Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Солнышко, взойди! Печать Email

Мурадин Ольмезов

Повесть для детей

Друзьям детства, родившимся в Казахстане в годы геноцида, п о с в я щ а е т с я.

 

МУРАТ

 

Мурат – маленький балкарский мальчик.

Он родился в Казахстане.

Заболел Мурат, и его с трудом положили в больницу.

Смотрит мальчик в окошко на улицу – ждет маму.

Приходит мама, грустно улыбается, протягивает Мурату гостинец, обернутый серой бумагой.

Мурат не спешит развернуть сверток, просит:

– Мама, забери меня домой.

– Не мучай меня, сынок, – говорит мама устало. – Тебе нельзя домой: ты еще не выздоровел.

– Меня тут не любят…

– Потерпи еще немножко, сынок.

– Но почему! Почему ты так долго не приходила?

– С работы не отпускают. И комендант не разрешает выходить из села…

– Кто такой «комендант»? Он плохой, да?

Мама тяжело вздыхает.

– Он и отцу не разрешает?!

– Да, мальчик мой, и ему тоже…

 

 

БУРАН

 

Больница – самое первое воспоминание Мурата о детстве.

Сегодня он тоже смотрит в окно.

На улице – снежная круговерть. Все из-за сильного ветра – бурана. Со звоном отломилась ветка тополя, буран швырнул ее в арык.

На дороге появился всадник. И конь, и седок засыпаны снегом, с трудом пробиваются сквозь буран.

– Ах, если бы это был мой отец…

Но у отца Мурата нет коня. Его скакун остался на Кавказе.

 

 

КРАСНАЯ МАШИНА

 

Кто-то постучал в окно.

Мурат соскочил с кровати, бежит смотреть.

А это Исса! Он тайком принес Мурату машину.

Ярко-красную и совсем как настоящую! Вряд ли в целом мире найдется мальчик счастливее Мурата!

 

 

ГОРЬКИЕ СЛЕЗЫ

 

Сегодня с самого утра Мурат ждет маму. Он всегда ждет маму, но сегодня – особенный день: его выписывают из больницы. Доктор сказал об этом еще вчера.

Мурат не отрывается от окна.

В палату входит толстая санитарка. Протягивает оробевшему мальчику стопку одежды.

– Давай одевайся! Там твоя мать пришла.

Мурат торопливо надевает принесенные мамой вещи. Бросается к кровати и приподнимает подушку, чтобы забрать припасенные для друзей пряники и свою красную машину.

Тайник его пуст – ни пряников, ни машины…

Мурат испуганно оборачивается к санитарке и встречает ее неприступный взгляд. Глаза мальчика наполняются слезами, а санитарка берет его за руку и ведет на больничное крыльцо.

Мурат обнимает маму и всхлипывает. Она пытается утешить сына, но всхлипы все чаще, все безнадежней.

Слезы – все горше…

 

 

КОМЕНДАНТ

 

Комендант Юдин был конченым мерзавцем. Обликом напоминавший обезьяну, очень сильный физически, Юдин был еще и чрезвычайно жесток. Бывший надзиратель в одном из лагерей ГУЛАГа, он вел себя хуже бешеной собаки. Его не любили даже те, кто с ним работал. Он участвовал в операции по переселению с Кавказа чеченцев, и на его совести была смерть не одного чеченского старика, женщины, ребенка. Это был настоящий палач.

Под стать ему была и жена. Она вымогала взятки – деньги, серьги, перчатки – с переселенцев, которые по болезни или другой причине не могли выйти на работу. Или же у нарушивших комендантский час. Сможешь дать – считай, повезло. Не сможешь – ожидай суда.

Недалеко от Эрназара располагался совхоз «Сахарный завод». Там жил маленький мальчик Алим со своей матерью Салимой.

Однажды Салима от слабости не смогла выйти на работу. Юдин ударами плетки выгнал ее из загона для скота, где она жила, и, сев на лошадь, погнал ее перед собой к своему дому. Там он ее запер в каморку, где хранился уголь. Это была его темница.

Четырнадцатилетний Алим пришел вечером домой и, не найдя дома мать, отправился разыскивать ее по соседям. Ее нигде не было. Не было ее и у сестры. Переселенцы искали ее до утра.

Почтальонша Женя тихонько шепнула им:

– Комендант держит Салиму в темнице.

Возмущенные балкарцы отправились к комендантскому дому. Взломав дверь, они освободили Салиму. А женщины еще и изрядно потрепали попавших под горячую руку жену и дочь коменданта.

Самого Юдина не было дома.

Перед сумерками подростки протянули через дорогу, по которой обычно возвращался комендант, железную проволоку на уровне груди всадника, а сами попрятались на обочине.

Они твердо решили расправиться с ним.

Комендант Юдин на скаку налетел на проволоку и с криком слетел с лошади. Ребята выскочили из своих укрытий, от души избили его железными прутьями и ушли, уверенные, что комендант мертв.

Другой на его месте умер бы, но Юдин выжил.

Выйдя из больницы, он приказал своим помощникам привезти к нему Алима.

– Назови имена тех, кто сделал это! – требовал он, избивая мальчишку ногами.

Но Алим никого не выдал.

Приспешники коменданта-палача кинули мальчика, у которого были разбиты все внутренности, в сарай и ушли. Алим не прожил после этого и трех дней.

В день похорон Алима его друзья опять подкараулили Юдина и избили. Он выжил и на этот раз.

Хотя калекой стал.

А трое молодых ребят отправились в Сибирь.

Комендант прожил после этого недолго. Его жена и дочь, опасаясь возмездия, исчезли из села сразу после похорон.

До самого отъезда на Кавказ ребята-балкарцы ходили на могилу Юдина справлять нужду.

 

 

ЧЕРНЫЕ ВСАДНИКИ

 

По селу медленно едут черные всадники. Скликают жителей Эрназара на собрание.

– Сталин умер, – сказала одна из женщин, идущих к правлению колхоза.

Другая женщина изумилась:

– Как он может умереть?!

