http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


О топологии традиционной культуры и кризисе мирового народоведения Печать Email

Хасиев С.-М.

/на примерах чеченских материалов/

Везде и всюду есть люди и их подобия – вот то главное резюме, которое я вынес из собственного жизненного опыта.

Нет народов отвергнутых и избранных. Нет малых и великих. Этнос – природный субъект, культурно самодостаточный и, хотя бы потому, достойный не только внимания, но и уважения!

Я много лет занимаюсь традиционной культурой чеченцев (кавказцев) и столкнулся с трудностями, которые никак не решаются принятыми методами.  В культуре нет, как оказалось, ничего малозначимого, как нет и не связанных, не взаимообусловленных элементов. Она, как и все в этом мире, подчиняется строгим законам естества, которые мы привыкли называть Природой, и состоит из смыслов... Бессмысленного там нет.

Мы – этнографы, этнологи, социальные антропологи – уподобляемся той лисе из сказки графа Л. Толстого, которая стала выяснять в норе у частей собственного тела, что они делали, когда она убегала от охотничьих псов! Расчленяем, разрываем, разрезаем – полагая, что познаем тайны и творим науку… а затем склеиваем и… удивляемся, что получается невообразимое чудище: из частей лебедя, щуки и рака! Если когда-то это и двигало науку вперед, то сегодня это стало тормозом развития той самой науки, которой многие из нас посвятили жизнь.

Наука как таковая возникла из неудовлетворенности объяснением возникающих перед человеком проблем другими системами, так как в политике, в конфессиях всегда преобладал интерес! Современная наука так же сползла на эти же позиции, предав изначальные установки, – что никак нельзя приветствовать.

Я, против собственной воли, вынужденно стал заниматься историей хозяйственного быта чеченцев. Когда по первоисточникам выяснилось, что чеченцы (кавказцы) в этом вопросе нисколько и никому не уступали, стал задумываться над мифами, что они (кавказцы) отставали в своем развитии от всего цивилизованного мира.

Математика – наука, ближе всех подошедшая к законам естества, и потому я остановился на термине «топология», так как там менее всего приветствуются разрезание, склеивание и всякие прочие искусственные операции, которыми успешно манипулируют – кто-то неосознанно, а кто-то целеустремленно и целенаправленно.

Не слишком сведущему в математике, мне представляется, что основной принцип ее поможет нам понять и осмыслить культуру в ее совокупности – как единую целостность. Для меня очень важны согласованность, иерархия, статус того или иного элемента, части, вида и т.п. в рассматриваемом вопросе.

Мне важно было также выйти на мировоззрение и мировосприятие носителей культуры, так как я воочию убедился, что всякое явление, казалось бы, такие мелочи, как, например, приветствие или занимаемое место в пути/дороге, обязательно подпирается «идеологическим» обоснованием, определяющим место и иерархию индивида в обществе.

Во всем этом, как мне представляется сегодня, более подходящей дефиниции я не нашел. Данная, назовем ее условно трактатом, работа не является в чистом виде академически научной – это мысли, рассуждения старого, давно оторвавшегося от сует научного мира человека, пережившего много горя, но и не лишенного радостей дружбы и общения с людьми. Совершенно очевидно, что у меня будут просчеты, ошибки и т. д. Но одно несомненно – подрастающее поколение наших коллег не будет зажато в оковы идеологических предрассудков и им эти заметки помогут открыто, без кривых зеркал взглянуть на мир и на науку. Для меня сегодня важен сам принцип, подход…

Конечно же, это не чистая классическая геометрия, так как этнос и его культура не есть только проекция на плоскость. Человек наделен особым свойством чувства категории Времени, которую еще Аристотель признавал самой таинственной! Он прав, Человек – таинство из таинств, наименее поддающееся научному изучению! Он наделен чувством Стыда, что и составляет фундамент нравственности.

