http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Ксенофобы в мантиях Печать Email

 

Хамзат Умхаев,

помощник Уполномоченного по правам человека в ЧР

О. Сулейменов

Факт, взятый вне исторического контекста, превращается в мертвую игрушку ученых.

Накануне празднования Дня народного единства, на фоне соответствующих случаю слов и лозунгов государственных деятелей и политиков о дружбе и нерушимом единстве народов Российской Федерации,  мне представилась возможность ознакомиться с 58 томом «Большой энциклопедии», выпущенной российским издательско-полиграфическим холдингом «Терра». В статье, посвященной Чеченской Республике, авторы данного издания продолжили порочную практику огульного охаивания чеченского народа в стиле великодержавных  изысканий  «историков» и «покорителей» Кавказа 19 века в одном лице – начальника штаба Кавказской армии генерал-лейтенанта В.И.Потто, генерал-лейтенанта артиллерии Н.Ф. Дубровина, командующего отдельным Кавказским корпусом генерала от инфантерии А.П. Ермолова, сталинских палачей Берии, Кобулова, а также их новоявленных последователей – разного рода муриковых и прочих пыхаловых.

 

По мнению авторского коллектива, «энциклопедия «Терры» должна заполнить нишу, образовавшуюся после выхода последнего тома «Большой Советской энциклопедии». Поразительно, что все 62 тома энциклопедии вышли одновременно, как говорится, комплектом. Причем, подготовка к изданию прошла в глубокой тайне от российской общественности. По крайней мере, для чеченской ее части. Энциклопедия напечатана в Германии общим тиражом 150 тысяч экземпляров. В нее включены 160 тысяч статей, подготовленных авторским коллективом из 500 авторов, среди которых, как пишут в вводной статье «ведущие специалисты и ученые соответствующих областей науки, культуры и техники». В издание включено свыше 60 тысяч цветных и черно-белых иллюстраций, в том числе – 340 политических и географических карт. Для сравнения, в Большой Советской энциклопедии было всего 95 тысяч статей. Научно-редакционный совет данного издания выглядит более чем солидно. Это Г.А. Месяц, академик, вице-президент РАН; В.В. Козлов, академик, вице-президент РАН; В.А. Черешнев, академик, председатель Уральского отделения РАН; А.Б. Куделин, академик, директор Института мировой литературы; В.П. Скулачев, академик, директор Института физико-химической биологии; О.А. Богатиков, академик, Уральское отделение РАН, и ряд других известных ученых. Но коллектив из 500 человек, написавший статьи энциклопедии, для читателей практически остался неизвестным. Ни одна статья, в отличии от аналогичных изданий, например, той же БСЭ или Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона, не подписана. В конце каждого тома  приводится простой список фамилий и инициалов научных консультантов без всяких ученых степеней и званий, и даже сведений, кто в какой сфере работает. Все это делает практически невозможным идентификацию статей издания. По мнению главного редактора «Большой энциклопедии» С.А. Кондратова, сделано это было осознанно, для соблюдения нейтральных позиций при составлении издания. А кто, интересно, решил, что субъективное изложение составителями исходных авторских текстов, помноженное на естественную в таком случае безответственность,  будет «нейтральным»? Ведь это отличный способ для различных злоупотреблений.

Говоря о событиях новейшей российской истории, отраженных в энциклопедии, Кондратов, выступая на презентации, заявил, что статьи о них требовали особого такта. Хотя в случае со статьей о Чеченской Республике, как мы можем убедиться, это условие было проигнорировано абсолютно. То же самое можно сказать и на счет «деидеологизированности» данного издания, о котором пишет главный редактор. Текст статьи не только в высокой степени идеологизирован и политизирован, но выходит далеко за эти рамки, переходя в расистские и шовинистические выпады и обвинения.

Еще больше настораживает тот факт, что среди авторов не оказалось наиболее известных по своим научным направлениям ученых. Этот странный для такого солидного издания факт Кондратов объяснил тем, что «громких имен» не было, поскольку каждое «имя» тянет за собой известный концептуальный или идеологический багаж, которого хотелось бы избежать». Судя по всему, этого достичь ему не удалось. Наоборот, все это присутствует в статье в наиболее грубой и неприемлемой форме. Отсутствие в рядах составителей энциклопедии наиболее авторитетных в своих областях знаний ученых не могло не сказаться на качестве издания.

