http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Искать золотую середину Печать Email

Айна Салажиева

 

 

О Хеде Солсановой я узнала случайно (хотя, думаю, правы утверждающие, что все случайное – не случайно): на телеканале «Вайнах» увидела передачу, в которой интервьюировали обаятельную женщину, школьного  учителя. Мое внимание привлекло то, как она держалась и отвечала на вопросы: спокойно, без ненужного пафоса и наигранности и – в то же время – очень содержательно и со знанием «темы». Из закадрового текста узнала, что Хеда Солсанова (именно она и была респондентом) стала победителем конкурса «Учитель года Чеченской Республики 2011», а по результатам Всероссийского конкурса «Учитель года 2011» вошла в пятерку лучших учителей России. В непринужденной беседе она ответила на вопросы для журнала «НАНА».

 

– Хеда, несмотря на то, что в последние годы профессия учителя стала несколько менее престижной, все же находятся люди, готовые посвятить себя этому нелегкому ремеслу. Что Вас побудило избрать этот путь, и как Вам удалось взойти на пьедестал лучшего учителя года?

 

– Вы знаете, как таковой цели стать на пьедестал и занять первое место, не было. Скорее, это результат ежедневного труда, который, наверное, себя оправдал. Я знаю, что наравне со мной каждый день работают миллионы учителей, и работают не ради наград и званий. По-моему, каждый учитель, который по-настоящему предан своему делу (а если он еще и классный руководитель, то тем более), для его учеников – самый лучший. Это как мама, которая самая хорошая, самая умная, самая добрая...

Учителем я стала, скорее, по стечению обстоятельств. Когда я поступала в технический вуз, то о профессии учителя не думала. Планы на будущее у меня были другие. Но последствия военных действий подтолкнули меня к тому, что я устроилась работать в школу.

Когда я влилась в эту сферу, то заметила, что у меня кое-что получается – работать в школе мне стало интересно, и я решила попробовать себя на этом поприще дальше.

Общаясь с детьми, хочется сделать или открыть для них что-то новое, интересное, познавательное. Больше всего у меня это получается в области физики. Для меня эта наука интересна, а то, что интересно, всегда хорошо получается.

И если учитель влюблен в свой предмет, эту любовь к наукам он может привить и своим ученикам. Кстати говоря, обмен знаниями, информацией во время обучения – процесс двусторонний. Бывает так, что я, проверяя рефераты учеников, написанные на заданные мной темы, нахожу в них столько интересной для себя информации, что буквально зачитываюсь. Если раньше знания приносили в класс учителя, и это тем и ограничивалось тем, то сейчас в этом отношении я со своими учениками – на равных. Это объясняется тем, что информации много и она легкодоступна: дети могут ее сами получать из Интернета. Причем, для этого у них намного больше свободного времени, чем у нас, взрослых.

Наука не стоит на месте, она развивается, причем темпы этого развития весьма стремительны. Возьмем, к примеру, элементарный телефон, с помощью которого можно получить практический любую информацию, воспользовавшись всемирной сетью, фотографировать, делать съемки, просматривать фильмы, звонить и отправлять информацию в любую точку мира (в мои годы, когда я училась, мы об этом и мечтать не могли). Это та сфера, в которой мои ученики чувствуют себя намного увереннее, чем я. А учитель должен постоянно пополнять багаж своих знаний. Поэтому получается, что я учусь чуть ли не наравне со своими учениками.