К этой мысли я пришел, когда занимался вопросами Шкалы национальных ценностей чеченцев. Как оказалось, не все, что на слуху, о чем говорят больше, громче и чаще, является базовым, основным или, как говорится, родовым для человека как особого вида… Поэтому многое, на что мы сегодня ориентируемся, чему мы поклоняемся, те идеалы, к которым мы стремимся, видятся иллюзорными, легковесными и, в общем-то, не достойными Человеческой Сущности, Предназначения Человека, его Естества.

Я – всего лишь провинциал, для которого найти в местной библиотеке обыденную (не только специальную, но и обычную) справочную литературу – большая проблема.

Мне могут возразить – мол, есть Интернет. Да, там можно найти все обо всем: кто на кого косо посмотрел; кто кого обманул, ограбил, убил… Я же просто выношу на обсуждения коллег свои гипотезы, к которым я пришел, как у нас говорят, прожив жизнь, увидев и узнав людей и разные страны, пережив и страшное, и горькое, но – не разуверившись в человеческой природе.

Везде и всюду есть люди и их подобия – вот то главное резюме, которое я вынес из собственного жизненного опыта. Нет народов отвергнутых и избранных. Нет малых и великих. Этнос – природный субъект, культурно самодостаточный и, хотя бы потому, достойный не только внимания, но и уважения!

Ни Родителей, ни Родину нам не дано выбирать, мы столь же мало причастны к делам предков, какими бы великими или дурными они ни были! Нам остается одно – быть достойными их деяний, не потерять лицо! А это возможно только в том случае, если мы будем придерживаться Истины!

Ложь иррациональна, в какой бы обертке ее ни преподносили, какими бы высокие идеями ее ни подпирали; какие бы возвышенные цели она ни преследовала. Она, как ржавчина, разъедает даже великие идеологические системы… Каждый недостоверный факт отдаляет наших потомков от цели, и потому на научном сообществе, призванном изучать реальное, а не виртуальное, прошлое, лежит огромная ответственность перед потомками.

Я уяснил – во всяком случае, для себя, – что к прошлому следует относиться уважительно, ибо, «подправляя» прошлое, мы вольно или невольно бьем по будущим поколениям. Мы, фактически, способны увидеть будущее только в той степени, в какой неискаженно освоили прошлое…

Если это мне удастся хотя бы в малой толике, то буду считать задачу выполненной…

Со временем я убедился в том, повторюсь, что в традиционной культуре нет большого и малого, значимого и не значимого – все взаимосвязано и взаимообусловлено по единой системе. Любое единичное оказывается частью целого. Любая материальная атрибутика оказалась обоснованной идеологическими представлениями. Я с благодарностью вспоминаю осетинского этнографа          В. Дзардзиати (да будет ему земля пухом) за его великолепный труд про горский столик-поднос. В его описании эта вещь обрела многомерность, ожила, заняла «свое» место.

Конец 20 века принес с собой множество разочарований... Многое из того, что вчера представлялось извечными истинами, обрушилось. Новый век ставит новые проблемы и задачи. Для их решения необходимы новые подходы и методы. Предлагаемый трактат не есть строго научный труд – выношу на обсуждение свои мысли и суждения о возможных вариантах изучения традиционной культуры народов.

Этнокультура не линейна, не одномерна – объемна. Ее можно понять и принять лишь на фоне осей координат: категорий Времени (ось У – или мужское начало) и Пространства (ось Х-абсциссы или женское). Она подчинена строгим законам миропознания и миропонимания, которые у каждого этноса не могут не быть своеобразными.

Доподлинные место и роль чеченской традиционной культуры нельзя до конца понять и осмыслить во всей их сложности без учёта топологии (подч. мной – С.Х.), на которой покоится этническое бытие во всех его проявлениях. И у чеченцев, как оказалось, нет мелких, незначительных и больших, великих сущностей. Все сведено в некие круги, где сакральное и профанное, мужское и женское взаимосвязаны и должны почитаться в равной степени. Этот признак отчетливо отразился и в языке. Приведем пару примеров.

