http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


“Я всегда гордился тем, что я гражданин этой страны...” Печать Email

Гость нашей редакции - известный казахстанский поэт, любимый тысячами зрителей бард (лауреат Первого Всесоюзного фестиваля песенников-бардов, на его стихи написаны песни ко многим отечественным кинофильмам, они входят в репертуар казахстанских музыкантов и исполняются далеко за пределами Казахстана), талантливый журналист Тахир Узденов. Сын многострадального карачаевского народа, представитель древнего княжеского рода, он родился в Казахстане, ставшем для него – как и для сотен тысяч представителей депортированных народов – второй родиной.

 

Тахир Узденов посетил нашу республику по приглашению своего давнего друга и коллеги по цеху – замечательного поэта  Умара Яричева, чей юбилей многочисленные поклонники его поэзии широко отмечали на днях.

Беседовал с гостем Леча Ясаев.

 

 

В.: Тахир, ваш народ, как и многие народы Советского Союза, был депортирован в Казахстан. Насколько у вас сохранилась связь с родиной сегодня, когда вы находитесь вдали от нее? И насколько комфортно вы чувствуете себя, продолжая жить в Казахстане? Случалось ли ущемление ваших прав или личностных нормативов?

 

О.: Знаете, Казахстан – это страна, которой мы сегодня все гордимся, независимо от национальности. Мы очень дружно живем в Казахстане и за это благодарны нашему президенту, политика которого заключается в том, чтобы мы жили одинаково, в смысле – равные среди равных. Нет никакого ущемления, наоборот – мы имеем возможность проводить дни национальной культуры и языка. Это поощряется материальными средствами на костюмы, на журналы и на все остальное, что необходимо для проведения мероприятия. У нас нет такого, чтобы дни культуры одной национальности проводились отдельно – обычно собираются все вместе. За всю свою жизнь я ни разу не почувствовал себя ущемленным в своих правах. Наоборот, я всегда гордился тем, что я гражданин этой страны.

 

В.: Вы считаете себя, одновременно, гражданином Казахстана и Карачаево-Черкесии?

 

О.: Вообще я карачаевец, но я родился в Казахстане и считаю себя гражданином Казахстана, но при всем этом не отрицаю, что моя родина Карачай.

В.: Сколько карачаевцев проживает сегодня в Казахстане?

 

О.: Точную цифру я вам назвать не могу, но – много. У нас достаточно большая диаспора в городе Алма-Ата. Там же находится наш председатель диаспоры, и она, кстати, входит в парламент Казахстана. Зовут ее Зухра.

 

В.: Казахстан сегодня входит в ЕврАзЭС. Что полезного находит в этом ваша страна, и что дает это гражданам Казахстана?

 

О.: Ну, самое главное, возможность динамично развиваться наравне со всеми государствами. К примеру, возьмем ШОС (Шанхайская организация сотрудничества – региональная международная организация, основанная в 2001 г. лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана – ред.) или же ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности – военно-политический союз, созданный государствами СНГ на основе Договора о коллективной безопасности (ДКБ) – ред.). На текущий момент идет работа по подготовке необходимых документов о таможенном союзе между Россией и Казахстаном.

В чем находит пользу в этом Казахстан? Например, Шанхайская организация сотрудничества: они у нас берут то, что им нужно, что-то необходимое нам берем мы у них. И  – как следствие – это новые рабочие места, экономические и культурные связи (которые в целом помогают нам узнать друг друга лучше), это безлимитный провоз товаров или ограниченный таможенный тариф, что способствует индустриальному и духовно-культурному развитию. Все это помогают нам развиваться как в экономическом направлении, так и в культурном.

 

В.: В 60-е годы прошлого столетия китайское радиовещание часто пользовалось не совсем тактичными заявлениями. Один эпизод из такой серии: «Здравствуйте, дорогие советские радиослушатели, временно проживающие на нашей территории…» После подобного обращения в душе у каждого оставался осадок. Каковы сегодня отношения между Китаем и Казахстаном?

 

О.: Как я уже говорил, наше государство ведет многовекторную политику. Приведенный вами аргумент относится к событиям прошлого, и, я думаю, не стоит это вспоминать. Сегодня между Казахстаном и Китаем прекрасные отношения.

Вот, буквально перед моим приездом сюда, Ху Цзеньтао (генеральный секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Китая – ред.) посетил нашу страну, встретился с Нурсултаном Назарбаевым и начал разработку конкретных экономических проектов, которые должны быть выгодны как Китайской стороне, так и нашей.

Нужно отметить, что отношения между нашими странами носят дружеский характер. Есть ряд совместных казахстанских и китайских предприятий, где Казахстан открывает такое предприятие в Китае, а Китай – в Казахстане. Такие налаженные отношения с Китаем отражают, как я уже сказал, результат многовекторной политики нашего государства.

