http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Стреноженная осень Печать Email

Брат Мурат

Кажется, Мурата Братова я знаю тысячу лет. Но каждый раз, читая его стихи, я как бы заново его для себя открываю. Человек  он спокойный и уравновешенный, не пасующий перед обстоятельствами, то есть, вполне «нордический». В тоже время, без помпезной серьезности, ибо обладает более чем достаточным чувством юмора, чтобы не терять легкости и ироничности по отношению к себе и жизни. Человек он позитивный, после общения с которым проблемы кажутся мелкими и глупыми. И вдруг, приоткрывая в стихах завесу своего внутреннего духовного пространства, он оказывается средоточием «Вселенской печали», в глубине которого можно легко потеряться. Но печаль эта необычная, она имеет свойство вызывать, ни много, ни мало – катарсис, то есть, излечивать чужую печаль. И в этом он опять становится на себя похожим. Он все время находится в поисках поэтических дефиниций и очень точно, используя архетипы, выявляет поэтическим языком какие-то, незаметные другим, «точки сборки» реальности.

Счастлив тот, кто может видеть причины, чтобы не обманываться, путаясь в следствиях, в этом заключена мудрость. Однако ноша мудрости тяжела… Но, наверное, такова участь поэта – быть счастливым и неприкаянным одновременно. Парить над миром, превозмогая земную печаль и безысходность, чтобы другим дарить полет – ощущение Свободы.

/Султан Нартоков, член Союза журналистов/

 

*   *   *

Сплетает дождь небес седеющую просинь

В сухую вязь для плачущей строки,

И падший лист лежит, не безголосен,

Взывая к небу – тлену вопреки.

 

Куда, куда бежит стреноженная осень,

Дробясь от сухости и плача от тоски?

Глазам и ветру мир подлунный тесен,

А свод для птиц – что ветхие силки…

 

Куда, куда бежит встревоженная осень,

И реки вслед бегут за осенью куда?

И камень под водой из верности истёсан,

Течёт за осенью куда-то в никуда…

 

Из жизни прочь спешит изласканная осень,

И смутный след смывают синие дожди.

Заблудший крик средь трёх зеленых сосен,

Охрипнув, шепчет: «Я вернусь – ты подожди…»

 

*   *   *

Лик свой с утра человечишь,

Ходишь на люд Христом.

Сквозь строй сохристов проходишь

С хитрым своим крестом.

 

Бога всуе поминая,

Мыслишь число затрат,

В мире Иуд выживая,

Сам же во лжи до пят.

 

Руки свои умывая,

Сам себе каждый свят,

Ближних в окрест распиная,

Каждый и сам распят.

 

Мимо пройдёшь ты безвинно,

Выстрелят вслед перстом.

Ляжешь под камень ты смирно,

Сверху припрут крестом.

 

Неба чертоги далече,

До ямы подать рукой.

Тянешь свой крест, человече,

И в небо глядишь с тоской.

 

 

Мой демон

 

Я демона встретил

Под чёрной горой.

Меня он заметил

И встал предо мной.

 

Глаза его чёрным

Горели огнём,

И мглой бесконечной

Клубилось всё в нём!

 

Он в сердце мне метил

Холодной тоской.

На вызов ответив,

Я ринулся в бой.

 

Чем злоба бесилась

Всё больше во мне,

Тем демон бессилел,

Но сам я чернел.

 

Свирепо и лихо

Его я ломал,

Мне будто за страхи

Он все отвечал.

 

За безысходность

И дней пустоту,

За помыслов грешность,

Души маету.

 

И пьяный от мести

И чёрен совсем,

Врага со всей злости

Поверг я наземь!

 

Но вдруг я услышал

Злой смех над собой,

Мой демон воскресший

Стоял надо мной!

 

*   *   *

Не дай Господь вам подружиться с проходимцем!

Не дай познать любовь самовлюблённого глупца!

Не дай вам Боже с гнётом самодура примириться,

Подпасть не дай под власть холуя и льстеца!

 

Не дай вам Боже истину предать забвению

И жить в иллюзиях, но слишком поздно осознать,

Когда ничто вокруг не подлежит уж исправлению

И лишь возмездие остаётся пожинать!

 

На медяки сменив сердечное радушие,

Не дай вам Боже стать заложником тугой мошны,

И, на один оставшись с собственным глухим бездушием,

Вдруг осознать, что никому уж не нужны!

 

Не дай вам Боже потерять любовь любимой

И с болью чувствовать, что в вас она ещё жива,

И одиночество познать в объятьях с нелюбимой,

Но слепо вслух ронять к другой любви слова!

