http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Северо-Восточный Кавказ во внешней политике России, Ирана и Турции (1804-1813 гг.) Печать Email

Бадаева Л.

 

 

В начале 1804г. иранский шах Фетх-Али-хан обратился к народам Кавказа с воззванием, в котором сообщал о принятии им решения восстановить свою власть над своей территорией, вытеснив российские войска из Грузии и Дагестана до Кизляра. Фетх-Али-хан призывал местное население оказать ему содействие в предстоящей войне с русскими.

Поводом к войне послужило вступление российских войск в Гянджу.

23 мая 1804 г. визирем иранского правителя была вручена нота ген.-л. П.Д. Цицианову, главнокомандующему российскими войсками на Кавказе. В ней Иран потребовал немедленного вывода из Грузии российских войск, которые «…ныне протягивают руки… в пределы Гянджи и Дагестана… Шахские области вы должны, - указывалось в ноте иранского правительства, - без малейшего предлога очистить»1.

Россия отказалась выполнить требования Ирана. Так началась первая русско-персидская война 1804-1813гг.

В своем воззвании, обращенном к владетелям Дагестана и Чечни, иранский шах Фетх-Али-хан обещал «изгнать русских до Кизляра и по ту сторону»2. Так как Притеречье являлось важным военно-стратегическим плацдармом и непосредственно примыкало к Кизляру, оно представляло особый интерес для воюющих держав. В призыве нухинского правителя Мамед-хана к князьям Засулакской Кумыкии, владетелям, старшинам и мусульманскому духовенству всего Дагестана сообщалось, что, поскольку чеченцы, кабардинцы «пересекли дорогу гяурам во время их движения из Моздока, …теперь гяурам нет другой дороги к возвращению, как через Дербент3. Иранский шах и правитель Шеки также призывали дагестанцев «… неутомимо продолжать сопротивление русским, разрушать мосты, дороги…»4. Несколько воззваний шаха было направлено в 1804г. и к шамхалу Тарковскому, которого он просил «позаботиться, чтобы со всех точек заперты были их проходы (российских войск – Л.Б.) и истреблять гяуров». В конце года шамхал сообщил П.Д. Цицианову о получении двух писем из Ирана от шаха и его сына «… с угрозами разорения его владений»5 за пророссийскую ориентацию.

В начале военных действий успех был на стороне Персии – войскам шаха удалось захватить важный стратегический пункт в Закавказье – Елисаветополь. Иранский правитель направил очередное воззвание к народам Дагестана и Чечни, в котором подтвердил свое намерение захватить Грузию и дойти до Кизляра6 и призывал наносить материальный и людской урон русским войскам. Успехи персидских войск и жесткая политика П.Д. Цицианова дали свои результаты – на Северо-Восточном Кавказе была создана мощная антироссийская коалиция в лице влиятельных дагестанских владетелей – Сурхай-хана, Ших-Али-хана, Али-Султана дженгутайского, эндиреевцев, чеченцев, кабардинцев и др. В том же 1804 г. ген. Глазенап сообщал российскому правительству о «… восстаниях возмущенных народов, начиная от Чечни и до пределов Анапских», видя в этом только «козни персидских и турецких агентов и царевича Александра»7.

Среди лидеров антироссийского движения особое место занимал Ших-Али-хан, с которым, учитывая особое геополитическое положение Дербентского и Кубинского ханств, вынуждены были считаться не только местные владетели, но и правители сопредельных держав. Следует иметь в виду, что Ших-Али-хан как собиратель азербайджанских земель ставил задачу присоединения к своим владениям и Бакинского ханства. Поэтому российские власти считали необходимым в будущем ликвидировать Дербентское и Кубинское ханства. Зная о планах российских властей, Ших-Али-хан окончательно перешел в стан противников России. И поэтому шах Ирана делал особую ставку на Ших-Али хана. Именно дербентский владетель выступил в качестве организатора делегации дагестанских владетелей к иранскому шаху Фетх-Али хану в 1804-1805 гг8.

