Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Проигравший жребий Печать Email

Фазу АЛИЕВА, народная поэтесса Дагестана

 

 

 

Алиева Фазу Гамзатовна – выдающаяся поэтесса, прозаик и публицист, внесшая большой вклад в развитие дагестанской и российской литературы.

Родилась 5 декабря 1932 года в селении Гиничутль Хунзахского района ДАССР. Окончила Литературный институт им. М. Горького в Москве. Работала редактором, заведующей редакцией Дагучпедгиза. В настоящее время работает главным редактором журнала «Женщина Дагестана».

Член Союза писателей СССР с 1961 года. Член Правления Союза писателей Республики Дагестан и Союза писателей России.

Первые публикации Ф. Алиевой появились в 1949 году на страницах аварской газеты «Большевик гор», позже – на страницах газеты «Комсомолец Дагестана», аварского выпуска альманаха «Дружба».

 

В 1959 году в Дагестанском книжном издательстве вышел первый поэтический сборник «Мой родной аул» на аварском языке. В последующие годы в дагестанских книжных издательствах вышли книги Ф. Алиевой «Веселый ветер», «Радугу раздаю», роман «Судьба». Ее перу принадлежит и пьеса «Хочбар» (написанная в соавторстве с М. Магомедовым).

Особенно плодотворно проявила себя Ф. Алиева в поэзии и в прозе в 60–70 годы ХХ века. В дагестанских и центральных издательствах выходят ее книги на аварском и русском языках, которые приносят ей всесоюзное признание: «Резьба по камню», «Голубая дорога», «Восемнадцатая весна», «Вечный огонь», «Роса выпадает на каждую травинку», «Орел точит клюв о камень», «Родники рождаются в горах», «Родовой герб», «Комок земли ветер не унесет» (удостоена премии им. Н. Островского на конкурсе, объявленном ЦК ВЛКСМ и СП СССР), «Письмо в бессмертие», «Мать сирот», «Аварские тосты», «Гора не боится града», «Орлы слетают с гор», «Выбор», «Стихи», «Закон гор», «Избранное», «Нежность», «Пучок мяты», «150 косичек невесты», «Живые легенды», «Корзина спелой вишни», «Восьмой понедельник», «Когда радость в доме», «День добра», «Память», «Целебное слово».

В 80–90 годы ХХ века вышли в свет двухтомник «Избранных произведений» Ф. Алиевой в издательстве «Художественная литература» на русском языке и двухтомник на аварском языке в Дагкнигоиздате, книги – «Глаза добра», «Когда взрослеют сыновья», «Горный мед», «Четыре знака», «Тавакал», «Жажда красоты», «Свой почерк», «Звезда судьбы моей», «Голубой дождь», «Учитель», «Горный шиповник».

Ф. Алиевой были присуждены премии журналов «Советская женщина», «Огонек», «Крестьянка», «Работница», «Знамя».

В издательстве «Прогресс» ее роман «Родники рождаются в горах» вышел на языках суахили, тамильском, кхмерском, хинди, английском, немецком, французском, испанском, польском и других. В Швеции вышли ее книги «Пучок мяты» и «Орел точит клюв о камень»; в Чехословакии – «150 косичек невесты»; в Польше – трилогия о женщинах: «Роса выпадает на каждую травинку», «Корзина спелой вишни» и «Восьмой понедельник»; в Японии – книга «Стихи».

В 90-х годах ХХ века вышли книги Фазу Алиевой: «Два персика» («Советский писатель», 1990) «Листопад» (Дагкнигоиздат, 1994), «Дагестанские тосты» (Дагкнигоиздат, 1994), «Знак огня» («Юпитер», 1998), «Излом» («Юпитер», 1998), «Отчего седеют женщины» («Юпитер», 1999), а также собрание сочинений в трех томах на русском языке.

В 2002 г. к юбилею Фазу Алиевой в издательстве «Юпитер» вышло три тома из 12-томного собрания сочинений поэтессы, новая книга стихов «Талисман», подарочный иллюстрированный альбом избранных произведений «Притчи и тосты», были также переизданы книги «Орел точит клюв о камень» и «Корзина спелой вишни».

Фазу Алиева была председателем Дагестанского отделения и членом Всесоюзного Комитета защиты мира, в настоящее время является председателем Союза женщин Дагестана.

Фазу Алиева – народная поэтесса Дагестана (1968), лауреат республиканской (ДАССР) премии им. С. Стальского 1968 года (за книгу «Восемнадцатая весна»), лауреат премии Министерства обороны СССР 1979 года за цикл военно-патриотических стихов.

