Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Размышления "по поводу"... Печать Email

Лула Куни

/“Журналист”, 2011г., №5/

 

 

Театр Абсурда

 

В романе Р. Брэдбери «4510 по Фаренгейту» есть одна знаковая сценка: когда главный герой встречается с группой интеллектуалов, ставших своеобразной «живой библиотекой», чтобы хоть как-то сохранить уничтоженные сокровища человеческой мысли…

Фантастика? Но для интеллигенции послевоенной Чечни это была страшная в своей обыденности реальность…

Чечня 2000-х… Декорации Театра Абсурда в натуральную величину: обгоревшие руины, в которые была превращена некогда цветущая столица; женщины, сутками стоявшие на стихийных базарчиках – на холоде, в слякоти, чтобы прокормить свои семьи; безработные мужчины на стихийных «биржах труда»; разрушенные вузы, библиотеки, архивы, театры, музеи...

Выжженная Пустота. Шок от растянувшейся – на десятилетие – войны, в чей водоворот невольно был втянут чеченский этнос. Нищета. Опустошенность. Жизнь в преломлении Абсурда. И абсолютный информационный вакуум.

Это трудно объяснить. Но тогда мы остались и в буквальном, и в переносном смысле на пепелище. Жалкие остатки личных библиотек и архивов. Да слабая надежда как-то восстановить хотя бы малую толику культурного наследия поисками в соседних регионах, центральных и зарубежных архивах. Именно тогда каждый из чеченских интеллигентов в полной мере осознал личную ответственность за судьбы нации, амбициями политиков-временщиков ввергнутой в пучину безысходности.

Мы видели и подспудно ощущали «вселенскую» несправедливость, обрушившуюся на наш этнос. Многим в то время хотелось тут же заняться решением безотлагательных проблем, найти некий позитив в этом сумеречном состоянии.

Для любого этноса, на какой бы ступени цивильности он ни находился, ситуация мира после войны – крайне тяжелый период. Это и благоприобретенный комплекс «самоедства», когда этнос, оболганный сильными мира сего, начинает видеть во всех своих земных бедах некую расплату за реальные и мнимые прегрешения и в каждом заштатном, облеченном мирской властью, диктаторе видеть чуть ли не вершителя собственных судеб. Это и носящие массовый характер фобии; и синдром вечной жертвы; и, как следствие, низкий порог самооценки.

 

 

«Воспитывая девочку, воспитываешь нацию»

 

Чеченская нация переживала период катарсиса: многие, навязанные ей в последние десятилетия, ложные ценности нивелировались, многое – и мировоззренческого, онтологического, и житейского порядка – обрело новый смысл. Мы исподволь прозревали и учились отделять зёрна от плевел, учились уважать себя, свою национальную самобытность.

Для нации настал момент истины, момент, когда решался вопрос: быть или не быть ей в том формате и в тех нравственных установках, в которых она пребывала в течение последних веков.

Именно поэтому нация обратилась к своим духовным истокам, к своему историческому прошлому, к традициям своей тысячелетней культуры – слепку ее духовного эго.

В это время и был создан журнал «Нана».

Наш журнал проецирован в Пространство и Время. Мы попытались раздвинуть привычные границы бытия этноса, убрав – между локальным этническим и «запредельным» вселенским мирами – привычный рудиментарный (со времен благополучно почившей в бозе Совдепии) виртуальный «железный занавес», искусственно сужавший понимание мироздания до размеров провинциального видения, дали чеченскому читателю забытое ощущение неразрывности с вселенской ойкуменой, ощущение единого с ней ритма.

Поиск выверенных исторических акцентов, своеобразие выбранной тематической направленности, отсутствие назойливого морализаторства и дали, в совокупности, эффект востребованности данного издания читательской аудиторией.

Думаю, многообразие и серьезность задач, стоящих перед редакцией журнала, прописаны уже в самом названии: литературно-художественный, социально-культурологический, женский...

Он представляет собой некое синтетическое издание: это и художественная литература, и публицистика, и работы философского, онтологического характера, и вопросы социального порядка. Ни одно из существовавших до того времени изданий в нашей республике не отражало в полной мере всего спектра проблем семьи, детства и материнства – иными словами, всего, что составляет наш незатейливый послевоенный быт, перерастающий в трагическую константу этнического бытия. Чеченской женщине необходимо было обрести полногласие.

На Востоке говорят: «Воспитывая мальчика, воспитываешь мужчину. Воспитывая девочку, воспитываешь нацию». События последних десятилетий высветили истинное значение женщины в жизни чеченского этноса, сместили прежние, привычные, акценты. На ее плечи легли все тяготы военного лихолетья, поствоенного нищенского быта. Именно благодаря ежедневному подвигу чеченских матерей, их мужеству в годы войны, нация сумела избежать гуманитарной катастрофы.

Однако мир современной женщины не ограничивается пространством пресловутых «трех К»: «кухня, церковь, детская» («Küche, Kirche, Kinderzimmer»). Ее сегодня заботят не только извечные женские проблемы, но и, прежде всего, то, чем живут ее дети сегодня и в каком мире им предстоит жить завтра. А потому она вправе быть в курсе не только последних веяний мировой моды или кулинарных изысков, но и большой политики – всего, что определяет вектор дальнейшего развития нашего общества; вправе обсуждать на страницах своего издания проблемы нравственного воспитания молодого поколения, проблемы трудоустройства дееспособного населения, проблемы экологии нашего региона и проблемы социального обеспечения граждан республики, в прямой связи с которыми находятся вопросы охраны здоровья матери и ребенка.

