http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Интервью юбиляра Печать Email

 

В.: Гапур, мы стали свидетелями того, как классическая форма стиха уходит в прошлое. Однако ты один из немногих в чеченской литературе, кто решил хранить верность классике, в частности, шекспировскому сонету. Что побудило тебя вернуться в Ренессанс?

О.: Я не знаю, куда я вернулся – в Ренессанс или вообще в никуда. Я пишу, как считаю нужным писать. Пишу, как умею. Я не совсем хорошо понимаю многих современных поэтов. Главным для меня было - не подражать никому.

В.: Каждое произведение, озвученное автором, имеет, несомненно, особую ценность. Но я ни разу не слышал, чтобы ты выступал по радио,  по телевидению. Ты из тех, кто любит наблюдать игру из-за плеч? Или просто не любишь светиться?

О.: Я не люблю рисоваться. Хотя иногда меня вынуждали выступать по телевидению. Я делал это, когда уже неудобно было отказываться.

В.: Теперь самое главное: когда и как зародился твой знаменитый гимн мужеству - «Къонахийн зама»? Одна эта вещь, если бы ты даже ничего больше не написал, сделала бы тебя известным поэтом...

О.: «Къонахийн зама» я написал 13 декабря 1996 года. Это было время, когда народ с надеждой смотрел на боевиков, которые якобы победили в военном конфликте. Люди верили, что наконец наступил золотой век свободной Чечни. На полевых командиров смотрели как на национальных героев. Но уже тогда было видно, что эти люди деградировали, установился средневековый, дикий, палочный режим. Республика стала ареной воровских разборок. «Къонахийн зама» не столько гимн мужеству, сколько плач по загубленным надеждам чеченского народа.

В.: Война опустошила наши души, о карманах я уже не говорю. Многие остались на пепелищах. Быт в нашей жизни вещь немаловажная. Как ты сегодня устроился? И - немного о личной жизни.

О.: Устроился, как и тысячи других соотечественников. Говорить о личной жизни я не люблю. У меня все нормально. Вокруг много друзей, доброжелателей. У меня практически нет врагов, и это самое главное.

В.: Одно время театр для тебя был вторым домом. Не потерял ли ты связи с ним? И что нужно, по-твоему, для того, чтобы наш театр вернулся на уровень хотя бы 90-х годов прошлого века? Как скоро мы увидим одну из твоих пьес на сцене нашего театра? Читатели «Наны» уже знакомы с некоторыми из них…

О.: Как и вся наша республика, театр тоже возрождается. Недавно отремонтировали здание театра. Конечно, главное в театре не здание, а актеры. Актеры чеченского театра - мастера высокого класса, и я верю, что о нашем театре заговорит вся Россия. Для этого в театре есть все, надо только работать. Когда поставят мою пьесу, я не знаю. Обещали в этом году. Время покажет.

В.: Юмор - одна из составляющих нашего менталитета. Гапур, если можно, - случай из твоей театральной жизни, от которого вы долго прикалывались...

О.: Самым прикольным было то, что они вообще взяли меня в свой коллектив.

В.: Когда нам ждать выхода в свет полного собрания произведения Гапура Алиева, а точнее, Гуинплена? Должен предупредить: “за дачу ложных показаний” читатели, а точнее, читательницы, могут тебя приговорить к пожизненной “сонетной” каторге.

О.: Трудно сказать, когда я смогу выпустить свою книгу. Постараюсь как можно быстрее.

В.: В 60 лет на Кавказе грех называться стариком, но вместе с тем это огромный багаж опыта и информации. В какой мере реализовал себя Алиев в этой части? Озвучил ли он в полной мере обретенное им за эти годы?

О.: Наверное, не все озвучил. Если человек решит, что он сделал в этой жизни все, на что способен, и жить дальше незачем.

”Вытягивал” ответы из юбиляра Ясаев Л.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.