В статье о Чеченской Республике преднамеренно собран весь набор негативных стереотипов о чеченцах, когда-либо появившихся в печати, начиная со времен царской колонизации. Вновь  из  запасников вытаскиваются на свет старые, неоднократно разбитые в пух и прах, мифы и басни о «разбойничьих набегах на своих соседей»,  «массовом предательстве и сотрудничестве с немцами», «геноциде русскоязычного населения», «генетической предрасположенности к насилию» и т. д. События в Чечне освещаются в полном отрыве от того, что происходило вокруг: северо-кавказском регионе, СССР (до его распада), России и, в целом, мире. Создается впечатление, что Чечня находилась в изолированном пространстве или на другой планете и все, что там происходило, было вызвано исключительно внутренними причинами. Сложнейшие процессы политических, экономических, межнациональных и межконфессиональных отношений, складывавшихся в России на протяжении нескольких веков, составителями энциклопедии сознательно упрощаются и низводятся до банальной уголовщины и расистской риторики.

О каком народном единстве может идти речь (имеется в виду единство всех народов России), если в так называемой российской «Большой энциклопедии» каждое слово о третьем по численности коренном народе России, который, неся неисчислимые жертвы, борется на передней линии с международным терроризмом, защищая наши общие интересы, говорится с такой ненавистью и пренебрежением. И все это мы видим не в какой-то самиздатовской книжке недалекого шовиниста, а в академическом издании с многотысячным тиражом, которое должно заменить собой известную во всем мире БСЭ  и  в научно-редакционном совете которого представлены известные во всем мире академики РАН, в том числе и вице-президенты. Как все это понимать? Что это, если не глубоко продуманная идеологическая диверсия, направленная на возбуждение ненависти и вражды между народами России? Такими действиями, как раз, и создаются все условия для последующих разногласий и смуты в российском обществе. На этом можно было бы закончить отзыв по поводу статьи о Чеченской Республике в «Большой энциклопедии», если бы данная энциклопедия была бы хоть как-то распространена и известна в республике. А так как ее не оказалось даже  в Академии наук ЧР, придется чуть подробнее остановиться на особенно ярких ее «достоинствах». С этой целью обратимся непосредственно к содержанию самой статьи «Чеченская Республика», представленной в энциклопедии.

Ничем не оправданное невежество авторов статьи в знании предмета и безответственность редактора проекта проявляются с иллюстраций символики Чеченской Республики. В изображении флага и герба республики допущены неточности, существенно меняющие смысловую нагрузку этих символов.

Говоря о распространении чеченского языка и количестве людей, говорящих на нем, в статье читаем, что «язык чеченцев распространен преимущественно в центральных и восточных районах Чеченской Республики и в Хасавюртовском районе Дагестана. Число говорящих на чеченском языке около 613 тысяч человек». Как вопрошал когда-то трибун революции поэт В. Маяковский в своем знаменитом стихотворении о советском паспорте, «откуда, мол, и что это за географические новости?» А в западных - Ачхой-Мартановском и Сунженском, северных – Надтеречном, Наурском, Шелковском и южных – Шаройском, Шатойском, Итум-Калинском районах чеченский язык не распространен? Если речь идет только о Чеченской Республике, то причем тут Хасавюртовский район Дагестана? Но а если речь идет в целом о всей России, то необходимо назвать еще целый ряд других районов. А что касается «числа говорящих на чеченском языке», то их в настоящее время, гораздо больше, чем было по переписи населения 1970 года. Но не 2 миллиона, как уже буквально через страницу, позабыв о прежних 613 тысячах, пишут в статье.

«Часто к чеченцам причисляют родственные этнические группы аккинцев (ауховцев), кистинцев, майстинцев, карабулаков, мелхистинцев», пишут анонимные авторы,  в очередной раз демонстрируя свою полную несостоятельность в вопросах этногенеза вайнахов. Все эти этнические группы входят в единый чеченский народ, а их диалекты и говоры являются составной частью чеченского языка. Удивляют авторы статьи и своими «глубокими» познаниями в религиозной принадлежности чеченцев. Так в энциклопедии пишут: «Верующие – мусульмане-сунниты (ханафиты и ваххабиты)… Сохраняются традиционные верования». Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Как говорится, «с чем боролись, на то и напоролись». 10 лет чеченский народ воюет с ваххабизмом, навязываемым нам извне, а в энциклопедии пишут, что мы сами и есть ваххабиты! И о каких ханифитах может идти речь, если все чеченцы испокон веков поголовно являются шафиитами.  Интересен пассаж о «традиционных верованиях» чеченцев. Оказывается, у чеченцев, кроме мусульманской веры, есть еще и какие-то «традиционные верования». Это, скорее всего, сделано с целью «показать» низкий уровень общественного развития чеченцев, чтобы, тем самым, создать хоть какую-то видимость обоснованности перманентных варварских действий российской армии против «дикарей» и «разбойников». Последние из оставшихся «традиционных верований» чеченцев – это непоколебимая вера в справедливость и в то, что, несмотря на всю далеко неоднозначную историю российско-чеченских взаимоотношений, Чечня является равноправным субъектом Российской Федерации, а сами чеченцы – ее полноправными гражданами.