– О Аллах, да пусть он в аду свиней пасет! – сказала в сердцах первая.

– Ой, подруга, молчи, не то беду накличешь, – перешла на шепот вторая.

Всадники остановились во дворе дома Мурата.

Мать взяла сына на руки и вышла на улицу. Вместе с соседями пошла в сторону правления.

В помещении правления колхоза все было убрано траурной материей. Оркестр играл очень грустную музыку. Все собравшиеся люди рыдали. Кто-то плакал от горя, кто-то от радости.

– Аллах, тысячу раз слава Тебе! – сказал отец Мурата, входя в дом. – Может, теперь мы сможем вернуться на родину!

 

 

ГОРДОСТЬ

 

Отец Мурата чинит прохудившуюся изгородь.

Мурат помогает отцу. Он тоже любит работать.

Старательно пытается вбить гвоздь в древесину. Бьет – и со всего маху попадает по пальцу. И плачет. Как тут не заплачешь – такая боль!

– Не плачь, – сказал Мурату отец. – Станешь большим и молоток в руках держать научишься. А пока что – подавай мне гвозди.

Отец Мурата чинит изгородь. Мурат помогает. Мимо идет кузнец Маммак.

– Ай, молодец!

Щеки Мурата разгораются от гордости.

Молодец, Мурат!

 

Мурат учится счету.

Сначала посчитал пальцы на правой руке. Их всего пять, но удержать все в уме нелегко.

Мурат считает не сбиваясь:

– Раз, два, три, четыре, пять!

Затем Мурат переходит к пальцам левой руки:

– Шесть, семь, восемь, девять, десять! Уф-ф…

Тяжелая задача – досчитать до десяти. Но Мурат научился. А кроме счета он знает и названия пальцев: большой, указательный, средний, безымянный, мизинец.

Молодец, Мурат!

 

 

БОТИНКИ СО ШНУРКАМИ

 

Мама купила Мурату новые ботинки, со шнурками.

Хорошие ботинки, только вот со шнурками Мурат никак не справится.

– Давай помогу, – предлагает брат.

Предлагает свою помощь и старшая сестра.

– Я сам! – говорит Мурат упрямо, но сладить со шнурками не может.

– Мурат! – зовет отец. – Ну-ка подойди.

Мурат подходит.

– Эх ты, недотепа, в шнурках запутался, – говорит отец. – Смотри, как надо... – И показывает несколько раз. – Теперь понял?

– Да, понял.

– Попробуй-ка, завяжи сам!

Долго возился Мурат со шнурками. Он упрямый, но шнурки еще упрямее. Так и не справился. Плачет.

Эх, недотепа…

 

 

СЕЛО ЭРНАЗАР

 

Казахское село, в котором живет Мурат, называется Эрназар. Это очень маленькое село. И дом, где он живет, небольшой. Крыша этого дома – земляная. Во дворе высится тополь.

У Мурата две сестры и брат: Захрат, Мадина и Мухадин. Еще с ними живет двоюродный брат Мурата – Исса. Он сын папиной сестры. Исса – круглый сирота. Ему недавно исполнилось 15 лет, но он уже работает в колхозе трактористом, как взрослый. Мурату он первый друг.

Отец Мурата – столяр. Он может сделать из дерева любую вещь, и даже без единого металлического гвоздя.

Мама Нафисат и старшая сестра Захрат работают на свекольных полях.

 

 

КАРА-КЕМПИР

 

В Эрназаре всего две улицы и два переулка. Мурат без отдыха может пробежать из конца в конец села.

Эрназар – селение казахское, но теперь в нем живут и балкарцы-переселенцы из Ташлы-Тала и Къызгена. Есть в Эрназаре и две украинские семьи. Они живут по соседству с балкарскими, и дети их уже научились говорить по-балкарски.

Таня – ровесница Мурата, Витя дружит с Мухадином. У украинских детей есть и младшая сестричка Валя.

Лето в Эрназаре жаркое. Зимой часто бывают бураны, и от этого суровая зима еще холодней.

Село одной стороной выходит к горам.

Холм Кара-Кемпир зимой превращается в снежную горку – любимое место детей для катания на деревянных санках.

 

 

КУЗНЕЦ МАММАК

 

Кузнец Маммак – сын Хаджи-Исмаила. Это высокий, широкоплечий, очень сильный человек. Кроме того что он колхозный кузнец, Маммак – ловкий охотник на змей.

Зимой корм для общественного скота возили из соломенных скирд, стоящих на краю села. В один из студеных дней вместе с несколькими колхозницами за соломой отправили и Маммака.

Недалеко от скирд была вырыта яма, куда сбрасывали околевшую скотину.

Люди, приехавшие за соломой на нескольких санях, вдруг увидели волка. Страшного, голодного волка, который грыз тушу осла.

– Ой-бай! Къаскъыр!* – закричали женщины и, как ни уговаривал их Маммак, завернули сани назад.

Кузнец остался один. Он достал из своих саней вилы и веревку. Волка ловить задумал!

Маммак раздвинул пошире зубья вил и потихоньку стал приближаться к волку. Голодный волк и ухом не повел в сторону кузнеца, продолжая рвать зубами мясо. Но когда Маммак подошел поближе, волчий загривок встал дыбом, глаза волка загорелись, он угрожающе зарычал.

Волк и кузнец замерли один против другого. Через мгновение волк прыгнул вперед, но Маммак опередил его, выставив навстречу вилы. Удар пришелся волку в шею. Следующим могучим движением кузнец пригвоздил волка к промерзшей земле.

Волк рычит, извивается, но головы поднять не может.

Тем временем кузнец Маммак стянул волчью пасть своим ремнем. Веревкой связал передние и задние лапы. Потом, осторожно взвалив свирепого волка на плечи, пошел в сторону села.

Толпа сельчан издали приближалась к нему. Впереди всех шел отец кузнеца – Хаджи-Исмаил.

Первым делом, поравнявшись с сыном, он огрел его по спине палкой и, не говоря ни слова, пошел обратно в село.

А кузнецу Маммаку за пойманного волка колхоз подарил барашка.

