Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Так всё начиналось... Печать Email

Провозглашение автономии Чечни 15 января 1923 года

 

Для всех социальных слоев Чечни Октябрьская революция и гражданская война явились продолжением национально-освободительной борьбы против российского колониализма. Ленин и большевики, обещавшие горцам землю и национальную государственность, получили в Чечне безусловную поддержку. Чеченцы, кровью доказавшие свою приверженность молодой советской власти (еще не заросли могилы чеченцев, погибших в боях против Деникина, еще вдовы и матери оплакивали павших героев), встретили молодую Советскую власть с воодушевлением. Они верили, что эта власть – настоящая, народная...

Примечательно – на этом фоне – письмо одного из руководителей делегации, приезжавшей в Чечню с миссией объявления ее автономии, К. Е. Ворошилова (члена Юго-Восточного бюро ЦК ВКП(б), командующего войсками Северо-Кавказского военного округа) И. В. Сталину от 21 января 1923г. Текст приводится нами без сокращений и изменений. (Источник: Военные архивы России. 1993. Выпуск первый, с. 406-407). Это довольно циничное послание Ворошилова своему партийному лидеру несет на себе определенный налет ожидаемой эйфории, понять которую нам – с высоты «исторической колокольни» – не сложно: громогласные обещания молодой Советской власти горцам оказались фикцией. Следующим этапом политики большевиков стали массовые карательные операции – против тех, кто в свое время активно поддержал Советскую власть… Началось «активное выявление активного элемента» – выражаясь современным сленгом, «стрижка газонов»... С середины 20-х годов против Чечни была по существу развязана новая война...

Итак, письмо-отчет Ворошилова Сталину:

«Дорогой Иосиф Виссарионович!

Поздравляю тебя ещё с одной автономией! 15/1 в ауле Урус-Мортан, что 24 версты от города Грозный, на съезде представителей аулов (по 5 человек от аула) чеченского народа при торжественной обстановке провозглашена автономия Чечни. Выезжали в Чечню Микоян, Будённый, Левандовский и я. Впечатление: чеченцы, как все горцы, не хуже, не лучше. Муллы пользуются неограниченным влиянием, являясь единственной культурной силой. Своё положение служителя Аллаха используют со всем искусством восточных дипломатов. Население пребывает в первобытной темноте и страхе «божием». Наши велеречивые и многомудрые коммунисты, работавшие и работающие в Чечне и Горреспублике, по-моему, ничему не научились и не могли ничему научить. Расслоение, «опора на бедняцкие элементы», «борьба с муллами и шейхами» и прочие прекрасно звучащие вещи служили удобной ширмой для прикрытия своего убожества и непонимания, как подойти к разрешению стоящих на очереди вопросов.

После наших (официальных) выступлений, говоривший главмулла заявил, что он от имени всего чечнарода приносит сердечную благодарность Высшим Органам Советской власти, и выразил свои пожелания (требования) сводящиеся к следующему: 1. Нужно организовать такую власть, которая будет служить народу, а не обворовывать его; 2. Немедленно, беспощадными мерами ликвидировать бандитизм, воровство и разбои; 3. Разрешить сформировать в достаточном количестве чечмилицию; 4. Допустить существование шариатских судов. Вот основные требования «страшных» мулл. Ввиду позднего времени и обширности собрания, мы предложили выделить делегацию в 150-200 человек и вместе с нами отправиться в Грозный для более детального обсуждения практических вопросов, связанных с автономией. Было опасение, что этот импровизированный съезд будет состоять из одних мулл и купцов, но у нас выбора не было. Нам нужно было самим обсудить положение. Съехалось до 400-500 человек вместе с гостями. Выборных больше 200, из них: муллы – 35 человек; купцы – 70; землеробы – 140. Я считаю, что состав этого совещания вполне удовлетворителен. Заправилами, как нужно было ожидать, были муллы. До тех пор, пока мы не создадим в Чечне кадры преданных, знающих Чечню и ей знакомых работников, придётся иметь дело с муллами.

Муллы – народ продувной, и не много нужно, чтобы их забрать под своё влияние. Дураки только могут верить в возможность проведения в Чечне всяческих «расслоений», «влияний через бедноту» и прочую чепуху. Конечно, беднота, как и везде, имеется в Чечне. Но, во-первых, в Чечне патриархально-родовые отношения сохранились почти в полной мере, а, во-вторых, всякий бедняк муллу и святого почитает во сто раз больше, чем кулака (кулак уже грамотный, а то и образованный), и, кроме того, муллы-то и всякого рода святые живут и жиреют за счёт бедноты.

К. Е. ВОРОШИЛОВ.»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.