http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


История в кривом зеркале современности… Печать Email

Абубакар Асаев, главный специалист аналитического управления аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР

 

 

 

Сохранилась притча о том, что в древние времена повелитель одного из могущественных государств собрал во дворце всех ученых мужей своей страны и повелел, чтобы они в течение трех дней написали историю человечества.

Озадаченные таким повелением ученые сутки напролет мудрили над историей. И вот, исписав горы бумаг, в назначенный час они собрались во дворце. Осматривая заваленные исписанной бумагой ряды ученых, повелитель остановился перед старцем с клочком бумаги в руке. Удивленный тем, что кто-то мог ослушаться его, царь подозвал к себе старца.

“Написал ли ты историю человечества, как я велел?” - спросил он грозно.

- Да, мой повелитель, - молвил в ответ старец и протянул царю клочок скомканной от волнения бумаги, на которой было написано всего три слова: “Человек рождается, борется и умирает”. В этих трех скупых словах уместилась у мудреца история всего человечества.

 

“Ящик Пандоры”

 

Тема интерпретации российской истории, в частности, и истории так или иначе вошедших в российскую империю народов становится все более актуальной и вызывает весьма неоднозначную реакцию в обществе. История слишком неоднозначна для ее однобокого изложения. Учитывая, что архивы создавались под заказ правящих в стране повелителей и систем, то очевидно, что целиком полагаться на их достоверность не приходится. Вся информация редактировалась, проходя через сито “контролеров”, и предназначалась для того, чтобы скрыть акты массовых преступлений правящих режимов и оправдания актов насилия, как над отдельными людьми, так и целыми народами. Естественно, изложение любой версии истории как обличительной, к примеру, преступления сталинизма, будет вызывать споры. Ведь не все палачи еще ушли из жизни, а у тех, кто ушел, при власти остались их наследники и последователи. Когда живы еще некоторые из палачей и есть выжившие жертвы, у каждого из них найдется свой веский аргумент в защиту своей правды. И каждая из сторон (по сути обе пострадавшие), безусловно, будет отстаивать свою точку зрения и правоту. Исторические опусы некоторых дорвавшихся до ученых степеней современных историков далеки от историзма и слепо скопированы из подходящих под их личное восприятие изложений прошлого. Они основываются только на источниках карательных органов НКВД и царской охранки, которые, имитируя борьбу с врагами государства и народа, оставляли в наследство потомкам черные метки, чтобы оправдать свои преступления. А, следовательно, ни одна из приводимых версий без серьезного анализа экспертов и признанных специалистов не может претендовать на роль истины в последней инстанции.

В истории каждого народа есть периоды взлета и падений. И чем больше народ, тем больше в его истории темных, сокрытых за семью печатями пятен. Посему, история - это своего рода ящик “Пандоры”, открыв который, можно внести яблоко раздора в общество.

Попытки вышедших из состава некогда “дружной” семьи советских народов переписать свою историю, где роль “старшего” брата сводится только к насилию в отношении “младших”, вызывают весьма болезненную реакцию в российском обществе. И это в какой-то мере обоснованно. Но при этом надо иметь в виду, что все тайное когда-нибудь всплывает. Как в случае с Катынью, к примеру. Но почему попытки исказить историю внутри собственной страны с акцентом на унижение целых народов воспринимаются, в том числе и определенной частью “научного” общества, как нечто естественное и должное?

 

Не бывает однобокой истории

 

Массовые репрессии и акты насилия имели место быть в период покорения Кавказа, в советский период и в недалеком прошлом, причем не только в отношении малых народов. Мы знаем, немало пострадало от молоха репрессий и русских людей. Но историки, рисуя свои картины прошлого, обходя сложные социально-политические процессы в стране, показывают лишь одну сторону медали, оставляя сокрытыми кровавые пятна на обратной стороне, и это не может не вызывать возмущения у жертв этих репрессий.

