http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Соль мира Печать Email

Вадим Керамов

Родился в 1977 г. в г. Махачкала. Печатался в журнале “Тверской бульвар”, газете “Литературная Россия”, различных антологиях современной поэзии. Учился в Литературном институте /семинар Есина С.Н./. Закончил учебу в 2007 г. В настоящее время работает и живет в Москве.

 

*  *  *

Милое малое существо,

Так же, как ты,

я люблю смотреть

В небо, где алое вещество

Нам предвещает смерть.

Эта венозная синева

В вечном бою,

проливая кровь,

Предоставляет слова, слова…

Прежде, чем ров.

 

И расстреляет на раз-два-три.

Кто из нас более виноват?..

- Ах, дорогой мой,

смотри, смотри,

Как прекрасен закат!

 

КОТЫ

Ты призналась, что Василий

Ровно год

Как скончался без усилий

И хлопот.

 

Был еще один, но, бестия,

Ушел.

Ты с Филиппом, и тебе с ним

Хорошо.

 

Дождь то капает, то хлещет,

Бестолков.

Я считал ушедших женщин,

Ты – котов.

 

Набрала в саду скамейка

В рот воды.

Годы бегают скорее,

Чем коты.

 

ДЕВОЧКА НА ВЕЛОСИПЕДЕ

Вечерами следил внимательно

За девочкой на велосипеде.

Она, должно быть, взрослая,

учится в Педе,

Муж, если есть, -

предприниматель.

 

Дело не в этом,

а в том, что не спится

Ей, как и мне в эту ночь и ветер:

Строка за строкой,

спица за спицей -

Одни на всем белом свете.

 

...Время, скажу я вам,

было славное.

Я много писал, как говорится,

Рука устала - это не главное,

Главное бы - не спиться

Теперь, когда ее не стало...

 

*  *  *

Мгновения, годы, вехи

Нанизывая на нить,

Пока не закрыты веки,

Пытаешься соединить.

 

Идея повествования,

Связующее звено,

Итоги существования,

Соль мира, судьбы зерно -

 

Вопросы, одни вопросы…

Ответы всегда не те.

Последние папиросы

Докуриваешь в темноте.

 

*  *  *

День и ночь кричит дитя

На своем наречии:

Знает, годы пролетят,

Как чижи над речкой.

 

Не пускает соску в рот,

Брошены игрушки:

Знает, время отберет

Жизнь, как безделушку.

 

Извелась, рыдает мать -

Не смолкает чадо.

Доктор, что нам принимать?

Ничего не надо.

 

*  *  *

Так недолго свихнуться:

Глядеть и глядеть на часы,

Временем поперхнуться...

Ну, предположим, сын,

Дом, выходные на даче

И чемодан удач -

Буду ли я и дальше

Вас приглашать на плач?

 

Буду - и нет сомнений,

Так же, слагая стих,

Выть, обхватив колени,

Голову опустив.

Будет страшней и дальше

Время блюсти предел

На безымянном марше

Неунывающих стрел.

 

*  *  *

Каменное собрание.

Тихо, как на суде.

Всюду голосование

Рук о моей судьбе.

 

Шел я, искал глазами,

Полем имен и дат,

Явное указание,

Когда меня и куда.

 

Шел, прохлаждая темя,

Чувствуя за двоих:

Люди проводят время,

Время проводит их.

 

БЕГУЩИЙ

Красив человек,

бегущий от смерти по дороге,

ведущей к смерти.

Лента финишная,

наилегчайшая, велика на труд -

Все ближе мгновение,

лишенное тверди,

И жарче трепет десятилетий,

Голос во мгле: это за мной идут.

 

Что явило меня,

и куда простираются тени

От камней землеродных,

и чем проверяется век?

Растущее знанием,

быть может,

я лучшее из растений.

Живущее верой,

быть может,

я лучшее из животных.

А все еще не человек.

 

Что меня вырвет из круга,

как не круг, больше круга.