*Къаскъыр – волк (казахск.).

 

САКСАУЛ

 

На улице холодно и ветрено.

Лучше посидеть дома. А что за окном? Раскачиваются деревья, каркают на ветвях вороны. Старый казах проехал на ишаке. Исса заготавливает дрова из саксаула. Это дерево не рубят – слишком крепкое, а ломают тыльной стороной топора.

Мурат одевается потеплей и выходит во двор.

Холодно. Ветрено. Пыльно. Дым, выходящий из печной трубы, мгновенно рассеивается ветром.

На крыше вертится флюгер, сделанный Иссой. Вертится, как волчок.

– Сынок, иди домой, – зовет Нафисат, мама Мурата. – Иди, а то простынешь!

Мурат входит в дом.

– О-ох, у-ух! – укладывает полено перед печью.

Как камень, тяжел саксаул.

 

 

ПРУД

 

Лето в Эрназаре жаркое. Солнце чуть взошло – начинает припекать. И сегодня, как обычно, Мурат с друзьями пойдет купаться. Мамма и Рамазан живут по соседству с Муратом. Все трое выходят из дому одновременно.

По пути к ним присоединяется Какули.

Вышли на дорогу, а дорожная пыль горяча и жжет ноги так, что стоять просто невозможно. И медленно идти нельзя – только бегом. К краю села, к пруду!

Где и быть летом мальчишкам, как не у пруда!

 

 

ХАМИДА

 

Хамиде, наверное, лет сто. Она – бабушка Маммы, лучшего друга Мурата.

Хамида очень любит детей. Соберет их вокруг себя, разыгравшихся, шумных, и начинает рассказывать о Кавказе.

– На Кавказе вода – как шербет, а камни – сплошное золото, – так обычно начинается ее рассказ. – Ягоды там, что твой кулачок, а из каждого цветка можно выжать ложку меда. Кавказ, милые мои, – это двери рая!

– А когда мы вернемся на Кавказ? – спрашивает один из мальчиков.

– Даст Аллах, скоро! – убеждает Хамида.

Радость на лицах маленьких балкарчат.

 

 

ВАРЕНАЯ СВЕКЛА

 

Сегодня Назир обрабатывает свекольное поле. К нему ватагой пришли балкарские ребятишки.

Увидев их, Назир остановил свой трактор. Взял несколько свекольных корней, нарезал их дольками и бросил в кипящий радиатор. Через минуту свекла готова. Назир достает свекольные дольки кончиком ножа:

– Угощайтесь!

Свекла была сладкая, как мед.

 

КРЫСА

 

Исса на своем тракторе приехал домой пообедать. После обеда к нему подошел Мурат.

– И я с тобой хочу поехать! – сказал заранее упрямо.

– Что ж, едем, если хочешь.

Исса вспахивал поле возле холма Кара-Кемпир. Трактор обволакивала поднятая пыль, а вокруг кружились вороны.

– Крыса! – крикнул вдруг Мурат.

Исса спрыгнул с трактора и побежал за крысой. Поймал ее, затем нашел и воткнул в землю палочку. Крысу привязал к палочке шпагатом. Вороны набросились на крысу, как только Исса отошел в сторону.

– И все-таки зря я это сделал, – сказал Исса, уже сев в трактор.

– Смотри, смотри, – крикнул Мурат, – крыса убегает!

Они радовались, что крыса убегает. А спасительная для нее скирда соломы была уже совсем близко.

 

 

КРАСНЫЕ ЯБЛОКИ

 

Мухаммат – старший брат Муссы. Он живет в соседнем с Эрназаром селе, совхозе имени Ленина.

Его внук Хийса – ровесник Мурата. Мурат с отцом иногда ходят к ним в гости.

– А давай пойдем в гости к Мухаммату, – предложил однажды Мурат Мамме. – У них и сад есть.

– Тогда пойдем, – согласился Мамма.

Они решили идти не по дороге, так было слишком далеко, а через поля. Среди высокой густой кукурузы они очень скоро заблудились. Еле выбравшись оттуда, зашагали через свекольное поле. Здесь идти было легче, но путь им преградил широкий канал с водой.

Мамма начал быстро раздеваться. Мурат последовал его примеру. Подняв одной рукой одежду над головой, а другой держась друг за друга, они осторожно перешли через канал.

Первым они увидели играющего во дворе Хийсу. На шум детских голосов из калитки, ведущей в сад, выглянул Мухаммат. В руках у него были красные спелые яблоки. Он обнял мальчишек и протянул им по большому яблоку.

– Сами добрались? – недовольно спросил он у мальчишек.

– Да, – ответил Мурат.

– Ах вы, щенки негодные! – воскликнул Мухаммат и начал отчитывать их. Но ругань его больше была похожа на ласку.

Вечером Мухаммат собрал для детишек яблок, а отец Хийсы – Рамазан – отвез их в Эрназар на мотоцикле!

 

 

ЗЕМЛЯНИКА

 

Украинский старик Апанас любит посидеть в тени дерева и покурить трубку.

Дети побаиваются сурового старика, чья борода доходит до пояса. Он – дедушка Вити, Тани и Вали.

У жены Апанаса – бабки Маруси – есть земляничная грядка. Мамма и Мурат знают об этом; знают, что огород защищен колючей изгородью; знают, что хозяйка огорода сварлива и зла.

В огород все-таки пролезли, но злая ведьма тут как тут. Раскричалась, размахалась тяпкой. Мальчишки – наутек.

Потом, отдышавшись, обнаружили, что у Маммы порвана рубаха, а у Мурата брюки. Как теперь покажешься дома?

– Где ты был? Почему так поздно? – встретила Мурата мама.

Мурат молчит, опустив голову.

– Почему снова порвал брюки? Вчера их только залатала!

Мурат не знает, что ответить.

– Ладно, помой лицо и руки и садись ужинать. Я тебе бушто* приготовила.

*Разновидность тюри.

 

 

ОЖИДАНИЕ

 

Родители Мурата собираются в Алма-Ату. Они хотят заехать и в Чемолган – там живет брат отца Мухай вместе с сестрами Напи и Фатимат.