Фазу Алиева награждена двумя орденами «Знак почета», орденом Дружбы народов, Орденом Дружбы, Орденом «За заслуги перед отечеством» IV степени (1997) и многочисленными медалями и знаками дружбы всех бывших социалистических стран, а также медалью «За мужество» ЦК комсомола Афганистана, золотой медалью Советского Фонда мира, медалью Советского комитета защиты мира и юбилейной медалью Всемирного Совета мира. Избрана академиком международной академии по культурным связям, академиком национальной академии РД.

В 2002 году, за особые заслуги перед Отечеством, президент России Владимир Путин вручил ей высшую награду страны – орден Святого апостола Андрея Первозванного. Фазу Алиева стала первой дагестанкой, удостоенной этого ордена.

В 2003 году Фазу Алиева стала лауреатом премии Союза журналистов России «Золотое перо» за публицистические произведения.

В 2004 за гуманизм и служение России удостоена памятной медали «100 лет со дня рождения Шолохова».

Фазу Алиева – член Общественной палаты Российской Федерации первого состава.

В 2007 году Фазу Алиевой присуждена Государственная премия Республики Дагестан в области литературы (за книгу стихов «Вечный огонь» на русском языке).

 

 

 

Двадцатый век, твои хурджины

От бед и горя тяжелы…

Переплелись твои ошибки,

И перепутались узлы.

Пророс ты слабою травинкой

И вытянулся над землей,

Но черные твои тропинки

Для многих стали западней.

Двадцатый век –

зверь разъяренный,

Смертельный

страшен твой прыжок…

Никто из всех приговоренных

Спастись от лап твоих не смог.

Как раскаленное железо,

Ты обжигал и дух, и плоть…

Сопротивленье бесполезно –

Твой натиск не перебороть.

Ты беспощадным быть пытался

Ко всем нам даже под конец…

Скажи, хоть кто-нибудь остался,

Кого не тронул твой свинец?

Пророками и палачами

Прославился ты на земле.

Твой лик с закрытыми очами

Уже скрывается во мгле…

Он так похож на скалы эти,

Что от страдания черны…

Ни ливень проливной, ни ветер

Стереть те пятна не вольны.

И те кровавые потоки,

Что в океан несет вода,

Не высушишь ты, век жестокий,

Как ни старайся, никогда.

И раны гнойные не смогут

Твои бальзамы заживить,

И эскулапы не помогут

Сердца больные исцелить.

И даже солнце жаром вечным

Не сможет растопить тот лед,

Который айсбергом беспечным

В столетье новое плывет.

Двадцатый век, ты, как пустыня,

Что зноем испепелена…

Цветов

не встретишь здесь отныне –

Лишь миражи, как пелена.

А в океанах ураганы

Вздымают волны на дыбы,

Чтоб не избегли капитаны

Своей трагической судьбы.

Корабль к причалу не пристанет,

Не возвратится в порт родной…

И мать ходить напрасно станет

С надеждой на причал морской.

Двадцатый век, десятиликий –

То ангел ты, то сатана…

Твоих преступных дел улики

Скрывает в тайниках страна.

Ты под любую дудку пляшешь

Ногами вверх, вниз головой,

В экстазе не заметив даже,

Что ты для всех уже чужой.

В твоих

бездонных страшных безднах

Пылает дьявольский огонь –

Его тушить нам бесполезно,

Он необуздан, будто конь.

Печать безликого терпенья

На людях оставляешь ты –

Им недоступно вдохновенье

И чужд высокий мир мечты.

Двадцатый век, твоя жестокость

Прошлась по нежности моей,

Как впившийся в добычу сокол,

Как бешеный табун коней.

Наверное, я слишком поздно

На землю бренную пришла,

Когда вокруг кипели слезы

И, словно кровь, сгущалась мгла.

Ах, почему на этом свете

Не появилась я, Аллах,

Когда он добр был и светел,

Как небо в белых облаках.

В том каменном наивном веке

Я б просто женщиной была,

Чтоб в первобытной тихой неге

Спокойно жизнь моя текла.

Живя возвышенно и чисто,

Молилась бы всем сердцем я

И горной речке серебристой,

И звонкой трели соловья…

Та пасторальная картина

Тебе неведома, мой век,

Когда сливался воедино

С природой вольный человек.

И, созданный Творцом Всевышним,

Был простодушен, как дитя.

