http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Каменные стражи свободы Печать Email

К 25-летию создания Аргунского Государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника

Мохмад-Салах Селяхов, заведующий отделом использования и популяризации ОКН

…Кто говорил, что эта сторона

Была темна и бессловесна в прошлом?

На каждом камне, вечностью проросшем,

Начертаны былого письмена…

М. Мамакаев

Свидетельством высочайшего архитектурного мастерства чеченцев еще в период средневековья, являются, вне всякого сомнения, вайнахские боевые башни. Когда смотришь на удивительно стройные очертания их форм, то невольно охватывает чувство гордости за своих предков, умевших столь искусно возводить эти величественные и в то же время изящные сооружения. Они гармонично – словно являясь его естественным продолжением – вписываются в окружающий ландшафт, не изменяя его, а дополняя. 

Боевые башни вайнахские зодчие строили с глубоким знанием всех тонкостей обработки и кладки камня, от начала до конца работа выполнялась в соответствии с правилами геометрии. При равномерном сужении 10-12 градусов от основания до верхней точки соблюдалась симметрия. Чередующиеся пояса из массивных блоков и замковые камни, установленные для связки стен и укрепления углов, превращали всю конструкцию башни в единый монолит. Таким образом, на незначительных участках площадью 24-26 м2 нашим предкам удавалось воздвигать каменные сооружения высотой 18-25 м идеально завершенной формы. И это – результат применения самых прогрессивных по тогдашним меркам строительных технологий.

Если учесть, что эти каменные твердыни сооружались в труднодоступных местах (острый мыс между двумя горными речками, ниша скалы, край крутого обрыва, глубокое ущелье, макушка горного хребта и т.д.), то их можно смело считать архитектурным феноменом нашего края. С военно-инженерной точки зрения, вайнахская боевая башня являлась практически идеальным оборонительным сооружением, позволявшим выдержать и длительную вражескую осаду, и яростный штурм. Наличие в стенах узких бойниц и четырехсторонних машикули* позволяло маленькому гарнизону эффективно вести как ближний бой, так и наносить урон нападающим еще на подступах к башне.

Ввиду того, что башни располагались в труднодоступных местах, неприятель не мог штурмовать их большими силами и – тем более – применять стенобитные орудия. А попытки брать их небольшими ударными группами, защищаясь от стрел щитами, были обречены на провал. У прорвавшегося к башне врага не было ни малейшего шанса уцелеть, так как по нему защитниками наносился сокрушительный удар камнями и стрелами из амбразур машикули и бойниц, а отсутствие вокруг стен местности для маневра сковывало атакующих, не позволяло им перегруппироваться для ответного удара. Кроме того, надо учитывать тот факт, что в суматохе шквального огня со стороны защитников, нападавшие – особенно в условиях ночного боя – теряли ориентир на местности и многие из них гибли, срываясь в пропасть. Каждый неудачный штурм неприятеля являлся прямым свидетельством того, что стратегический расчет предков был верным. Он заключался в том, чтобы максимально эффективно использовать фактор местности для обороны. Поэтому при выборе участка для строительства башни предпочтение отдавалось тем рельефным формам, которые считались наиболее труднодоступными.

В своем завершенном классическом виде боевая башня использовалась вайнахами как составная часть родовых укреплений. В единой связке с полубоевой башней она играла ключевую роль при отражении военного посягательства извне. Весь комплекс сооружений, состоящий из боевой, полубоевой, жилой башен, обнесенный двухметровой каменной стеной, назывался г1ап. Путем строительства г1апов происходило поэтапное освоение необжитых земель и расширение сферы общественно-экономической деятельности нашего народа нохчи.

Обладание своим г1апом являлось показателем того, что род твердо закрепился на выделенной Советом старейшин (Мехкан кхел) территории, что он крепко стал на ноги и окончательно обособился. Род, имеющий такой социальный статус, получал право выставить своего представителя в Совете старейшин и становился тайпообразующим.

 

В ХIII-ХIV вв. Северный Кавказ пережил нашествие несметных полчищ монголо-татарских кочевников и среднеазиатского полководца Тамерлана (Хромого).