 

В.:  Китай – один из ближайших соседей Казахстана. Насколько популярен у вас китайский язык, и что предпринимается в стране для его изучения?

 

О.: Да, это наш непосредственный сосед, граница которого тянется на несколько сотен километров. Кроме того, Китай – одна из ведущих стран мира. В связи с этим многие граждане нашей страны самостоятельно изучают китайский язык.

При создании планируемых совместных предприятий (а их очень много) владеющие иностранным языком будут очень востребованы, и, понимая, что в будущем это пригодится, молодые люди делают все для изучения китайского языка. Кстати, многие из моих знакомых отправили своих детей в Китай, чтобы изучить китайский.

 

В.: Казахи традиционно исповедуют ислам. Какое внимание уделяется религии в Казахстане?

 

О.: В Казахстане большинство проживающих – мусульмане. Поэтому, согласно Конституции, верующие могут свободно исполнять свои ритуалы. У нас есть Католическая церковь, Православная церковь, Синагога. И все граждане без исключения, согласно Конституции, могут исповедовать свою религию.

Должен сказать, мне было приятно видеть в вашем городе много мечетей и видеть молодых людей, которые искренне молятся. В этом я вижу возрождение вашей республики и внимание, которое уделяет ваше руководство воспитанию молодежи в духе Ислама. И я действительно счастлив, когда вижу людей, которые идут в мечеть, когда мечети не пустуют, когда вижу на лицах людей умиротворенность.

А что касается ислама в Казахстане, то у нас – то же самое. И нужно отметить, что наше общее исповедание ислама – заслон всем веяниям, которые есть в нашем обществе – наркомании, алкоголизму, разврату. Только с помощью ислама мы можем побороть все это зло.

В.: Государственные языки Казахстана?

 

О.: У нас государственный язык казахский, но наряду с этим в Конституции прописано, что язык межгосударственного общения – это русский. У нас существуют телевизионные программы и на русском языке, и на казахском. Действуют школы на русском языке, детские сады. Конечно, с обретением независимости у нас больше уделяют внимания родному языку, говорить на казахском стало модно. Этому сопутствовали и телевизионные передачи, и курсы обучения казахскому языку. Это стало престижно потому, что государство поощряло это. Во времена СССР такого внимания языку не уделялось: знаешь русский – будет карьера, не знаешь – не будет.

 

В.: А на каком языке осуществляется делопроизводство в Казахстане?

 

О.: Делопроизводство, в основном, – на казахском. Параллельно этому, делопроизводство идет и на русском, т.е. мы знаем, о чем идет речь. В крайнем случае, я могу попросить перевести любой документ на русский язык, чтобы ознакомиться с ним и решить, подписывать его или нет.

 

В.: В любом многонациональном государстве вопрос, связанный с малыми народами, является одним из самых острых. Что предпринимается для решения подобных проблем в Казахстане? Могут ли представители  других национальностей изучать и свои родные языки, помимо казахского?

 

О.: Президент создал Ассамблею народов Казахстана. Это его детище, и это все знают. Ассамблея народов Казахстана – очень действенный инструмент. Существуют воскресные школы изучения немецкого языка. Изучение родного языка зависит от самих диаспор, т.е. если их представители хотят изучать свой язык – государство оказывает полную поддержку. В плане культурного развития – выделяются средства на обучение национальным танцам и для приобретения необходимых костюмов, т.е. дети должны с детского сада знать свой родной язык, его нужно прививать им. Изучение других языков должно идти параллельно изучению родного. До шести лет меня воспитывала бабушка, и та культурная основа, которую она заложила в меня тогда, помогает мне и по сей день. Я свободно говорю на тюркском языке благодаря тому, что этот язык во мне был заложен в детстве. Поэтому очень важно прививать любовь к языку с младенчества. Очень важно, чтобы ребенок на стадии формирования знал, кто его родители, где он вырос и кем он является. Если мы хотим сохранить свою самобытность, свои обычаи, свои традиции и свой язык – мы должным прививать нашим детям с раннего возраста любовь к своей истории, культуре и своему языку. Это очень важно как для нас самих, так и для тех, кто пойдут за нами.

 

В.: На фоне нынешней так называемой глобализации для многих молодых русский язык (так же, как в свое время национальные языки в Советском Союзе) становится вторичным, потому что язык программирования – английский и русский язык только-только осваивает киберпространство...

