http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Дому отчему верность храня Печать Email

Валентина Дмитриченко

 

 

Дмитриченко Валентина Гапуровна.

Родилась в с. Лузинка Северо-Казахстанской области. Предприниматель.

Живёт в г. Невинномысск Ставропольского края.

Член Союза Писателей России. Автор четырёх поэтических сборников: «Выбираю любовь», «Подкова на счастье», «Продолжается жизнь», «Звезда в колодце».

ЕСТЬ СЛОВА У МЕНЯ

 

Шепелявит дождём,

Как старуха беззубая, осень,

Осыпается лист

С пожелтевшей до срока ольхи.

Через пару недель

Скользкой тиной затянутся плёсы

И лавиной пойдут

Из души на бумагу стихи.

Я их буду писать

День и ночь – по наитию свыше,

Под невнятные всхлипы

И шорохи в старом саду.

Озорной ветерок

Вдруг подхватит с обшарпанной крыши

Ворох красной листвы

И небрежно швырнёт в пустоту.

Карамелькой душа

Растворится в белёсом тумане.

Сад озяб и промок

Под оранжевым ветхим плащом...

Я не жду от судьбы

Исполненья заветных желаний –

Есть слова у меня,

Что для счастья мне нужно ещё?!

 

 

ПО ДЕРЕВНЕ ПРОШЛИ ДОЖДИ

 

По деревне прошли дожди,

Палисад в изумруде зелени.

Ходит с радугой на груди

По воде ластоногий селезень.

Разухабилась лебеда

Посреди моего «акрополя»,

До обеда лежит звезда

В гамаке молодого тополя.

 

Красным носом осипший гусь

Мутит воду перед гусынями

И глядит неотрывно Русь

На меня васильками синими.

 

 

ДЕНЬ ОСЕННИЙ

 

День осенний быстро тает,

Ветер в чаще сбился с ног.

Солнце рыжее мотает

Нитку осени в клубок.

Растеряли листья клёны,

Стынут озими в полях,

Ёлка – парусом зелёным

В океане ковыля.

Грач носатый вдоль дороги

Ходит важно, не спеша.

И строчат весь день сороки,

Как портнихи в камышах.

Шьют на первые смотрины,

Что устроит всем мороз,

Голубые пелерины

Для озябнувших берёз.

 

 

МАЛАЯ РОДИНА

 

Зорька летняя алая

Над деревней плывёт не спеша.

Называть тебя малою

Ни за что не согласна душа!

Торной тропкою узенькой

Я иду, раздвигая репьё...

По каёмочку, Лузинка,

Ты наполнила сердце моё.

Скромный ситчик берёзовый

Сушит ветер на кромках полей,

Переспелыми росами

Травы буйные гнутся к земле.

И шепчу запоздало я,

Прежде бывшие ветром, слова:

– Ну, какая ж ты малая,

Если в сердце вместилась едва?!

 

 

* * *

Мать с утра наденет валенки.

Догадаюсь: снег, зима...

Вербы в платьях накрахмаленных

Тщетно просятся в дома.

 

Снег валит на крыши серые,

Ходит ветер верховой

И бельё гремит фанерою

На верёвке бельевой.

 

Кину взгляд – пустыня белая

Вся сверкает серебром.

Не звенит обледенелая

У колодца цепь с ведром.

 

Дым сиреневый над крышею

Переходит в неба цвет.

И слепит глаза отвыкшие

От полозьев санных след.

 

 

Я УКРАЛА ТЕБЯ

 

Целый день –

То потрогаю струны гитары,

То беру карандаш и рифмую слова...

Мне судьба поднесла

Долгожданный подарок –

Как кружится от счастья моя голова!

Ты с утра позвонил –

Дом наполнился светом...

Позолочен лучом подоконник резной.

С увядающим садом

Прощается лето,

Только я перепутала осень с весной!

Промелькнули

столетия птицами мимо,

Задрожала осока, росинки дробя...

Я украла тебя у твоей нелюбимой.

На пятнадцать минут я украла тебя!

Будут долгие дни и недели ненастья

Таять, медленно-медленно силы губя,

Но пятнадцать минут

непрерывного счастья

Это больше, чем целая жизнь без тебя!

 

 

СТУЛЬЯ

 

Я помню, когда-то

Весною к широкому лугу

Ходили мы с братом

За стрелками дикого лука.

В лесу под кустами

Дотаивал снег ноздреватый,

А луг был цветами

Уже пересыпан богато.

А дома у мамы –

Сиреневый пар над горшками...

Не терпится маме

Побаловать нас пирожками.

Румяное чудо

Она из печи доставала,

Блаженней минуты

Я, честное слово, не знала.