И на планете не был лишним,

Как свет звезды, как шум дождя…

Он со стихиею не спорил,

Оружие не мастерил…

Людей друг с другом он не ссорил,

Интриг и сплетен не любил.

Ведь выше золота ценилась

В том веке человечья кровь,

Была тогда в почете милость,

В чести тогда была любовь.

И женщины мужей суровых

С охоты ждали – не с войны,

И, понимая с полуслова,

Покорны были и нежны.

И я бы, как они, счастливой

В том веке каменном была,

Когда б рекой неторопливой

Моя простая жизнь текла.

Я б веселилась безмятежно,

Как куропатка на лугу,

Ведь доброту свою и нежность

Я скрыть от мира не могу.

Предназначенье женской плоти

Я бы исполнила сполна,

Ведь были матери в почете

В те золотые времена.

И детки все мои, погодки,

С рождения и до сих пор,

Как будто бусинки на четках,

Мой нежный радовали взор.

Пускай жила бы я в пещере,

Где нет ни окон, ни дверей,

Зато делилась бы я щедро

Любовью женскою своей.

Поддерживала б я умело

Огонь в домашнем очаге,

Считая самым важным делом –

Варить похлебку в котелке.

И наше мрачное жилище

На протяженье долгих лет,

По милости твоей, Всевышний,

Душевный озарял бы свет.

Я б свое сердце растворила

В объятьях мужа своего

И, не стыдясь бы слез, любила

Самоотверженно его.

Я б в нежности его плескалась,

Как будто в море в летний зной,

И до седин бы оставалась

Ему желанною женой.

Не знала бы я тягость службы,

Что раньше срока губит нас,

И лицемерной женской дружбы,

И преданности напоказ.

Была б я матерью счастливой

В пространстве собственной мечты

И принимала терпеливо

Всё, что, Аллах, пошлешь мне ты!

Я знаю, на земле не будет

Такого времени уже,

Когда несли простые люди

Не злобу, а добро в душе.

Когда богатство не кружило

Им головы, как карусель,

И золотом не дорожила

Душа, иную видя цель.

Когда свобода, а не сила,

Еще ценилась на земле

И зависть корни не пустила,

Коварно крадучись во мгле.

То время без границ, без крови,

Без разрушительной вражды,

Как дерево с зеленой кроной,

Сияет мне из темноты.

Оно с собой меня уводит

В тот первозданный чистый мир,

Что так душе моей угоден,

Как истины желанный миг.

И тот простор, что создан мною,

Меня спасает от тоски,

Став долгожданною мечтою,

Всем прошлым бедам вопреки.

Всё в этом мире гармонично –

Природа и душа моя…

Всё красоты полно античной,

Которой восхищаюсь я.

И помыслы мои светлее,

Нет даже пятнышка на них…

И больше горько не жалею

Я о страданиях былых.

Ведь верность мужа, как вершина,

Меня хранит от новых бед…

А он единственный мужчина,

Который дарит мне свой свет.

И наша жизнь подобна раю,

Который словно снится мне

И где я не переживаю,

Что муж погибнет на войне.

Меня бессонница не мучит,

И не страшусь сегодня я,

Что навредит несчастный случай

Моим любимым сыновьям.

И что сердца их под прицелом,

И что в опасности они…

Но век двадцатый держит цепко

Весь этот мир, не нас одних.

Прекрасная исчезнет сказка,

Как дым, рассеются мечты,

И снова лицемерья маска

Закроет милые черты.

И беспощадный век двадцатый

Опять заставит матерей

Смириться с долею проклятой

И хоронить своих детей.

И облачит их в траур снова,

Дань страшную свою собрав…

И лишь на искреннее слово

Век лживый не имеет прав.

О женщины, опять томитесь

Вы за решеткою тоски.

Двадцатый век все спутал нити

И обнажил свои клыки.

И за преградой скорби этой,

За неприступною стеной,

Томится целая планета,

Весь наш огромный шар земной.

Но века бешеную скачку

Уже нам не остановить…

И, может быть, с его подачи

Судьбы моей порвется нить.

Пристав к копыту, станет биться,

Как паутина на ветру…

А конь в тот дивный край помчится,

Где никогда я не умру.

Где вдалеке синеют горы

И бьется чистый ключ из скал…

Двадцатый век,

свой жребий горький

Ты в этой скачке проиграл.

 

Перевод с аварского Марины АХМЕДОВОЙ-КОЛЮБАКИНОЙ

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.