http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Долгая дорога к близкому соседу Печать Email

Александр Пряжников

 

От души поработав за письменным столом, я совершаю привычный ритуал: собираю дорожную сумку и отправляюсь в путь на поиски новых впечатлений.

Принято считать, что настоящий художник не должен замыкаться в рамках своей национальной культуры, если не хочет прослыть провинциалом. Не знаю, кто как, но лично я не нахожу ничего негативного в понятии «провинциал», хотя таковым себя не считаю, поскольку с детства привык относиться с огромным интересом и уважением к культуре народов, проживающих по соседству. Может быть, так случилось от того, что мне несказанно повезло родиться и жить на Дону. Ведь донская земля, как никакой другой регион нашей страны, издревле принимала всех, независимо от религиозных убеждений, разреза глаз и цвета кожи.

Что стоит одна только местная топонимика. Взять хотя бы реку Аксай, несущую свои воды мимо горы, на которой атаман Платов основал Новочеркасск. Слово «аксай» - тюркское и означает в переводе «белая степь». Возможно, в давние времена людей поразили тонкие нити цветущего ковыля, который во множестве рос на нетронутых плугом землях. А может быть, такое имя вызвал к жизни белый густой туман, что собирается в пойме реки поутру…

 

Представители разных народов приходили на Дон. Многие оставались навсегда.

Наиболее яркий пример тому – обосновавшиеся здесь еще в XVIII веке армяне, усилия которых во многом предопределили грядущее торгово-экономическое процветание Ростова-на-Дону.

Еще нам повезло с географическим положением, которое, воистину, уникально.

Стоит проехать 600-700 километров на Север – и ты окажешься в краю, воспетом легендарным Кольцовым, – среди могучих сосен и берез, где перекликаются колокольным звоном возрожденные православные церкви и монастыри.

Отправившись на Запад – попадешь в благословенную Украину, где льется невероятно певучая мова1 и звучат старинные песни, способные растрогать самого черствого и сурового человека.

Дорога на Юг упирается в ослепительную громадину Кавказского хребта. Здесь ожидает традиционное горское гостеприимство и масса откровений, связанных с изучением обычаев и эстетики народов, исповедующих традиционный Ислам. Построенные в последние годы мечети сияют куполами, тонкие минареты устремлены в синее небо, и муэдзины призывают правоверных творить намаз…

Живя на Дону, при всем своем желании, не избежишь контактов с носителями другой культуры, не «убережешь» себя от новых впечатлений, а значит ни о какой провинциальности не может быть и речи.

Однако у нас осталось еще одно направление – на Восток.

Тому, кто первый раз выехал из Ростова в сторону Азии, путь может показаться скучным, долгим и однообразным, хотя на самом деле это не так, и приведет он в город Элисту – столицу Калмыкии.

Калмык на Дону никогда не воспринимался как гость, и уж тем более как чужестранец, несмотря на свою характерную внешность. Великолепные скотоводы, калмыки издавна пасли свои стада в бесконечных степях, истекающих ароматами южного разнотравья. Наверное, от этого калмыцкая баранина до сих пор считается самой вкусной. Но казаки уважали калмыков, главным образом, за воинскую доблесть. Невероятно выносливые, сильные, верные слову азиаты были надежными союзниками в бою. Еще, веря в реинкарнацию, они шли в бой, не боясь смерти, чем повергали своих противников в ужас.

Калмыки жили по соседству с казаками даже в пределах столицы Всевеликого Войска Донского. Хотунок – название одного из микрорайонов Новочеркасска – это их наследие.

Другим калмыцким достоянием, по достоинству оцененным казаками, были женщины. Из красивых, умелых и работоспособных  девушек получались великолепные жены и помощницы. К тому же они всегда умели защитить свое достоинство, невзирая на звания, титулы и чины. Силу разгневанной калмыцкой женщины ощутил на своей курчавой голове Александр Сергеевич Пушкин, когда та при помощи домбры ответила на домогательства любвеобильного поэта. Наверное, поэтому каждая строчка стихотворения «Калмычке» так сильно наполнена мужскою тоской и безысходностью…

В силу всех вышеперечисленных причин межрасовые союзы не были на Дону редкостью. Фамилия Калмыков – по сию пору одна из самых распространенных в Ростовской области, а прославленные донские атаманы были кто на четверть, а кто наполовину – калмыками. Пожалуй, самый известный из них – организатор Добровольческой армии генерал Корнилов.

За верную службу и участие во всех войнах Россия славно «отблагодарила» отважных степняков. При царе-батюшке эта «благодарность» выразилась в забвении национальных интересов, великодержавной брезгливости и водке, перед которой в силу своих физиологических особенностей калмыки оказались беззащитны.

После революции 1917 года началась оголтелая борьба с религией, разорение хурулов и уничтожение уникальных письменных памятников.