Мы в горнице стол

Раздвигали до крайних пределов

И горница наша

От нас, словно улей, гудела.

Невестки, зятья и внучата

Сидели по кругу...

О, как мы любили,

О, как мы жалели друг друга.

Теперь, к сожаленью,

Мне горько и больно признаться:

За этим столом

Нам уже никогда не собраться,

Четвёртая часть

Отлетела от этого улья,

И мама выносит

В кладовку ненужные стулья.

 

 

ЗДРАВСТВУЙ, ДОМ

 

Ну, здравствуй, дом, –

Какой теперь ты маленький!

С трубой забился под карагачи.

Лежат под лавкой

сплющенные валенки,

За лето отогревшись на печи.

Широкий двор

пропах укропным семенем,

Кряхтят в углах подпорные столбы.

В брюхатой кадке маются до времени,

Засоленные на зиму грибы.

А пена белым кружевом в подойнике

Вздымается над краем высоко.

И цедит сквозь герань на подоконнике

Хмельной июль рассвета молоко.

Излечит дом тоску мою душевную,

Мелькнёт звезда в холодной синеве...

Измаянная качкой многодневною,

Раскинув руки, лягу на траве.

Не буду я желания загадывать, –

Чего желаю – знает Бог без слов...

А мне приснится детство конопатое

Под монотонный свист перепелов.

 

 

БУДЕТ СЛЁЗЫ ЛИТЬ ДУША

 

Дождь и снег попеременно

Шлют на землю облака.

На задворках купол сена

Скособочился слегка.

Все дары моей юдоли:

Лук, крапива, лебеда...

Целый день утюжит поле

Синий трактор у пруда

Да за озером Царёвым

Денников свергая крепь,

Вилорогие коровы

Обрабатывают степь...

Будет клён скрести по рамам,

Будет слёзы лить душа...

Тихо-тихо встанет мама,

Печь затопит не дыша.

Чтоб не скрипнуть половицей,

Да не впасть потом в тоску –

Избегает становиться

На скрипучую доску.

Озирается тревожно

На коварные углы,

Огибает осторожно

Табуретки и столы.

Звякнет дужка, блики солнца

Заснуют над головой...

Это мама из колодца

Принесла воды живой.

 

 

ЛУЗИНКА

 

Обступили Лузинку камыши.

Лебеда под окнами в полный рост.

На широкой улице ни души –

Перебрались жители на погост.

Окна затуманены, как глаза...

Отсмеялась Лузинка, отжила.

В доме нашем тёмные образа

Смотрят неприкаянно из угла.

В огородах шастает вороньё,

На сто вёрст от Лузинки ни гу-гу.

Кто теперь помолится за неё?

Только я, наверное, и могу!

 

ТЫ МЕНЯ ПОТЕРЯЛ

Ты меня потерял!

В толчее, суете, суматохе

Незначительных дел,

Повседневных рутинных забот.

Ты всю жизнь собирал,

Как воробышек, жалкие крохи,

Не заметив, что счастье

С тобою по жизни идёт!

Ты по розам ходил,

Но шипы твоих ног не кололи.

Ночевал на туманах

Моих сновидений и грёз.

Ну а я, между тем,

На руках набивала мозоли,

Обрезая шипы

С молодых распустившихся роз.

Пил огонь с моих губ,

Не заметив, что жар – от простуды.

Уходил и назад

Возвращался, тоской леденя!

Ты меня предавал

С неизменной насмешкой Иуды,

А в измене потом

Обвинял непременно меня.

Я ушла незаметно,

Не скрипнув несмазанной дверью

Из несбывшихся вёсен

В седые снега января.

А тебе – невдомёк,

Ты, как видно, не можешь поверить,

Что, идя со мной рядом,

Давно ты меня потерял!

 

 

ВСПЫШКА

 

Я так боялась разочаровать

Тебя огнём любви моей мятежной,

И было горько мне осознавать,

Что разочарованье – неизбежно!

Оно пришло, как поздняя гроза.

Оно во мне чадит свечным огарком...

Но до сих пор ещё болят глаза

От вспышки ослепительной и яркой!

 

 

В РЕЖИМЕ ОЖИДАНИЯ

 

Разлюблена, повержена, подавлена...

(О, тот удар пришёлся мне под дых)

Стою всё там же, где тобой оставлена –

В июльских травах, пьяных и густых.

 

Не ухожу. В режиме ожидания

Глотаю слёзы, унимаю дрожь...

Боюсь, что ты,

вернувшись с покаянием,

Меня на прежнем месте не найдёшь!

 

 

А Я БОЯЛАСЬ

 

Нет, мне не быть твоею половиною...

Сама любовь – любви моей венец!

Идут, идут стихи мои лавиною,

А я боялась, что всему конец!

