http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Правда жизни Печать Email

Лула Куни

 

Еще Гейне сказал, что когда мир рушится, то трещина проходит через сердце поэта... Наша общая боль началась не 14 лет, а сотни лет назад.

Из выступления И. Эльсанова на конгрессе ПЕН-клуба (май 2006г., Берлин.)

 

Ныне наша нация рассеяна по миру.

События последних десятилетий, многолетний идеологический прессинг, которому подвергся чеченский этнос, повлекли за собой необратимые последствия. Многовековая чеченская культура  претерпевает трудные времена. Многие наши видные деятели культуры – в силу тех или иных обстоятельств (увы, таковы сегодняшние реалии) – вынуждены проживать за границей. Однако радует тот непреложный факт, что они не теряют связи с родиной. Куда бы их ни забросила судьба, каким бы испытаниям ни подвергла – они живут чаяниями своего народа, явственно ощущая свою кровную, «корневую» сродненность с ним...

Современный мир так устроен, что биография каждого из нас – помимо нашей воли – складывается в прямой зависимости от нашей этнической принадлежности.

«Пятая графа» довлеет над каждым представителем этноса нохчи, особенно если сей представитель относится к «клану» творческой интеллигенции.

В этом плане биография Ислама Эльсанова, известного чеченского прозаика, одного из ярких представителей поколения чеченских писателей, чья литературная биография начиналась в недрах знаменитого республиканского студенческого литературного объединения «Прометей», – не исключение.

Родился Ислам 13 августа 1956 года с клеймом «спецпереселенец» в Киргизии. Окончил среднюю школу в г. Аргун. Работал на заводе, служил в армии. После 4-го курса филологического факультета ЧИГУ им. Л.Н. Толстого, поступил в Московский Литературный институт им. А.М. Горького на семинар прозы Анатолия Приставкина.

После окончания вуза вернулся на родину.

Работал в книжном издательстве редактором художественной литературы, формировал литературу в 1986-92-х годах; затем – на республиканском радио и в НИИ гуманитарных наук. В 1995 г. стал главным редактором литературно-художественного журнала «Орга» –журнал издавался и во время военных кампаний на территории Чеченской Республики. С 87-го по 89-й год имел дискуссию с ЦК КПСС по вопросу 200-летия добровольного вхождения чеченцев в состав России. /По поручению партийного руководства СССР, его оппонентами были Институт Истории СССР и Отделение Истории Академии Наук СССР./

Автор двух книг прозы: «На закате» (1986), «Роща розовых берез» (1989) на чеченском языке и нескольких коллективных сборников, в том числе и «Антологии чеченского рассказа».  Был членом Союза писателей СССР. Некоторые произведения переведены на несколько языков. Сейчас живет в Норвегии. Является одним из основателей Чеченского отделения Международного ПЕН-центра (заместитель руководителя). Член Российской Гильдии кинорежиссеров.

Именно на кинематографическом поприще И. Эльсанова и ждали сюрпризы судьбы.

В 2001-м году Ислам окончил Высшие курсы сценаристов-режиссеров (мастерская Н. Рязанцевой и А. Смирнова); в том же 2001-м году снял свой первый короткометражный игровой фильм «В чаще» (дипломная работа).

Фильм участвовал в X-м юбилейном кинофестивале стран СНГ и Балтии «Киношок-2001», проходившем с 7 по 14 сентября 2001г. в Анапе.

Но… после 11 сентября 2001 года ситуация в мире уже несколько изменилась – и изменились приоритеты…

Конечно же, кинорежиссер-чеченец, носящий имя Ислам, вряд ли мог после этих событий претендовать на то, чтобы его фильм оценили по заслугам... Дальше кулуарных похвал и крепких рукопожатий с восторженными комплиментами скороговоркой на кинофестивале дело не пошло. Ни национальность, ни имя, явно отражающее его конфессиональную принадлежность, заслуженной победы И. Эльсанову на этом кино-форуме принести не могли.

По завершении данного кино-форума Ганс Иоахим Шлегель – немецкий критик и историк кино, член консультационного совета Центра по исследованию кинематографа Эйзенштейна, сотрудник нескольких кинофестивалей, долгие годы бывший «отборщиком» кино СССР, затем России и Восточной Европы для Оберхаузенского, Берлинского, Венецианского и Мангеймского кинофестивалей, открывший Сокурова Берлину и Звягинцева Венеции, объявил, что отбирает фильм чеченского режиссера для участия в Берлинале (что по престижности занимает второе место в мире после Каннского фестиваля).

Масштабные политические спекуляции по поводу сентябрьских событий в США повлияли также и на «отбор» фильмов для 52-го Берлинского кинофестиваля.

По иронии судьбы, девизом данного кинофестиваля был призыв к толерантности – «Признавайте разнообразие!»

Однако данная «декларация о намерениях», как и ожидалось, в отношении мусульманских кинорежиссеров – увы! – уже «не работала».

В конце сентября Ганс Шлегель заявил, что вынужден отказать нашему кинорежиссеру в приглашении. В полной мере ощутив «прелести» положения неожиданного изгоя, И. Эльсанов отправил факсом письмо Гансу Шлегелю, в котором выразил сожаление по поводу недальновидной массовой истерии, развязанной в связи с известными событиями, отметив также, что как не все этнические немцы могут считаться фашистами, так и подавляющее большинство чеченцев никоим образом не может называться террористами (ибо давно известно, что терроризм есть явление транснациональное, не имеющее никакого отношения к какому-либо этносу).

Фильм был отмечен – в том же году, в декабре – премией имени Саввы Кулиша «За развитие идей толерантности» на Международном правозащитном кинофестивале «Сталкер». (Приз учрежден «Фондом Сороса».)

И. Эльсанов стал первым обладателем этой премии.

Однако процесс «отторжения» на этом не завершился. Умело спровоцированная центральными СМИ «чеченофобия», когда в каждом представителе чеченской нации российские обыватели видели заведомого террориста, имела свои плоды: любой чеченец – независимо от его политических взглядов и социального положения – оказывался бесправным изгоем в любой точке России. В Москве, где И. Эльсанов в то время проживал с семьей, также началась настоящая травля… В результате – И. Эльсанов вынужден был эмигрировать с семьей в Норвегию.

Степень мастерства любого писателя определяется, прежде всего, востребованностью в его произведениях некоей «правды жизни» (не путать ее со школярским копированием) – своеобразного индикатора зрелости писателя, когда описываемое в произведении событие более «жизненно», гораздо более выпукло и реально, нежели сама действительность, в формате которой мы пребываем.

Проза И. Эльсанова и есть образчик именно такого уровня мастерства, когда читатель становится невольным соучастником происходящего, когда каждая деталь быта, каждый предмет осязаем, когда само время в произведениях его становится категорией материальной.

Как-то по поводу некоего известного мастера было сказано: «Прочие пишут стихи, он – вещи». Так и здесь. Понимаешь значительность таланта писателя, когда ощущаешь, видишь воочию приглушенный свет тяжелого «этнического золота» на всем, чего коснулось его перо. Это и есть то, что, в конечном счете, определяет суть и место истинной литературы в системе духовных ценностей этноса.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.