http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Ход киллером Печать Email

Абубакар Асаев, обозреватель газеты ≪Чеченский правозащитник≫

Убийство бывшего полковника российской армии Буданова  всколыхнуло и раскололо российское общество на два лагеря. Для одних Буданов был героем войны и «жертвой», принесенной на алтарь умиротворения чеченского народа. Для других  – садистом, убийцей, место которому за решеткой.

Как сообщили российские СМИ, Буданов был убит в Москве   средь бела дня 10 июня 2011 года. Злоумышленник сделал шесть выстрелов, четыре раза попав жертве в голову и два раза – в грудь. Как отмечают эксперты, киллер использовал редкий способ стрельбы, так называемой парный, когда две пули ложатся в одну точку. Такому методу стрельбы, по свидетельствам специалистов, обучают только в двух структурах – военной контрразведке и ГРУ. Есть еще ряд особенностей, которые подчеркивают то, что работал профессионал.

Кто бы ни убил  Буданова, убийство его было совершено демонстративно и носило явно выраженный политический характер,  и совершенно очевидно, что цель, которую ставили перед собой заказчики, – дестабилизация общественно-политической обстановки и обострение межнациональных отношений в стране.

Сначала Буданову отказывали в праве сесть за свое преступление, затем пытались сократить срок отсидки, а то и вовсе освободить. Теперь снова подняли тему, видимо, добиваясь реабилитации экс-полковника и восстановления его подмоченного имени с возвратом омытых безвинной кровью боевых регалий. Безусловно, всякое преступление должно быть раскрыто, а виновные – предстать перед законом. Но есть исключения из правил, когда убийца не только не осуждается, но вызывает сочувствие в обществе. Одним из таких исключений стал уроженец Северной Осетии Виталий Калоев, убивший сотрудника швейцарской компании SkyGuide, авиадиспетчера Петера Нильсена. Нильсен был признан одним из главных виновников авиакатастрофы над Боденским озером, в которой погиб 71 человек, в том числе жена и дети Калоева. 12 ноября 2007 года убийца диспетчера был освобожден и уже на следующий день вернулся в Россию, где его встречали как национального героя и даже сделали заместителем министра строительства и архитектуры Северной Осетии.  А вот родственникам зверски замученной и убитой чеченской девочки  только за то, что они  добивались  справедливого наказания убийцы-офицера,  пришлось искать убежища от его коллег по «цеху» в Норвегии…

 

«Следы…»

 

Сразу же после убийства Буданова в СМИ пошел сброс вероятных версий произошедшего. Изначально в качестве основных были взяты две версии убийства: версия националистическая и «чеченский» след. Отец Эльзы Кунгаевой, проживающий в Норвегии, заявил о том, что убийство Юрия Буданова не связано с кровной местью за убийство его дочери.

В свою очередь, Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев так же заявил, что следствие не должно замыкаться на «чеченском следе», который упорно навязывается правоохранительным органам и обществу.

– По нашим сведениям, убитый экс-полковник, будучи командиром танкового полка, совершал  преступления и по отношению к своим сослуживцам, в том числе и офицерам. Нам известно, что были случаи, когда он бил и бросал в яму офицеров своего полка. Поэтому людей, желающих свести счеты с Будановым, хватало, – подчеркнул омбудсмен.

Нухажиев заявил, что Буданов также был свидетелем, а в ряде случаев – как свидетельствуют очевидцы – и соучастником других, не получивших столь широкой огласки преступлений против мирных граждан, за что мог быть устранен как ненужный свидетель. Подтверждением тому, что подобная версия имеет право на существование и заслуживает дальнейшей разработки, служит целый ряд достоверных фактов.

С просьбой возобновить производство по уголовному делу Юрия Буданова в СУ СКП РФ по Чечне обратился Нурди Нухажиев. Обращение чеченского омбудсмена было подкреплено и обосновано жалобами жителей Шатойского и Урус-Мартановского районов республики.