– Как получилось, что Вы как предмет выбрали именно физику? Ведь принято считать, что физика – «мужская» дисциплина…

 

– (Смеется.) Ну, это объясняется тем, что я больше склонна к точным наукам, нежели гуманитарным. Но знаете, в школе мне этот предмет не нравился, казался слишком сложным, меня больше тянуло к химии. Более углубленно изучать физику я начала в нефтяном институте, который был прославлен на весь Советский Союз, ведь он готовил высококлассных специалистов. И тогда я начала понимать, что физика на самом деле не сложный, а интересный предмет и что не обязательно, чтобы все интересное было простым. Мне легче бывает общаться с людьми математического склада ума, но человек (я имею в виду гармонично развитый человек) не может быть полностью гуманитарием или «технарем». Я сама, например, люблю читать, очень люблю стихи, бывает, даже пытаюсь декламировать то, что учила в школе... Мне, как учителю, приходится работать с детьми с различными пристрастиями, способностями (то есть и будущими «технарями», и гуманитариями), и в каждом случае необходим индивидуальный подход. Следовательно, я просто обязана развиваться в обоих направлениях.

 

– Хеда, как Вы в свое время относились к учебе?

 

– По настроению (смеется). То я была отличницей, то хорошисткой. В этом, наверное, прослеживаются возрастные перепады. Когда вступаешь во взрослую жизнь, начинаешь понимать, насколько важен тот базис знаний, который закладывает в нас школа. Мне кажется, что можно было бы все-таки достигнуть большего, но упущенного времени уже не вернуть.

 

– А как Вы считаете, на ком в большей степени лежит ответственность за эти упущенные возможности: на родителях или на самом учащемся?

 

– Ну, если говорить обо мне, то родителей винить не могу ни в коем случае. Маму я потеряла рано, когда мне было полтора года. Моим воспитанием занимались старшие братья, сестры и отец, которого сейчас тоже нет. При жизни папа сделал для нас все. Во главу угла он ставил учебу, ну и, естественно, здоровье. Сегодня я нередко наблюдаю ситуацию, когда дети под любыми, даже вымышленными, предлогами пытаются «увильнуть» от посещения школьных занятий (что для детей, в определенном смысле даже нормально), а родители им в этом потакают. А вот это уже не нормально. Вспоминаю то время, когда мы были маленькими. Причиной для пропуска занятий могло быть лишь серьезное заболевание. За этим строго следил папа – незначительное недомогание оправданием не являлось. Папа часто нам повторял, что знания – это та основа, на которой будет строиться вся дальнейшая жизнь человека, что материальных благ можно лишиться, а знания всегда останутся с нами. Эту же мысль я стараюсь привить и своим детям.

 

– Хеда, в интервью телеканалу «Вайнах» Вы рассказывали о случае, когда ученик  спросил Вас, пригодятся ли ему в жизни те формулы, которые приходится заучивать на уроках физики, на что Вы ему ответили, что решая эти формулы и задачи, он сможет решать проблемы, которые будут встречаться на его жизненном пути. А как помогали эти формулы Вам при решении тех или иных жизненных вопросов?

 

– Знаете, помогает в логическом и разностороннем подходе к решению какой-либо проблемы. Иными словами, ты начинаешь обдумывать ситуацию со всех сторон и пытаешься найти выход. Если не заставлять себя думать, если не давать работу мозгу, то он тоже расслабляется. В этом, думаю, со мной согласятся женщины-домохозяйки, которые изо дня в день, с утра до поздней ночи занимаются лишь домашними хлопотами. Такие женщины могут искусно готовить, в их доме будет идеальная чистота, но они очень часто жалуются на то, что не могут дать дельный совет. При этом часто слышишь от них жалобы на плохую память. В военные годы через это прошли практически все. Я сама, бывало, зацикливалась на своих проблемах, найти решение которым, как мне казалось, было невозможно. Когда ты находишься в кругу умных, образованных, позитивно настроенных людей, когда ты работаешь и занят важным делом, становится легче. Проблемы, конечно, не исчезают сами собой, но ты расширяешь свой кругозор, можешь рассмотреть сложившуюся ситуацию с разных точек зрения, под «разными углами» – и, соответственно, найти правильное решение бывает проще.

 

– На Ваш взгляд, что больше всего влияет на личностный рост человека: то, что он получает в семье или в школе?