Дальше – больше, да так, что волосы дыбом встают. Складывается впечатление, что главными консультантами исторической части статьи энциклопедии о Чеченской Республике непосредственно являлись генерал Ермолов вместе с Берией и Шамановым.

Героическая борьба чеченского народа за свою свободу, которой восторгался весь мир, преподносится в энциклопедии, как «антирусская резня», «религиозно-политическое движение ультраэкстремистского характера, которое под лозунгами газавата и создания Имамата возглавило террористическую борьбу против русских войск». Про чеченского национального героя шейха Мансура, рядового жителя села Алды, который, по свидетельствам его современников, знал только две молитвы для совершения намаза, в статье пишут, что он был «турецкий агент», «мусульманский фанатик», устроивший антирусское выступление. А о другом известном герое чеченцев, Бейбулате Таймиеве, сказано, что он «в начале 19 века возглавил новое антирусское движение», но генералу Ермолову «в целом удалось подавить вылазки фанатиков-исламистов и обычных разбойников». И ни слова о том, что еще в 1809 году Бейбулат Таймиев приводил к присяге на подданство России старейшин из 105 аулов Чечни, но жесточайшая политика «выжженной земли», проводимая Ермоловым в нарушение принятых договоренностей, восстановила чеченцев против России.

Вот что писал в своем рапорте на имя императора Александра I в 1818 году печально известный генерал Ермолов: «В нынешнем году, если чеченцы, час от часу наглеющие, не восприпятствуют устроить одно укрепление на Сунже (имеется в виду крепость Грозная) в месте для нас опаснейшем, если возможно будет успеть учредить два укрепления, то в будущем 1819 году приведу их к Вашему подданству, тогда живущим между Тереком и Сунжей злодеям предложу я правила для жизни и некоторые повинности, кои дотолкуют им, что они подданные Вашего Императорского Величества. Если по-настоящему будут повиноваться, назначу по числу их нужное количество земли, разделив остальную между казаками и кароногайцами, если нет – предложу им удалиться и присоединиться к прочим разбойникам, от которых сами не отличаются, и в том случае все земли останутся в распоряжении нашем». Как известно, к событиям, происходившим в то или иное время и эпоху, необходимо подходить, соблюдая принцип историзма, т.е. рассматривать явления, события с исторической точки зрения, в историческом развитии. Известный казахский писатель и философ О. Сулейменов писал по этому поводу так: «С ростом национального самосознания наука становится на службу казенному патриотизму, тогда историография начинает отходить от истории. Факты или неверно освещаются, или фальсифицируются в угоду возникающему на прошлое взгляду». Точнее не скажешь.  О каком соблюдении принципа историзма может идти речь, когда при освещении событий 18-19 веков, связанных с колониальной политикой России и национально-освободительной борьбой горцев Северного Кавказа, применяются такие, появившиеся только в конце 20 - начале 21 веков, термины и понятия, как «фанатики-исламисты», «ультраэкстремизм», «террористическая борьба против русских»?

Имам Шамиль тоже, оказывается, воевал и создавал свой Имамат, «подстрекаемый английскими и французскими «консультантами», а «массовое участие чеченцев в движении Шамиля началось с зимы 1839-1840 года, когда русские войска пытались провести разоружение населения Чечни». Всего лишь навсего. Оружие, понимаете ли вы, не хотели сдавать разбойники.

«К концу 1870-х почти все чеченские мужчины стали абреками-бандитами, прикрывавшими уголовную сущность своих деяний националистической демагогической фразеологией», – вконец «сорвались с катушек» составители статьи, скорее всего, начитавшись антинаучных бредней одного из авторов концепции так называемого горского экспансионизма придворного историка Марка Блиева. Какие могут быть еще комментарии после таких глубоконаучных и «беспристрастных» выводов?

