http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Продать ненужное... Печать Email

Иса Закриев

Мустафа почесал в затылке и прилег на потертый диван. В маленькой комнате стоял сигаретный  дым, тихо играла музыка, а в голове молодого человека лихорадочно бегала мысль в поисках пути к «легким деньгам». Мустафа не любил работать и не скрывал этого – более того, он не мог понять своего работягу-отца, всю молодость проработавшего в строительстве, получая при этом удовольствие и удовлетворение от тяжелого труда. Парень встал и выглянул в окно, к нему шел его товарищ – тоже безработный – 28-летний Махмуд, по кличке «Кучерявый», которую он получил за свою лысину. Правда, волосы у него выпали после службы в ракетных войсках, под Архангельском, но этот факт не стал поводом для снисхождения при выборе «погоняла». Но Мустафа смотрел не на гостя, а на старую швейную машинку немецкой фирмы «Зингер», которая стояла под окном, омытая дождями и покрытая ржавчиной. Много лет назад ее купила бабушка, недавно мать приобрела новую, и старую «выставили» из дома. Парню стало жалко машинку – все-таки бабушка очень дорожила ею… Мустафа решил ее дорого продать.

– Мустафа, есть деньги? – спросил Махмуд.

– Есть. Вон они, под окном стоят.

– Не смешно. Пойдем лучше пивка выпьем.

– Махмуд, у тебя дома есть швейная машинка «Зингер»?

– Нету, – удивился парень. – А зачем тебе?

– Понимаешь, узнал я одну интересную историю про сей агрегат. Есть люди, готовые заплатить за нее 15 тысяч баксов.

Махмуд вытаращил серые глаза. Мустафа посмотрел на его изумленное лицо с раскрытым ртом под горбатым носом и рассмеялся.

– Не боись, красавчик. Скоро у нас будут деньги на хорошую автомашину. Так есть у вас «Зингер»? – спросил он снова.

– У моей тетки была… Правда, она не работает, – выдавил из себя «Кучерявый».

– Тем лучше. Тетке дадим 100 баксов. Полагаю, она обрадуется – это же две ее пенсии!

– Обрадуется! – подтвердил участник «треста».

– Итак, господа брокеры, валютчики и прочие посредники, приступаем к первому этапу нашей операции… – Мустафа всегда уважал О.И. Бендера.

К вечеру молодые люди собрали четыре швейные машинки немецкой фирмы «Зингер», за одну из которых пришлось выложить 700 рублей и две бутылки пива. Серийные номера машин были переписаны, а «бесценные экспонаты» тщательно спрятаны.

В тот же вечер был пущен интенсивный слух следующего содержания: владелец фирмы «Зингер» Гюнтер Авель, в начале 1945 года, предчувствуя скорое падение Рейха, решил спасти свое состояние. На все свои деньги закупил белого золота – платины, изготовил из него комплектующие для швейных машин. Номера  машин, которые имеют в своей сборке платиновые изделия, известны только наследнику богатств Г. Авеля, который до сих пор разыскивает свое наследство по всему миру. Партия машин, естественно, попала и в СССР. В каждой машине платины – на сумму в 32 тысяч долларов. Но для выплавки металла герр Авель придумал особую технологию, известную также только членам его семьи. Номера нескольких машин стали известны одному чеченцу, который побывал в командировке в Германии и совершенно случайно спас жизнь богатенькому сыну немецкого фабриканта. И тот, в знак благодарности, сообщил своему спасителю номера семнадцати машин, которые попали в СССР. Две машины найдены в городе Орле и Томске и куплены у старушки за символическую плату в две тысячи рублей. Теперь этот чеченец (и его друзья) ищет машины в наших краях. Говорят, уже найдено несколько машин, у которых совпадает год выпуска, но не сошлись серийные номера – не совпали по одной цифре. Если бы совпали, они заплатили бы по 10 тысяч долларов. Через два дня появился слух, что нашлась одна машина, за которую заплатили 12 тысяч баксов.

– Ну что ж, – потер руки Мустафа. – Теперь мы с тобой искатели машинки, заглянем на «биржу», предложим «биржевикам» хорошие деньги. Список 17 машин я уже составил, распространим его среди «маклеров» грозненской «биржи».

Оба «комбинатора» с заговорщическим видом стали ходить среди толпы валютчиков, спрашивая у наиболее «внушающих» доверие о «Зингерах». «Мы прямо сейчас заплатим 5 тысяч долларов, если есть машинка с номерами из этой серии», – говорил Мустафа, Махмуд с важным видом кивал, оттопырив губу. На просьбу дать списать номера, молодые люди намекнули, что этот список им достался не бесплатно. Продав восемь копий «важного документа» аферисты заработали 4 тысячи рублей.

