http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Нежность инобытия Печать Email

Валерий Бутко

 

Анахарсису

 

Он искал мудрости,

Вернулся на родину –

И его убили.

 

Уже с полей пахнуло свежестью,

Костёр погас, но свет иной:

Новорожденная в безбрежности,

Звезда зовёт меня домой.

Искал я волю мироздания,

А мойра скручивала нить,

Но кто наполнил грудь желанием

Любить так трепетно и быть?

 

Вершить обряды воздаяния

Под еле слышный свист копья.

Нет в сердце страха и раскаянья –

Лишь нежность инобытия.

 

 

Воплощение

(песня сокола)

 

Открываю зарею глазницы

В мир, обвитый узорами рек,

Под крылом покатились зарницы,

Ворон крикнул: «Прощай, человек!»

 

Вот он – скифского неба пергамент

С письменами забытыми звезд,

Здесь свободные души веками

К небожителям строили мост.

 

Пусть упрятана тайна в кургане –

Было сложным, а стало простым.

Все яснее грядущий в тумане

Образ Слова,

что мир позабыл.

*  *  *

 

Где б ни родился я –

Под плоской крышей,

Среди предгорий белого народа,

Я в грохоте лавин далеких слышу:

Отечество твоё – СВОБОДА.

 

И вот взбираюсь я на крышу мира,

Где солнце правды всходит над ненастьем,

В орлином кличе, в эхе горном слышу:

Твоё обетованье – СЧАСТЬЕ.

 

 

 

*  *  *

 

Говори, в глубине, вода.

Говори, говори, огонь,

И душа, говори, и звезда,

И, в ладони, твоя ладонь.

 

Говори, пока степь горит

И горит перед хатой сирень.

Не молчи – ведь всё говорит,

И Господь отменил Судный день.

 

Ах, сирени персидской дым!

Обнимая, целует крыльцо.

Говори, как сердцами горим,

Как листвою летим в лицо.

 

 

Колодец

 

Холодно…

Темно и тихо,

И глаза его закрыты.

Лишь на сомкнутых ресницах

Чуть дрожит песок намытый.

 

Лишь в луче, как лёд, холодном,

Нити золотом искрятся –

Опускаясь – поднимаясь,

Волосы его струятся.

 

Кто он! Бог или младенец –

Оступившийся под солнцем?

Перепутал сруб широкий

С распахнувшимся оконцем?

 

Иль от века золотого

Спал он тихо, спал безгласно?

Лёгкое его дыханье

Погребенью не подвластно.

 

Ну, а может, жил когда-то

Русый маленький народец?

Или бросила мальчонку

Злая мачеха в колодец?

 

Или, может, этот мальчик,

Потеряв свою свободу,

Источает, нам в угоду,

Кровь – прозрачную, как воду?

 

 

Звездный нерест

 

Душа в познанье влюблена:

Готова падать в бездну с Богом,

Грудная клетка стеснена

Степным простором и восторгом.

 

Так здравствуй, вольный Дух полей!

Ласкаешь ливнем, ветром клонишь,

Цветок заветный не уронишь

До жатвы плодоносных дней.

 

И в ледолома торжество,

В шуги неряшливую бледность

Роняет Небо драгоценность –

Икринок нежное родство.

 

И жизнь благословляя, Мать

В ладонях держит книгу света,

А если голову поднять –

Смотри, икринками планеты…

 

Над пеленой земного сна

Летит Воскресная Весна.

 

 

Родину верни

 

Я вернусь к тебе, о Господи,

В темноту твоих надежд.

Позабуду горечь голода,

Нищету земных одежд.

Я забуду запах осени,

Грудь ковыльную земли,

Косарей, звенящих косами,

Смерть, стоящую в пыли…

 

Все нежней, все ближе пение –

Это ль зов небытия?

Где ты, где ты, моя родина?

О тебе тоскую я.

 

 

Смерть

 

Смерть – это жизнь бесконечная света,

Пение в храме пророка-поэта,

Пусть неизбежно мгновение сна,

Встань, пробудись во Вселенной, весна.

 

 

Снежинка

 

Ты уснула в листве золотой,

На закате сама золотая,

Кружева заплели над тобой

Паучки – обитатели рая.

 

Кружевами укрыт чернозем,

Мошкара заклубилась поземкой,

Где темнее теней окоем,

Алый серп обнажается тонкий…

 

А к утру обнажился и лес,

Небеса обнажились устало,

И на желтый заплаканный плес

Ниоткуда снежинка упала.

 

 

Моей маме Нине Сергеевне

 

Все женщины Твои –

они Марии –

Подруги, жены, матери Христа.

Узоры зим – прожилки голубые,

И поцелуй в холодные уста.

 

Так плачь над ним,

Над этим дольним миром,

Над плотью этой, желтой и глухой, –

Так плачет облако над полем сирым,

А жизнь к другим стучится на постой.

 

Глухие вздохи, поздние признанья,

В раскатах кашля – всполохи весны.

Твои упреки, слезы, причитанья –

В пыли дорожной, в шорохе волны.

 

Пусть эта жизнь и эта смерть –

Преграда.

Вся степь в огне –

и ничего не надо,

Стоит перед лицом стена огня.

 

Прощай,

и не оплакивай  меня.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.