Еще осенью 1804г. русские власти располагали информацией о том, что иранский шах предложил кавказским владетелям послать к нему своих доверенных лиц для получения денег и подарков. На это предложение откликнулись Ших-Али-хан дербентский, Сурхай-хан казикумухский, Али-Султан дженгутайский, ряд сельских обществ Дагестана, часть кумыкских и кабардинских князей. В конце осени 1804 г. в Нахичевани состоялась личная встреча шаха с делегацией из Северо-Восточного Кавказа9.

Посланников просили на обратном пути, «… проезжая мимо горских народов, уговаривать их сопротивляться всеми силами, за что и обещали им …» крупное вознаграждение10.

Между тем, российским войскам удалось захватить Гянджу. «Встревоженный падением Ганджи, Фетх-Али-хан послал грузинского царевича Александра в 1804г. возмутить подвластных нам ханов, - сообщается в архивном документе, - между тем сыну своему Аббас-Мирзе с многочисленной армией велел перейти Аракс…11». Первое сражение между российскими войсками под руководством ген.-л. Цицианова и войсками Аббас-Мирзы произошло у крепости Гумри, где русские одержали победу. Неудача постигла персов у Эчмиадзина и у р.Занга. Однако вскоре Цицианов вынужден был снять осаду Еревана, а позже сдать и Гянджу12.

В 1805 г. Ших-Али-хан продолжал вести в Дагестане и Азербайджане антироссийскую пропаганду. Так, в 1805г. дербентский владетель, обращаясь к акушинскому и цудахарскому кадиям, старшинам других союзов сельских общин Дагестана, призывал их перейти на сторону иранского шаха и отправить к нему «избранных людей»13. Ген.-л. Цицианов, указывая на активную антироссийскую деятельность Ших Али-хана дербентского, подчеркивал, что «… он, прельщенный, как видно, золотом и обещаниями Баба-хана, везде и всегда старается чинить препятствия (хотя, впрочем, слабые) нашим предприятиям, по всей стране распространяет слухи, порочащие русских в глазах местного населения»14.

В октябре 1805г. шамхал задержал, с 36 письмами иранского шаха Фетх-Али-хана, его сына Аббас-Мирзы и грузинского царевича Александра, а также посланцев ряда владетелей Северо-Восточного Кавказа, возвращающихся от персидского правителя. Вначале арестованных отправили в Георгиевск, а позже - в крепость св. Дмитрия. Несмотря на пророссийскую ориентацию Тарковского шамхала, ген.-л. Цицианов не доверял ему, считая, что тот действует лишь в корыстных целях15.

В описываемое время шамхал Мехти играл роль посредника между российским командованием и Ших-Али-ханом дербентским. Так, в 1805г., по просьбе генерала Глазенапа, Тарковский шамхал отправил своего посланника к Ших-Али-хану, уговаривая его отказаться от сопротивления продвигавшимся российским войскам, ибо от иранского шаха никакой помощи «последовать не может»16. Одновременно шамхал Мехти предлагал генералу Глазенапу упредить иранского шаха и заключить первым союз с Ших-Али-ханом дербентским. Однако условие, выдвинутое дербентским владетелем в ходе переговоров с российским командованием, - передать ему во владение Сальяны и Бакинское ханство - были для генерала Глазенапа неприемлемыми17.

Расстановка сил на Кавказе, изменившаяся вследствие ряда побед персов над российскими войсками, а также усиление позиций антироссийской коалиции дагестанских владетелей и чеченских старшин вновь приводят шамхала Тарковского к политике лавирования между противоборствующими державами. Так, в предписании ген.-л. Цицианова к ген.-м. Глазенапу от 1 июля 1805г. отмечалось, что Ших-Али-хан дербентский, шамхал Мехти, Али-Султан дженгутайский « … отправили от себя посланца» к иранскому шаху «с изъяснением о готовности их содействовать ему против России…»18.

Следует отметить, однако, что обстановка в Дагестане быстро менялась. Так, в августе, российское правительство, из-за «… намерений дербентского хана Ших-Али-хана, который, будучи в сообществе с Баба-ханом сердарем, возмущает других владетелей и «имеет намерение напасть на преданного нам» Тарковского владетеля19, решает укрепить его резиденцию Тарки, отправив туда воинские силы. Это становится причиною резкого изменения внешнеполитической ориентации Тарковского шамхала. Так, в октябре 1805г. он задерживает возвращающихся от иранского шаха посланцев северокавказских владетелей.