О намерении оспорить законность УДО Буданова и начать процесс по иным преступлениям, к которым так или иначе причастен экс-полковник, заявлял перед своим убийством и адвокат семьи Кунгаевых Станислав Маркелов.  Напомним, что Станислав Маркелов и сопровождавшая его журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова были убиты после пресс-конференции по факту УДО Буданова, в ходе которой С. Маркелов назвал незаконными действия Димитровградского суда, в результате которых убийца и насильник вышел на свободу. Если сам Буданов и не заказывал Маркелова, то в адрес последнего все же поступали угрозы, в том числе и от сторонников Буданова. О наличии таких угроз сам Станислав Маркелов ставил в известность правоохранительные органы.

10 февраля 2011 года следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре России по Чечне поручило Шалинскому межрайонному следственному управлению расследовать причастность бывшего командира 160-го танкового полка Юрия Буданова к похищению и убийству мирных жителей в селении Дуба-Юрт в 2000 году.

 

Вкратце о сути самого дела

 

13 января 2000 года группа беженцев в количестве 8 человек была задержана и высажена из автомашин на посту у въезда в село Дуба-Юрт Шалинского района. Через час к месту задержания, к блокпосту, подъехал на БМП полковник Буданов. Забрав документы, полковник сел в одну из автомашин задержанных и приказал мужчинам следовать за ними. На вопрос: «Куда?» – он парировал: «Туда, откуда не возвращаются». Попытки родственников определить место нахождения увезенных результатов не дали.

25 февраля того же года у с. Танги-Чу, где базировался полк Буданова, Виса Кунгаев (отец Эльзы Кунгаевой) пришел на кладбище, рядом с которым располагался блокпост российских военных. Один из солдат блокпоста сообщил Висе о том, что прошлой ночью военные выбросили на территории кладбища три трупа. Таким образом информация о похищенных Будановым, а затем исчезнувших мирных жителях дошла до прокуратуры Урус-Мартановского района республики. В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы было установлено, что перед смертью убитые граждане были подвергнуты нечеловеческим пыткам. У всех троих отсутствовали лобные части черепов. По факту похищения и убийства в 2000 году этих и других граждан прокуратурой Шалинского района было возбуждено уголовное дело №22008, которое лежало мертвым грузом и не передавалось по подследственности в военную прокуратуру ОГВ (с). Видимо, в этих обличительствах надо искать причины, почему Буданов совершил преступление в отношении семьи Кунгаевых. А миф о девушке-снайперше – неуклюжая версия в попытке уйти от ответственности за преступление. Вполне вероятно, Эльза Кунгаева была не единственной жертвой насилия Буданова, об этом свидетельствуют показания его собственных солдат и найденные на месте дислокации его части захороненные останки человеческих тел со следами истязаний, среди которых есть и останки женщин.

Установить причастность Буданова к данным преступлениям следственным органам не удалось, и сделать это на тот период практически было нереально.

 

Версия криминальная

 

По одной из версий, Буданова мог заказать один из криминальных авторитетов, с которым у убитого экс-полковника  был серьезный конфликт в Димитровградской исправительной колонии ИК-3, в которой Буданов отбывал наказание под патронажем «боевого» друга Шаманова. Согласно этой версии, после конфликта Буданова с авторитетом последнему сломали руку и в  колонии был бунт.

ФБУ ИК-3 УФСИН РФ по Ульяновской области в криминальном мире имеет репутацию «красной» колонии. В таком исправительном учреждении «правила» игры диктуют осужденные, активно и в открытую сотрудничающие с администрацией колонии. Именно к таким относился Буданов.

 

Пионерский лагерь «Орленок»

 

С отсидкой Буданову откровенно повезло, сидел он, как весьма привилегированный зек, на территории области, губернатором которой был «коллега» по Чечне и непосредственный командир  генерал Шаманов, получивший прозвище «Мясник».

Чтобы раскрыть, насколько «тяжки» были условия содержания Буданова на зоне, что ему просто невтерпеж было отсидеть остаток в полтора года, и озвучить предлагаемую версию, приведу выдержку из письма жителя Чеченской Республики, отбывавшего наказание именно в той самой исправительной колонии г. Димитровграда, где отбывал  срок Буданов.