В отношении, к примеру, восстания Минина и Пожарского историки однозначно признают, что это было народно-освободительное движение. Понятно и то, что появление Пугачева и Разина было продиктовано безысходностью народных масс, страдающих от непомерного гнета царских сатрапов. Но когда речь заходит о борьбе горцев Кавказа не против русского народа, как пытаются преподнести некоторые историки и ксенофобы, а против колониальной политики царского режима, то это преподносится совсем по-иному. В частности, в Большой энциклопедии издательства “Терра” написано: “бандитизм и антирусское движение исламистов-фанатиков, прикрывавших свою уголовную сущность исламской идеологией”. Не утруждая себя анализом ситуации, некоторые, причем не всегда признанные в среде специалистов “историки” (такие как редактор нашумевшей БЭ Кондратов) или близкие ему по духу шовинисты и псевдопатриоты Пыхаловы да Клочковы рассказывают не о зверствах завоевателей, которые и порождали сопротивление, а о жестокости “дикарей”, противившихся попыткам их насильственного “оцивилизовывания”. Делают это, не задаваясь вопросом, почему же взаимоотношения Российской империи привели к столь затяжной конфронтации не только с чеченцами, но и многими иными этносами Кавказа? Ведь изначально между русскими и местными народами складывались весьма теплые и даже куначеские отношения.

Почему-то, будучи столь “кровожадными”, горцы Кавказа и, в частности, столь “безжалостные и коварные” чеченцы не обращали беглых холопов в своих рабов, а давали им порой лучшие земельные наделы. Сохраняя их веру, часто делали их своими кунаками.

У каждого из режимов были свои прикормленные историки (после 1917 года преподавание истории вообще до ее «корректировки» запретили). Поэтому историкам стоило бы, наверное, быть немного корректнее, делая столь огульные обвинения в адрес того или иного народа, так как, заглянув в этот самый “ящик”, мы увидим весьма неподобающее христианскому мировоззрению эпохи христианской страны.

 

Страсти вокруг

очередной провокации

 

Стереотипы российской действительности порой не поддаются логическому осмыслению. С одной стороны, государство прилагает неимоверные усилия, чтобы сохранить его целостность, тратит огромные средства и кладет на алтарь целостности государства десятки, а то и сотни тысяч жизней своих граждан. А с другой, некоторые ныне власть предержащие преступным попустительством по отношению к фашиствующим группировкам и продвижением во власть одиозно настроенных политиков стимулируют ту самую рознь.

Не успели в стране улечься страсти по факту признания экстремистской статьи о Чеченской Республике в Большой энциклопедии издательства “Терра”, как вновь появился повод оспаривать исторические факты в другом московском издательстве. В 2010 году из недр издательства “Аспект Пресс” вышло учебное пособие для студентов высших учебных заведений “История России. 1917-2009”, которое в аннотации названо “самым полным на сегодняшний день изложением университетского учебного курса отечественной истории” или, как его еще назвали оппоненты авторов: “курсом молодого бойца для русского националиста”...

Впервые в университетском учебнике вычисляются процентные нормы представительства евреев в государственных органах власти, культуре. Авторами очередного “патриотического” издания явились доктора исторических наук, профессора кафедры отечественной истории 20-21 веков МГУ А.С. Барсенков и А.И. Вдовин, которые в очередной раз, в освещении отдельных событий периода Великой Отечественной войны, пополнили список фальсификаторов истории чеченского народа.

Свои комментарии по фактологии учебного пособия Вдовина и Барсенкова высказали общественные деятели, эксперты и историки. Оценка содержания учебника вызвала весьма бурную реакцию в интернет-пространстве. Естественно, мнения разделились, и авторы, очевидно помимо их воли, оказались втянутыми в орбиту информационной войны. Группа известных российских писателей, деятелей науки и культуры, опубликовала открытое письмо по поводу “позорного судилища”, как они называют общественные слушания по учебному пособию А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина, устроенного в Общественной палате 6 сентября 2010 года. Совершенно иное мнение по содержанию учебного пособия излагает в своем блоге известный политолог Ирина Ясина. “Особенность “собственной точки зрения” Вдовина и Барсенкова состоит в следующем: Учебник вышел третьим изданием (!) в серии “Классическое университетское образование”, а фактически является курсом молодого бойца для русского националиста”, - пишет блоггер.

Вот что авторы нашумевшего издания пишут о чеченцах: “Помимо коллаборационистов, по данным НКВД СССР, начиная со второй половины 1941 г. по июль 1944 г. по Союзу ССР, было выявлено 1210,2 тысяч дезертиров и 456,7 тысяч уклонявшихся от службы в армии. В некоторых случаях уклонение приобретало значительные размеры. К примеру, 63% чеченских мужчин, призванных в армию в начале войны, нарушили присягу и стали дезертирами; мобилизацию на территории Чечни пришлось прекратить” (!)