Повествуя о событиях, связанных с революцией 1917 года, авторы энциклопедии опять все ставят с ног на голову. Чеченцы обвиняются в том, что они поддержали советскую власть, хотя противников новоиспеченной безбожной власти в Чечне было намного больше и они были объединены в отдельный Атагинский национальный совет. Так, в статье пишут: «Осенью 1917 чеченцы и ингуши снова стали вырезать казаков (жертвами были главным образом женщины, старики и дети)… Весной 1918 большинство чеченцев поддержало советскую власть, поскольку власти Терской Народной Республики поощряли захваты казачьих земель». Во-первых, не Терская Народная Республика, а Терская Советская Республика. Во-вторых, Терская республика не была прочеченской и даже не была отдельной независимой республикой. Наоборот, она была составной частью РСФСР и, хотя бы потому, что была провозглашена в Пятигорске – столице терского казачества, была намного ближе к казакам, чем к чеченцам. Другое дело, что значительная часть казаков была против советской власти.  В-третьих, в центральном руководстве Терской республики практически никого из чеченцев не было. Так в чем же вина чеченцев? Может быть, и Октябрьскую революцию тоже совершили чеченцы?

«В период господства на Северном Кавказе Добровольческой армии генерала Деникина, боровшейся за единую и неделимую Россию, Чечня стала центром антиденикинского и антирусского движения под лозунгами газавата и возрождения Имамата», - продолжают свое мифотворчество наши незнакомые авторы. Это неправда. Никакого «антирусского движения под лозунгами газавата и возрождения Имамата» среди чеченцев не было. Чечня, как и вся Россия, в целом, была разделена на два лагеря: сторонников большевиков и царизма. Но ни одна из этих двух партий не выступала с антирусских позиций. И если воевавшие вместе с русскими и за, и против советской власти чеченцы иногда и ссылались на газават, то по традиции и только с целью получения большей поддержки у своих соплеменников, а не с целью «возрождения Имамата». Не выступали же с «антирусских» позиций нефтепромышленник Т. Чермоев или командир Чеченской Красной Армии А. Шерипов? А если имеется в виду Узун-Хаджи, то он, как известно, являлся сторонником большевиков. Что же касается «антиденикинского движения», то оно действительно было. Но это движение не было национальным. В своей основе оно состояло и возглавлялось самими  русскими. А чеченцы, защищая свои села от вторгшихся на их землю полчищ Деникина, оказали поддержку большевикам не из-за каких-то политических соображений, а выполняя свой долг по защите своей родины. Одним словом, историю творили сами русские, а чеченцы, так или иначе, вовлекались ими в эти процессы с той или другой стороны. В большинстве случаев – вопреки их воле.

Говоря о руководстве Чеченской автономной области, наиболее влиятельных религиозных и общественных деятелях, творческой интеллигенции, расстрелянных и подвергнутых различным репрессиям в 1924-25 годах под благовидным предлогом «уничтожения антисоветских групп и наиболее влиятельных представителей националистических кругов», в результате чего чеченский народ практически был обезглавлен, ни слова не сказано о том, что они были репрессированы незаконно.

А дальше – сфабрикованные НКВД по заказу Сталина «сведения» о многочисленных бандитских группах и их «восстаниях» и «мятежах» на территории Чечни в 30-х и 40-х годах, вплоть до выселения чеченцев в 1944-м году. Это и антисоветская деятельность Х. Исраилова на пару с М. Шериповым, и диверсионная работа нескольких немецких парашютистов (отловленных и выданных органам самими чеченцами), и  основательно заезженный «белый конь с седлом из золота», якобы подготовленный чеченцами для Гитлера, и многое другое, что должно было оправдать бесчеловечную варварскую акцию по выселению чеченского народа и что множество раз было опровергнуто независимыми исследователями.

Касаясь непосредственной высылки чеченцев в Среднюю Азию, ни слова не сказано о ее противозаконности и о тех тяготах и лишениях, которым подвергся чеченский народ в ходе депортации, когда от голода и холода умер каждый третий из числа выселенных. Но зато авторы статьи озаботились тем, что при восстановлении республики «волюнтаристским решением в состав ЧИАССР были включены 3 района Грозненской области… население которых составляли русские (казаки) и ногайцы». Вот вам и соблюдение «нейтральных позиций» и «изложение только неконфликтных сведений», о которых говорил главный редактор Кондратов.  А что касается включенных в состав республики районов, то, во-первых, они были включены в состав ЧИАССР для переселений жителей труднодоступных горных районов Чечено-Ингушетии, а также с целью так называемой «интернационализации»  населения республики. Таким же образом некоторые районы Ставрополья и Кубани с абсолютным большинством русскоязычного населения были переданы в состав таких кавказских национальных республик, как Дагестан, Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. Во-вторых, авторы статьи забыли, что из ЧИАССР в состав Северной Осетии, именно волюнтаристски и противозаконно, был передан Пригородный район Чечено-Ингушетии, который исторически является колыбелью ингушского народа. И, в-третьих, почему составители статьи энциклопедии о Чеченской Республике считают вполне законным совершенно незаконное упразднение Чечено-Ингушской АССР и передачу его исконных районов в пользу других соседних субъектов, а присоединение к ней других районов считают «волюнтаристским»? И как такой подход называется?

