http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


МУЖСКИЕ ПОЯСА И ОРУЖИЕ ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX вв. Печать Email

Гарсаев Л.М., ведущий н.с. АН ЧР Шаипова Т.С., краевед

 

Пояса

 

Пояс во все времена считался обязательным элементом мужского одеяния горцев. Ношение кожаных поясов и ремней с металлическими пряжками и накладками – древняя традиция не только чеченцев и ингушей, она бытовала и у соседних народов. Неподпоясанному мужчине неприлично было выйти на улицу, показаться старику или человеку, бывшему статусом выше его. Не носили пояса очень глубокие старики и мальчики. И только во время траура мужчина мог ходить распоясанным.

Вся одежда вайнахов должна была быть пригнана к телу, пояс же затягивался  туго, чтобы между ним и талией невозможно было  протиснуть пальцы.  В общем-то, вайнахи не любили полных и пузатых мужчин, называя их по имени с прибавлением компонента «брюхо»: Т1ингар-Ахьмад - «Брюхо» - Ахмед, Гай-Ваха - «Пузо» - Ваха.

Е.Н.Студенецкая так описывает наиболее распространенные типы поясов: «По нашим материалам можно выделить два типа мужских поясов: кожаные с металлическим набором и пояса из ткани или войлока.  Во второй половине XIX - начале XX века более всего были распространены пояса из узкого кожаного ремня. На одном конце пояс имел пряжку, в которую продергивался другой конец пояса, снабженный металлическим наконечником. Пояс туго затягивался на талии, а длинный кончик ремня продевали в подвижную обоймочку. Пояса этой простейшей формы носили повседневно, они были доступны любому горцу. Праздничные пояса украшали многочисленными, часто серебряными, бляшками и подвесками разной формы. Носили пояс на черкеске, на бешмете (если черкеска не была надета), а иногда и на шубе. У чеченцев и ингушей пояс изредка надевали и на рубаху. К поясу подвешивали различные предметы, необходимые мужчине в дороге, на охоте. Это были: сальник или жирница - прямоугольная металлическая коробочка с салом для смазывания оружия; отвертка сложной формы для разбора огнестрельного оружия, служившая иногда и кресалом; брусок для точки кинжала или ножа; пульница; кожаный походный стакан; мешочек, в котором лежали кремень, трут, кресало и др. Пастух мог повесить на пояс мешочек с разной мелочью для лечения скота. Одним словом, пояс заменял карманы. Но самое главное - на поясе висело оружие: кинжал (или нож в деревянных полуножнах), пистолет и иногда шашка. Последнюю носили и на портупее» [1].

Узкие ремни с железным или медным набором найдены в склепах осетин и ингушей. Е.Н. Студенецкая приводит определение Е.И. Крупнова: «Каждый покойник опоясан одним, а иногда и двумя кожаными поясами с железными или бронзовыми пряжками; тонкие пояса украшались серебряными и бронзовыми наконечниками и бляшками. На поясах обычно висят  кисеты из кожи с огнивом, кресалом и трутом» [2].

Итак, подобные пояса были характерны для всех народов Северного  Кавказа, а не только для чеченцев и ингушей.

Особо нужно отметить традиционный пояс с серебряным набором, который, помимо пряжки, наконечника и обоймочки, украшался накладными фигурными бляшками, гравировкой и позолотой по серебру. Богато украшенный пояс был престижной частью мужского гардероба, особенно молодежного, мог свидетельствовать о социальном и имущественном положении владельца.

Заказы металлических наборов для поясов выполнялись мастерами-ювелирами из Дагестана, работавшими в городах и селах Северного Кавказа отходниками. Местные мастера, а их было немного, учились у них.

Пояса широкие матерчатые носили старики, муллы, хаджи, а также мужчины, находящиеся в трауре. Ими могли подпоясать бешметы, но черкески - никогда. Сложенную в несколько раз материю (холст, шелк) скручивали жгутом и получался пояс. Его оборачивали дважды вокруг талии и спускали спереди двумя концами. Войлочные пояса шириной 4-6 см повязывали во время косьбы. Но самой устойчивой частью вайнахского мужского костюма был и остается до сих пор узкий кожаный пояс с металлическим набором.

Оружие

 

Комплект мужской одежды на Северном Кавказе не рассматривается без оружия и воинского снаряжения. Казалось бы, оружие не входит в понятие «костюма» чеченца, но с ним связан общий стиль, характер костюма и отдельные его детали (газырницы, пояс и др.). Пояс, увешанный оружием и принадлежностями для ухода за ним, непосредственно связан с воинским бытом.

Самым важным атрибутом оружия чеченцев и ингушей был кинжал (шаьлта – «Хьенапи», «Муси», «Атагинка» – по именам оружейников из Дарго, Джугурти, Атаги), шашки-тарраш  (гурда, терс-маймал – волчок), меч (г1ама), носили их в красиво оформленных ножнах, висящими на поясах черкесок, шуб, а также рубах, одеваемых в летнее время.