Свою оценку содержания учебного пособия дал Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев, который выразил намерение отстоять честь народа, если понадобится, и в судебном порядке. Напомним, что по инициативе Нухажиева был инициирован судебный процесс в отношении издательства “Терра”, завершившийся признанием экстремистской статьи о Чеченской Республике в 58-м томе большой энциклопедии.

- Безответственные выступления отдельных российских государственных деятелей об истории взаимоотношений русского и чеченского народов, выход клеветнической статьи о Чеченской Республике в таком солидном академическом издании, как “Большая энциклопедия”, а теперь и официальный выпуск учебного пособия, искажающего исторические события, предшествовавшие поголовной депортации чеченцев в Среднюю Азию в 1944 году, невольно наталкивает на мысль о том, что в руководящих кругах и в научной общественности страны есть влиятельные силы, заинтересованные в дискредитации чеченского народа, дестабилизации обстановки на Северном Кавказе и в целом в России”, - комментирует Нухажиев.

Протест чеченской общественности, в очередной раз потребовавшей от авторов объективности и напомнившей о недопустимости интерпретации исторических фактов с упором на кобуловско-бериевские записки, вызвал волну возмущения в рядах радикально настроенной части общества. Авторы учебника после беседы с адвокатом Мурадом Мусаевым, доверителем чеченского омбудсмена, признали свою оплошность и заявили об отзыве пособия для устранения фактологических ошибок, после чего последовала новая волна дискуссий. Особенно жаркие споры и дискуссии на данную тему идут в молодежной среде.

Татьяна Семикеева, член Правления Удмуртской молодежной общественной организации “Шунды”, г. Ижевск:

- Нурди Нухажиев заявляет, что учебник нарушает 4 статью закона “О реабилитации репрессированных народов”, где не допускаются пропаганда или агитация.

Но, сообщив о проценте дезертиров-чеченцев, историки просто сообщают исторический факт, а не стремятся призвать всю Россию ненавидеть чеченцев. В истории всех народов были черные страницы. От этого не денешься никуда, - пишет Семикеева.

Совершенно иного мнения Марат Цагараев, председатель правления общественного молодёжного фонда “Уаздан”, г. Владикавказ:

- Какими идеями руководствовались авторы учебника, делая акцент только на чеченском народе, мне, если честно, не понятно. Если быть объективным, национальная политика молодого советского государства далека от идеала и вызывала естественную реакцию отторжения и сопротивления практически на всей территории, присоединенной к Советской России в период с 1917-1940 гг.

В годы Второй мировой войны в составе Вермахта воевали русские, украинские, казацкие, грузинские, калмыцкие, крымско-татарские и северокавказские подразделения, это факт!

Но почему, создавая учебник российской истории, предназначенный для молодых российских граждан, не вспомнить и тот факт, что в первые дни войны выходцы из Чечено-Ингушетии отважно защищали легендарную Брестскую Крепость? Откуда берется это непонятное процентное соотношение дезертиров, если доподлинно известно, что после депортации чеченского и ингушского народов, чеченцев и ингушей снимали с фронтов, из боевых частей и подразделений и отправляли в тыл как врагов советского народа, или это уже другая история? Особый же интерес вызывают вводимые авторами термины “нерусское население” или “неславянские народы”: на мой взгляд, подобные нововведения довольно далеки от академической науки”, - возражает оппоненту Цагараев.

При этом стоит отметить, что тиражирование в широких кругах подобной несоответствующей действительности информации может стать причиной для спекуляции националистически настроенных организаций в том плане, что сегодня победа в Великой Отечественной войне используется, пожалуй, как единственно общий для всех народов страны сплачивающий фактор в истории Советского Союза и России.

 

Психологи отмечают, что восприятие обществом человека или определенной группы людей происходит на подсознательном уровне именно от фона, на котором последние представляются данному обществу.

Тот факт, что авторы решили вставить в статистику общих цифр дезертиров со всей страны именно 63% чеченцев, говорит о том, что это своего рода диверсия, направленная на формирование негативного мнения об этом этносе.

Очевидно и то, что вина за две недавние военные кампании лежит не на чеченцах, а на тех, кто, развалив страну, провозгласил парад суверенитетов с призывом “Берите суверенитета столько, сколько унесете!”.

 

0ни сражались за Родину.