«В 2003 году расползлись слухи о том, что в нашу ИК поместят «строгачей», то есть лиц, осужденных к отбыванию наказания в колонии строгого режима. Это немало удивило даже «зеков» с большим стажем, так как такого случая припомнить никто не мог. Ведь даже при этапировании «строгачей» размещают отдельно. А тут их везут не куда-нибудь, а в образцово-показательную колонию. До последнего момента администрация держала это в тайне. Сначала к нам перестали отправлять осужденных из СИЗО, а в скором времени в колонию общего режима прибыла группа из трех человек - «строгачей». Их разместили в бараке рядом со зданием администрации колонии. Для нового контингента был освобожден целый цех, где ранее работало более 100 человек. Это был серьезный удар для всего производства, что повлекло за собой потери, исчисляемые сотнями тысяч рублей. Всего на зону прибыло 15 человек «строгачей».

В конце 2003 года прибыл главный «строгач» зоны – Буданов, ради которого и совершались все эти перестановки с грубейшим нарушением норм УИК РФ. Все остальные попали в наш «пионерский лагерь «Орленок», как называют теперь ИК-3 в этом регионе за мягкий режим, именно благодаря экс-полковнику. Вокруг Буданова была создана аура доброжелательности и почета. Назначение его в спортзал на должность «дневальный спортзала» было вопиющим нарушением всех норм УИК РФ, согласно которому общение «строгача» с осужденными общего режима не допускается. Но последние были приставлены к нему даже для уборки помещения. Как видите, Шаманов выполнил обещание и не дал в обиду друга-убийцу и насильника, который здесь на зоне чувствует себя почти как на воле, дома». Так завершается весточка из «пионерлагеря «Орленок» - ИК №3.

А теперь вернемся к версии заказа Буданова криминальным авторитетом,  озвученной в «Новой газете».

Как пишет издание, в начале 2006 года в ИК-3 был этапирован Александр Окунев, в криминальном мире более известный как вор в законе Саша Огонек. По свидетельству очевидцев, «принимали» этот этап не только сотрудники колонии, но и члены секции добровольных помощников (СДП), активным членом которой был и Буданов. Что произошло в ходе «приемки» не совсем понятно, подробности инцидента не раскрываются, но известно, что для Огонька «приемка» завершилась сломанной рукой», – пишет автор.

Вскоре в колонии вспыхнул бунт, после усмирения которого строптивые арестанты – зачинщики бунта – были переведены в другие колонии. Александр Окунев, в частности, был этапирован в Верхнеуральск, откуда и освободился 19 ноября 2007 года. По версии «Новой», Окунев-Огонек – слишком серьезный «вор в законе», чтобы простить Буданову свое унижение. Он был «коронован» еще в 1994 году, в знаменитой тюрьме Владимирский централ, когда отбывал очередной (к тому времени третий) срок наказания. Входил в так называемую «грузинскую» группировку вместе с такими известными в криминальном мире ворами в законе, как Реваз Цицишвили (Цицка), Эдуард Асатрян, Александр Северов и Сергей Бойцов. Учитывая статус Буданова в колонии и неоднозначное восприятие его «подвигов» в обществе, в том числе и в криминальном мире, где к насильникам особое отношение, конфликт вполне мог иметь место быть, а воры, как известно, обид не прощают.

 

Буданова разыграли коллеги

по «цеху?»

 

Версия, что убийцам Буданова помогали люди из правоохранительных органов, кажется следователям особенно вероятной на фоне того, что подобные примеры в их практике уже были. Так, один из источников  «Интерфакса» напомнил, что в громком деле об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской фигурировали документы, свидетельствующие о запросе у спецслужб адреса и анкетных данных журналистки до ее убийства.

Киллеров, по версии следствия по делу убийства Буданова, было двое и скрылись они на автомобиле Mitsubishi Lancer светлого цвета. Позже машина была обнаружена частично сгоревшей. В салоне обнаружен газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами. Глушитель также оказался самодельным.  Вызывает определенное недоумение тот факт, что киллер, судя по всему, профессионал высокого уровня, три месяца, по версии следствия, выслеживавший Буданова, использовал нехарактерный для профессионала вид оружия. Каковы бы ни были мотивы такого поступка, понятно, что это было вызвано не отсутствием выбора. Обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская также была застрелена из переделанного под стрельбу боевыми патронами газового пистолета…

Ситуация вокруг Буданова стала проясняться, когда сразу после его демонстративного убийства в СМИ со ссылкой на источник в следственных органах пошел сброс информации о том, что чеченские власти ведут сбор информации о ветеранах «чеченских» войн.

