http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Надежды миг Печать Email

Юлия Ушакова

 

Юлия Ушакова. Я родилась в 1979 году, первые три года жизни провела в Грозном у родственников отца, затем три года моя семья кочевала по Германии, где отец служил в звании старшего лейтенанта, там я пошла в первый класс. Потом вернулись в Воронеж к родителям мамы, где я и живу с тех пор.

Начала писать стихи с 12 лет.

В 2000 году окончила романо-германский факультет Воронежского университета, два раза побывала на стажировке во Франции.

Работаю устным и письменным переводчиком, занимаюсь репетиторской деятельностью, стихотворными переводами.

Мама замечательного сына-пятиклассника. Люблю книги, музыку, цветы и животных, увлекаюсь кельтской тематикой.

 

ИСТОРИЯ ОДНОГО ПАРУСА

 

В бурном море – волн восстанье;

Туч раскинуты шатры…

А над мачтою – плесканье

Безрассудных белых крыл.

 

Лебедёнок-новобранец,

И тебе готов предел! –

Это твой последний танец:

Слишком тонок, слишком бел…

 

Ах, фарфор! – Вся жизнь – в опоре:

Мачта – образом креста…

А в грозу, в открытом море,

Выжить – шанс один из ста.

 

Исключений здесь не будет,

На войне – не как в игре:

Не таких – сминают бури!

Ты-то что за принц морей?..

 

Под обстрелом молний грозных

Прожжены крыла насквозь;

Уж просвечивает – поздно! –

В эполетах россыпь звёзд…

 

Средь сполохов раскалённых

Заскрипел до звона шёлк, –

С колокола ты снесённый

Колокольный язычок!..

 

Судно – в щепки; в пенных гривах

Среди рифов остов встал. –

Словно облачка обрывок,

Пёрышко из вышних стай, –

 

Только крохотная точка

Бьётся с ветром наравне:

Белый парус – лоскуточком

На обугленной струне…

 

НОВОГОДНИЙ ШТУРМ ГРОЗНОГО

 

Птицей бьётся вьюга за окном,

Птенчикам растерзанным в метели

Петь – хоть подступает к горлу ком –

Только бы снаряды им не пели...

 

Мглистой спешной стёжкой вьётся путь,

Слёзы родником мои да будут, –

Только их на землю не вернуть,

Только имя их и взгляд забудут.

 

Кто-то деньги наживал и чин,

Жизнь чужую списывая с рельсов, –

А себя отдал бы хоть один

В пасть небытия, в утеху бесам?!

 

Капельки единственной крови

На весах окажется довольно,

Если смысл Всевышнего любви

Попран вековой неправдой дольней.

 

Тщетно с криком пробуя взлететь, –

Алый след разбрызгивают стрелы! –

След простоволосая метель

Стелет перьями, как платом белым...

 

 

* * *

К ученью Нового Завета

Теперешнее время глухо,

Хоть Он сошёл к нам, Свет от Света –

Водою, Кровию и Духом…

 

Природой любоваться можем

(Остатками, что сохранили) –

А у картин ведь есть Художник…

Зачем же мы Его забыли?

 

От идолов пришли мы к вере –

И в путь пускаемся обратный:

Язычник Бога видел в звере,

А мы – не замечаем в братьях …

 

Снова – разодранный на части –

Искать нам впору на Кавказе

Хитон Христов, что после распрей

Теперь – в дырах и брызгах грязи.

 

Его омыть ещё возможно

В слезах смиренных покаянья;

Уста ж нечистые тревожно

Пред Богом ищут оправданье.

 

Но тот, кто милость оставляет,

Не утвердится во святыне! –

Язык молитвы повторяет,

А ум блуждает, как в пустыне.

 

Горят – без света – свечи с треском

В руках немудрых дев сегодня,

Презрен для роскоши и блеска

Смиренный Агнец, Сын Господень.

 

Страну свою предупреждаю

И я, ослица средь пророчиц:

Горе тебе, земля святая,

Свой дом пустым ты видеть хочешь!

 

Не отворилась в душу дверца,

Податель Милости – прохожий…

Кто воззовёт к Нему всем сердцем,

Как Пётр в волнах: «Спаси нас, Боже»?!

 

 

* * *

Ухожу в любовь – всё дальше,

На душе легко мне,

А всего, что было раньше,

Я уже не помню…

 

Рыцарь милый, брат любимый,

Ты проходишь мимо,

Мне ж твоё святое имя –

Краше всего мира.