Но в истории новой России

их имен нет…

 

Если быть объективным, то представители чеченской национальности встретили врага в первые минуты войны и, несмотря на последовавшие репрессии, пусть единицы, но все же дошли до Берлина и штурмовали рейхстаг. В самом деле, для истории и в целях формирования в стране толерантности в столь непростой период, стоило бы рассказать о героях прошедших войн - пулеметчике Ханпаше Нурадилове, на счету которого 920 сраженных фашистов; легендарном летчике Акаеве, ценой своей жизни уничтожившем аэродром стратегического назначения фашистов в знак протеста против депортации своего народа. (А ведь мог посадить свой самолет на вражеской полосе), Мовлиде Висаитове, первым встретившим союзников на реке Эльбе и награжденным президентом Америки Эйзенхауэром орденом “Легион Чести”, о защитниках Брестской крепости, снайпере Идрисове, танкисте Мазаеве и т. д. Сколько их было, непризнанных героев, чьи звезды были «украдены» не в меру ретивыми службистами? Разве их вина, что Родина, на алтарь свободы которой они положили свои жизни, украла у них праздник Победы, обвинив их в несуществующем предательстве?

Загляни радетели Родины в собственную историю, они обнаружили бы, что у самых истоков создания Российской империи стояли наравне с русскими и “лица кавказской национальности”. А величие России ковалось при деятельном участии предков тех, кого московские стражи порядка нередко вразумляют сегодня дубинкой, вымогая мзду за пребывание в собственной столице. В БЭ, к примеру, можно было рассказать о том, что Москву вместе с Мининым и Пожарским освобождал князь Черкасский.

Рассказать о герое Отечественной войны 1812 года Александре Чеченском, которого вывез из вырезанного солдатами чеченского селения Раевский и который впоследствии, став героем Отечественной войны, взял одним гусарским полком хорошо защищенный город Дрезден.

Или о том, что, если бы не благородство тех самых “бандитов-фанатиков” шейха Мансура, о которых писали авторы статьи о чеченцах в БЭ, то Россия потеряла бы одного из самых ярких героев русско-французской войны, соратника Александра Чеченского, Багратиона.

Раненного Багратиона последователи того же Мансура, отдавая дань его отваге, вынесли из леса и с почестями передали своим врагам, за что он питал искреннюю благодарность и уважение к своим вынужденным противникам до конца своих дней. Такой поступок не характерен для бандитов и, тем более, такого благородства не проявляли в отношении последних их противники.

Почему бы не поведать обществу о судьбе вывезенного из спаленного им же дотла селения Ермоловым мальчике, впоследствии ставшем известным художником Петром Захаровым?

О “Дикой дивизии”, служить в которой считали за честь высшие персоны Российской империи и разгроме чечено-ингушским полком этой легендарной и считавшейся непобедимой немецкой “железной дивизии”, встречи с которой боялись кавалеристы не только России, но и Европы?

А чем исторически не привлекателен и подвиг чеченцев в Брусиловском прорыве в ходе Первой мировой войны? Почему бы не взглянуть в эти же архивы и не вспомнить о подвиге чеченцев в русско-турецкой войне, когда чеченцы во главе с Орцой Чермоевым взяли штурмом неприступную крепость Карс? Или то, как командовал в русско-японской войне русской армией чеченец Алиев, которую он, удержав от разложения, превратил в боеспособную единицу? И таких фактов много, но, видимо, даже столь громкие факты историкам были не интересны. А сколько жизней положено на алтарь целостности России в сегодняшней действительности?! Во имя чего отдали свои жизни президент Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадыров и тысячи его соратников? И все эти подвиги совершались при постоянном давлении и физическом уничтожении со стороны тех, во славу которых они совершались.

Ни в одном из формирований, служивших вермахту по примеру власовцев, не были в массовом порядке представлены чеченцы.

Не было предателей и дезертиров в чеченской среде и в более поздних конфликтах, в частности, в Афганистане. К слову, и Белый дом из танков расстреливать начали раньше в Москве, а не в Грозном. Напротив, чеченцы сделали все, для того чтобы сохранить союз, но оказались в меньшинстве. Почему-то, говоря о безымянных коллаборационистах и о “дезертирах-чеченцах” в их среде, авторы учебного пособия, равно как и авторы статьи “Чеченская Республика” в БЭ, ни словом не обмолвились о казачьем стане вермахта с генералами Шкуро, Красновым, Павловым.

И не поведали о зверствах 1-й казачьей дивизии и 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС. Немалое число этих коллаборационистов удостаивалось железных крестов за заслуги перед Вермахтом. Ведь зверствами СС занимался Международный военный трибунал по главным немецким военным преступникам.