На сайте «Свободной прессы» появилось интервью «близкого друга» покойного, тележурналиста, полковника в отставке Евгения Кириченко, который рассказал журналистам о том, что Буданов жаловался на угрозы в его адрес и постоянную слежку. Кроме того, Кириченко тут же поведал журналистам о том, что к нему обращаются военные по факту участившихся официальных запросов из прокуратуры Чечни в военные части с требованием предоставить данные воевавших в Чечне солдат и офицеров с указанием конкретных частей, мест дислокации и т.д. «Некие люди из Чечни собирают информацию о тех, кто с ним воевал… Мне звонят из Министерства обороны РФ. Туда поступают официальные запросы из прокуратуры Чеченской республики с просьбой сообщить, кто из военных в определенный день и час стоял на таком-то блок-посту. От какой воинской части. По возможности – домашний адрес», – говорит возмущенный Кириченко. Автор публикации в такт ему нагнетает: «Это что ж, теперь будут искать и мстить тем, кто выполнял свои воинский долг в Чечне?!» Хотелось бы напомнить, что именами тех, кто действительно исполнял свой воинский долг, в Чечне названы улицы, в их честь воздвигнуты мемориальные комплексы. А те, кто, пороча честь мундира, грабил, насиловал и убивал мирных граждан,  должны ответить за свои преступления вне зависимости от их национальной принадлежности, статуса и былых заслуг, если таковые были!

Следом, в той же «Свободной прессе», пожелавший остаться неизвестным сотрудник одного из военных ведомств решил открыть карты и детально поделиться своими тревожными мыслями по факту назойливых требований «чеченских следователей». Сюжет интервью с весьма громким заголовком: «Зачем чеченские следователи разыскивают российских военных?»  напоминает шпионские игры. Встреча в придорожном кафе, «секретные» документы, спрятанные в карманчике кожаной шапки…В роли «секретных документов» «выступают» запросы следственного управления Следственного комитета по ЧР с гербами Российской Федерации и Чеченской Республики. На этих символах автор почему-то особо акцентирует внимание, словно их наличие на запросах из субъекта РФ вызывает у последнего определенное недоумение.

«Представьте себе, – пишет он, – что может случиться с военнослужащим, имя которого и адрес семьи получат от нас в Чеченской Республике! Даже если он уже уволен в запас. Допустим, он участвовал в специальных операциях в Веденском районе или в Ачхой-Мартане, или в том же селе Гехи. Рисковал жизнью, восстанавливая конституционный порядок. Но у многих чеченцев с ним могут быть свои счеты. Представьте, что кого-то из этих военных прокуратура республики абсолютно законно подозревает в военных преступлениях. Приедут, арестуют его и повезут судить на территорию Чеченской республики. Это – в лучшем случае. А в худшем..? Комментарии здесь излишни. Да и что можно добавить? Разве что русской поговоркой сказать: «На воре шапка горит». Следует полагать, что разглашение персональных данных следователей следственного управления Следственного комитета РФ по ЧР, занимающихся расследованием особо тяжких военных преступлений, к категории защищаемых государством уже не относится и наказание за их оглашение никто нести не должен… Что касается «чеченских следователей», то в правоохранительных органах на территории Чеченской Республики работают следователи из различных российских регионов, в том числе и вышеупомянутые подписанты запросов. А следователи, которых называют «чеченскими», являются следователями Следственного комитета России.

 

Без срока давности

 

За две военные кампании на территории Чеченской Республики военнослужащими федеральных войск были совершены тысячи преступлений в отношении гражданского населения и только единицы из числа военных преступников предстали перед судом. В большинстве случаев, уголовные дела против российских военнослужащих либо вообще не доходили до суда, либо по ним выносились необоснованно мягкие приговоры. По словам Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике Н.С. Нухажиева, уголовные дела, возбужденные, к примеру, по фактам похищения людей, приостанавливаются с формулировкой «в связи с невозможностью установления лиц, причастных к преступлениям». Между тем, по официальным данным, похищенными и пропавшими без вести числятся более 5 тысяч жителей Чеченской Республики, в республике имеются десятки мест массовых захоронений.

