.

 

Фото и архивные материалы предоставлены

М. Давлетмирзаевым и С. Темирбулатовой

 

 

1 Горнов А. Актеры России – Муталип Давлетмирзаев. Театральная жизнь. № 22. 1984. С. 15.

2 Калита Л. Муталип Давлетмирзаев - актер и человек. Васт. №8. 1994. С.25.

3 Абадиев Б. Впереди – большая дорога // Грозненский рабочий. 12 мая. 1984.

4 Горнов. А. Актеры России – Муталип Давлетмирзаев. Театральная жизнь. №22 1984. С.17.

5 Алиева Т. Скованные цепью // Комсомольское племя. 3 марта. 1964.

6 Нимвицкая Л. В распаде с адатом // Театральная жизнь. М., 1965. №16. С.17.

7 Там же.

8 Кравицкий К. Падение Бож-Али // Театр. 1965. №11. С.103.

9 Абадиев Б. Впереди – большая дорога // Грозненский рабочий. 12 мая. 1984.

10 Калита Л. Жажда песен, наполненных солнцем // Грозненский рабочий. 26 марта. 1967.

11 Очман А. Пожнешь бурю // Грознеский рабочий. 12 апреля. 1974.

12 Горнов А. Театр звучит современно // Грозненский рабочий. 10 декабря. 1975

13 Бехметьева С. Зримая песня // Грозненский рабочий. 23 февраля. 1978.

14 Калита Л. В августе сорок четвертого //Грозненский рабочий. 23 февраля. 1978.

15 Там же.

16 Плиева Ж. С верой в человека //Грозненский рабочий. 22 июня. 1981.

17 Афонина Е., Попов М. Свет великого образа. Огонек. №49.

18 Михайлова И. Семь спектаклей – лицо тетра // Советская культура. 31 июля. 1984.

19 Абадиев Б. Впереди – большая дорога //Грозненский рабочий. 12 мая. 1984

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.