Схема 1:

Место человека, как и этноса, нельзя понять, рассматривая его изолированно, – только в структурах: семьи, патронимии, тайпа, этноса и человечества в целом. Обязательно – в контексте его хозяйственной деятельности, а все вместе – через призму его мировоззрения и мировосприятия. В ином случае картина получается усеченной, однобокой и, в прямом смысле слова, ущербной. Следующая (упрощенная) схема позволяет увидеть это со всей наглядностью.

1. Я – (Ас-со).

2. Семья (доьзал) – отец (да).

3. Объединение семей: патронимия (ц1ийна нах) … – глава (верас).

Схема 2:

Схему приводим здесь потому лишь, что именно на ней держалась вся традиционная жизнь чеченского общества1.

4. Объединение патронимий: некъи/вати.

5. Гораш (объед. некъи)/вати (а-долгое).

6. Тайпы (объед. гораш)/ван(Ванах).

7. Къам (халкъ) – народ (объединение тукхумов).

Тукхумы (объед. тайпов) – выходят уже за пределы родства и представляют из себя общину, т.е. территориальное объединение (в новое время), но есть предпосылки, что в древности этим термином обозначалось родство по матери/ материнская сторона.

Мир эмбрионов / мир потомков – доь.

Мир предков – ох1ла – представляет собой как бы начало и конец в этом круговороте, и, на мой взгляд, именно с этим кругом связан до сих пор повисавший в воздухе 33-летний календарный период, известный под дефиницией – «Хуз/хузи», разделенный на 11-летние циклы. Одновременно «Хузи» считается и первоначальным/изначальным веком человека – «оьмар/умар».

Если все это перевести на наше время, на современные понятия, то действительно возникает ассоциация с «Золотым веком», т.к. человек не отягощен (во всяком случае, мало) семейными заботами…

У многих народов существует устойчивое представление, скорее всего, – из сферы народной педагогики:

«Назови человека 100 раз собакой – он начнет тявкать, 101 раз – выть на луну». Чеченский тайп искони объявлен в русской науке родом и в соответствии с этим – ответственным (!) за своих членов, т.е. подвержен виру и т.п.

Лет 30 тому назад я специально изучал эту проблему и когда сравнил по пунктам признаки тайпа и ирокезского рода, да сравнил с советским колхозом (вынуждаемый марксистско-ленинской методологией), то колхоз оказался гораздо ближе к этнографическому роду, чем «тайп». Там и общинная система землепользования, общие хранилища урожая, равномерное распределение продуктов труда, общий культ: им. Ленина, Заветы Ильича, им. Куйбышева и пр. За редким исключением браки заключаются в пределах колхозного коллектива и т.п.

Самое же главное, кровная месть не распространяется за пределы «ц1ийна нах». Брак в этом круге родства исключен.

Без соответствующей апелляции членов круга «ц1ийнах» никто не может вмешиваться во внутренние дела патронимии. И ее члены не могут по всякому поводу апеллировать в вышестоящие «инстанции».

Если чеч. «тайп» действительно этнографический род, то он весьма странный. Если обычный род ответствен за каждого своего сочлена, то тут род защищает общество от своего сочлена. Это его основная привилегия, причем опять-таки только через «ц1ийна нах».

Почему выше я вспомнил об интернациональном выражении из сферы этно-педагогики? Да потому, что с начала «митинговых страстей» у нас лидеры начали апеллировать к собственным тайпам как к «готовой княжеской дружине» и обосновывали этот абсурд, ссылаясь на, якобы, научные данные...

И, завершая сюжет, должен заметить, что сходки, собрания, митинги и прочие вещи – явления, чуждые чеченской культуре. «Человек не кошка, зарождается вдали от лишних глаз и в тишине», – гласит народная мудрость. Самой системе традиционной культуры все это чуждо.