 

– Я думаю, что больше всего на ребенка влияет семья. И это несмотря на то, что 10 лет учебы дают ничуть не меньше. Эти годы ничего не значат, если семья не закладывает фундамент. Мы, учителя, можем корректировать то, что попадает в наши руки, и если мы хотим, чтобы наши дети были и умными, и воспитанными, мы должны идти к этому вместе с родителями, и друг без друга нам не обойтись – семья и школа должны дополнять друг друга, а не вступать в противоречие. Иначе ребенок просто запутается и уйдет в себя, «покинув» учебу.

 

– А на чем базируется Ваш подход к учащемуся?

 

– На уважении, доверии и дружбе. К ребенку нужно относиться как к личности, как к будущему взрослому человеку, который растет со своими убеждениями, мыслями и принципами, которые ни в коем случае нельзя «ломать» (конечно же, при условии, если эти принципы не противоречат нормам нравственности и общечеловеческой морали).

Заметьте, даже в 30-40 летнем возрасте люди вспоминают, как некий учитель в школе поступил с ними несправедливо. Подобные случаи ребенок хорошо запоминает потому, что это сказывается на его психике, так как происходит с ним на фазе формирования личности. Нельзя оставлять ребенка непонятым. Когда у меня самой по отношению к ученику возникает какое-то непонимание, это меня сильно гложет и я стараюсь найти причину в себе. Что бы там ни было, ребенка переделывать я не хочу, это не в моих правилах, а отнестись к нему с пониманием и участием – моя обязанность.

 

– Что бы Вы изменили в сфере образования, если бы на то была Ваша воля?

 

– В сфере образования уже произошло много хорошего. Если сравнить с тем периодом, когда детям даже негде было учиться, то сейчас созданы великолепные условия для учебы. Это уже достижение. При этом у учащихся появилось много возможностей узнавать что-то новое, благодаря интернету. Главное, чтобы они знали, какой информационный ресурс им нужен.

Сейчас вводятся образовательные стандарты нового поколения – программа «Наша новая школа», в которой много хорошего и интересного. Но я уверена, что нельзя бездумно отказываться от проверенных временем наработок в педагогической практике прошлых лет. Не зря же писал Конфуций: «Тот, кто лелеет старое и на этом строит новое – тот и может быть учителем».

Параллельно с тем, что у нас есть сегодня, я бы хотела, чтобы знания, которые дети получают в школе, они тут же могли закрепить на практике. Я говорю прежде всего о своей «епархии» – точных науках, в частности, физике. Если бы у нас были возможности выводить учеников на предприятия или закрепить школу за тем или иным профтехучилищем, то дети могли бы наглядно увидеть то, что они изучают. Такие уроки осваивались бы детьми намного лучше.

 

– Хеда, какое качество характера Вам помогало в жизни больше всего?

 

– Наверное, терпение и спокойствие. Хотя я могу сказать, что эти качества мне где-то и мешали, потому что спокойствие и терпение не всегда понимаются правильно. Такой подход больше понятен интеллигентным людям, с которыми общаться бывает гораздо легче. А если бывает так, что нужно переходить на не свойственный мне стиль общения, то это очень напрягает.

В жизни мне также очень помогло качество, унаследованное мной от мамы – тяга к самосовершенствованию. Будучи уже многодетной матерью, она все еще училась. Закончила медучилище с отличием, работала фармацевтом в аптеке, пользовалась уважением среди своих коллег, была всеми любима. Своих двух старших дочерей отдала в музыкальную школу, которую они тоже окончили с отличием. У нас дома стояло пианино, на котором мама вместе с сестрами училась играть. Причем, все этюды, которые им задавали на дом, она учила вместе с ними. Имея на руках уже пятого ребенка (это была я), собиралась поступать в Пятигорский фармацевтический институт. К сожалению, болезнь не позволила ей осуществить свои планы. Она ушла из жизни в 38 лет. Мне сейчас больше, чем было тогда маме, и мне тоже не стыдно учиться. У детей я учусь пользоваться компьютером, тем же самым телефоном. Если есть взрослые, у которых можно что-то узнать, то это вообще идеальный вариант. В общении с людьми для меня нет никакой разницы, какого они ранга. Я не знаю, откуда это и почему, но мне со всеми интересно.