 

Всё закончилось на свете

Светлыми очами…

Я люблю тебя навеки,

Вся душа – как рана.

 

То ль звездой, то ль странной птицей

Ты с небес спустился –

Кто просил тебя мне сниться?

Ты зачем явился?

 

 

ВСТАНЬ НА РАССВЕТЕ

 

Мой любимый, мой далёкий,

Как давно тебя не вижу!

Но надежды миг струится –

Радостной, светлой…

Не забыть тебя вовеки.

С глаз далече – к сердцу ближе.

Ты возьми письмо у птицы,

Встань на рассвете.

 

С алою борясь печатью, –

Сургучом служило сердце –

Прочитаешь эти строчки:

Ветром по ветви…

Радость смешана с печалью,

Как с водой, – куда им деться

Друг от друга на листочке?..

Встань на рассвете

 

И возьми письмо у птицы,

Мой любимый, мой далёкий!..

Я прошу, хоть ты не веришь,

Повторяю, хоть не веришь,

И обеими руками,

Вся протянутая к солнцу,

Заклинаю, хоть не веришь,

Это сердце – лёд и камень:

Мой любимый, мой далёкий,

Встань на рассвете!..

 

 

* * *

Милый друг мне встретился – сон мой первый…

Он имя моё не забыл;

Он шутил, смеялся и цвета неба

Подснежник мне подарил.

 

Но пусть я – мистик, а ты – философ, –

Я вижу: твоё – вне дорог –

Сердце иерихонскою розой

Летит по следам ветров…

 

 

* * *

Это не закончилось, любимый,

Перейдёт за жизненный предел.

Непреложно и неразделимо –

Как язык произнести посмел?!..

 

Да, – о нас высокое сравненье…

Этим нитям нет конца;

Никому не изъяснить значенье

Надписи кольца.

 

Вечные мы странники и дети…

И предрешено

То, чему для нас – на этом свете –

Сбыться не дано.

 

Нежностью смертельною и болью

Краткий соткан век…

То, что к нам пришло не нашей волей, –

Не пройдёт вовек.

 

 

ЧАСОВОЙ

 

Цепи племён иных, века и страны

Проходят по мосту,

И пропускает мимо караваны

Хранитель на посту.

 

Меня не сдвинуть никакою силой,

Хоть невелик мой рост. –

Зажглись уж надо мною два светила,

И волхв я этих звёзд.

 

Ночь – очертаний не коснусь рукою.

Мир умер или спит…

И от земли до неба – над рекою

Встаёт горящий шпиль.

 

И сладостно от жизни отрешиться,

Преград нет на пути…

Душа моя распластанною птицей

В фонтане искр летит…

 

 

* * *

Вьётся и вьётся, всё вдаль, тропинка,

Смотрит задумчиво лес…

Божье дыхание в каждой травинке –

И тишина небес.

 

Так уж даровано: жизнь земную

Мерить весь век по той

И созерцать, и жалеть, любуясь

Мира Его красотой;

 

Раны и грусть за плечами оставив,

К свету сделать шажок…

(Боже, зачем меня в мир поставил –

С клавишною душой?!)

 

Лиственное пронижет кружево

Солнечный луч – и вновь

Душу мою осенят незаслуженно

Милость Его и любовь…

 

 

* * *

На розовеющей лесной заре,

В предутренние робкие часы,

Ты мастеришь жемчужную свирель

Из капелек невысохшей росы.

 

Протянуты над берегом речным

Ив-вышивальщиц узкие персты…

Смотри, как дольний мир невозмутим,

Как отражения его чисты!

 

В объятьях замершей на цыпочках души

Младенцев несказанный сонм притих…

Храните колыбели, камыши, –

Блаженна неприкосновенность их!

Сокровище, где трели в забытьи

Ждут, чтобы оживил их лёгкий вздох –

Под сенью крон задумчивых таи,

Где мягче бархата зелёный мох.

 

От века соловьиные сердца

Под серым оперением цвели;

Не отверзай пред знатными ларца,

Но странникам жемчужинки дари!

 

Ты можешь крышку отомкнуть ключом

Лишь прежде света, углубляясь в лес:

Под солнечным безжалостным лучом,

Как манна, тает сложенная песнь…

 

 

ЛЕБЕДИ

I

 

Это чувство и хрупко, и тонко,

Я вхожу в него, чуть дыша… –

Колокольчик задела звонкий,

Приближаясь к тебе, душа.