Смерть -

все та же история плена,

за нее не дашь и пятак,

Не добавка, не выворотка,

не беда, не подруга,

А только имени перемена,

Но и это не так.

 

СЕРДЦЕ

У меня болит сердце

По-настоящему.

Я пил водку с перцем

И ел горячее -

Не помогло.

 

Я читал-перечитывал

Поэтов кучу,

Видел боль нарочитую -

Мне не стало лучше.

У меня болит сердце

 

По-настоящему.

Я лежал целый месяц,

Все ел горячее -

Не помогло.

 

В темноте помещений

При каждом случае

Я просил прощения -

Мне не стало лучше.

 

У меня болит сердце

По-настоящему.

Молодое деревце

Сыграло в ящик.

 

*  *  *

Ночью хорошо, когда один

И фонарь, высокий господин,

Льет густую синюю гуашь

На тебя, деревья и гараж.

 

Ночью хорошо, когда звезда

Выпорхнет из своего гнезда,

Загадать желанье - все одно:

Сбудется, не сбудется оно.

 

Ночью город, как младенец, тих.

Вот и время нагулять мне стих,

Золотые слитки на земле

Собирая на калым зиме.

 

ОБЛАКО

Облако автономное,

Медленное и томное,

Шло потайными тропами

К тополю.

Пар выдыхая, топая,

Руку об руку хлопая,

Я очарован хлопьями.

Копьями

Встречено, изувечено,

Бледное и не вечное:

День напролет и вечером

Комьями,

Непосвященных  радуя,

Падая, падая, падая,

Город лишало облика

Облако.

 

*  *  *

Я вспоминаю вечер:

Повсюду таял снег.

Из-за угла навстречу

Мне вышел человек.

 

На перекрестке грязном

Мы разминулись, но

Большим блестящим глазом

Мне улыбнулся он.

 

Приятелей не помня

С мальчишеской поры,

Я, оглянувшись, понял

Значение игры.

 

Уже на горизонте

Мерцал, сбавляя шаг...

Пульсирующий зонтик

И крохотный пиджак.

 

Так в небо окунулась,

Причины утая,

Прошла и не коснулась

Чужая жизнь моя.

 

ПОБЕРЕЖЬЕ

Казалось, все открывает рот:

Чайки, дети, волны, суда…

До облаков громыхает грот,

Пенится небо, бурлит вода -

 

Средоточие всех стихий.

В тихую ночь, поутру

Казалось, время читать стихи

Над водой, со скалы, на ветру.

 

Но замолкаешь, начав едва:

Теми же звуками полн

Рот, повторяющий слова

Вечнозеленых волн.

 

БЕЗ НАЗВАНИЯ

Когда в квартире

отключили свет

И громогласный мир

сошел на нет,

С внезапной пустотой наедине

Я произнес молитву в тишине.

 

Из вырванных

материй темноты,

Из лоскута, овеянного мраком,

Она слагала свет

незримой красоты...

Я не шептал уже, я плакал.

 

И на колени пал, и полз во тьме,

И целовал, что попадалось мне.

 

*  *  *

Застекольные венки,

Утро в белой панораме,

Звукоряд сосулек в раме,

Благодатный на звонки.

 

Ты не спрашивай, кто там

На заре палит обильно

По деревьям, по кустам

Шумной дробью воробьиной.

 

Не апрель сошел с ума -

Со двора снимая слепок,

Так прощается зима,

Обнимаясь напоследок.

 

Довести она спешит

Вид окна до идеала,

С крыши дома потрошит

Одеяла, одеяла!

 

АПТЕКАРЬ

В шумном разгуле весны

Плещется все и течет.

Снег я кладу на весы,

Каплям веду учет.

 

Не восклицает: “Ура!”

Не помышляет: “Авось...”

Видевший белый курган

И тополиную кость.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Заря вставала над селом.

Дорогу ночью замело.

По снегу с голубым отливом

Иду я первым и счастливым,

И грач, танцуя головой,

Идет за мной, идет за мной.