Упоминание о шашке «терс-маймал» имеется и в работе царского офицера, чеченца Умалата Лаудаева, который в 1872 г. отмечал: «…лучшими шашками считаются те, которые имеют на клинке изображение зверя; неизвестно почему, чеченцы опознали в этом изображении обезьяну, по-чеченски «маймун», и назвали шашку «терс-маймун». Русские это изображение признали за волка и называют такую шашку «волчок» [3].

А.П. Ипполитов, прослуживший в Чечне (в Аргунском округе) много лет, в 1868 г. писал: «Клинки с изображением на них двух волчьих голов называются чеченскими терсмаймуль и почитаются как самые лучшие и ценные» [4].

Кинжал имеет для всех горцев сакральное значение. Его дарили самым дорогим и почетным гостям и друзьям в знак глубокой дружбы, уважения  и почитания. Для вайнахской семьи кинжал являлся своеобразной реликвией, которая передавалась из поколения в поколение и береглась как семейная святыня. На нем клялись как на священном Коране.

В некоторых случаях комплекты вооружения входили и в уплату за кровь. Чеченцы к оружию относились очень бережно. Дарение кинжала, шашки или обмен символизировали дружбу, установление мира. В  нашей семье Гарсаевых до сих пор хранится кинжал, подаренный моему отцу Магомеду в годы его юности андийцем Джамалханом Маматхановым.

Здесь уместно привести пример из истории. Л.Н. Толстой, будучи во 2-й половине XIX века в Чечне и находясь в гостях у чеченца-кунака Садо Мисербиева из тайпа Элистанжой, увидел на стене среди прочего оружия приглянувшуюся ему саблю. Ее и подарил ему Садо, так как у чеченцев было принято дарить гостю понравившуюся вещь, какую бы ценность она ни представляла. Эта сабля до сих пор хранится в музее Л.Н.Толстого в Москве. В ответ на этот подарок писатель подарил Садо свои часы.

Классик чеченской литературы Магомед Мамакаев посвятил этому факту стихотворение «Тур» (шашка).

Каждый мужчина в Чечне имел кинжал. Его отделка и качество характеризовали владельца. Принадлежность кинжала к национальному костюму, обязательное ношение с черкеской с 14-15 лет способствовали сохранению хорошего качества клинков, улучшению отделки их ножен и рукоятей.

Оружие составляло основную ценность горца. Кинжалы лучших мастеров ценились очень высоко. Их стоимость равнялась стоимости дома, скакуна, сотен овец. Главным украшением гостевой комнаты в доме чеченца являлось оружие. На стенах, коврах развешивались шашки, сабли, кинжалы, ружья и пистолеты. Рядом висели бурка, а также плеть, украшенная серебром. Рядом с ними хранилось и дорогое убранство коня (седло, уздечка) [5].

Из огнестрельного оружия в арсенал вайнахов входили ружья (топ), пистолеты (тапча, тапанча).

Во второй половине XIX века большой популярностью пользовалось ружье, изготовленное жителем села Дарго Веденского района по имени Дуска. Оно так и называлось - Дуски топ (ружье Дуски). (Потомки этого известного оружейника до сих пор живут в этом селе Дарго, основанном представителями белгатоевского тайпа.) Качество его ружей, их дальнобойность высоко ценились горцами и казаками. Дуска, а также его отец Гета были одними из основных поставщиков оружия для войск имама Шамиля. Вероятно, большее количество ружей обеспечивалось ими с привлечением наемного труда. Ружья Дуски имели простую отделку. Сохранилось в частном собрании, пожалуй, единственное в республике ружье Дуски, скромно украшенное серебром. Ствол его не инкрустирован, однако сохранил на себе рисунок из дамасской стали. Кроме ружей Дуска изготовлял и пистолеты [6].

Любовь и благоговение к оружию отражена у чеченцев в пословицах и поговорках.

Вот некоторые из них:

- Без надобности не вынимай кинжал из ножен, а вынув – не вкладывай обратно, не применив его.

- Не мужчина тот, кто кинжалом колет противника, но тот мужчина, кто рубит им.

- Ты остер на язык, как лезвие кинжала.

А вот некоторые обычаи чеченцев, связанные с холодным оружием. Например, идет мать с младенцем на руках. Встречая на пути мужчину пожилого возраста или старца, она, в знак уважения к нему, кладет ребенка на землю и отворачивается, стесняясь. Тогда мужчина быстро подходит к младенцу, берет его на руки и, если ребенок мужского пола, распоясывается (что делается чеченцами очень редко) и отдает ребенка матери с дорогим подарком - кинжалом и поясом; если младенец - девочка,  ребенка одаривают деньгами.

Однажды спросили у святого устаза (араб. наставник, учитель) Дени Арсанова: «Почему вы носите пистолет и кинжал? Ведь вы священнослужитель». Он ответил коротко: «Чтобы отомстить любому похитителю девушки».