 

Золотым, лазурным и белым

Одевается цветом сад;

На рассвете над ним запели

В небе сказочных птиц голоса.

 

Этой музыке в слове тесно –

Дать ей крылья сумею ль я?..

О сокровище, сладость сердца,

Драгоценная тайна моя!

 

Я смущаюсь, теряю дар речи,

Погружаясь в твои глаза, –

На каком из земных наречий

Осязаемость чуда сказать?..

 

II

 

Обновились пространство и время

У прибрежных гладких камней…

Витязь с белым пером на шлеме,

Что же знаешь ты обо мне?

 

Прежде я не могла бы представить,

Но настал очарованный час.

Пришло время меня переплавить,

Одной крови – графит и алмаз.

 

Разве жизнь отдала напрасно,

Если радость одна звучит? –

Сердце – болью исходит прекрасной,

Горло – песнью, как горн, горит…

 

Несказанный мой – от заката,

Знаю, там до зари меня ждёт… –

Я к твоим мирам без возврата

Поплыву, лишь солнце зайдёт.

Восставать, рассыпаться и таять,

И взлетать, и вздохнуть не сметь…

К лебедёнку любовь такая,

Что самой впору лебедем петь.

 

III

 

Я не помню ни место, ни время,

И солгать на истину жаль, –

Лебединое белое племя

Проплывало по озеру вдаль

 

Днями долгими и ночами,

В белизне совершенно-простой,

В камышах всколыхнув молчанье

Несравненною красотой…

 

Крыльев царственных тихий шелест,

Стройной шеи дивный изгиб,

Воплощённая хрупкость, прелесть

Серебристая лунных игл;

 

И вовек не найдёт забвенья

Лебединой принцессы взгляд:

Драгоценный венец в каменьях –

И глаза, как звёзды, горят.

 

Снова – струн незримых аккорды,

Повторяется давний сон:

Вереницею плавной, гордой

Лебединый следует сонм…

 

IV

 

Из нежных лилий создана

Непостижимою рукой,

Невеста – белая звезда –

Стоит над бездною морской.

 

В памяти эхом прозвучит

Тонкость перстов и бледный лик…

И то кольцо, что дно хранит,

Дороже ей всех царств земли. –

 

Лазоревый свой сея свет,

Упорно смотрит в глубину.

Не бросится – не бойся, нет! –

С обрыва чайкой на волну.

 

Легка и, как хрусталь, чиста,

Загадочна – обычай фей, –

Стоит, как белая звезда,

Как встарь над Рейном – Лорелей...

 

 

BELLEZZA ANGELICA

 

Древнее имя – так пламенно-сладко,

Сотканное из старинной вязи…

Кем бы ты был в то время – загадка:

Воином или князем?

 

Взгляд лишь чуть строже – и кажется вечной,

Ширится мимолётная пропасть…

Трогательна и мила бесконечно

Глаз твоих робость.

 

Петь о тебе – всей природой птичьей

Рвётся душа порою...

Что для других – во языцех притча,

Лишь тебе не открою.

 

И – поклянусь стихами своими,

Полувсерьёз, полуиграя, –

В миг мой последний – лучистое имя

Прошепчу, умирая.

 

II

Я зеркальцем серебряным играла

И уносилась в лёгкий мир мечты:

Оно непостижимо отражало

Далёкие и милые черты.

 

«Кто он – послушный паж из верной свиты,

Премудрый маг или коварный враг?» –

Пока мне будущее не открыто,

Но предречён к неведомому шаг.

 

Корите мои очи неустанно, –

Что приковало их, не объяснить,

Но видимое делает желанным

К душе незримой – тоньше света нить.

 

Сиянье тихое сквозь прелесть лика,

Зовёшься ты – Bellezza Angelica…

 

 

* * *

Не пожар, война и бури

Предвещают лихолетье –

Бич последнего столетья –

Недолюбленные дети.

 

Не на ровном месте страхи

В ночь выходят из тумана –

Недорубленность на плахе,

Кровью хлещущая рана…

 

Со своих грядущих деток

Взыщут (а найдут едва ли!) –

Что мы в них недолюбили,

Что мы в них недовложили,

У чужих просить послали…

 

 

* * *

И расцвела душа, и полились

Благоухания – мелодией без слова,

И каждый лепесток её лучист…

Миндальный цвет из посоха сухого.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.