 

В который раз

живьём в кострище брошена.

Рвалась, металась, плакала навзрыд...

Звенит душа, как ваза после обжига,

А я боялась, что она сгорит!

 

Всё реже я наведываюсь в прошлое

И сердцу успокоиться велю...

Забыла всё: плохое и хорошее,

А я боялась, что не разлюблю!

 

 

РОДИНА

 

Сколько путей нехоженых,

Сколько дорог неезженых,

Сколько людей не встреченных

Ждут со мной встречи. Но...

К ставенькам перекошенным

Тянет меня по-прежнему,

Где у оконца в горенке

Плачет веретено.

Освобожусь от бремени

Строчек панегирических,

Слёзы смахну украдкою

И приласкаю мать...

Мчит по ухабам времени

Век мой трагикомический,

Но седоку на всё это

Попросту – наплевать!

Небо холодным оловом

Вытравит звёзды ясные...

Буду брести околицей

Воздух хватая ртом...

Скорбно склоняю голову

Перед тобой, прекрасная –

Малая моя Родина,

Выстуженный мой дом!

 

 

ПРОСНУТЬСЯ ВНЕЗАПНО...

 

Проснуться внезапно

От яркого раннего солнца,

Что лучик продело

Сквозь листья герани в оконце,

И долго лежать

Без движения в низенькой хате

На старой, скрипучей,

Прогнутой железной кровати

(Знакома она

С многочисленной нашей роднёю)...

И слушать, как мама

Колдует с утра над квашнёю.

Пространство заполнит

Таинственный дух земляники,

По жёлтому полу

Метнутся янтарные блики...

И противень мама

Достанет из печки дымящей,

И детство аукнет

Под ложечкой болью щемящей.

 

 

КАК МНОГО НАДО ДЛЯ ДУШИ

 

Летит по ветру шелуха

Отпочковавшегося лета.

Как мало надо для стиха,

Когда в тебе душа поэта:

Окно распахнутое в сад,

Шальные блики на паркете,

Прощальный жест,

Случайный взгляд,

Озябший лист на парапете!

И до конца – ни слова лжи!..

Но жизнь мне тайное открыла:

Как много надо для души,

Чтобы она заговорила!

 

 

ВОПРЕКИ

 

Пропусти меня в свой сон

В то несбывшееся лето...

Сердце с сердцем до рассвета

Будет плакать в унисон!

Мне не нужно ничего.

Я всего на две минутки...

Голубые незабудки

Цвета взгляда твоего –

Осыпают лепестки

На ладони, на ресницы...

Ты прости – я буду сниться,

Обещаньям вопреки!

ВОПРЕКИ, хороший мой,

Неуклюжим оправданьям,

Вопреки твоим желаньям,

Вопреки себе самой!

 

 

ТОГДА

 

Тогда в твоих глазах

Тонуло даже небо

И я тебя тогда

Любила – видит Бог...

Казалось мне, что ты –

Неизмерим, а мне бы

Тебя перешагнуть,

Как мелкий ручеёк!

 

 

ХОЛОДНОЕ СОЛНЦЕ

 

(триптих)

 

1.

Сердце ровно и сдержанно бьётся.

Отболела душа, отцвела!

От тебя, как от зимнего солнца, –

Ничего – ни любви, ни тепла!

Лишь холодным рассеянным светом,

В дом проникнув на первом луче,

Ты оставишь от знойного лета

Поцелуя ожог на плече.

 

 

2.

Внезапно тронет седина

Сады и рощи...

Холодным светом сражена –

Иду наощупь.

В мои печали посвящён,

Ты сам заметишь:

Уже не греешь, но ещё

Пока что светишь.

Но знаю – будет день, когда,

Пылая страстью,

Твоя холодная звезда

Во мне погаснет!

 

 

3.

Уеду отсюда надолго!!!

Но ты без меня не скучай...

Холодного солнца осколком

Задело меня невзначай.

Не вышло, чтоб молча и гордо –

Такая вот штука, прости...

Но вот уже вскрыта аорта

И нет мне обратно пути!

Уеду! Уеду! Уеду!

Будь счастлив и долго живи...

Осанна последнему лету!

Осанна последней любви!

 

 

НУ, ВОТ И ВСЁ...

 

Ну, вот и всё – накинут шарф,

Разжаты руки.

С любовью пью на брудершафт

Вино разлуки.

Ещё скрипит на вираже

Судьбы телега,

Но слабый след её уже

Под слоем снега.

Ещё душа моя в огне

И, как ни странно,

Ещё пока что дорог мне

Твой взгляд туманный.

Ты, как и я, – давно судим

Сердечной мукой...

Давай немного посидим

Перед разлукой.