Отец, выходя из дому, сказал Мурату:

– Будешь хорошим, будешь слушаться сестренку, – куплю тебе велосипед.

Мурат согласно кивнул головой.

Ждет родителей Мурат.

Как долго их нет!

Когда же они приедут?!

 

 

ВЕЛОСИПЕД

 

Мурата разбудили солнечные лучи.

Проснулся он и вспомнил сон, что снился этой ночью: Мурат сел на крылатого жеребенка, а тот поднял его к самим звездам.

Протер глаза Мурат и встал с постели. Одел брюки на лямках и рубашку без рукавов, стал искать тапочки – и вдруг! – увидел прислоненный к кровати двухколесный велосипед.

Ослепительно блестел на солнце никелированный звонок, но Мурат боялся зажмурить глаза, ему казалось, что если он это сделает – велосипед исчезнет.

Он тихонько подошел к сверкающему чуду и нежно, как ослика по спине, погладил его.

А вдруг это все-таки сон?! И Мурат торопливо потянулся к звонку.

Нет, это был не сон! Отец и мать стояли на пороге и, улыбаясь, смотрели на сына. Мурат самозабвенно тренькал звонком.

 

 

НЕ БУДЬ ЖАДНЫМ, МУРАТ!

 

Мурату, как и всякому мальчику, иногда приходилось падать. Он и с лошади падал, и с ишака. Но тогда не было так больно, как сейчас: он упал с велосипеда.

Нет, ему и раньше приходилось плакать. К примеру, сбросил его однажды со спины разъяренный баран.

Да что о том говорить, забудем! Ведь все так хорошо!

В Эрназаре велосипед есть только у Мурата.

Мурат едет, а дети стайкой бегут за ним.

Кому-то очень хочется прокатиться самому.

Кто-то рад уже и тому, что может подтолкнуть велосипедиста, держась за кожаное седло.

Прокатиться Мурат не дает никому.

Ему и конфеты предлагают за это, и калачи, и разные игрушки, но Мурат – ни в какую.

Не будь жадным, Мурат!

 

 

САМОЛЕТ

 

Мурат лежит на траве, а трава растет на крыше, потому что крыша – земляная. В густой траве поют кузнечики, трудятся муравьи. Над всем этим летают бабочки.

Мурат смотрит на проплывающие высоко в небе облака. Вот это облако похоже на волка, а это – на орла.

– Кто сильнее – волк или орел, – думает Мурат. – Кто победит, если они будут драться? Орел?.. Или волк?..

В это время оба облака слились и превратились в сказочную стеклянную башню.

А вот – облако-слон. А то – похоже на верблюда. А это – на жеребенка…

Из-за облаков вылетел самолет. За ним тянулся хвост дыма, напоминающий сизую пряжу из шерсти.

– Я буду летчиком! – сказал Мурат.

 

 

Я – ЛЕТЧИК!

 

– Я буду летчиком, – сказал Мурат Иссе.

– Тогда тебе нужен самолет, – ответил Исса.

– Да, мне нужен самолет!

Исса сделал из деревянных планок самолет и подарил его Мурату. Ах, как он был красив, этот самолет!

– Вот теперь ты летчик! – сказал Исса.

– Да, теперь я летчик! – И Мурат, подражая мотору – «у-у-у», – вылетел на улицу.

 

 

ДРУЗЬЯ

 

В магазин привезли велосипеды. И у Маммы есть теперь свой велосипед, и у Рамазана есть, и у Коли.

Настоящее имя Коли – Огурлу, но все его называют, как давно уже привыкли. Коля живет в верхней части села. Не успеет солнце взойти, а он уже на своем велосипеде подкатывает ко двору Рамазана. Потом к ним присоединяются Мурат и Мамма.

Как сойдутся друзья-велосипедисты, так до вечера домой их не жди.

 

 

СТОРОЖ ЗИКИР

 

По дороге в Талапты* построили хлев. Сторожит его Зикир – старый балкарец. Сторож сделал себе лежанку из досок, сверху – слой соломы.

Ибрахим, Ахмат, Мухадин, Витя, Масхут – ровесники. Всегда – вместе, а Мурата и его друзей в свою компанию не принимают, считают малышней.

Однажды Мурат увязался за Мухадином, старшим братом:

– И я с тобой! А не возьмешь, матери скажу!

Мухадин нехотя согласился.

И вот пятеро друга лезут через изгородь.

О Мурате никто не вспомнил.

Пришлось ему лезть через изгородь самому.

Друзья уже взобрались на лежанку сторожа, а Мурат хоть и старается изо всех сил – подняться не может. Подняли и его.

– Зикир, Зикир! – крикнул кто-то из пацанов, заметив сторожа. – Бежим, а то побьет!

Все пятеро бросились врассыпную.

Мурат кое-как спустился с лежанки, побежал к изгороди, но в это время сзади просвистела палка и угодила ему в ногу.

Это Зикир бросил свою палку, чтобы напугать Мурата.

– Вставай, мальчик. Не бойся, я не буду тебя бить. Не надо плакать. Смотри, в штаны напустил. Разве можно так пугаться?

Нога у Мурата оказалась сломанной. Старый Зикир сокрушался, корил себя, не зная, что делать.

Поблизости оказался Осман, искавший своего коня. Он взял Мурата на руки и понес его домой.

* Село в Казахстане.

 

 

КОСТОПРАВ

 

Хамит – старый друг Муссы.

Иссе пришлось ходить за ним в соседнее село.

Хамит вправляет вывихи, лечит переломы костей. Пришел он и к Мурату. Перевязал ему ногу повязкой, вымоченной в соленой воде, и наложил шины из реек.

Лежит Мурат в постели, скучает.

Мамма, Рамазан и Коля проведывают его, но все равно – болеть скучно. Мурат смотрит в окошко на играющих детей и вздыхает:

– И почему нога так долго не заживает?

Хуже всего то, что он не может сейчас кататься на своем велосипеде.