Я долго пребывал в недоумении, почему миру душ не противостоит другой, который человек – через собственную жизнь – соединял бы с первым?

Заслуга открытия мира эмбрионов принадлежит Я.В. Чеснову, за что ему приношу огромную благодарность.

Эмбрионы, или потомки, нисходят сверху вниз, когда раз в 33 года открываются окна и двери небес, чтобы принять души, покинувшие бренные тела, а снизошедшие за это время души принимают человеческий облик.

Схема 3 (сверху вниз – эмбрионы): Схема 4 (снизу вверх – души покойников):

Вышеизложенное еще раз демонстрирует нам, что вывод естественных наук об отсутствии в природе прямолинейности непосредственно относится и к категории Времени. Нам долго внушали, что время циклично и линейно! На самом деле, линейное время представляет собой спираль, как проводка у телефонной трубки «докомпьютерного» периода. Правда, это сравнение нельзя принимать в буквальном смысле, так как «кольца времени» в реальной жизни редко бывают одинакового диаметра…

(Во всех остальных подразделениях, в том числе и «тайп», каждый переходит в соседскую общину с незыблемым и освященным правом частной собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Просил бы «ученых-любителей», упражняясь по поводу чеченского тайпа, «не зная броду, не лезть в воду»!)

Топологическому закону подвержено и пространство, в том числе, хозяйственное (освоенное), доместицированное.

Точкой отсчета или сакрализованным центром в данном случае служит не святилище/храм и т.п., а его ипостась – очаг, вернее, очажная лунка/яма – «туш/туьша», ставшая точкой соприкосновения косного, растительного и животного мира с человеческим (или разумным) миром. Сам человек представлен здесь в своем противоречивом, дуальном состоянии, где Я – «Ас» – активное, творческое, динамичное, духовное начало, а «Со» – пассивное, телесное или эрзац первого. Когда мужчина начинает часто повторять «Со-со» его, как правило, одергивают:

– В следующий раз говори: «Со а, сискал а (досл.: я и хлеб) в смысле: без куска хлеба ты – ничто». Именно здесь исток его социализации, и именно со столика, хлеба и соли 2.

С семьи мы начали потому, что она была и остается основой любого общества, независимо от формационных перетрясок. Очаг/семья – суть центр освоенного, окультуренного/доместицированного пространства. Эллинский мир, как оказалось, ничего нового не внес в этот вопрос, разграничивая пространство на собственный мир и на мир варваров. Пуп Земли (в эллинском его восприятии) – есть символический Центр территории, освоенной самими греками. Это представление существовало и распространилось, во всяком случае, с возникновения производящего способа хозяйствования. Этому яркое свидетельство и то, что у чеченцев до сих пор существует подразделение на «чоь» и «ара». Особенно выпукло это прослеживается при углубленном изучении такого понятия как «кхерч». В наши дни это стало рассматриваться многими в качестве семейного очага, а на самом деле оказалось, что это весьма сложное и многогранное мировоззренческое явление.

Хотелось бы обратить внимание и на следующую параллель, коль упомянули выше эллинский мир. Еще в школе нам с восхищением и умилением рассказывали о подразделении людей у древних греков на «политес» – человека общественного и «идиотес» – наиболее подходящий термин в русском языке – «куркуль», т.е. человек, озабоченный лишь собственным благополучием. Оказалось – ничего они не изобрели. У чеченцев прямая параллель: «наша и ниша».

Я долго не мог понять, почему общество «Нашха» – сакральная «Прародина» всех чеченцев, была подчеркнуто обособлена? Иначе ведь и не могло быть. Будучи высшими «арбитрами», они должны были быть выше чувства родства и своячества – первичных человеческих «добродетелей». Можно с большой долей уверенности сказать, что в Нашха через определенные периоды происходила полная ротация населения.