Об этом двухвековом периоде героической борьбы нашего народа историками написано немало научно-исследовательских работ. Ни для кого не секрет, что любые научные изыскания, осуществлявшиеся советскими исследователями истории Кавказа, должны были перекликаться с идеологическими догмами КПСС и её генеральной линией в области национальной политики. Принципы партийности и классовой борьбы были навязанными ориентирами для любого деятеля историографической науки.

При региональных гуманитарных вузах создавались так называемые школы кавказоведов во главе с «непревзойденными» знатоками – профессорами краевой истории. В ЧИГУ им. Л.Н. Толстого тоже сформировалось такое сообщество историков во главе с Б. Виноградовым.

В 70-80-х годах прошлого века Б. Виноградов в своих «научных» трудах насочинял столько лжи, нацеленной, прежде всего, на то, чтобы предельно умалить роль коренных этносов в исторических событиях Кавказа, что остается только удивляться его фантазии и авторской «плодовитости». Его историческая концепция (если подобный термин вообще применим к околонаучному словоблудию и домыслам) была призвана исключить любое активное участие вайнахов в политических процессах края до ХVlll века – ввиду их «общественно-экономической отсталости и существовавших родо-племенных противоречий». А то, как он в своих статьях по исторической географии перекроил исконно чеченские земли в пользу казачества, не поддается никакому описанию. Здесь уместно будет отметить, что некоторые наши братья-соседи все еще продолжают оставаться под впечатлением от виноградовских «сенсационных открытий» в этой области.

В начале Хlll века «отсталые» вайнахи завершают строительство сигнально-оповещательной системы, состоящей из более чем двухсот башен. Этот грандиозный по масштабу, гениальный по замыслу проект был разработан Советом старейшин (Мехкан Кхел) и реализован усилиями всего нашего народа. Он являлся, бесспорно, единственно правильным ответом на вызовы жестокого времени. В качестве звеньев сигнально-оповещательной системы наши предки использовали боевые башни, так как те по всем параметрам идеально подходили для этого. Оптимальная высота и имевшиеся на всех четырех стенах оконные проемы над балкончиками верхнего этажа позволяли со всех сторон принимать и передавать сигнал.

В исторической литературе по этой тематике немало сказано о способах передачи сигнала опасности с помощью дыма днем и огня ночью. Конечно, это соответствует исторической действительности. Но вместе с тем существовали и другие способы передачи информации. Согласно фольклорным источникам, с помощью звона, издаваемого ритмичными ударами о металлический сосуд, передавался звуковой сигнал в туманную погоду. Следует отметить, что подобный способ оповещения был особенно востребован в условиях горной местности, где туман – явление весьма обыденное.

Наряду со строительством башен, для сигнальной системы разрабатывался универсальный язык светозвукового общения.

С помощью условных сигналов за считанные минуты в различные уголки гор передавались сведения о количестве неприятеля, направлении его движения, местах привалов и т.д. Кодировка со временем менялась и совершенствовалась. Вовремя предупрежденные горцы быстро объединялись в мобильные боевые отряды для борьбы с внешним врагом. Так как численное превосходство захватчиков было несоизмеримым, чеченцы использовали тактику изматывания противника: устраивали по пути следования агрессора завалы, пользуясь преимуществом знания местности, наносили по нему внезапные удары... А тем временем женщины, старики и дети вместе с имуществом, скотом перебирались в труднодоступные безопасные места и оставались там до тех пор, пока не получали сигнал, разрешающий вернуться обратно.

В те далекие годы, когда в неравной борьбе против полчищ кочевников решался вопрос сохранения свободы и этнической самобытности, наш народ сумел выйти из этой схватки непокоренным и непобежденным. Военно-инженерный гений наших предков позволил им сделать родные горы спасительным убежищем для себя, а для врагов – непреодолимым препятствием и местом их гибели.

 

 

*Машикули (фр. machicoulis, от средневекового фр. mache-col, «бить в голову») – навесные бойницы, расположенные в верхней части крепостных стен и башен, предназначенные главным образом для вертикального обстрела штурмующего стены противника.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.