Журнал – не удобоваримое «общепитовское» дамское издание. Впрочем, мы изначально и не обещали делать его таковым, ибо это означало бы грешить против очевидной истины. Это издание мы предполагали сделать и, надеемся, нам это удалось, отражением нашей непростой действительности, давая, тем не менее, надежду на свет в конце туннеля.

Прятаться от проблем, замалчивать их – значит обрекать будущие поколения чеченцев на новые беды.

Нам нужно было научиться делать выводы из пережитого, чтобы впредь не наступать на одни и те же исторические «грабли».

 

 

Больше, чем журнал для женщин

 

Одной из основных задач журнала была и – увы – остается апология рода нохчи, ибо без твердой, осознанной уверенности в непоколебимости и истинности нравственных начал этноса не может быть речи о будущности нации как таковой.

Защищенные честь и достоинство нации – один из «китов» национальной гордости, а значит и дальнейшего процветания. Издание, изначально задуманное как журнал о женщинах и для женщин, стало неким семейным изданием и своеобразной «энциклопедией жизни».

Семь лет. Уже семь лет. Любой, кто начинал новое дело с абсолютного нуля, наверняка знает, какие труды, бессонные ночи, нервы и напряжение стоят за этими словами.

Специалистов не было. Всему приходилось учиться самой: дизайну, верстке, компьютерной графике; доказывать необходимость цветной полиграфии.

Доходило до смешного. Корректоров (мы и сегодня в их поиске) мне приходилось отбирать почти так же, как герою В. Тихонова в к/фильме «Доживем до понедельника» преподавателей начальной школы. Однако если он проверял, как в устах юных кандидаток звучит слово «трамвай», то мне приходилось выяснять, куда будущий корректор «вернет» героя данного ему теста – «в родные пенаты» или все же «к родным пенатам», как напишет – «патАлогия» или все-таки «патОлогия», или как определит разницу между «конъюнктурой» и «конъектурой».

Смешно? Может быть. Но коллеги-редакторы меня поймут. При нынешней нелюбви молодежи к систематическому чтению найти действительно грамотного – в нашем, по-хорошему «совковом», понимании – весьма проблематично.

В послевоенном городе не было элементарно помещения, чтобы разместить нашу редакцию. Несколько лет мы ютились в одной комнатушке – в помещении редакции местной газеты. Сегодня редакция нашего журнала, как и прочие республиканские СМИ, располагается в прекрасном здании Дома печати, кстати, восстановленном по инициативе Главы республики Р.А. Кадырова.

Журнал создавался еще и для того, чтобы преодолеть культурную изоляцию, в которой чеченский этнос оказался на рубеже веков. Мы с гордостью можем сегодня заявить, что заняли свою нишу в ряду печатных изданий как Чеченской республики, так и России в целом.

Наш журнал читают не только в республике, регионах России, но и в странах СНГ, а также в странах Европы и Арабского Востока. И читают не только соплеменники, которых нелегкая судьба вынужденных эмигрантов разбросала по свету. Проблемы сегодняшнего дня чеченского этноса, волею судеб оказавшегося в горниле войны, но нашедшего в себе силы не сломиться под ударами судьбы, сохранить и волю к жизни, и веру в лучшее, его уникальная история, родниковые истоки его богатейшей культуры близки и понятны читателям в любой точке мира. Мы обрели добрых друзей во многих регионах страны и за рубежом, искренне болеющих за нас и так же искренне радующихся нашим достижениям на трудном пути национального возрождения.

Мы наладили также связи с коллегами из многих регионов России, ближнего и дальнего зарубежья.

Это помогает избавляться от узости, местечковости в видении многих вещей. Хотелось бы отметить и тот отрадный для нас факт, что журнал «Нана» в 2008 году вошел в «Золотой фонд ПРЕССЫ» России. Этого почетного звания он удостаивался и в последующие годы (2008-2011 г. соответственно).

На проходившей в марте с.г. XIV выставке-ярмарке «Книги России», под эгидой Фонда СЭИП, мы – по приглашению президента Фонда С.А. Филатова – провели презентацию своего журнала. Это также способствовало обретению новых единомышленников.

Говорить о слагаемых успеха того или иного издания трудно. Тем более если речь идет не просто о коммерческом успехе (хотя сегодня именно коммерческая составляющая довлеет надо всем и диктует свои условия).

По зрелом размышлении, прихожу к простому выводу, что никакого особого секрета успеха и нет. Каждый номер нашего журнала предваряют строки из Священной Книги: «О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и говорите слово прямое». (Коран. Сура 33. Сонмы.)

Именно объективность в освещении той или иной проблемы, попытка быть своеобразным «честным зерцалом» нашего непростого бытия и отличают, надеюсь, наше издание.

Журнал потому и стал, думается, столь популярным в читательской среде, что мы взяли на себя – помимо прочего – смелость говорить о наболевшем без ненужной политической «ориентированности», без истерической аффектации – как о некоей данности, о проблеме, которую надо решить спокойно… во имя завтрашнего дня.

Тренинг по fundraising? Вряд ли. Скорее, размышления по поводу, пока они не переросли – в условиях нынешнего вынужденного выживания бумажных изданий – в многодумное сидение перед разбитым корытом…

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.