За то, что был в моей судьбе

И жил на свете,

Пусть свет любви моей тебе,

Как солнце, светит!

 

 

УЛЫБКА

 

Как солнечно сегодня на душе,

Как неспокойно в этом мире зыбком...

На самом главном в жизни вираже

Судьба послала мне твою улыбку.

Она ещё несмелая пока...

Но вижу я сквозь темень, боль и вьюгу,

Как ты идёшь ко мне издалека

И сквозь туман протягиваешь руку.

И всё опять, как будто в первый раз,

И над судьбою я уже не властна,

И слёзы счастья катятся из глаз,

И утро по-особому прекрасно!

 

 

* * *

Зарницы – то сиренево, то ало,

Пронзают лес у взбалмошной реки.

Я б из твоей вовек не вынимала

Своей руки. Но ты разжал ладонь,

И страстный ливень погасил огонь.

Приблизилась зима, осиротела

Скамья, где я над книжкою сидела –

В любую непогоду и ненастье –

И разговоры с вечностью вела.

В чужом саду глициния цвела,

И соловей захлёбывался счастьем.

 

ПОПЛАЧЬ

 

Любовь отцвела,

Как цветок-однолетка,

А глупое сердце

Души в нём не чает...

А хочешь, я стану

Твоею жилеткой?

Поплачь – я надеюсь,

Тебе полегчает!

Давно для тебя

Ничего я не значу,

Но взгляд мой по-прежнему

Ясен и светел...

Поплачь, если хочешь,

Я тоже поплачу,

Но так, чтобы ты

Ничего не заметил!

 

 

ТЕБЯ НЕ СТАЛО У МЕНЯ

 

Опять очаг мой без огня...

О, как я от потерь устала!

Тебя не стало у меня,

И у тебя меня не стало!

Ни солнца в небе, ни луны,

И только дождь стучит по крыше...

И в этом нет ничьей вины.

Ничьей! Ничьей! Ничьей,

Ты слышишь?

А сердца беспокойный стук

Перечит разуму отказом:

Разжать кольцо желанных рук

Так и не встретившись ни разу?!

Рассвет. Звонят колокола –

Моя последняя отрада.

И так печаль моя светла,

Как будто ангел где-то рядом!

 

* * *

Замелькала листва, закружилась,

То и дело влетая в окно.

Обмелела река, обнажилось

Неприглядное скользкое дно.

Обмелела река, а сначала

Не гадалось, не думалось мне,

Что у этой реки величавой

Столько разного хлама на дне...

Я к тебе как на крыльях летела,

Удержавшись на самом краю,

И не сразу тогда разглядела

Обмелевшую душу твою.

А с недавней поры – замечаю,

Что, к тебе прикипая душой,

И сама я, как речка, мельчаю,

Обрастая рутиной и ржой.

Опускаются руки и веки

Не от бремени прожитых лет...

Люди, может быть, чаще, чем реки,

И мельчают, и сходят на нет.

 

 

* * *

Сдуру переделала

Сразу все дела:

Посадила дерево,

Сына родила,

Поборов сумятицу,

Разожгла очаг.

Только вот не ладится

Жизнь моя никак.

Как в судьбу, поверила

Я в свои мечты,

Я ждала, что дерево

Принесёт плоды...

Мне судьба отмерила

Много всяких благ,

Но засохло дерево,

И погас очаг.

Клином – невезучая –

Вышибала клин,

И с обидой жгучею

Дом покинул сын.

Но, с учётом промаха,

Я судьбу вершу...

Посажу черёмуху,

Дочек нарожу.

Дожидаясь сокола,

На свою беду –

В небесах высокую

Разожгу звезду!

 

 

* * *

Устала! В горле ком.

Болят душа и тело.

Всё в жизни кувырком –

Не так, как я хотела!

Всё наперекосяк,

Всё прахом. Всё не так!

Какой-то злобный рок...

А время жизнь итожит,

Как селевой поток,

Ломает и корёжит.

Себя я за грехи

Безжалостно ругаю,

И лишь слова в стихи

Я без труда слагаю.

Дней солнечных ждала,

А мне одни ненастья.

Как жаль, ведь я была

В пяти шагах от счастья.

Но счастья поезда,

Как будто с кручи санки,

Несутся – вот беда –

Минуя полустанки!

 

 

* * *

Я вернусь по ухабам и ямам,

Дому отчему верность храня.

Там черёмуха в образе мамы

У околицы встретит меня.

Зашумят, заволнуются травы.

Гляну вдаль я, прикрывшись рукой.

Первый домик по улице справа,

Что же ты невесёлый такой?

Дверь скребёт, перекошены рамы,

Никого в этом доме не ждут...

Сразу видно, что здесь

после мамы

Невесёлые люди живут.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.