Тем временем в Дагестане антирусская пропаганда дала свои результаты. Так, в течение 1804-1805 г.г. дагестанским владетелям Сурхай-хану казикумухскому и Ших-Али-хану дербентскому удалось собрать крупные военные силы из наемных людей. За небольшой период (с 4 июля по 19 сентября 1804г.) они совершили 5 нападений на Грузию. В июле 1805г. дагестанским отрядам, общей численностью около 600 человек, удалось дойти до окрестностей Тифлиса20. А в августе того же года Аббас-Мирза, сын Фетх-Али-хана, «… стоявший лагерем у р. Хасан-Су…», на помощь к себе ожидал 6 тыс. дагестанцев21.

Россия, участвуя в очередной антифранцузской коалиции, вынуждена была все свои вооруженные силы сконцентрировать на западных границах страны. В связи с этим в распоряжении командующего российскими войсками на Кавказе ген.-л. Цицианова находилось только около 7 тыс. человек против 50 тыс. персов22. Однако шах, несмотря на такой численный перевес, обратился с предложением к России возобновить мирные переговоры23. В ответ командующий российскими войсками на Кавказе ген.-л. Цицианов выдвинул неприемлемые для шаха условия, что затянуло переговорный процесс. За это время русским войскам удалось захватить Карабахское ханство.

В ответ на действия российских войск, иранский шах дает приказ своим войскам начать, летом 1805г. (июнь), генеральное наступление по всему фронту. Войска Аббас-Мирзы окружили русские отряды под командованием полковника Карягина при Аскаране и Шах-Балахе. Однако в начале июля ген.-л. Цицианову удалось вытеснить иранские войска за р. Аракс24.

Российское правительство дало указание командующему российскими войсками на Кавказе заключить мир с Ираном. Ему сообщили о решении России «прекратить военные действия в Персии и Дагестане» и вести оборонительные мероприятия только на территории Дагестана25.

Мир с Персией необходим был не только для высвобождения сил на случай войны с османами, но и давал возможность добиться другой, чрезвычайно важной цели – заключить союз против султана. Но в конце 1805 года ген.-л. Цицианов был убит под Баку, что резко изменило ситуацию на Кавказе. Военная кампания осени 1805 г. завершилась поражением персидских войск под Елисаветполем, но русским войскам не удалось добиться своей главной цели26.

Поражение третьей антифранцузской коалиции под Аустерлицем 14 декабря 1805г., заключение франко-австрийского союза резко изменили соотношение сил в Европе. Россия, являвшаяся главной вдохновительницей создания третьей коалиции, теперь решила пойти на сближение с Францией27. Учитывая факт осложнения ситуации в Европе и предвидя возможность начала войны с Портой, она предпринимала неоднократные попытки прекратить войну с шахским Ираном и заключить мир. Персия, со своей стороны, тоже хотела этого. Но выдвинутые российским правительством условия мира для шаха оказались неприемлемыми, переговоры были прерваны. Военные приготовления с обеих сторон возобновились28.

В плане военной кампании, составленном на 1806г., особый акцент шах делал на силы верных Персии владетелей Дагестана и Азербайджана. По плану персов дагестанские отряды должны были взять на себя выполнение следующих задач: отвлечь русские войска, с одной стороны, от Елисаветполя, заманив их в Нуху, а затем взять их в плотное кольцо от Алазании до Джар. При этом нужно было успеть выполнить эти задачи до подхода дополнительных российских войск из Тифлиса. На Аббас-Мирзу возлагалась задача оказания необходимой помощи дагестанским отрядам. Также шахом было принято решение о выделении дополнительных финансовых средств для найма дагестанцев29. Так, сменивший Цицианова на посту командующего российскими войсками на Кавказе генерал Глазенап весной 1806г. (март) сообщил в Петербург о прибытии из Персии в Нуху посланников шаха с 30 тыс. червонцами для найма дагестанского ополчения30. Он также известил российское правительство о готовящемся наступлении иранских войск, о задаче, поставленной перед наемниками из Дагестана, – пройти в глубь Грузии31. Следует отметить, что весной 1806г. Сурхай-хан казикумухский был занят вербовкой наемников из дагестанцев, обещая «платить каждому по сорока пяти рублей»32. Для предупреждения объединения всех этих сил ген. Глазенап предлагал осуществить стремительное наступление с территории Дагестана, а на границе с Турцией «держаться на оборонительной ноге»33.