Еще с ХlХ века исследователи кавказского семейного быта отмечали, что место очага сакрально и почитаемо, и отсюда вывели, что огонь священен и потому очаг почитаем. На самом же деле – вопрос оказался не столько прост и прямолинеен.

Как оказалось, не только античным народам присущ был взгляд на «пуп Земли», который, как известно, считался центром эллинского мира, а все, что лежало за его пределами, считалось не освоенным, не доместицированным, а отсюда и диким, варварским, а население – варварами. Наши изыскания дополняют и несколько расширяют этот взгляд. Дело оказалось в том, что «пуп Земли» (своей страны) – «Эрда/Ерда, Ирда» у чеченцев в данном случае проецировался на каждую семью и этот центр был столь же почитаем, как и ТОТ, – становился «туьш».

Это очень древний взгляд, так как восходит к представлениям так называемого «Золотого века», когда благодать – «рицкъа» – сама являлась в дом к потребителю. В этом отношении исследователями в самых разных уголках мира собран колоссального объема материал. С этим представлением связано и явление коровы, в день первой борозды, к месту празднества и т.д.

Очажная яма воспринималась, и воспринимается поныне, как та сакральная точка, которая как бы притягивает к себе эту благодать. Отсюда и представление, что гость – от Бога и т.п.

Стало известно, что человек становился обладателем нескольких личных имен. Давался он родственниками по матери, снохами и т.п. Имена давались человеку не только после рождения, но и, как широко известно, после инициации. Следует полагать, что этим не завершалась эта процедура, а имена давались и по завершении каждого периода «оьмар/умар», а их чеченцам было отпущено пять. Причем, длительность 1-й и 5-й длилось по 33 года, а остальные – по 20 лет. Считать, что человеческий век длился ровно один век, видимо, явление позднее. Когда меня заинтересовали имена, связанные с воинством: Г1еро, Сурхо, Б1аьхо, Б1аьча, Баьчча и т.п., то выяснилось, что человеческими именами становились и природные явления, переносимые на плоскость мировоззрения. К таким относятся Д1аьнда и Дарда (подч. мн. – С.Х.). Как выяснилось, второе уподобляется водовороту, затягивающему в глубь водной стихии, а первое выступает синонимом смерча и нашему поколению известно под именем «шайт1ана мох».

Таким образом, водная и воздушные стихии не оказались за пределами внимания. Водная стихия – «дарда» – олицетворяла собой путь в Преисподнюю – Тартар, тогда как воздушная – «д1аьнда» – путь в Высший мир.

У многих, если не большинства, народов мира дом/жилище разворачивается вокруг очага. Сегодня чеченцы многое забыли, и под термином «кхерч» сегодня понимается сугубо усадьба, о чем может свидетельствовать и сочетание «кхерч-ков». В древности, как свидетельствуют факты, в эту сферу попадали не только дом и усадьба, но и сам населенный пункт и окружающее пространство с пахотными землями – включительно, «кхаш». Сам по себе этот термин нейтрален и мало что дает нашему сознанию. Совершенно другое дело, если мы знаем его смысловое содержание.

Дело в том, что у чеченцев пока не развели огонь, дом – не дом, а сооружение – «г1ишло». Только после разведения огня оно приобретает статус – «Ц1а/ц1енош». Даже в этом случае это только прелюдия, пока там не задействованы «текх/цаца, досл:. «поднос для приготовления пищи и сито». Если же родится ребенок – это не просто семья, а «доьзал», если родятся и мальчики, то «х1усам».

Если считать очаг единицей, то «Ц1а/ц1енош» будет представлять собой 2-й круг. Здесь уместно будет напомнить, что горский столик поднос (чеч. «шун»), столь блестяще описанный В. Дзардзиати, служит переходным звеном в цепи женщина-хозяйка через посредство мужа и хлеба-соли в социуме. Привлекает к себе внимание и сам термин, так как синонимичен меже – «шу» (подчеркнем, не границе!).