 

Не дай  познать вам скорый суд невежды!

Воочию узреть жестокость мира без прикрас!

Не дай вам Боже потерять последнюю надежду

И мужество своё избыть в предсмертный час!

 

Не дай вам Боже стать глухим рабом закона,

Расчеловечившись, с застёгнутой в апломб душой!

Не дай вам жить с привычкою нижайшего поклона,

Свою же совесть посчитав себе чужой!

 

Не дай в Отечестве в руках слепой судьбины

Вам Боже стать игрушкой – бесполезной и пустой!

Не дай, не дай вам Боже затеряться на чужбине

И умереть, не увидав земли родной!

 

Но если всё же вас удача обманула,

И стала к вам фортуна вдруг надменно холодна,

И чаша горькая вас все же не минула, –

То дай вам Боже сил испить её до дна!

 

 

*   *   *

Осенний сумрак движется углами,

Всё округляя до небытия.

О, после нас, кто изъяснит слова,

Что жили мы на свете – ты и я!

 

Что и для нас сияло в небе солнце,

И, по земле шагая во плоти,

Мы радовались тоже и страдали,

В пустой надежде счастье обрести.

 

И жили, будто были мы бессмертны,

Хотя и ведали, что каждому из нас

Холодный мрачный жребий уготовлен

И смерть нас не предаст в урочный час.

 

Осенний сумрак движется углами,

Всё округляя до небытия,

Но тени тех, кого уж нет меж нами,

Живут незримо в гранях бытия.

 

И кажется, что лики тех, кто канул,

Во тьме углов пытаются ожить,

И тот, кто нам надежду не оставил,

Надеждой заставляет в мире жить!

 

 

*   *   *

Я грежу и тоскую по тебе

Ты как слеза моя упавшая на камень

Ты как душа моя летящая на пламень

Я грежу и тоскую по тебе

 

Я грежу и тоскую по тебе

И в комнате пустой притихло эхо

Скорбящий бледный призрак умершего смеха

Я грежу и тоскую по тебе

 

Я грежу и тоскую по тебе

Как белых плеч твоих сокрытый голос светел

Но как жесток ресниц твоих зелёный ветер

Я грежу и тоскую по тебе

 

Я грежу и тоскую по тебе

Так вечный странник бродит по чужому следу

Так поздней осенью деревья смотрят в воду

Я грежу и тоскую по тебе

 

Я грежу и тоскую по тебе

И по душе твоей моя душа тоскует

О по душе твоей моя душа тоскует

Я грежу и тоскую по тебе

 

*   *   *

Бесы пляшут, бесы скачут, бесы песенки поют,

Бесы водят хороводы, житья люду не дают!

Бесы брешут и клевещут, с дикой удалью грешат,

К ближним с пакостью отвратной, с тихой радостью спешат!

 

Бесы славно ближним гадят и тузы себе сдают!

И корявят, и буравят, и в сердца роняют яд –

Чистоту они порочат, белым чёрное зовут!

И поносят, и доносят, и лукаво предают!

 

Бесы за нос бедных водят, в душу праведным плюют,

Бесы почесть себе просят, подлым милость раздают,

И лжеистины пророчат, тьме служить не устают!

Бесы всюду верховодят – цепи адские куют!

 

Бесы пляшут, бесы скачут, бесы песенки поют…

 

 

*   *   *

Я выбираю тебя

Из всего, что есть на земле,

И с тобой это синее небо,

И с тобой это зыбкое море,

И с тобой эти белые горы!

Из всего, что есть на земле,

Я выбираю тебя!

 

Я выбираю тебя

Из всего, что есть на земле,

И с тобой моя радость и горе,

И с тобой моё сердце и воля,

И с тобой моё тело и кровь!

Из всего, что есть на земле

Я выбираю тебя!

 

Я выбираю тебя

Из всего, что есть на земле,

И с тобой моя жизнь и свобода,

И с тобой моё слово и песня,

И с тобой моя вера и Бог!

Из всего, что есть на земле,

Я выбираю тебя!

 

А без тебя

Мне ничего и не надо.

 

 

*   *   *

Когда душа снежинкой упадёт,

А сердце прорастет ромашкой в диком поле,

Тоска твоя простится и уйдет

Резвиться на просторах вечной воли.

 

И не окликнет голос позади,

Навеки тень твоя свои глаза закроет.

И мир забудет тесноту твоей груди.

И все миры беспамятство укроет.

 

Ну, а пока душа бессмертная в неволе,

В грудной темнице, пленницей томится,

Пускай она поёт в тоске по воле

Единственной на свете синей птицей!