Кроме того, ген. Глазенап, информируя российское правительство о событиях на Кавказе, давал, в частности, оценку политической ситуации в Дагестане и характеристику некоторым владетелям Дагестана. Так, по его мнению, пророссийски настроенный шамхал является неавторитетным владетелем, «… Ахмед-хан аварский присоединился к врагам России; Сурхай-хан, сильный владелец, не покорился России; на подданство Ших-Али-хана полагаться не следует; уцмий Каракайтака и кадий Табасарана мало подают надежд к выполнению своих обязательств. Вообще, за Дагестаном надо иметь острый глаз»34.

Таким образом, полученные документальные сведения говорили о возрастании роли Дагестана в стратегических планах шахского Ирана. «Все это обязывает меня отвратить от общего предприятия, сделать диверсию движением отряда войск из Кизляра ко владениям дагестанским», - указывал командующий российскими войсками Глазенап35.

Весной 1806 г. (май) ген. Глазенап по прибытии в Дагестан отмечал, что, хотя и продолжается агитация шахских эмиссаров, большинство владетелей Дагестана «… подвергают себя к покорности» России. Давая оценку Ших-Али-хану дербентскому, командующий российскими войсками указывал, что тот «льстит себя пустыми обещаниями Баба-хана утвердить его владельцем всех приморских ханств»36.

В начале 1806 г. Сурхай-хан казикумухский начал сбор ополчения из дагестанцев. Ему удалось договориться с Ахмед-ханом аварским и грузинским царевичем Александром, которые должны были прибыть для встречи с ним в дагестанское с. Алмало. Кроме того, дербентский и шемаханские ханы должны были соединить свои отряды в Нухе. Затем они должны были направить свои войска в сторону Елисаветполя, для соединения с сыном шаха, Аббас-Мирзою37. В начале весны 1806г. Сурхай-хан сообщил об этих планах иранскому шаху38.

Между тем к концу июля 1806г. отряды правителя Шеки и грузинского царевича Александра остановились вблизи Елисаветполя39.

Командующий российскими войсками ген. Глазенап, оценив сложившуюся ситуацию, отправил небольшие воинские силы в Грузию. Сам же Глазенап с основными силами из Кизляра, перейдя «… за Терек, стал в направлении Тифлиса и Елисаветополя»40.

Таким образом, планы персов были сорваны, с одной стороны, продвижением русских войск в Дагестан, а с другой – поражением иранской армии во главе с Аббас-Мирзой под Елисаветполем. Казикумухский владетель Сурхай-хан, учитывая изменившуюся расстановку сил, решил сохранить свои военные отряды, вернув их обратно в Дагестан41.

К российским отрядам, продвигающимся в сторону Дербента, присоединилось войско шамхала. Планы иранцев дать отпор российским войскам под Дербентом были сорваны жителями Дербента. 21 июня 1806г. они, во главе с беком Али-Пенах, «… выгнали непокорного Ших-Али-хана дербентского, а на другой день приведены были к присяге на вечную верность и подданство» России42. В знак благодарности, ген. Глазенап освободил дербентцев от подворной повинности43.

В сентябре 1806г. командующий российскими войсками генерал Глазенап назначил Тарковского шамхала владетелем «Дербентским и Дагестанским», с предоставлением права «пользоваться доходами» ханства, за исключением «доходов с города Дербента». Кроме того, подданные шамхала освобождались от уплаты дани в российскую казну. Вскоре, после взятия Булгаковым Бакинского и Кубинского ханств, во владение шамхалу была передана и Кубинская провинция44.