Нет почему-то информации о национальном и численном составе армии Власова, что было бы необходимо ради объективного изложения отечественной истории.

В подобном потоке коллаборационизма в стране единичные факты перехода чеченцев на сторону врага, если таковые имели место быть, выглядели бы просто смешно.

Но то, что в истории нет ни одного факта участия чеченских формирований в карательных операциях, в отличие от многих национальных формирований вермахта ни в Европе, ни на Балканах, и уж тем более на территории собственной страны, не останавливает вранья о “63% дезертиров” и басни о белом коне с золотым седлом, якобы припасенном чеченцами для Гитлера. Эти мифы все чаще становятся востребованными на фоне растущего в России национал-фашизма.

 

Что посеешь,

то и пожнешь...

 

О том, к чему ведут подобные вольные трактовки истории в таких уважаемых научных заведениях как МГУ им. Ломоносова и РАН, говорят факты роста ксенофобии в стране и легализация национал-патриотически настроенных организаций. Тем, кто делает ставку на шовинизм, стоило бы задуматься о том, что именно с этого начинается фашизм, и в более извращенном виде.

Запутавшееся в лабиринте политических ходов и уставшее от социальных передряг российское общество должно, наконец, осознать, что идет планомерный развал страны. Если на Кавказе работают зарубежные агенты, то в глубинке России налицо тот же процесс - с той лишь разницей, что вербовка в национал-патриоты, для подрыва страны изнутри, идет в открытую. Эксперты, оценивая пособие Вдовина и Барсенкова, отмечают, что авторы пособия недвусмысленно намекают на то, что во всех бедах русского народа виноваты нерусские и, в частности, евреи. При этом стоит отметить немаловажный факт, связанный с тем, что, как отмечают в некоторых средствах массовой информации, дипломником Вдовина был не кто иной, как Никита Тихонов, обвиняемый в убийствах известного своей толерантностью адвоката Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Последние были убиты после условно-досрочного освобождения экс-полковника Буданова, отбывавшего срок за зверское убийство чеченской девочки Эльзы Кунгаевой. Стоит так же отметить, что, по некоторым данным, Тихонов являлся членом неонацистской группировки “Объединенная бригада-88”. Из чего напрашивается вывод, что нападение Тихонова на адвоката Маркелова не было спонтанным, о чем говорит тот факт, что в 2002 году Тихонов защитил диплом под научным руководством профессора А.И. Вдовина по национальной тематике “Чеченский сепаратизм (1990-1991)”.

А Маркелов не раз получал угрозы от неонацистов за свою принципиальную позицию и участие в громких процессах. Помимо намерения возбудить в отношении экс-полковника Буданова новое уголовное дело по факту изнасилования чеченской девочки, на основании обвинений, которые с Буданова прежде были необоснованно сняты, Маркелов на своей последней пресс-конференции объявил и о ряде иных преступлений Буданова. Маркелов так же вел дело журналиста Бекетова и защищал сторону семьи Мурдаловых, в результате чего был осужден за военные преступления сотрудник Ханты-Мансийского ОМОНа Лапин.

Как следует из сообщений средств массовых информаций, в прошлом году на факультете иностранных языков того же МГУ открылся Русский клуб. Открылся этот клуб лекцией Олега Платонова, известного антисемита и отрицателя холокоста: “Под влиянием его трудов молодое и безработное существо Коптев бросился с ножом на прихожан московской синагоги”, - пишет одно из изданий. В подобной ситуации, пожалуй, есть смысл задуматься о том, к чему могут вести неокрепшие умы подобные вольности в преподавательской деятельности и обоснованности мнений о соответствии данных профессоров занимаемым им должностям в МГУ.

Во всяком случае, это помогло бы предотвратить травлю и деление общества на “белый” север и “черный” юг. А суды и политиков освободило бы от необходимости стыдливо маскировать национальный подтекст в разборках наподобие событий в Кондопоге, нашумевшего дела Волкова (фаната “Спартака”) и нападений на детские лагеря, как это было в лагере “Дон” в Краснодарском крае, сценарий которого повторился в Челябинске. (На концерте в Челябинске фашисты и уголовники били уже не чеченских детей за “щипание девочки”, а русских молодых людей за принесенную с собой извне банку пива).

Цена вопроса в том, что, если завтра возникнет необходимость, сможем ли мы при таком отношении друг к другу лечь в один окоп во имя России?..

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.