http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Мгновения Печать Email

Бова Мунянова

Степь

 

Раскинулась степь широко,

В жарких лучах томится.

И в небе над ней высоко

Синий покой струится.

Вдруг слышится зов далекий,

То ветер трубит свидание,

Любовник ее стоокий –

Страсть и само желание.

 

Она себя окропила

Терпкой полынью  с мятой,

Тюльпанами стан расшила,

Поясом трав объятый.

 

И в полдень в краю свидания,

Где воздух пронизан светом,

Сжигают ее дыхание

И ласки бродяги  ветра.

 

 

Лето в степи

 

Синь беспредельная тает над степью

В отсветах  знойных зарниц.

Небо и степь – неразрывная вечность,

Дали не знают границ.

 

Белое солнце в небе клубится,

В золоте жарком поля.

В воздухе – запах полыни струится,

Стынет от зноя земля.

 

Замерло все, не колышутся травы,

Правит над миром покой.

Только скользит орел величавый

Призрачной тенью степной.

 

 

ПЕСНЬ О ДЖАНГАРЕ

 

О мой народ певучий,

Лишь капля в морской  пучине,

Ты песни свои и душу

Пронес сквозь века и пустыни!

 

Не знал ты неволи и рабства –

Пленник степных расстояний,

Был конь тебе ближе брата,

А дали  -  невесты желанней.

 

И ты пролетел полмира

Вслед за мечтою своей,

Пела степная лира

О царстве богатырей.

 

О той стороне далекой,

Где вечно цветет весна,

Где ценится смерть высоко,

Если в бою она.

 

В кибитках и жарких походах,

Дорогами звездных кочевий

Ты славил одну свободу,

О ней лишь слагал напевы.

 

И пусть уйдут поколенья,

Исчезнет твой гордый язык,

Но вечны твои песнопения

И в них твое имя – калмык!

 

 

БАЛЛАДА О ЮНОМ ОЙРАТЕ

 

Черная степь простирается вдаль,

Юный ойрат на коне.

В жгучих глазах его светит печаль,

День догорает в огне.

 

С жадностью ловит тоскующий взгляд

Краски последней зари.

Алые губы с надеждой твердят

Строки священных молитв.

 

«О рожденная в лотосе, не оставь меня…

Завтра бой наш последний настанет.

Я не ведаю страха,  как сел на коня,

И рука меня вновь на обманет.

 

О блаженная ликом, я готов всегда,

Как велит стародавний обычай,

Свою кровь за народ отдать до конца,

Сделать ложе из недруга выше.

 

Но сегодня мне сердце гнетет печаль,

Давит душу неведомой болью:

Как уйти, не познав прелесть юной Намджал,

Чьи глаза мне сияют любовью.

 

О пресветлая дева, в твоих руках –

Бесконечное жизни вращенье.

Дай мне встретить в других и счастливых мирах

Моей милой Намджал воплощенье».

 

Первые звезды внимают словам.

В  небе - родимый узор.

Мать вышивала его по ночам –

Степь и закатный простор.

 

Поле черней вороного крыла,

Алый багрянец над ним.

Золотом солнца она развела

Космоса ультрамарин.

Смуглая бледность, серебряный стан.

Тени легли на лице.

Всадник несется сквозь мятный дурман,

Пика блестит на конце.

 

 

ОСЕНЬ

 

Осень стоит над миром,

Мягким ласкает светом,

В золото с ультрамарином

Город и степь одеты.

 

Льется поток хрустальный

С купола синего цвета,

Звон журавлей прощальный –

Бабье сверкает лето.

 

В этой поре осенней

Грусть невозвратных весен.

Свет и покой прощенья

Жизни, ушедшей в просинь.

 

Легкая нить, мерцая,

Вашей щеки коснется,

Детством Вас вдруг осеняя,

Вспыхнет и вдаль унесется.

 

 

*  *  *

Есть пора:  на весенней  заре

Зелень вдруг рассветет во дворе,

Серых улиц унылый покров

Сбросит город в поток зимних снов.

 

Только  в этом родимом краю,

Где сгорает трава на корню,

Зелень первая так зелена,

Чистотой лучезарной полна.

 

Есть пора: выйду я на заре,

Что-то давнее вспыхнет во мне,

И душой я опять оживу

На зеленом,  на свежем ветру.

 

Только короток век у весны,

Снятся ей уже знойные сны.

Потому мне так грустно сейчас,

Что уйдут этот день, этот час.

 

 

 

МИРАЖ

 

На зеленом ковре из трав,

На зеленом  ковре,

Словно жемчуг в тени оправ,

Юрты видятся мне.

 

Белый полог покрыт росой,

Воздух зелено-прян.

В алом свете земной покой

Источает дурман.