 

 

*   *   *

Живя во лжи,

Со жребием на выход

Лишь в невозвратный мир теней,

Живем мы сами здесь, как тени

Своих пугливых маленьких теней.

 

Так где же тот,

Слезу не обронивший,

Когда вели свободу на убой? –

Одни здесь радуются крови,

Другим же сладок нищенский покой!

 

Что кровь рекой?

То только кровь чужая!

Мы жить не можем без оков,

Другим как дар их предлагаем

И одеваем в доблесть свой позор!

 

 

*   *   *

Тропинка вилась по Саду,

Тропинка бежала по Полю,

Тропинка взбиралась в Гору,

Потом уходила в Небо…

 

Пошёл по тропинке Путник,

Затем он пошёл по Полю,

Взошёл по тропинке в Гору,

Ушёл по тропинке в Небо…

 

По небу катилось Солнце,

Летели по небу Птицы,

Плыли безмолвные Тучи,

И вместе со всеми Путник…

 

Тропинка с горы скатилась,

Потом побежала по полю,

Затем прибежала к саду,

Застыла

в саду

в ожидании…

 

 

*   *   *

Страшна не нежность,

А страх её унять,

Когда неловкая невинность

Её  пытается понять! –

С цепи срывается сердечность

И, утоляя голод всласть,

Ведёт себя как бессердечность,

Впадая в бешеную страсть.

И, разрушая безмятежность,

Не в состоянии понять –

Ну, почему же эта нежность

Вдруг стала быстро увядать?

И тщится глупая беспечность

Себя  у вечности отнять,

И жизни горькую конечность

На миг забвенья обменять…

 

 

*   *   *

Небо, в глазах отразившись,

Становится словом округлым.

Берег, о море разбившись,

Становится камнем сыпучим.

 

Приносят грядущие волны

Жажды песочное буйство,

И смотрится в звезды безвольно

Сбитых коленей кощунство.

 

Вода, не омытая болью,

Томится в плену у колодца.

Песня, как птица в неволе,

Из сердца на волю рвётся.

 

Бьётся, из сердца рвётся

Песня, как птица в неволе.

Бьётся, и сердце рвётся,

И песня взлетает на волю.

 

*   *   *

ЧЕЛОВЕК поставил стены,

Крышу сверху положил,

И назвал строенье ДОМОМ –

Он им сильно дорожил.

 

Но МОГИЛЬЩИК вырыл ЯМУ,

Каждый в ЯМУ эту вхож!

Ну, а ЯМА – символ ДРАМЫ...

Очень уж на ДОМ похож!

 

 

*   *   *

Угрызенье податливой гордости

Поруганной чести чернее,

Когда не хватает твёрдости,

Падают в грязь вернее.

Оскоплённое чувство верности

Продаёт себя за бесценок,

Но дух вездесущей праздности

Не знает, увы, уценок.

И в жиже людского моря,

Там, где каждый себе губитель,

Всем праздным и горя мало,

И сам себе каждый Спаситель.

 

 

*   *   *

К вечере Господней накрыли

Плотью Бога алтарь чистоты

Жрали Бога и кровь Его пили

И крошили молву в пустоту

И украсив звериные очи

Подобием некой любви

Драли глотки что было мочи

Хмелем сердце своё надивив

И по весям зверино ходили

И разинув звериную пасть

Первородство у Бога просили

Перед тем как на землю упасть

И по-бабьи безжалостно выли

И пускали слезу на луну

В Божью тогу лукавых рядили

Ядовито глотая слюну

И ходили во лжи меж живыми

Вожделея им в душу войти

Но войдя убивали во имя

Душегубствуя во плоти

 

 

*   *   *

Эта песня упавшая с неба сломала ноги

И мимо солдата империи

в сердце которого жадность и холод

И мимо патриота державы

в сердце которого холод и голод

И мимо пастыря стада

в сердце которого голод и желчь

И мимо чинного холуя

в сердце которого желчь и плач

И мимо одинокой женщины

в сердце которой

и холод и голод и желчь и плач

Кровоточа и волоча ноги приползла к поэту

И поэт приделал ей вместо ног костыли

и отпустил её в небо

 

Но эта песня упавшая в небо сломала крылья...

 

 

*   *   *

По миру Вселенные ходят

И ловят единственный взгляд

Но мимо друг друга проходят

Исполнив приветствий обряд

 

По миру Вселенные ходят

В пространстве несметных сует

Бывает друг друга находят

Найдя же язык не найдут

 

По миру Вселенные ходят

Где каждый собой одержим

Приходят и снова уходят –

Гонимые взглядом чужим

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.