«Чеченцы сразу же начали отбирать дома у русских, не останавливаясь перед убийствами. Это привело к античеченскому выступлению русскоязычных жителей Грозного в августе 1958, требовавших обуздания бандитов». Вот тебе и на! Опять бандиты. А вот как пишет об этом в своей книге «Достоинство гордых» член оргкомитета по восстановлению ЧИАССР В.Ф. Русин: «Ни в одном из текстов указов по реабилитации чеченцев и ингушей не был предусмотрен пункт о возвращении реабилитированному народу ранее принадлежавшего ему жилья (хотя этот вопрос требовал своего решения в первую очередь – авт.). Наоборот, в специальной секретной директиве было сказано, что возвращающиеся на родину чеченцы и ингуши не могут претендовать на свое жилье» (Русин В.Ф. «Достоинство гордых». Нальчик, 2005г. С.282). Кроме того, руководство Грозненского обкома партии было категорически против возвращения чеченцев и ингушей на свою родину.

Таким образом, эти выступления (а они были не только в Грозном), во многом, были вызваны не до конца подготовленными и проработанными решениями по расселению возвращающихся народов и безграмотными провокационными действиями руководства области, выступавшего против воссоздания республики. Репатриантам не только не возвращали свое жилье, но их не принимали в колхозы и даже не выделяли землю под огороды, для ведения своего личного хозяйства. Никто насильно свои дома у заселенных туда переселенцев не отбирал. Тем более, убивая поселенцев.

Несмотря на соответствующие решения о реабилитации, принятые государством, чеченцы, по-прежнему, были на птичьих правах и с ними никто не церемонился. Более того, абсолютное большинство возвратившихся выкупало собственные дома, отдавая за них все, что у них было в наличии. А кто не хотел добровольно продавать дома своим прежним хозяевам, те продолжали в них жить вплоть до последнего времени. Мой отец, Умхаев Салман, выкупил свой дом в Урус-Мартане только в начале 60-х годов, хотя вернулся на родину в конце 1956 года. Чтобы выкупить его, ему пришлось проработать несколько лет вальщиком леса в Ермоловском леспромхозе. Таким же образом поступали практически все репатрианты.

«В начале-середине 1980-х группа чеченских и ингушских историков (Я. Ахмадов, М. Музаев, А. Вацуев, Х. Акиев, Я. Вагапов) выступили с откровенно националистическими публикациями, резко критикующими доминировавшую тогда концепцию добровольного вхождения горских этносов в состав России»,- пишут авторы статьи.

О каком доминировании этой концепции может идти речь, если в республике ее придерживались только сам автор этой концепции В. Виноградов и несколько его учеников?

А что касается вышеназванных ученых, то они мужественно выступили против вымышленной концепции, которая хотя и не имела ничего общего с действительным ходом истории, была официальным заказом государства. «Финансовую подпитку сепаратистов осуществляла чеченская мафия в Москве и в других крупных российских городах», – продолжается шельмование чеченцев в статье. Да, действительно помогала мафия, но не чеченская, а кремлевская. Именно тогдашнее российское руководство проводило через Чечню крупные финансовые аферы и контрабандные перевозки по воздуху (почему-то тогда воздушные ворота грозненского аэропорта были совершенно открыты для полетов по всему миру). В Чеченскую Республику для переработки поставлялось десятки миллионов тонн российской и казахстанской нефти. Переработанная нефть по российским трубопроводам поступала как в Россию, так и за рубеж. Солидная часть навара от всех этих совместных операций, не говоря уже о прибыли от собственной чеченской нефти, которая реализовывалась через эти же трубопроводы, доставались режиму Дудаева для «героической» борьбы против русских до последнего чеченца. Что такое в сравнении с ней искусственно созданная российскими СМИ «чеченская мафия в крупных российских городах»?

