http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Орфей чеченских корней Печать Email

Магомед Ясаев, Народный артист ЧР, президент Национального Артийского Комитета ЧР

 

Семнадцатого августа исполняется семьдесят лет со дня рождения человека, творчество которого было настолько ослепительно ярким, что в его смерть и сейчас, несмотря на то, что минуло уже почти четыре года с того трагического дня, не хочется верить…

Он принял решение прекратить свою творческую деятельность, отказываясь от концертных выступлений. По этому поводу он сказал: «Каждому голосу, каждому таланту Бог определил определенное время, и перешагивать его не нужно», – хотя и не было у него проблем с голосом... Даже в пятнадцатилетнем возрасте, когда тайком от родственников, он пошел в Дом культуры Бакинских моряков на свое первое выступление. (Семья была против его ранних выступлений из-за риска потерять голос).  Выпускник Бакинского музыкального училища имени Асафа Зейналы, потом – Бакинской консерватории по классу пения Шовкет Мамедовой. Талантливого ученика приметил профессор консерватории виолончелист В.Ц. Аншелевич, который и стал давать ему уроки. Преподаватель  не ставил голос, а показывал, как его филировать.

Безграничная популярность: многотысячные стадионы, бесконечные гастроли по всему Советскому Союзу. Прекрасная техника вокала.  Выигрышная внешность и манеры. Всесторонне образованный человек высочайшей художественной культуры. Бас, баритон и тенор. Оперный и эстрадный певец. Его появление на советской эстраде произвело настоящий фурор! Артист буквально ворвался на эстраду тех дней и покорил сердца миллионов слушателей не только в СССР,  но  и далеко за его пределами.

А началось все, казалось бы, со случайности (однако не зря мудрецы говорят, что случайности – не случайны). Осенью 1962 года в Москве проходили дни Азербайджана. В составе творческой делегации должен быть приехать Народный артист СССР Рашид Бейбутов, но из-за болезни не смог. Вместо него прислали молодого исполнителя Муслима Магомаева. Он исполнил «Бухенвальдский набат» композитора Вано Мурадели на стихи А.В. Соболева, написанный в 1959 году. В правительственной ложе находился и Леонид Ильич Брежнев – на то время председатель Президиума Верховного Совета СССР. Выступление молодого певца произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Через год, в ноябре 1963 года, Муслим Магомаев давал уже сольный концерт в зале им. П.И. Чайковского. С тех пор за исполнителем утвердилась слава звезды первой величины на советской эстраде. Впервые в формате одного концерта звучали оперные арии, неаполитанские песни, романсы, советские, русские народные песни и западноевропейские шлягеры. Это стало уникальным явлением в советском искусстве вокала, утвердившем за Магомаевым славу непревзойденного интерпретатора вокальных произведений, в устах которого шлягеры становились классикой, а классические произведения – шлягерами! Настолько легко и профессионально ему давалось исполнение произведений любых жанров.

Все это было потом, а до этого в его судьбе  был эпизод, связанный с нашей республикой – Чечено-Ингушетией.

Молодого Муслима нашел (именно нашел, как находят золотой самородок или необычайный алмаз!) в Баку и уговорил приехать работать на родину предков тележурналист Чечено-Ингушского комитета радио и телевидения Башир Чахкиев, оказавшийся там в поисках материалов для кандидатской диссертации. Так Муслим Магомаев впервые попал в Чечено-Ингушетию.

Эпизод первой встречи с Муслимом Магомаевым в 1962 году очень красиво описал чеченский писатель Хож-Ахмед Берсанов, который работал тогда в Министерстве культуры ЧИАССР:

«Пришли в мой кабинет как-то двое молодых людей. Фамилия одного из них, кажется, была Чахкиев. Он представил своего спутника: «Это чеченец. Он очень хорошо поет». Я провел ребят в зал заседаний, где стоял рояль: обычно в этом зале проходило прослушивание новых певцов. Молодой человек, которого звали Муслимом Магомаевым, запел арию «Фигаро» из одноименной оперы. Голос Муслима зазвучал так мощно, что, казалось, дрожали стены. В зал сбежались все сотрудники министерства. В окно было видно, что прохожие на улице останавливались и слушали завораживающий голос молодого дарования. Пришел и сам министр культуры Ваха Татаев. Ему представили Муслима, объяснив, что это внук композитора Абдул-Муслима Магомаева.