После почетного пленения имама Чечни и Дагестана Шамиля к нему зашел вестовой офицер из личной гвардии и сообщил, что у русского императора родился наследник, на что имам ничего не ответил, но, отложив Коран, снял с себя пояс с кинжалом и положил рядом. Офицер передал царю, что Шамиль никак не отреагировал на такое важное известие. Затем возмущенный царь велел вызвать к себе имама и задал последнему вопрос: «Ты не рад моему наследнику? Почему не выражено тобой никакой радости по поводу его рождения?» На что Шамиль ответил: «Я в течение 25 лет войны с Россией не распоясывался ни разу, но в честь рождения вашего сына я это сделал немедленно». С этого дня, говорят, Шамиль никогда не носил оружия.

Издревле у чеченцев превыше всего ценилось оружие, как было отмечено, на нем клялись, оно являлось постоянной принадлежностью  мужчины и предметом его гордости. Порою чеченец шел даже на смерть, только бы в бою не отдать оружие. Обезоруживание чеченца или оставление противнику своего оружия, даже одного из его  компонентов, считалось большим позором. С детства чеченца приучали к оружию, к меткой стрельбе из лука, арбалета, ружья. Дети часто, играя, соревновались в скачках, в стрельбе на скаку, в стрельбе на меткость.

А. Зиссерман вспоминает случай, когда в честь его приезда горцы устроили соревнование в меткости стрельбы. В монету, поставленную в нескольких шагах, стреляли взрослые, но не попадали; тогда один горец передал ружье подростку, тот с первого выстрела попал в цель [7]. Многие исследователи единодушно, с восхищением, отмечают отличную военную подготовку чеченцев – от костюма и оружия до коня.

Все было связано с военной ситуацией, а особенно в Кавказскую войну – с постоянными разорениями сел и насильственными переселениями. Даже детская люлька была экипирована так, что ее можно было хватать на скаку, приторачивать к седлу. Стоило начать запрягать лошадь в арбу, вспоминали старики, как почти вся дворовая живность – куры и кошки, индюки и ягнята – начинали прыгать в нее, а домашний скот спокойно приближался, чтобы его привязывали к возу. Одежда чеченца в зимнее время состояла из бурки, башлыка, горской шапки из бараньей шкуры, полушубка, обуви из сыромятной кожи и утепленных ноговиц с шерстяными и суконными носками. Была продумана и походная пища – это, прежде всего, толокно (цу), приготовленное из прожаренного проса, ячменя, кукурузы, его можно было быстро превратить в походный хлеб, смешав муку с солью, маслом, при желании - с медом; брали с собой сушеное мясо, колбасу. Многовековая привычка к военным походам помогла так приспособить одежду, обувь и оружие чеченцам, что при продвижении никогда не являлись помехой. Сама войсковая терминология, названия оружия, наличие специальных тайпов или каст в древности доказывает готовность чеченцев защищать свою Родину и свободу [8]. В настоящее время чеченских клинков сохранилось мало. Большая часть их утрачена в ходе постоянного изъятия оружия царской и советской властями.

Итак, традиционная одежда вайнахских мужчин – бешмет и черкеска, вместе с украшениями, начиная с 20-х годов ХХ в., постепенно вытесняется одеждой городского покроя. И все-таки в предвоенные 30-е годы довольно часто на мужчинах среднего и старческого возраста можно было увидеть бешмет (реже – черкеску) как народную форму национального костюма. Полная трансформация вайнахской мужской одежды, как и одежды других народов Кавказа, произошла в 50-60 гг. ХХ в. Теперь она мало чем отличается от европейской. Только старики кое-где носят привычный бешмет, а черкеска вместе с комплектом украшений, уже в модернизированном виде, остается в пользовании профессиональных ансамблей песни и танца как национальный костюм.

 

Литература:

1. Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв.- М. С. 94.

2. Там же. С. 34.

3. Лаудаев У. Чеченское племя//Сб. Сведения о Кавказских горцах. Вып.VI. - Тифлис, 1872; Чечня и чеченцы в материалах XIX века. Элиста, 1990.С.67.

4. Ипполитов А.П. Этнографические очерки Аргунского округа // Сб. Сведения о Кавказских горцах. Вып.VI. - Тифлис, 1872; Чечня и чеченцы в материалах XIX века. - Элиста, 1990. С. 64.

5. Культура Чечни: история и современные проблемы // (отв. ред. Х.В. Туркаев); Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М.: Наука, 2006. С.132.

6. Указ. труд. С. 139.

7. Зиссерман А. Двадцать пять лет на Кавказе. - СПб., 1879. С. 20.

8. Арсалиев Ш.М-Х. Этнопедагогика чеченцев. – М., 2007. С. 238.

 

От редакции:

В публикации использованы фотоматериалы из кн. И. Асхабова «Чеченское оружие». Клуб «Кавказ», М., 2001.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.