 

Характеризуя обстановку в Чечне накануне начала военных действий, авторы статьи живописуют такие страшные картины: «На территории Чечни началось массовое истребление остатков нечеченского населения. Повсеместными стали захваты заложников, почти каждая чеченская семья имела рабов-славян» или «… в самой Чечне начался геноцид славянского населения… Десятки тысяч людей были убиты.., изгнаны из своих домов. В Грозном хозяйничали банды чеченских уголовников-наркоманов». Никакого «геноцида славянского населения» не было. Во всяком случае, с чеченской стороны. Самый настоящий геноцид и над чеченцами, и над всеми остальными народами, проживающими в республике, был учинен с российской, федеральной, стороны. По предварительным данным, в результате военных действий в Чечне погибло около 200 тысяч человек. И чеченцев, и «славянского населения», и неславянского тоже.

А заложничество, извините, придумали совсем не чеченцы. Этим в российской армии занимались еще со времен генерала Ермолова. А насчет того, что «каждая чеченская семья имела рабов-славян», то это, по моему мнению, целенаправленная дискредитация чеченского народа, которая задним числом должна оправдать тот беспредел, который творили российские силовые структуры в Чечне во время двух военных кампаний. Никто не говорит, что русскоязычной части населения республики не пришлось пережить горя. Анархию и хаос,  царившие тогда в Чечне, пришлось пережить всем ее жителям, вне зависимости от национальной принадлежности. И, в первую очередь, чеченскому народу.

Однако, положа руку на сердце, можно с уверенностью сказать, что никакого целенаправленного притеснения русскоязычного населения в республике не было. Точно так же, как не было целенаправленного притеснения чеченцев по национальному признаку со стороны большинства российских военнослужащих. Хотя доверие между теми и другими было подорвано основательно.

«1.9.2004г.  чеченские и ингушские бандиты совершили ужасающее преступление в североосетинском г.Беслан, захватив школу и убив сотни детей», – продолжают свою оду ненависти к чеченцам авторы статьи.

Опять – двадцать пять. Всем давно уже известно, что захватчики школы и их пособники представляли собой полный интернационал, в том числе и русские, и осетины. Но нет, чеченские бандиты – и все! Пытаясь выяснить непосредственных авторов статьи о Чеченской Республике из «Большой энциклопедии», я провел небольшое исследование. Среди нескольких десятков членов научно-редакционного совета и редакционной коллегии оказалось 8 историков. Из них: 2 археолога, 1 дипломат, 1 специалист по нумизматике, 1 специалист по истории спорта, 1 специалист по геральдике и 1 специалист по истории Чувашии. Все они, вряд ли, могли иметь отношение к данной статье.

Остался только  один историк, о котором в Интернете нет никаких данных о том, чем он конкретно занимается.  Это вахмистр, командир 4-го взвода казачьей сотни так называемой Офицерской русской школы, кандидат исторических наук А.Н. Щагин. Место дислокации школы, где казачествует Щагин, столица Российской Федерации г. Москва. Одной из главных задач школы, исходя из ее устава, является – воспитание молодежи в традициях русского казачества.

Скорее всего, эту компиляцию всего того, что сказано негативно о чеченцах, казачий вахмистр Щагин и сделал. Но где были уважаемые члены научно-редакционного совета и редакционной коллегии, во главе с главным редактором Кондратовым? Неужели десятки академиков РАН, докторов наук, не говоря уже о кандидатах, все, как один, оказались зараженными вирусом ксенофобии и ненавистью к чеченскому народу, что не поправили зарвавшегося автора данной статьи, сеющего семена вражды и ненависти между народами многонациональной России? И читали ли они эту статью вообще?

 

P.S. Просмотрел я, для сравнения, аналогичные статьи «Большой энциклопедии», посвященные Дагестану и Татарстану. Обе они в разы меньше по объему и, действительно, практически деидеологизированы и нейтральны в своих оценках. Так, краткая историческая справка о Татарстане занимает 33 строки текста, а о Дагестане всего лишь 20 строк. Всего статье о Татарстане в энциклопедии отведено 3 страницы, а Дагестану – 4. В то время, как статье «Чеченская Республика» выделено целых 13 страниц. В статье о Республике Дагестан ни слова не сказано как о самой  Кавказской войне, начавшейся в Дагестане, так и о  возглавлявшем освободительную борьбу северо-кавказских горцев  дагестанце имаме Шамиле, когда в статье о Чеченской Республике этому посвящено несколько страниц.

Вам это ничто не напоминает?

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.