Но Исса придумал кое-что. Он прикрепил велосипедный звонок к спинке кровати, и Мурату уже не так скучно. Стоит протянуть руку – и в комнате веселый звон.

 

 

 

ПЕНЬ ТОПОЛЯ

 

– Зажила твоя нога, – сказал Мурату отец, – Хватит ползать, можешь встать.

Исса попытался приподнять Мурата, но мальчик боится встать. А вдруг упадет! Он передвигается ползком! Зашел к Мурату Мамма.

– Если бы ты встал, Мурат, мы бы пошли и набрали жейде.* Из-за тебя и я не хожу за ягодами.

– Почему из-за меня?

– Ты не идешь – и я не иду. Чего тут непонятного?

Мурат призадумался. Потом дополз до торчавшего из земли тополевого пня. Опершись о пень, медленно встал на одну ногу.

– Теперь поставь на землю другую ногу, – обрадовано сказал Мамма.

Мурат медленно выпрямил больную ногу.

– Не болит ведь?

– Не-е-т, не болит…

– Сделай шаг!

Взмок весь Мурат. Шаг, другой – и он побежал!

 

*Жейде – ягоды, похожие на облепиху, но очень сладкие.

 

 

КОНЦЕРТ

 

Нашел Мурат на дороге ржавый гвоздь.

– Это может пригодиться отцу, – сказал он и положил гвоздь в карман.

Пошел дальше и нашел сломанный нож.

– И это пригодится отцу.

Потом он нашел отломанный от вил зуб.

– Ничего, тоже пригодится.

Наконец, Мурат нашел кусок проволоки, свернутой в моток. Эта находка порадовала его особенно.

– Это обязательно понадобится отцу, – сказал Мурат и побежал домой.

Находки побрякивали в оттопыренном кармане.

Прибежал Мурат домой, взял отцовские инструменты и принялся мастерить – ни много ни мало – скрипку!

Долго возился Мурат. Сначала прищемил мизинец, потом вогнал занозу в средний палец, наконец, промахнувшись, ударил молотком по больному пальцу. Но скрипку все-таки сделал, со струнами из проволоки.

Позвал Сюйдюм.

– Я буду давать концерт, – сказал важно, а ты к тому времени собери всех мальчиков и девочек на поляне за домом Хамиды. И не забудь позвать Валю.

– Хорошо, – сказала Сюйдюм и побежала.

Когда все собрались, Мурат объявил начало концерта и стал играть на своей скрипке.

Дети, кто сидя, кто стоя, смотрели на него во все глаза.

Скрипка не издавала никаких звуков, но Мурату слышалась удивительная мелодия. Он покачивался на волнах этой мелодии, как листик в реке.

Первыми покинули концерт Рамазан и Мамма.

За ними потянулся Маула.

Но когда ушла Валя, Мурат обиделся.

Опустил руку со смычком и сказал, обращаясь к оставшимся ребятам:

– Уходите и вы!

 

 

КАМГУТ

 

Его настоящее имя – Башир. Но женщины зовут его Камгутом, то есть грозным. Живет он в селении Эмбек. Башир на своем мотоцикле появляется внезапно, словно пыльный степной ветер.

Все боятся Башира с металлическими зубами. В селе им пугают детей.

Сам Башир, встретив какого-нибудь мальчишку, щелкнет зубами и рявкнет:

– Съесть твое ухо?!

Когда же дети жалуются своим матерям на Башира, они только руками разводят.

– Мы и сами побаиваемся этого чудовища.

А недавно поймал он Ибрагима и Мухадина, привязал их друг к другу лямками от штанов и бросил на дороге. Мальчишек подобрал Шам, ехавший на телеге из Эмбека в Эрназар. Вот такие шутки у Башира.

А мужчины про него говорят:

– Башир – хороший парень. Просто озорничать любит.

Да, он просто притворяется злым, и все знают – почему.

 

 

ИТЛУХ

 

Живет в селе человек по имени Итлух. Он хоть из спецпереселенцев – порядочный негодяй. А как стал бригадиром, и вовсе от него не стало жизни.

Пасут балкарские пацаны скотину на бросовых землях – Итлух тут как тут.

– Гоните прочь свою худобу, не то свекольное поле потравят.

Мальчишки всегда настороже. Стоит какой-нибудь овечке ступить на свекольное поле, Итлух как из-под земли вырастает. Пастухи спасаются бегством, а бригадир спешит за ними, и иногда ему удается достать кнутом того или иного. Дети обычно бегут вглубь поля, где вызревает свекла, зная, что Итлух на своем коне туда не поскачет.

Расходившись, Итлух ругается, срывается на крик, а мальчишки хором передразнивают его.

И это горец!

 

 

ВОЛКИ

 

Хаджи-Исмаил хоть и старик – очень крепок с виду и удивительно трудолюбив. Он дед Рамазана, Маулы и Мурата. Мальчишки зовут его Ажа.

Каждый день Хаджи-Исмаил гонит на водопой стадо коров. Вода течет из трубы неподалеку от колхозной фермы.

– Ажа, можно и мне с тобой? – спросил однажды Мурат, увидев, как дед выводит из хлева корову.

Хаджи-Исмаил кивнул и посадил внука на ослика.

– Коровы сами знают дорогу, ты же просто поезжай вслед. Как напьются, пригонишь обратно, – и Хаджи-Исмаил ушел в дом.

И вот, дав коровам как следует попить, Мурат вывел их на дорогу. Но когда ферма была уже далеко позади, как-то странно повел себя ослик. Вдруг весь затрепетал и остановился.

Коровы пошли дальше, и воздух, выдыхаемый ими, превращался в белые клубы.

Мурат забеспокоился. Вдруг на заснеженном склоне Кара-Кемпира он увидел собак.

На самом деле это были волки.

Ослик поднялся на дыбки и сбросил Мурата.

Тот, сидя на снегу, заметил только стремительно удалявшиеся копыта.

На ферме тоже увидели волков и дали несколько выстрелов в воздух…

Мурат добрался до села весь в поту.

Навстречу шел дед, ведущий в поводу сбежавшего ослика.