Практически любая попытка добиться добросовестного расследования и справедливого приговора по фактам военных преступлений, совершенных на территории Чеченской республики в период двух военных кампаний, натыкается на сильнейшее противодействие со стороны военного ведомства и правоохранительных органов. Многие жители Чечни, отчаявшись найти справедливость на территории собственной страны, обращаются в Европейский суд по правам человека, который практически всегда выносит решение в пользу потерпевших. Чеченский омбудсмен считает неслучайным появление в интернете официальных запросов следственного управления Следственного комитета РФ по ЧР с предписанием сообщить им данные об отдельных участниках контртеррористической операции на территории Чеченской Республики. По мнению Нурди Нухажиева, это сделано преднамеренно, с целью увести виновных от наказания.

– Официальные запросы следственных органов выставлены в интернет на публичное обозрение не случайно. Никогда никакой полковник или любой другой офицер не пошел бы на это, если бы за его спиной не стояли начальники повыше, которые и дали добро на этот сброс информации. Так называемая утечка информации из следственных органов, т.е. публикация их официальных запросов в рамках расследования тяжких преступлений, совершенных против мирных граждан, – это сигнал для участников и соучастников этих преступлений, чтобы они скрылись, – считает Нухажиев.

По мнению омбудсмена, нет ничего сенсационного и в том, что Следственный комитет РФ по ЧР при расследовании уголовных дел по фактам похищений и насильственного увода людей, по фактам тяжких преступлений, совершенных военнослужащими против мирных граждан, делает официальные запросы в соответствующие органы. Активизацию деятельности следственных органов Нухажиев связывает еще и с тем, что в марте 2010 года лично им были переданы руководителю Следственного комитета РФ Бастрыкину материалы по 220 похищенным. В переданных материалах имелись имена и фамилии, воинские звания, номера частей и бронетехники, радиопозывные и другие сведения о тех, кто задерживал и совершал насильственный увод людей. По мнению правозащитника, правоохранительные органы сознательно тормозят расследование дел, касающихся преступлений, совершенных военнослужащими на территории Чеченской Республики.

– Мы в очередной раз приходим к выводу, что право не работает в нашей стране как в отношении военнослужащих, совершивших преступления против гражданского населения, так и в отношении потерпевших. Этим и объясняется упорное противодействие, которое мы встречаем в ответ на все наши попытки найти решение проблемы похищенных и пропавших без вести граждан. Именно поэтому на протяжении долгих лет мы не можем добиться создания реального механизма по решению этой проблемы – создания межведомственной комиссии по установлению местонахождения похищенных и пропавших лиц, учреждения лаборатории по идентификации тел, эксгумированных из мест массовых захоронений, в которых, по данным различных источников, могут находиться останки более 3000 человек, – подчеркнул Нурди Нухажиев.

В качестве примера нерасследования преступлений военнослужащих против гражданского населения он привел дело о массовом расстреле мирных людей в грозненском пригороде Алды, который в феврале 2000 года «зачищал» питерский ОМОН. Был установлен только один подозреваемый по имени Сергей Бабин, который находится в розыске с 2004 года. В результате, по жалобе пятерых родственников погибших, Страсбургский суд обязал Россию выплатить в качестве компенсации 300 тысяч долларов.

Многие говорят о том, что за преступления должны быть наказаны не только военнослужащие, но и боевики, многие из которых амнистированы. При этом почему-то забывают, что военнослужащие – это люди, которые представляют государство и которые по долгу службы должны стоять на страже законности и правопорядка, и их направляли в Чечню не с гражданским населением воевать, а с бандитами. От рук бандитов в Чечне также погибло немало людей – это и главы администраций, религиозные деятели, милиционеры. И когда в Чечне говорят о наказании военнослужащих, то имеется в виду наказание за убийства, похищения и другие преступные действия, совершенные ими против мирных граждан. А что касается амнистии для добровольно сдавшихся боевиков, то под нее попали далеко не все боевики и ни один из тех, кто совершал преступления, не избежал наказания – они либо уничтожены, либо осуждены на большие сроки и отбывают наказание далеко от Чечни. Для объективности, необходимо сказать, что среди них немало и тех, в отношении которых сфабрикованы уголовные дела.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.