– Сын Магомета? –  спросил Татаев и обнял Муслима.

Ваха был знаком с Магометом, отцом Муслима, который до войны работал театральным художником. Он погиб на фронте за несколько дней до взятия Берлина. Муслим никогда не видел отца. Но он посвятил ему очень трогательную песню – «Последний аккорд», ставшую реквиемом по всем  советским солдатам, погибшим в той страшной войне.

Слава Муслима Магомаева в Грозном росла, как снежный ком. Он выступал в зале филармонии, потом в Зеленом театре. И везде был полный аншлаг, сцены завалены букетами цветов…»

Сам Муслим так вспоминает это время в своей книге «Любовь моя – мелодия»: «В Грозном я сначала выступал с филармоническим оркестром… Помню битком набитый зал. Был настоящий фурор, выступил с сольным концертом раз, другой, третий… Фурор сменился устойчивым успехом… Потом филармоническая публика, которой в основном и была интересна моя программа, стала вежливо-сдержанной – сколько уже можно было ходить на мои концерты? Да и мне – сколько уже можно было петь в одной и той же филармонии?

Из филармонического зала перешел на летние площадки, затем понял, что пора расширять аудиторию за счет близлежащих аулов…

Автобус «Кубань» загромыхал по колдобинам местных дорог.

Деньги директор филармонии платил от случая к случаю. Это стало у него привычкой. Мое нищенское существование в Грозном мне порядком надоело, я понял, что ни работать, ни учиться мне здесь не суждено. И через несколько месяцев пребывания там вернулся в Баку.

Я приехал из Грозного, как бы, в отпуск, поскольку предполагал еще вернуться туда и немного поработать.

Но тут меня вызвали в Центральный комитет комсомола Азербайджана и сказали, что мне предстоит поехать на VIII  всемирный фестиваль молодежи и студентов в Хельсинки».

В Хельсинки молодой певца ждал главный приз фестиваля…

На вопрос, почему так случилось, что в Грозном не создали нормальных условий для работы артист, Х.-А.Берсанов ответил: «Ваха Татаев очень хорошо относился к Муслиму. Помню, он подарил ему настоящую чеченскую папаху. Татаев обивал пороги разных ведомств с целью «выбить» квартиру для Муслима.  Обком партии делал, на мой взгляд, все возможное, чтобы выжить Муслима из республики. Видимо, партийные чинуши не могли простить молодому певцу его возрастающую популярность…

Некоторые шовинистически настроенные руководители республики не могли смириться с тем, что «вчерашние бандиты», только что вернувшиеся из ссылки, слишком быстро восстановили свою культуру и искусство.

«Два гения – Эсамбаев и Магомаев – это уж слишком!» – наверняка решили они и сделали все возможное, чтобы Муслим покинул республику».

Конечно, сейчас и обидно, и грустно нам, что наш великий соплеменник, который мог бы прославить чеченский народ наряду с Махмудом Эсамбаевым, прославил Азербайджан.

Но, что уже было, того не вернем… Это как очередное назидание нам, нашему народу, чтобы мы в будущем относились более бережно к тому, что может прославить нас благородством помыслов и деяний, как пример духовной чистоты и толерантности.

Для нашего народа настало время не разбрасывать камни, а собирать их. Я думаю, нынешний лидер нашего народа Рамзан Ахматович Кадыров остро чувствует и понимает это веление времени и делает все возможное, чтобы достойно утвердить наш народ как равный среди равных народов Российской Федерации.

Хотелось бы напомнить, что в жилах Муслима Магомаева не было ни одной капли азербайджанской крови, а вот наличие чеченской сомнений не вызывает! И это, думаю, дает нам полное моральное право считать его своим и назвать его именем хотя бы одну из улиц Грозного или площадь, или одно из учреждений культуры нашей республики!

Кстати сказать, для этого сейчас есть прекрасный повод: юбилей великого певца – 70 лет со дня рождения. Сегодня и Россия, и Азербайджан (каждая из стран) говорят о Муслиме Магомаеве как о своем великом сыне. Конечно, мы не собираемся оспаривать их права на это, ведь, действительно, он жил, учился и работал (за исключением короткого отрезка жизни, о котором мы говорили выше) за пределами нашей республики. К тому же, такие таланты, как Муслим  Магомаев, – это достояние всего человечества. Но так же бесспорно и то, что право называться сыном чеченского народа было даровано ему Всевышним от рождения!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.