 

 

САД

 

У Хаджи-Исмаила есть сад. Там и яблони, и сливы там, и вишни…

И соседские ребятишки частенько бывают у него. Хаджи-Исмаил никого не оставит без гостинца. Сегодня он угощает их яблоками и сливами.

– Мне бы – грушу… – говорит Мурат.

– Будет тебе и груша, – улыбается Хаджи-Исмаил. – Еще не поспели.

Мурат зашел к деду через неделю. Смотрит, а дед рубит свои плодовые деревья. Рубит, сняв шапку.

– Ажа, зачем ты это делаешь? – спрашивает потрясенно Мурат.

Ажа – в ярости.

– Чтобы Бог их наказал! Где это видано, чтобы за дерево платить налог?!

 

 

КАРАНДАШ

 

Исса подарил Мурату карандаш, а Мухадин дал ему листок бумаги в клетку.

Что бы такое порисовать? Дом, конечно!

Сначала Мурат нарисовал двери, потом – стены. Нарисовал три окна и уже потом – крышу и печную трубу.

Из окна смотрит котенок. На крыше флюгер вертится. Даже бабушку у прялки смог нарисовать Мурат. Нарисовал дерево, увешенное красными яблоками, с птицами на ветвях.

А вот в высоком голубом небе – солнце. От него во все стороны расходятся лучи.

Подумал Мурат и нарисовал тучи. Из туч пошел дождик.

И горы он нарисовал.

– Горы Кавказа! – уточняет он вслух.

И дорогу нарисовал.

– По этой дороге я пойду на Кавказ!

 

 

ОХОТНИК ТУЛЕГЕН

 

Живет в селе охотник Тулеген. Настоящий охотник, у него четыре охотничьих собаки и дрессированный беркут.

Когда Тулеген со своими собаками идет на охоту, все село провожает его восхищенными взглядами.

А его беркут вызывает зависть у всех охотников округи, и ближних, и дальних.

Такой умный, сильный беркут.

Тулеген часто охотится на волков. За каждого добытого волка он получает денежную премию.

И на лисиц охотится Тулеген. У него даже шапка из лисьей шкуры.

А на голове у ловчего беркута – кожаный колпачок, прикрывающий глаза.

Как только Тулеген заметит на охоте волка или лису, барсука или зайца, он снимает с беркута колпак, а дальше – дело его пернатого помощника.

Тот взмывает в воздух. Высмотрев волка, широкими взмахами крыльев набирает скорость, затем стремительно падает вниз. Удар лапами и клювом – и огромный волк повержен.

Вот такой у Тулегена беркут!

 

 

КИНО

 

Кино в Эрназаре обычно крутят в конюшне.

В этот раз привезли знаменитый кинофильм «Чапаев». Мамма и Мурат тоже пришли посмотреть, но киномеханик Азрет не пустил их:

– У вас денег нет, – сказал он и прогнал друзей.

Но мальчики далеко не ушли. Как только в помещении погас свет, им все-таки удалось прошмыгнуть внутрь.

А Чапаев, размахивая шашкой, уже несется впереди своей конницы. Бурка развевается за спиной, словно крылья. Белые бегут от славного командира, летящего, как орел! Анка строчит из пулемета!

Победили красные белых!

Но – раненый Чапаев так и не переплыл реку, погиб. Грустно закончилось кино, но зрители выходили в восхищении. Еще бы! Ведь красный командир отдал жизнь за равенство и свободу.

Мальчишки, жившие на чужбине, все-таки узнают смысл этих слов. Равенство и Свобода! Узнают через годы…

 

 

БАРСУК

 

Кузнец Маммак принес живого барсука. Поймал его на покосе. Догоняя барсука, Маммак поранил ногу об острый стебель и ходит теперь с повязкой.

А злого барсука посадили на цепь.

Когда поблизости нет взрослых, дети дразнят барсука длинной палкой.

Смотрят дети, как злится барсук, и весело им, и отчего-то стыдно. Оттого, что чувствуют – нехорошо поступают.

 

 

РАДУГА

 

Очень жаркий день. Раскаленный воздух неподвижен.

Даже вечно шумливые дети притихли и разбежались по домам.

Старики приносят жертву – зарезали у реки бычка. Просят небо, чтобы пошел дождь.

Все село собралось у реки. Конечно же, прибежали и ребятишки, увешали разноцветными ленточками лягушку и пустили ее в воду. Потом весело играли, войдя в реку – обливали друг друга. Смех, брызги!..

Внезапно небо потемнело. Набежали тучи, ударил гром – и полился дождь!

Долго шел дождь, наконец, небо прояснилось. Тучи уползли в сторону гор.

И засияла радуга!

– Если девочка перескочит радугу, то мальчиком станет*,а если мальчик перескачет радугу, то девочкой станет, – сказал один старик. Но никому из ребят не захотелось прыгать через радугу. Так и остались девочки – девочками, а мальчики – мальчиками.

*Народное балкарское поверье.

 

 

КАЧЕЛИ

 

Мама Зухры работает продавщицей в сельском магазине. Зухра всегда красиво одета и всегда что-нибудь ест – конфеты, пряники, калачи…

Как-то не выдержал Асхатик и попросил:

– Дай мне конфету.

– Не дам! – ответила Зухра.

– Но почему?

– Потому что у меня осталась только одна конфета.

– Не обманывай! У самой, наверное, полный карман конфет.

– Да, полный! Но все равно не дам! – и с конфетой во рту села на качели.

Всех девочек раскачивают на качелях мальчики, но ни один из них не хочет раскачивать Зухру.

 

 

ВЕРБЛЮД

 

Из жайлау Аманбай вернулся домой на верблюде.

Остановился перед домом и сказал: «Чох-чох!» Верблюд послушно подогнул ноги и лег на землю. Аманбай спешился, и его тут же окружили балкарские мальчишки.

– Посади нас на верблюда, Аманбай, посади!

– Верблюд устал, – сказал Аманбай. – Пускай отдыхает.

Верблюд лежит себе, жует жвачку, смотрит, как хозяин заходит в дом – тоже отдыхать.