Ших-Али-хан дербентский, спасшийся бегством в Кубу, решил собрать ополчение для оказания сопротивления российским войскам. С этой целью он обратился к иранскому шаху и дагестанским владетелям. Вскоре к нему подоспела помощь. Но российские войска быстро рассеяли войско Ших-Али-хана, состоявшее из персов и отрядов Сурхай-хана, и заставили иранцев отступить в муганскую степь45.

После взятия российскими войсками г. Баку командующий российскими войсками ген. Глазенап решил окончательно покончить с Ших-Али-ханом дербентским. Для выполнения этой задачи в октябре 1806г. отряды Булгакова были направлены в сторону Кубы. Узнав об этом и не имея достаточных сил для продолжения борьбы, Ших-Али-хан обратился к российскому командованию с просьбой о прощении. Ген. Глазенап, с целью добиться раскола между Ших-Али-хана и казикумухским владетелем Сурхай-ханом, удовлетворил просьбу дербентского владетеля. Российское командование, приняв от него присягу на верность России, отняло также у него и Кубинское ханство, выделив ему только одно село этом в ханстве. Разумеется, это решение российских властей разозлило дербентского владетеля и подвигло его к продолжению борьбы против российских войск. Ших-Али-хан начал сбор ополчения, но вскоре был вынужден бежать в Табасаран, к своему зятю Абдулла-беку, сыну Рустама-кадия. Преследовавшие дербентского владетеля российские части вскоре разорили и сожгли резиденцию Абдулла-бека в с. Эрси. Ших-Али-хан спасся бегством и отправился в Казикумух46.

Таким образом, к концу 1806г. на первый план в борьбе российских войск выходит Сурхай-хан казикумухский, против которого были выдвинуты российские отряды во главе с Булгаковым. Дойдя до Цахура, российское командование потребовало от казикумухского владетеля принять российское подданство. Приближение ополчения Ших-Али-хана на помощь Сурхай-хану изменило намерения российского командования: Булгаков, дойдя со своим отрядом до Казикумуха, ограничился принятием Сурхай-ханом присяги на верность России и обещанием казикумухского владетеля платить ежегодную дань в 3 тыс. червонцев47.

Итак, к концу 1806г. в Закавказье в сфере влияния иранского шаха остались только Ириванское и Нахичеванское ханства. Петербург, учитывая сложную международную обстановку и ухудшающиеся отношения с Портой, предпринял очередную попытку заключить мир с Персией. Новый раунд переговоров также закончился безуспешно. Как правило, указывает М.Н. Покровский, Россия вела успешно войну с шахским Ираном, когда она была изолирована от общеевропейских проблем: «Аббас-Мирза нуждался в Европе для приобретений, и Европа нуждалась в нем»48.Это хорошо понимал и сам иранский шах, полагая, что это расширяет поле для большего маневра. Фетх-Али-хан переложил всю ответственность за поражения иранских войск в войне с Россией на англичан, которые, по его мнению, не выполняли договорных обязательств 1801года. Следует отметить, что Франция стремилась отобрать у англичан роль мирового лидера, а потому Англия, оказавшись во французских тисках, не могла позволить себе ссориться с Россией. Россия и Англия в этот период являлись основными союзниками по антифранцузской коалиции.

К этому времени Франция тоже включилась в политическую игру на Кавказе. Французский император Наполеон, имея своей целью использовать Иран и Турцию в деле раскола антифранцузской коалиции, всячески способствовал объединению военных сил османов и персов. Усиление позиций Парижа в Стамбуле и Тегеране, по мнению Наполеона Бонапарта, не только расширяло зону влияния Франции, но и должно было усилить беспокойство российского правительства за безопасность своих южных границ, отвлекая тем самым внимание России от европейских событий.

Сведения, поступающие в Петербург из Франции, Порты и Персии, подтверждали заинтересованность Парижа в начале новой русско-турецкой войны и в ухудшении обстановки на российско-иранском фронте49. В июле 1806 г. из Стамбула поступили сведения о прибытии туда нового французского посла Себастиани, имевшего от своего правительства указания «потребить все способы убеждения и соблазна к восстановлению» османов против России50. Французский посол уверял Порту, что именно сейчас настало благоприятное время для возвращения османам Крыма. Одновременно французские дипломаты продолжали прилагать усилия к созданию тройственного союза Франции, Порты и Персии против России и Великобритании51.