Механизм был запущен. Стая посредников ринулась искать наследство богатого немца, надеясь урвать свой кусок Мустафиных легких денег. Зингеровская лихорадка стремительно набирала обороты. Посредники ездили по далеким селам, подключали к поиску родственников и друзей, рыскали по подвалам и чердакам, собрали гору «Зингеров», но, к сожалению, – ни одной с подходящими номерами. А Мустафа и Махмуд  целыми днями ходили по «бирже», предлагая все больше денег за искомую машину – и они были не одни. Вера в платину в машинке стала настолько сильной, что люди, поддавшись массовому психозу, готовы были купить желанный «Зингер» за бешеные деньги.

Махмуд рвался продать машинки, Мустафа удерживал его – еще не время, ситуация не достигла еще точки кипения.

Для завершения операции нужен был еще один помощник. Он должен был быть надежным и неглупым человеком с актерскими данными. На эту роль подошел отец Махмуда, 51-летний Усман.

К 12 часам дня, когда Мустафа и Махмуд снова «искали» «Зингер», к ним подошел пожилой мужчина невзрачного вида и протянул бумажку с цифрами. «Она у нас давно в хлеву валяется, может, это то, что вы ищете?» – спросил он. Их быстро окружила толпа, но Мустафа быстро взял его под руку и отвел в сторону. А потом и вовсе увел с глаз «брокеров биржи». Номера были именно те, что нужно. Началась оживленная торговля. Мустафа хотел увидеть машинку, а продавец – деньги. Мустафа достал из внутреннего кармана долларовую пачку, потряс ее перед носом мужика и быстро спрятал. Конечно, это была кукла с двумя фальшивыми стодолларовыми купюрами. Хозяин согласился показать машинку, но хотел за нее 8 тысяч баксов. Мустафа давал 6. В конце концов, мужик согласился на 7, но Мустафа был непреклонен. Торговец обещал подумать, посоветоваться дома – деньги ему нужны для лечения снохи, так бы он согласился и на пять… На том и договорились.

Мустафа вернулся в толпу и объяснил зевакам, что номера не совпали. Но к хозяину «Зингера», то есть к Усману, уже бежали двое:

– Ваша, можно посмотреть номера?.. – просили они.

– Смотрите, мне не жалко, только мы с тем парнем почти договорились, – протянул бумагу соучастник аферистов.

– Гляди, Анзор, номера-то действительно  подлинные. Неужели такое может быть? Я уже сомневался, что такие машинки существуют вообще. Ваша, продай машинку нам, – в глазах молодых людей загорелся огонек.

– Извините, ребята, но я уже обещал тому парню. У меня не тот возраст, чтобы так быстро менять свое решение. К тому же 8 тысяч, которые мне обещал тот клиент, возможно, меня устроят…

– Мы дадим 9!

– Не знаю, ребятки…

– Давай – решайся, ваша. Мы на авто, сейчас же поедем и завершим сделку.

– А зачем вам «Зингер»? Что это все с ума посходили на швейных машинках? У меня есть еще и «Подольск», – сделал удивленное лицо Усман.

– У нас есть знакомый коллекционер, он отвозит «Зингеры» за границу.  А «Подольск» не «тема».

– Ладно. Уговорили. Только прошу вас показать деньги. И сделку проведем в людном месте.

– Как скажешь, ваша.

Машинка была спрятана в кустах сирени, в одном из частных секторов города. Больше всего Усман тревожился за собственное здоровье – молодые люди могли его избить и отобрать машинку. Но он знал, что Мустафа и Махмуд следят за ними.

К счастью, все обошлось хорошо – стороны разошлись, довольные сделкой. Ребята уехали с машинкой «Зингер», а Усман с 9 тысячами «зеленых».

А на «бирже» все шло своим чередом. Мустаф «искал» «Зингер», а уже купившие «дельцы» не подавая вида, тоже продолжали искать мифического покупателя.

Разделив деньги на троих, аферисты продали остальные три уже по оптовой цене – по пять тысяч – заезжему дагестанцу из Хасав-Юрта.

– Жалко, что мы «высветили» только четыре «Зингера», – посетовал Махмуд.

– Не будь жадным, – одернул его Мустафа.

– Может, продадим старые чугунные утюги? У меня их два. Продадим дешевле, – Махмуд вошел во вкус.

– Не получится из тебя «гиганта мысли», Махмуд. Нужно время, чтобы у покупателей «Зингера» зажили «душевные раны». Скоро мы продадим металлические рубли с профилем Ленина. Благо у моего отца их несколько сот. Но для этого придется подключить моего брата, который живет в Амурской области, на границе с Китаем. Я слышал, что китайцы готовы платить огромные деньги за рубли…

– А когда?!

– В следующем рассказе.

 

Март 2007г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.