http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Новогодние метаморфозы Печать Email

Ахмет Денисултанов

 

 

В год Дракона каждый Змей Горыныч чувствует себя героем дня.

 

Плохо не то, что зима, а то, что постоянно приходится платить налоговикам за ее вечные издержки.

 

Куранты – к бою!

 

О Новогодних вкусах не спорят:

Елке – площадь, Снегурочке – подиум, а Деду Морозу – дремучий консерватизм.

 

Змей-Горыныч: «Я один не могу, только на троих!»

 

Новогодние сказки политиков от Рождественских недалеко падают.

 

Новый год – это квартальная заявка на белоснежную перспективу.

 

Если в Новогоднюю ночь из окна выбросить все старые вещи, то в доме останутся три атрибута: кошка, теща и рухлядь.

 

Чем больше снега по колено, тем чаще в ЖКХ проблем по горло.

 

В Новогодние дни все едино: белый снег, белое вино, белая горячка …

 

Счастливы те, кто не наблюдает тех часов, у которых сдвиг по стрелке.

 

Это ж как получается, если год Дракона, значит рынок с его ценами и меры тоже драконовские?

 

Как правило, у пустого холодильника не праздничное настроение, а головная боль.

 

Новогодний шабаш – это бал-маскарад лицемеров от коррупции.

 

Это бал кончен и гаснут свечи, а фиеста жизни продолжается, как ни в чем не бывало.

 

По Дракону и меры!

 

– Простите, вы Снежная Королева?

– Нет, снежная баба!

 

Ну-с, дед Мороз, лыжи в руки, ноги дорогу знают …

 

На каждый поэтический плюс зимы есть свой бытовой минус.

 

Когда ближние чувствуют, что праздничного оптимизма у нас не занимать, просят, как правило, в долг.

 

Мечта скупого дворника: загребать снег лопатой.

 

«Новая метла летит по-новому», – сказала баба Яга.

Если праздничный стол пуст, стоит ли ломать стулья?..

 

Это Дед Мороз – борода из ваты, а Снегурочка – вся из себя.

 

Елки-зеленые, опять палки в колеса!..

 

Ничто так не компрометирует Новый год, как старые стереотипы.

 

Нет ничего хуже, чем снежный ком в горле.

 

Дайте мне прорубь, а волшебную щуку я поймаю сам.

 

Снегопад – это инфляция зимы.

 

На Рождество, как правило, индейка, кофейная гуща и валенки через ворота.

 

Вот жизнь: и куранты бьют почем зря, и хулиганы на улице – из удовольствия бить.

 

Санта Клаус – это тот же дед Мороз, только чуть-чуть продвинутей.

 

Долгими зимними вечерами думается на короткие дистанции: свет, газ, вода…

 

Овчинка и выделки не стоит, а как выделывается!..

 

Зимние грезы – это продолжение летних миражей в пустыне одиночества.

 

Где елочный разбор, там и шапочные разборки.

 

Пыль в глаза может быть и снежной.

 

Главное – это свалять валенки, а дурака свалять мы всегда успеем.

 

Чем меньше в доме достатка, тем чаще в нем скатерть-самоБРАНКА.

 

Смирно, равнение на золотую середину!

 

Чем меньше в обществе жизненных коллизий, тем конструктивнее становятся ее форма и содержание.

 

Лучше темные пятна на солнце, чем озоновые дыры в перспективе.

 

Бюрократ – это тип чиновника, для которого резолюция свыше есть не руководство к действию, а раболепие перед абзацами и параграфами.

 

Культ наличности.

 

Хорошо, что Бермудский треугольник не квадрат, иначе это был бы замкнутый круг…

Искусство компромисса требует жертв.

 

Для капризной истории повторение пройденных этапов – столбовая колея в никуда.

 

Чем хуже лежит, тем чаще ставят «на уши».

 

Если перед вами открылась истина, считайте, что перед вашим носом захлопнулись двери.

 

Как часто у длинных рук короткие рукава.

 

Мало расставить политические акценты, нужно, чтобы и политика имела свой статус.

 

Черт возьми, государство Я или вы?

 

Где импульсивная политика опережает события и факты, там на ушлых политиков падает спрос и цена.

 

По Хеопсу и пирамида власти.

 

Стоит ломовой лошади назвать стартовую цену, как она тут же будет требовать финишных расценок.

 

Ведомственная рокировка – это перемена мест слагаемых из грязи в князи.

 

Чем больше умных дураков, тем чаще Сионские мудрецы ищут пятый угол.

 

Сор в избе начинается с мусора в голове.

 

Если все что сказала бабушка, делить надвое, то получится не жизнь, а сплошная арифметика.

 

Где «лебединое озеро», там рак и щука – зрители в партере.

 

Раздвоение личности – это когда наше второе Я выпячивает грудь, а мы отходим на второй план.

 

Коррупция – бессмертна!

 

Если бы каждого можно было поставить на свое место, то сколько бы вакансий освободилось.

 

Когда реформаторов становится слишком много, сами реформы, как правило, остаются на бумаге.

 

У каждого Дон Кихота свой флюгер в голове.

 

Нигде так не чувствуешь себя центром тяжести, как во главе конъюнктурного угла.

 

Как правило, все кадровые вопросы решаются за кадром.

 

Хуже фильмов ужасов может быть только триллер жизни.

 

Обществу мало навязать социальный ритм, нужно еще и уметь вовремя сменить хорошую музыку на нужную.

 

Лучше заяц во хмелю, чем медведь на воеводстве.

 

Каждому свое: одним полная потребительская корзина, другим – тощая авоська, полная иллюзий.

 

Правде жизни нужно смотреть в глаза, предварительно закрыв ей рот.

 

Пока истина правит миром, финансовые воротилы им заправляют.

 

Уйти тихо и по-английски мешает не аристократизм, а уязвленное тщеславие.

 

«Карты, Петька, не врут», – сказал Чапаев перед боем.

 

Каждому свое: один покупают микроволновку, а другие вечно танцуют от дедовской печки.

 

Дайте мне точку опоры, а многоточие я расставлю сам.

 

Досужая сплетня – это компромат от первого лица в третьи руки.

 

Чем больше жена богиня, тем чаще муж подкаблучник.

 

Тождества зимы – ее стереотипы!

 

Если на обстоятельства каждый раз смотреть с социального плана, то легко попасть в зависимость от субъективных оценок.

 

Каков оклад, таков и бытовой уклад.

 

Так быстро рос на глазах, что просто не успевал сформироваться в полноценную личность.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.