 

Ни петухов, ни детворы,

Дома пустые и дворы,

И тишина, неуловимой

Догадкой, проплывает мимо…

Все выше поднимался день.

Скажи, плетень, где твоя тень?

 

Здесь я родился, здесь я рос,

Здесь обернулся в полный рост

На путь проделанный,

никчемный:

Села глухого посреди

Я был один и не один,

Ведь он стоял, не уходил,

Клювастый,

маленький и черный.

 

*  *  *

Уже не осень, еще не снег.

С землею смешан вороний смех.

И безнадежен в своей тоске

Автомобильный крик вдалеке.

 

Распалось облако-пароход,

И не кончается переход

К зиме, которой отдам листы -

Уже не я, еще не ты.

 

*  *  *

Воробей на скошенном лугу,

Твоей доле, твоему углу,

Потеряв и молодость, и спесь,

Я пою завистливую песнь.

 

Ковыряй и шелести, пока

Клюв остер, пестры твои бока,

Ветерок прохладен,

путь зернист,

Солнце прорывается в зенит.

 

Голоси вовсю, а уж потом

Обернется травушка котом,

Примет в крепкие объятия

и – чик...

Чик-чирик!

 

ЛИСТ КЛЕНА

 

Ты брошен и забыт.

Худой, одни сосуды.

Имея бледный вид,

Свернувшись от простуды,

В лохмотьях на земле,

Один из миллиона,

Ты приглянулся мне,

Лист клена.

 

Но, разлучив с листвой,

Неспешно, без перчаток,

Я раскрываю твой

Ладони отпечаток:

В узле сходящих черт,

В разбеге запредельном

Я не узнал, зачем

Ты был когда-то зелен.

 

А где-то вдалеке

Сбегал ручей со склона…

Песочился  в руке

Лист клена.

 

ПЕРВЫЙ ЛИСТ

Жизнь простая по весне

В нем из кожи вон рвалась,

Осенью оборвалась

И забылась в зимнем сне.

 

И с тех пор прохожим врут

Ветер, дерево и грунт

О часах необратимых

И что жить - напрасный труд.

 

*  *  *

До корней размотан,

До краев разметан,

Собиратель вод,

Сад сентиментальный,

Не води фатальный

Желтый хоровод.

 

Лучшее на свете -

Листьями на ветер.

С трепетом лоха

Я хранил отбросы,

Задавал вопросы -

Сыпалась труха.

 

И тебе, мой милый,

Ангел желтокрылый

Развернет свой плед,

Небо с облаками

Белыми руками

Нам помашет вслед.

 

*  *  *

Надо мной без перемен,

Листья, не кружите -

Завещала мать в письме

Жить, и жить, и жить, и...

 

Я забрел к вам подобрать

Слово среди прочих.

Рифмовать на «умирать» -

Ничего нет проще.

 

Миллионы лет не врут

Истины простые:

Вспыхнули мы на ветру -

На земле остынем.

 

НА ДАЧЕ

ПЕТРОВЫХ

Пили чай, крошили пряники,

Обсуждали, близкое к панике,

Положение в русском кино.

Положение многих ранило,

Пока окно барабанило,

Барабанило окно.

 

Собирали кубики-рубики,

В преферанс играли на рублики,

В домино играли на счет.

Жаловались: время течет

И окно течет, течет…

 

Пожелали друг другу ночи

Поспокойнее, покороче.

Разошлись.

В проеме окна

Ночь последнее доливала,

Мышь скреблась у печи,

Дотлевала

В моей пепельнице луна.

 

*  *  *

Деревья шепчутся

о чем-то о своем.

Для тех,

кому ночами нездоровится,

Аллея разольется соловьем,

Прохожий остановится.

 

И высоко приветствует луна.

И клен, мой конь, ласкаясь,

Наклоняется.

И жизнь,

Казалось бы, допитая до дна,

До края наполняется.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.