3-й круг – назовем его для удобства «усадьба» – «керт-ков», досл: забор/ограда-ворота. За этим стоят соответствующие хозяйственные постройки, огород и т.п.

В 4-й круг входили все семейства, пользующиеся одним источником. Это особенно заметно по поведению молодой, которая оказывала мелкие услуги, особенно пожилым и одиноким этой округи.

5-й круг охватывал населенный пункт в целом. Этот круг охватывал и присельские выпасы для телят, в последнее время известен под термином «дышни».3

На самом деле этот термин оказался из сферы полеводческой культуры и подразумевал – «залежь». Центром является майдан – «пхьог1а».

6-й круг опоясывал населенный пункт пашнями – «кхаш». Вот тут-то необходимо упомянуть о выражении:

«Зудчуьна мотт баьстина бу – когаш бихкина» (у мужчины – полярно противоположно), досл:. – у женщины развязан язык, но ноги связаны.

Долгое время оно оставалось для меня непонятным, пока не выяснилось, что, застав женщину за пределами населенного пункта с косой или топором в руке, любой мужчина обязан был накосить траву или нарубить дров и привезти их домой к этой женщине. Интересно тут другое. Прежде чем подъехать к дому упомянутой женщины, он направлялся на майдан – «пхьоьг1а», созывал мужчин и крыл их всеми известными в чеченском языке бранными словами. Это единственный момент, пока что мне известный, когда необходимо было все это молча «проглатывать»!

7-й круг охватывает сенокосы, куда доступ женщине позволителен только совместно с мужчинами, а лес (8-й круг) считается уже для неё запретной зоной.

Таким образом, все, что расположено за 7-м кругом, считалось диким, т.е. не окультуренным, если перейти к эллинизму – варварским. Там женщину ожидали не столько материальные/физические опасности, сколько духовные.

Схема 5:

Здесь интересно отметить, что выход за каждый из кругов считается выходом во внешнее пространство – «ара», тогда как оставшиеся за спиной – «чоь – внутреннее».

Основатели «арийства» имели весьма смутное представление, о чем ведут речь.

Это снова выводит нас к декларируемой в науке константе, что у земледельческих народов пространство концентрично, тогда как у охотников и собирателей маршрутно или же линейно. Правда, в детали при этом не вдаются.

Сам по себе рассматриваемый подход демонстрирует нам, что современные аулы есть новация, возникшая впоследствии, тогда как первичной была усадебная планировка, что и наблюдается, к примеру, у грузин и у народов, проживающих в окрестностях Европейских Альп.

Нет, по-видимому, необходимости напоминать специалистам, что жилище и в русско-славянской культуре уподобляется тому или иному животному (быку, коню и т.п.). У чеченцев жилище в вертикальном срезе уподобляется человеческому телу, которое, в свою очередь, представлено триединством миров: нижний – от пола вниз – потусторонний мир; средний – от пола до потолка суть мир солнечный, а верхний мир – от потолка и выше.

Не случайно и тело человека подразделяется точно так же. Кстати, иерархия одежды: культ головного убора; ниже и выше пояса распределяется в соответствии с этим членением. Топография поселений уподоблена в традиционной культуре чеченцев одежде. К счастью, итум-калинцы сохранили для нас наименование верхней, головной, части своего села – «пхьакоч», досл. – «ворот рубашки – «коч», тогда как почетный угол помещения именуется – «барч» – досл. – «прорезь для вдевания шнура/учкура» брюк. Это демонстрирует нам, что статус помещения ниже статуса поселения, отсюда и поговорка: «Юьртана динарг – декхаза дисина дац» (досл. – «обида, нанесенная общине, не остается без отмщения»).

В данной работе мы не ставим перед собой задачу полностью раскрыть эту сложную проблему. Наша цель – на примере членения пространства – наметить ориентиры для последующих научных изысканий.