Французской дипломатии удалось уговорить османов и персов в августе 1806г. сесть за стол переговоров. Франции было отведено место посредника на этих переговорах52.

18 декабря 1806г. Порта объявила о разрыве отношений с Россией и начале войны53.

 

1 АКАК. Т.2 С. 820-822.

2 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 4259 Ч.I Л. 167-168.

3 Там же. Л. 164.

4 АКАК Т.2 С. 820.

5 Там же. С. 786, 822.

6 РГВИА Ф. ВУА Д. 4259 Ч. I Л. 167-168.

7 Там же. Д. 2852 Ч.2 Л. 151, 154.

8 РГВИА Ф. ВУА Д. 6172 Л. 8-12; АКАК Т.» С. 784-785, 948.

9 АКАК Т.2 С.641, 784, 786.

10 Там же. С. 786.

11 РГВИА Ф. ВУА Оп.1 Д.482 Л. 16.

12 Абдуллаев Ф. Из истории русско-иранских отношений и английской политики в Иране. С. 31.

13 АКАК Т.2 С. 784.

14 АКАК Т.2 С. 784.

15 Там же. С. 1039.

16 АВПР СПб. Ф. Главный архив 1-13 1806г. Д. 2 Л. 118.

17 Там же. Л. 77-78.

18 АКАК. Т.2 С. 784.

19 Там же. С. 841, 948.

20 РГВИА. Ф. ВУА. Оп. 1 Д. 482.

21 АКАК. Т. 2 С. 843.

22 РГВИА. Ф. ВУА. Оп. 1 Д. 6164 Л. 74; АКАК. Т.2 С.812.

23 АКАК. Т.2 С. 823.

24 Абдуллаев Ф. Из истории русско-иранских отношений и английской политики в Иране в начале XIX в. С. 31.

25 АКАК. Т.2 С. 824, 849, 850.

26 АКАК. Т.2 С. 830-931.

27 АГС. СПб., 1888. Ч.3 С. 1144-1149.

28 АКАК. Т.2 С. 814-815.

29 АКАК. 1869 Т.3 С. 103, 268, 271; АВПР. Ф. СПб. Гл. архив 1-9 1806г. Оп. 8 Д. 2 Л. 115-118.

30 АКАК. Т.3 С. 263.

31 Там же. С. 103, 268, 413-414.

32 Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана С. 185.

33 АВПР. Ф. СПб Гл. архив 1-9 1806г. Оп. 8 Д. 2 Л. 36-39.

34 АВПР. Ф. СПб. Главный архив 1-9 1806г. Оп. 8 Д 2 Л. 40.

35 Там же. 1806г. Л. 21-26.

36 Там же. Л. 115, 118.

37 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 616. Ч.15 Л. 101-102.

38 Там же. Л. 157.

39 АКАК. Т.3 С. 414

40 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 4259. Ч. 1 Л.2; АКАК. Т. 3 С. 14.

41 АКАК. Т.3 С.17.

42 РГВИА. Ф. ВУА. ОП. 1 Д. 6172 Л. 7-13; Д. 482 Л. 18.

43 Там же Д. 6164 Ч. 15 Л. 36.

44 Там же Д. 6164 Ч. 52 Л. 150.

45 РГВИА. Ф. ВУА. ОП. 1 Д. 482 Л. 19.

46 АКАК. Т.3 С. 393-395.

47 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 6164 Ч. 15 Л. 140-144; АКАК. Т. 3 С. 378-379.

48 Покровский М.Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1923. С. 181.

49 АГС. Т. 3 Ч. 2 С. 1144-1149.

50 Киняпина Н.С. Внешняя политика России в первой половине XIX в. М., 1963 С. 44.

51 Там же. С. 44.

52 АКАК. Т.3 С. 99-100, 264-265, 443, 449.

53 История народов Северного Кавказа (конец XVIIIв. – 1917 г.) С. 25.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.