Пообедав, Аманбай вышел во двор. Усадил мальчишек на верблюда и повел его на водопой, придерживая за веревку, привязанную к шее.

Мальчишки были рады без меры.

Так они доехали до стоящей неподалеку мельницы грузина. Аманбай положил верблюда на землю и помог мальчикам с него сойти.

Верблюд долго и не спеша пил чистую, подобную родниковой, воду.

Возвращались мальчишки назад снова верхом. Старый Аманбай стал кормить верблюда грубым, колючим сеном. Тут один казахский мальчик начал верблюда дразнить:

– Тюе – жаман, бота – сылыу! Тюе – жаман, бота сылыу!*

– Не дразни, – говорили ему друзья.

– Тюе – жаман, бота – сылыу! Тюе – жаман, бота – сылыу!

Рассерженный верблюд повернул голову и плюнул в забияку. Тот заплакал. А вокруг стоял смех.

*Верблюд – урод, верблюжонок – красивый! (казахск.).

 

 

«АБРЕКИ»

 

– Мои доблестные абреки, завтра будем играть в «колышки», – сказал однажды вечером Ахмат.

Он был предводителем 9-10-летних «абреков» и пользовался у них непререкаемым авторитетом.

Рядом с ним стоял его верный «оруженосец» Маула.

– Ура! – хором закричали «абреки».

– А теперь – по домам!

Мальчишки явились на следующий день с кольями – кто сколько смог добыть. Они были остро заточены с одного края.

На влажной мокрой земле Ахмат очертил круг. Затем, выйдя за круг, сильно размахнувшись, он воткнул свой колышек в его центр. Игра началась.

Цель игры состояла в том, чтобы воткнуть свой колышек максимально близко к уже торчащему колышку – чтобы свой воткнулся, а торчащий – повалился. Упавший колышек переходил к победителю.

Первым начал игру Ибрагим. Но ему не удалось повалить колышек Ахмата. Неудачной оказалась и попытка Мухадина. То же повторилось с Махмудом. Очередь был за Витей. Решив, что колышек Ахмата торчит слишком крепко, он прицелился к колышку Ибрагима и повалил его…

Разгоряченные мальчишки вошли в азарт и играли, не обращая внимания на ноющие мышцы.

Но им пришлось прервать игру: они увидели, что по направлению к ним, отчаянно скуля, мчится щенок, преследуемый известным своей драчливостью петухом Маммы.

Завидев огромного забияку, ребятишки с криком бросились врассыпную.

Но сегодня петуху было не до мальчиков.

Щенок бросился в сарай и забился в угол, продолжая скулить. Дальше бежать было некуда, и петух налетел на него, как ястреб.

С большим трудом, вилами, петуха отогнал Осман, выскочивший на визг терзаемой собаки.

Ахмат чувствовал себя неловко. Мало того, что убегавший от петуха щенок принадлежал ему. Все еще увидели, что знаменитый предводитель «абреков» позорно улепетывал от петуха.

Он собрал «абреков» вокруг себя.

– Мы должны уничтожить этого озверевшего фашиста! Скажите, кого из нас он не обидел? Да что мы, он чуть не оставил без глаза старую Канитат! Дальше терпеть это нельзя! – произнес речь Ахмат.

– Нельзя! – хором поддержали «абреки».

– Смерть фашистскому петуху! – закричал Ахмат.

– Смерть! Смерть!

– А почему вы называете петуха фашистским? Он ведь красный! – набравшись смелости, спросил Рамазан.

– Когда ты драпал от него, ты не думал, красный он или нет! – сказал Мухадин с издевкой.

– Вы побежали, и я побежал, – ответил Рамазан.

– Ну, уж нет, все видели, что ты бежал впереди всех! – сказал Махмут.

– Кто за то, чтобы уничтожить петуха-фашиста, поднимите руки! – сказал Ахмат.

Все подняли руки. Нехотя, но все же поднял руку и Мамма.

– Мамма, ведь это ваш петух? – спросил Ахмат.

– Да, наш.

– Тогда почему ты от него убегал?

– Он и меня клюет.

– Слышали, абреки?! Этот фашист не признает даже своего хозяина! – воскликнул Ахмат, поворачиваясь к «абрекам».

– Смерть! Смерть! Смерть!

– Сегодня уже поздно. Завтра, рано утром, всем явиться сюда со своими луками! – приказал предводитель абреков. – А ты, Маула, отнеси выигранные мной колышки к нам, пусть мать затопит печку!

 

 

МЕСТЬ

 

Петух Маммы был ничуть не меньше индюка.

Не было в селе мальчишки, который не мечтал бы расправиться с ним.

Около полудня Ахмат, засунув пальцы в рот, издал пронзительный свист, и мальчики собрались за домом Хамиды.

Ахмат протянул Мамме красную рубашку.

– На, натяни ее поверх своей.

– Зачем? – удивился Мамма.

– Чтобы петуха раззадорить.

– Зачем?

– Ты наденешь эту рубашку, раздразнишь петуха, а когда он погонится за тобой, прибежишь сюда. А тут мы его пристрелим из луков. Понятно?

– Да. А если петух догонит меня?

– А ты не дай ему себя догнать!

– Ты бегаешь быстрее всех нас, – сказал Ибрагим, – куда ему тебя догнать!

После такого комплимента Мамме деваться было некуда.

На него напялили красную рубашку, и он тайком пробрался к себе в огород.

Курицы возились в навозной куче.

Петух, увидев Мамму, немедля ринулся на него. Но, поняв, что ему за мальчиком не угнаться, сразу же повернул назад.

Запыхавшийся Мамма обнаружил, что за ним никто не гонится, только тогда, когда подбежал к друзьям.

– Ты не беги так быстро, – посоветовал ему Витя. – Петух видит, что ему не догнать тебя, и не преследует. Беги помедленнее.

– Попробуй сам, – ответил Мамма. – А мы посмотрим, как ты медленно будешь бежать!

– Зря ты сердишься. Если бы я мог бегать, как ты, твой петух-фашист не клевал бы меня всякий раз.