Когда политики в новейшее время говорили и говорят: «Все для человека!» – им следовало бы помнить, что ничего нового они не придумали – это идет из глубины веков. Для древних – Человек «звучал» гордо. Он – опора мироздания, от его мыслей, слов, поступков и деяний зависела гармония Вселенной. Он себя мыслил и воспринимал именно таковым.

Оказалось, что ничего нового не изобрели и эллины, разделив мир на собственный и варварский. Эта мысль, в несколько иной трактовке, исстари бытует и в чеченской (думается, и в кавказской) традиционной культуре: «чу», досл. – внутренний и «аре» – внешний. При этом интересно будет подчеркнуть, что под «аре» подразумевается не этнически чужеродное, а не освоенное, не доместицированное/окультуренное пространство. Не стоит при этом забывать, что освоенным/окультуренным считается только пространство, именуемое ныне нивой и покосом. Лес, отдаленные выпасы, где нет поселений, – считаются уже «аре». Это и понятно, в горных условиях человек подселяется поближе к пашням.

Этим фактором объясняется то, что с освоением плоскости зеркально шел и процесс освоения под пашни высокогорий. Начало освоения высокогорий именно в этом плане началось с горных альпийских лугов в связи с возникновением отгонной системы скотоводства, а уже затем избыточное население приступило к процессу ландшафтообразования, т.е. освоения горных склонов под пашни…

То же самое относится и к понятию «Пупа» Земли/Страны. Правда, не уточняется, что «пуп» есть очаг – «туьша», куда, как упоминают легенды о Золотом веке, стекается благодать – «рицкъа» (из этого же ряда – представление, что корова «является к первой борозде», зверь бежит к охотнику и т.д.). Таким образом, центростремительность – как основной признак земледельческой/интенсивной культуры – налицо. Тем более, что этот признак свойственен горным странам и народам, где природный ресурс воспроизводства жизни всегда сопровождает человека. Недаром же итальянский ученый К. Маури жизнь в горах уподобил третьему полюсу Земли.

Я не ставил перед собой задачу раскрыть данную научную проблему. Мне хотелось довести до вас свои мысли, раздумья и суждения по поводу необходимости новых взглядов и подходов к ее решению.

Примечания:

1. Они передали им же право наказания и помилования своего сочлена. Истина в другом: предварительно была выработана Ценностная Шкала, которая покоилась на представлении, что Сущность личности не зависит от положения сословного, должностного, имущественного, национального и прочая, прочая. Отсюда и «Юхь лар яр» – «сохранить лицо». Соответственно на этой платформе родилась соответствующая этика-«оьздангалла» и этикет-«г1иллакх». Кстати, если мерой длины у др. египтян была стопа, англичан – палец, то для чеченцев – лицо «юхь» – досл. «начало». Эта же система лежала в основе идеала человеческого тела: у мужчины = 9 – рост; 3 – плечи; 1 – талия; 2 – таз… Отсюда и мера длины – «пхьаг1ат».

Для носителей этой системы род стал такой же архаикой, если не больше, что и для основоположников марксизма-ленинизма.

Не стоит вводить себя и людей в заблуждение, что «тайп» – институт, защищающий всегда и всюду своих сочленов. Апелляция к тайпу были столь же редким явлением, как и обращения граждан СССР в Верховный суд.

2. Следует подчеркнуть, что в Им. падеже местоимение Я – Ас. Это активное, энергетически насыщенное начало человека. Это – его Сущность, Природная натура.

В эргативных падежах местоимение приобретает форму Со-Суна – «мне» уже этим одним объясняется все остальное!

3. Подчеркнем, что у чеченцев – экзогамная брачная система, т.е. браки запрещены в пределах 7-и колен по отцовской линии и 8-и по материнской линии – т.е. в пределах подлинной патронимии – «ц1ийна нах».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.