 

Дальних предков моих хотон –

Наяву ли во сне –

Все тревожит мне сердце он,

И все кажется мне:

 

Вот откинется белый вход

И на зелень-траву

Мать моих матерей взойдет

Смуглой розой в цвету.

 

Улыбнется сквозь толщу лет,

Словно скажет: «Держись,

Ведь не зря мы из века в век

Пронесли твою жизнь».

 

Улыбнется, взмахнет рукой

И исчезнет вдали…

На зеленой траве густой

Алый след от зари…

 

 

К.К.П.

 

Подошел и в глаза взглянул мне,

Я увидела – это он.

Тот король, что в часы полнолуния

Прилетал ко мне в утренний сон.

 

Его взор был спокоен и ясен,

Руки властно держали коня,

Говорил он: «Мой путь не напрасен,

Я уверен, что  встречу тебя».

 

Подошел – пламенели тюльпаны,

Горечь жизни – в усталых плечах.

Залечить его прежние раны

Предназначено мне в небесах.

 

 

Сиреневый мотив

 

Шла по улице этой весной,

Снова пахло сиренью.

И услышала вдруг над собой

В тихий вечер весенний:

 

Над сиренево-синим дождем

Поплыла одиноко,

Как привет об ушедшем, былом,

Песнь из жизни далекой.

 

Пел до боли знакомый мотив

В этот вечер весенний

О счастливых годах, о любви…

Сладко пахло сиренью…

 

В алом свете закатного дня

Над притихшей  Землею

Танцевали пылинки огня,

Песнь плыла  надо мною.

 

 

*   *   *

Отцвели мои алые губы,

В волосах светит белая прядь.

Льется речь моя сдержанно-скупо

И уже не могу хохотать

 

Так беспечно, как в давние годы,

Когда легкой походкою шла,

Когда в синюю даль небосвода,

Как на крыльях, летела душа.

 

Ах, как солнце в эфире играло

Той осенней и давней порой,

Как  кружила меня и сверкала

Золотая листва над землей.

 

Снова осень пришла золотая,

Распустила наряды свои.

Отчего же сегодня, не знаю,

Так печально звенят журавли.

 

 

НОСТАЛЬГИЯ

 

Все прошло. Согласись,  дорогая,

Не тоскуй об ушедших годах.

Что тебе в этом прошлом, не знаю.

Может быть,  только ночи в садах?

 

Может быть, поцелуи и ласки,

Что цвели на груди под луной?

Или зори и алые краски

Были ярче той милой порой?

 

Все прошло. Не грусти понапрасну,

Согласись, что ушли навсегда

Прежней жизни наивная ясность

И горячих сердец чистота.

 

Не грусти, пусть уходит былое.

Снова в воздухе пахнет весной.

Выйди в степь. Над бескрайним покоем

Станет снова душа молодой.

 

 

*   *   *

Бездонное черное небо.

Мерцает вдали огонек –

Над степью, усыпанной  снегом,

Бесконечной,  он так одинок.

 

Смотрю на него и тоскую

И думаю все об одном:

Тех, кого так люблю я,

Как укрыть мне своим крылом?

 

Как согреть, как спасти в этом мире

От горя, обид и слез…

О, как холодно светят  в  эфире

Мирриады вселенских звезд!

 

 

*   *   *

Мой бедный, мой маленький город,

Пронизанный солнцем и пылью,

Привольно лежит на ладони

Бескрайней земли ковыльной.

 

Доверчиво смотрит он в небо,

Проносятся в даль мирозданья,

И рвется душа его следом,

Мечтает о дне свидания.

 

Но крыльям его не раскрыться:

Судьбой, предназначенной Богом,

Дано ему в мире томиться

Заложником жизни убогой.

 

И дремлют под солнцем лениво

Дома, опаленные ветром,

Деревья дрожат сиротливо,

В броню из огня одеты.

 

И судьбы, сгорая от зноя,

Текут чередою похожей.

Но нежной, щемящей тоскою

Вдали он мне сердце тревожит.

 

 

ЗИМНИЙ ВЕЧЕР

 

Белым снегом, белым снегом,

милый друг,

Замело и закружило все вокруг.

И стоишь ты, пригорюнясь, у окна –

Степь безбрежная за снегом не видна.

 

Небо низкое нависло над землей,

Ветер песню завывает над трубой –

То бормочет, то рыдает, то кричит –

Холод космоса в ней стынет и звучит.

 

Вечный странник с неприкаянной  судьбой,

Обрученный лишь с  бездонной пустотой,

Что-то хочет тебе тайное сказать,

О судьбе ли своей горькой  рассказать?

 

Но владыке между небом и землей,

Не припасть ему к ногам твоим с тоской,

Не испить ему девичьего тепла…

Кружит, кружит над землей ночная мгла.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.