Деваться было некуда, Мамма опять поплелся в огород.

На этот раз петух едва не догнал его.

«Абреки» выпустили свои стрелы, но петух нисколько не пострадал. Лучше всех стрелял Мухадин, но и его стрела ударилась о крыло петуха и отскочила, не причинив никакого вреда.

Дело складывалось не так, как ожидали ребята.

Разозленный Ибрагим запустил в петуха глиняным комком.

Бросок был так удачен, что петух подпрыгнул, шмякнулся оземь и задергал ногами. Судя по всему, он был при последнем издыхании.

Подбежавший Ахмат перерезал ему горло.

Прихватив мертвого драчуна, мальчики бегом отправились на заброшенную птицеферму ниже села.

С грехом пополам ощипав и опалив петуха, мальчики нанизали его на деревянный колышек и поджарили на углях.

Мамма есть отказался.

– Если он не поест, то расскажет все матери, – сказал один из мальчиков.

– Никому я не скажу! – обиделся Мамма.

– А вдруг нечаянно проговоришься? На, ешь!

Нехотя, давясь, Мамма съел маленький кусочек.

 

 

СОБАКОЛОВЫ

 

Пастух Мусса пас колхозных овец.

У него был большой белый пес. Овец он пас лучше, чем человек. Волки опасались нападать на стадо, охраняемое им.

Мусса спустился в село сменить одежду.

Конакбий и Хажибий, соскучившиеся по отцу, выбежали ему навстречу. Вытащив из башлыка, Мусса подал им по моточку каймака. Каймак был намотан на маленькие деревянные рогатинки.

Едва ли не больше, чем отцу, ребятишки обрадовались огромному, как телок, псу.

Во двор забежали запыхавшиеся мальчишки.

– Мусса! Мусса! По селу ходят собаколовы, привяжи своего пса! – закричали они.

– Албарс! Албарс! – начал звать своего пса Мусса.

В это время раздался выстрел и послышался отчаянный собачий визг.

Схватив свой пастуший посох, Мусса выскочил на улицу. Невдалеке двое бородатых мужчин пытались загрузить на телегу тело мертвого Албарса. Подбежав к ним, Мусса обрушил на их затылки свой посох, повалив их на землю.

Не удержи его подоспевшие люди, этот могучий человек, без сомнения, убил бы их обоих.

Собаколовы лежали на земле, боясь подняться.

Они рискнули встать на ноги только тогда, когда собралось большая толпа.

– Из-за какого-то пса ты чуть не угробил этих бедолаг, – сказал кто-то из стоящих мужчин.

– Это для тебя он – пес, а для меня это был друг! Причем, стоящий десятерых таких, как ты! – набросился на него Мусса. Сейчас его задевать не стоило!

Взвалив тушу собаки на спину, Мусса пошел к себе во двор.

Пес еще был жив.

Гладя его лохматую голову, Мусса вспоминал, как однажды зимой Албарс спас его от смерти.

Холодной зимней ночью они поднимались из села в горы, когда на них напало два волка. И хоть бы ружьишко какое было! Но кто тогда разрешал переселенцу иметь ружье?! Пастушья палка – слабое оружие против волка. Оставался только самодельный балкарский нож.

Оба волка набросились на Албарса.

Мусса не растерялся и ударил одного из волков ножом в загривок.

Тот, оставив пса, накинулся на него.

Мусса был сильным человеком, да и овечий тулуп хорошо защищал от волчьих зубов и когтей.

Но неизвестно, чем бы все кончилось, не подоспей ему на помощь Албарс, прикончивший своего волка. Недолго мешкая, он расправился и со вторым зверем.

К счастью, до коша было уже недалеко. Мусса смог добраться до стойбища, где товарищи быстро обмыли и перевязали его раны…

Албарс скончался. Местная ребятня, собравшаяся во дворе, сильно горевала.

Выкопав на краю огорода могилу, Мусса похоронил Албарса и в тот же день ушел обратно в горы.

 

 

ЛАГМАН

 

В Эрназар из Китая переехали уйгуры.

Язык уйгуров похож на балкарский. Казахи говорят на казахском, уйгуры – на уйгурском, балкарцы – на балкарском языке, но все очень хорошо понимают друг друга.

Уйгуры выращивают такие особые тыквы с ручками, а тыквы эти растут, обвивая плетень, словно хмель. Перед приготовлением они разрезают тыкву так, что из нее получаются и тарелки, и ковши, и прочая кухонная утварь. В ней очень удобно держать разную крупу.

А еще уйгуры ловят перепелок и готовят из них очень вкусные блюда.

Как-то Мурата пригласили в гости два брата – Хасан и Хусей. Они уйгуры. Их мама посадила гостя за стол и, как и остальным, положила ему в тыквенную тарелку лагман.

Уйгурские мальчишки ели лагман с помощью гладких палочек. Мурат так не умел, и ему дали ложку.

Лагман был так наперчен, что у Мурата загорелось во рту, а на глазах выступили слезы.

Хасан и Хусей покатились со смеху, глядя на ничего не понимающего Мурата.

 

 

НА КАВКАЗ!

 

Открылась дорога на Кавказ!

Первыми из Эрназара уезжали ташлы-талинцы. Их провожало все село.

– Дай вам Бог доброго пути! – говорили на прощание казахи.

– Чтобы до Кавказа добрались в добром здравии! – говорили кызгенцы.

Друг Мурата – Какули и его старший брат Масхут тоже уезжали в Балкарию.

И кызгенцы стали собираться в дорогу. Продавали задешево свои дома. Очень немногое, что было нажито здесь, было уложено в узлы и чемоданы.

1958 год. Весна.

Поезд, украшенный транспарантами и плакатами, вот-вот тронется из Алма-Аты на Кавказ.

На родину!

В Балкарию!

К родному Эльбрусу!

На перроне веселье: песни, танцы…

Прощай, добрый Казахстан!

Солнышко, взойди!

Перевод с балкарского Ладомира Местича.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.
Поддержка сайта