А в конце 1943-го их попросту объявили вне закона и вывезли в ссылку, продолжавшуюся целых тринадцать лет. Поразительно, но об этой страшной трагедии знают и помнят сегодня далеко не все. В музее депортации ингушей, что построен близ Назрани, есть зал, посвященный народам Советского Союза, которые в годы Великой Отечественной войны были поголовно «наказаны» по этническому признаку. Так вот, недавно я был свидетелем того, как один достаточно образованный москвич, преподаватель столичного вуза долго и с удивлением рассматривал калмыцкий стенд, а потом воскликнул: «Как! И их тоже?!»

Тогда, в декабре 1943-го, в одночасье было забыто все: и несколько веков преданной ратной службы, и героические усилия на фронтах войны, и многотысячные жертвы, и тотальное уничтожение гитлеровцами  Элисты. Белокурые потомки Зигфрида разорили дотла маленький степной город, быть может, памятуя и о том, что без  малого за двести лет до этого под Гросс-Егерсдорфом калмыцкая конница расстреляла из луков отборную пехоту Фридриха Великого.

Теперь в возрожденной Элисте можно посетить памятник жертвам депортации, созданный гениальным и непостижимым Эрнстом Неизвестным. На железнодорожных путях стоит деревянный вагон. Именно в таких, открытых всем ветрам вагонах, жителей южных степей вывозили с родных земель в лютые морозы сорок третьего года. Рельсы постепенно переходят в обычную дорогу, которая спиралью обвивает курган. На вершине холма – скульптурная композиция, вызывающая озноб даже в жаркий полдень. Но на меня куда большее впечатление произвела старая калмычка, которая сидела у подножия кургана на лавочке и молча и спокойно смотрела прямо перед собой и ни на кого не обращала внимания. Кого она вспоминала, оставаясь безучастной к происходящему, – остается только гадать...

Работа всемирно известного художника стала очередной достопримечательностью Элисты, а таковых в последние годы в степном городе появилось немало. Нужно признать, что уникальный облик современной Элисты был создан совсем недавно, и в достаточно короткий по историческим меркам промежуток.

После  войны город лежал в руинах – калмыки вымирали в Омской области. Домой они начали возвращаться только в 56-м. Но тут наступила эпоха густопсового Совка с его унификацией, обезличиванием и негласным запретом на проявление любой национальной самобытности. Громоздкие ящики из стекла и бетона, что повсеместно строились в шестидесятые-семидесятые годы, не несли никакой информации ни об истории, ни о культуре многочисленных народов нашей страны. Но время шло, и советский строй пал. Теперь лишь трудности экономического характера могли помешать калмыкам преобразить свою столицу в соответствии с собственными эстетическими предпочтениями и древними традициями. И тут произошло чудо: в течение, быть может, полутора десятилетий в самом центре России появился сказочно красивый и необычный для этих мест город. Когда идешь по улице, разглядывая пагоды и статуи Будды, теряешь ощущение реальности, совершенно забывая о том, что ты всего в пятистах километрах от насквозь европейского Ростова-на-Дону.

Ты можешь покрутить молитвенный барабан, посетить удивительно красивый хурул – наверное, самый западный буддийский  храм в нашей части света, записаться на прием к настоящему тибетскому монаху, и никто не спросит тебя о твоих религиозных убеждениях. Традиционная веротерпимость – едва ли не главное достояние многовековой калмыцкой культуры.

Здесь даже самый убежденный атеист засомневается в бессилии человека перед смертью. Идеально ровная степь, граничащая с голубым небом, пряный аромат травы и тишина создают ощущение вечности. О вечности и бессмертии напоминает человеку и один из главных символов Калмыкии – алый тюльпан. Он расцветает всего на несколько дней в апреле и, отдав природе свою нежную, удивительную красоту, не умирает, а прячется обратно в землю, чтобы ровно через год окрасить степь алым цветом.

Однако поездка в Калмыкию, кроме ярких эстетических впечатлений, подарила мне и интересные встречи. Мне, человеку, достаточно много времени посвящающему литературному переводу, несказанно повезло. Я познакомился с замечательным калмыцким поэтом Николаем Джамбуловичем Санджиевым и перевел на русский язык несколько его стихотворений.

Я, честно говоря, с трудом понимаю поэтов, пренебрегающих литературным переводом, поскольку эта деятельность невероятно обогащает собственную палитру, наполняет язык новыми выразительными средствами и образами. Особенно в тех случаях, когда приходится работать с качественным подстрочником. Переводить стихи Николая Санджиева легко и приятно, и это была самая большая ценность, которую я привез из Калмыкии домой.

Замыкаться в рамках культуры своего народа вредно для литератора, и чтобы этого не случилось, совсем не обязательно отправляться в кругосветное путешествие. Нужно лишь избавиться от пресловутых лени и нелюбопытства, которым вынес приговор еще Александр Сергеевич Пушкин. Нужно лишь оглядеться вокруг и с неподдельным интересом отнестись к людям, живущим по соседству, попытаться оценить мелодию их языка, богатство многовековых обычаев и традиций. И тогда дороги, разделяющие нас, не будут казаться такими долгими и однообразными.

 

1 Мова – речь (украинск.)

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.