 

О.: Я хотел бы поделиться с вами одним неприятным наблюдением: когда я захожу на русскоязычный интернет-форум и читаю комментарии пользователей, отношение русской молодежи к этому великому языку обижает. Досадно смотреть, как они коверкают, намеренно делая орфографические ошибки, искажают суть слов до такой степени, что новый «термин» не имеет никакого отношения к русскому слову. Я расцениваю это как диверсию против русского языка. Что-то говорить в этом плане, давать какие-то рецепты мне трудно. Наверное, надо бороться за чистоту русского языка. И чтобы не быть «по образу и подобию других», мы должны учитывать их ошибки.

 

В.: Молодежь сегодня, к сожалению, мало или вообще не читает. На фоне подобного массового игнорирования литературы – какова роль поэта? Ведь поэты всегда были аристократами духа, и будут ими, если они настоящие мастера слова. Есть слово светское, есть религиозное. Божье слово превалирует в ментальности мусульман – хвала Всевышнему. Однако на этом фоне не кажемся ли мы – поэты – суетными, ибо все уже сказано Богом?

 

О.: Хорошо, что вы задали мне этот вопрос потому, что со мной рядом сидит живой пример. Чем меня подкупила, в хорошем смысле, поэзия Умара Яричева? На его юбилейном вечере, я заметил, собрались простые, далекие от политики люди, и в этом нет ничего удивительного. Яричев хорошо осознает свое «я», понимает, что его сила – это язык, народ и Коран. В его творчестве присутствует глубочайшая вера в Аллаха – как духовная красота его поэзии, как гражданина своей страны, и как человека, который хочет показать всем людям на земле силу и красоту чеченского народа. Слово Яричева сильнее всякого оружия. Вспоминаются строки Марины Цветаевой: «Моим стихам, как драгоценным винам, наступит свой черед».

Так вот, я уверен, что для творчества Умара Яричева этот «черед» уже наступил. Уверен, что его стихи будут печататься в учебниках истории и литературы Чеченской Республики. И я скажу вам, не боясь показаться высокопарным – он живой классик. Я не знаю, как это оценят братья по перу, но это мое личное мнение.

В.: Мы в полной мере разделяем ваше мнение, и в качестве дополнения сказанному вами, хотелось бы рассказать одну историю: вы, наверное, знали  Хизира Межидова (ныне покойный, Дала гечдойла цунна). Он был полковником милиции, человеком удивительной телесной мощи и высокого интеллекта. Во время военных действий у Яричева сгорел весь архив, а вам, думаю, как никому другому, известно, какой удар для поэта – подобная потеря. Когда Умар поделился с Хизиром своим горем, тот спокойно сказал: «Садись, Умар, я помню все твои стихи наизусть. Я буду диктовать, а ты пиши». И в течение 4-х часов Яричев восстановил свой архив…

 

О.: Мне не повезло так, как Умару. Так называемый мой поклонник забрал у меня мои рукописи, пообещав опубликовать их в Москве, и – «с концами»… Ни рукописей, ни его… После этого я долго искал свои черновики, но где-то стихотворений 20 я так и не нашел. Если бы у меня был такой же поклонник, как Хизир, этого не произошло бы.

 

В.: Как вы познакомились с Умаром?

 

О.: Совершенно случайно, можно сказать. Бисолт Дециев, представитель диаспоры, собрал нас в Шымкенте, и там я впервые увидел Яричева. Встреча прошла в очень теплой обстановке. Это было первое наше знакомство. Ближе мы узнали друг друга уже чуть позже… Меня пригласили к себе мои старые друзья чеченцы, с которыми я дружу почти уже лет 40. И там один из братьев Умаровых, Асланбек, мне говорит: «Я должен вас познакомить с Умаром Яричевым. Он тоже поэт, как и ты. Вы найдете, о чем поговорить». И действительно, через некоторое время общения, нам показалось, что мы давно уже знаем друг друга. Первое, что я у него попросил, когда мы остались наедине, – прочитать стихи. Он прочел мне стихотворение «В каюте барона Врангеля». Я был ошеломлен настолько, что даже переспросил его: «Это твои стихи?» На что Умар скромно ответил: «Да». «С сегодняшнего дня мы с тобой – друзья», – сказал я, и вот – от случая к случаю – мы встречаемся.

И я скажу вам одно – я учусь у Умара Яричева и буду учиться еще долго. У него есть чему учиться. Я люблю все, что он пишет, у него нет ни одной «халтуры». Именно этим и отличается мастер от стихоплета.

Завершая беседу, хочу поблагодарить вас за радушный прием. Думаю, даст Бог, это не последняя наша встреча. Я с удовольствием возьму с собой ваши журналы, чтобы показать их у себя, в Казахстане. Для меня журнал «Нана» – это целое открытие, и я хочу поделиться этой радостью у себя на родине.

 

От редакции:

Когда верстался номер, мы узнали приятную новость: Тахир Узденов стал лауреатом ташкентского фестиваля “Осенний аккорд - 2011”. Поздравляем!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.