 

– Хеда, рядом с успешным человеком, почти всегда в ногу, идут зависть и коварство. Если Вы сталкивались с этим явлением, то как на это реагировали?

 

– Ну, во-первых, я не считаю себя успешным человеком. Я просто люблю и хорошо знаю свою работу. А зависть и коварство нередко встречаются в жизни – знаю, хотя мне и не приходилось с этим сталкиваться. Но, работая учителем, я иногда встречаю со стороны людей сомнения в моей добросовестности и качестве моей работы. Скажу честно – даже это обижает.

Если кто-то ощутил на себе зависть, думаю, он должен отнестись к этому спокойно. Думаю, придёт время, когда завистник или недоброжелатель осознает свою ошибку, поймет, что был не прав. Почему-то уверена, что человек не может быть абсолютно плохим – в каждом присутствуют и хорошие качества.

 

– А кем Вы мечтали стать в детстве?

 

– Я мечтала стать международным обозревателем. Мне интересны были передача «Международная панорама», журнал «Вокруг света» и все, что связано с политикой.

 

– Хеда, извините за нескромный вопрос, а как сложилась Ваша личная жизнь? Не получилось ли у Вас, как в поговорке: «Не родись красивой, а родись счастливой?»

 

– Наверное, нет универсальной формулы счастья, ведь, слава Всевышнему, есть много людей, которых судьба наделила красивой внешностью и счастьем, но я, к сожалению, являю собой один из множества неудачных примеров (улыбается). У меня один ребенок, хотя я всегда мечтала иметь не менее пятерых детей. Представляла свою семью схожей с семьей своих родителей. Я знаю, какой опорой могут быть друг для друга братья и сестры, если бы не они, то мне, честно говоря, было бы гораздо тяжелей.

Я никого не могу винить в том, что моя личная жизнь не сложилась. Мы прожили вместе 9 лет, от этого брака у меня дочь, с которой мы очень дружим, но живет она с отцом, который заслуживает ее уважения, и я очень рада, что он у нее есть.

 

– Мама всегда пытается сделать так, чтобы ее дочь была счастлива. Исходя из своего личного опыта, какие наставления Вы дали бы ей и от чего предостерегли?

 

– Сложности встречаются во всех семьях, но главное – суметь сохранить семью, так как для детей очень важно иметь обоих родителей, я в этом уверена на все 100%. Кстати, по моему глубокому убеждению, благополучная семья во многом является залогом успеха и в профессиональной деятельности человека.

Я пожелала бы своей дочери иметь терпение, чувство юмора, быть хозяйственной и при этом не забрасывать себя. Через уважение к самой себе идет и уважение окружающих. Нужно придерживаться именно этого, а все остальное – преходящее. Почему чувство юмора? Потому, что шуткой можно разрядить ситуацию. Ведь жизнь сложна, и если в семье возникает какое-то недоразумение, то проще всего загладить его шуткой.

 

– Хеда, на Ваш взгляд, счастье женщины больше всего зависит от нее самой или от того, с кем она связала свою судьбу?

 

– Я бы хотела сказать, что многое зависит от нее, но опыт заставляет думать иначе. Чаще всего счастье женщины зависит от семьи супруга. Если с ней повезло, считай, что ты уже счастлива. Если же нет, но ты все же хочешь сохранить свой брак, то нужно быть готовой к ущемлениям и обидам и – главное – научиться сдержанности и мудрости. И в таком случае уже сложно говорить о счастье.

 

– Хеда, чего Вы не смогли бы простить человеку?

 

– Если бы вы этот вопрос мне задали лет 5-10 назад, я бы ответила – предательства. Но сейчас стараюсь прощать все. Как говорится: «Пусть бросит в меня камень тот, кто сам безгрешен». Судить – это Божий удел.

 

– На Ваш взгляд, быть чеченской женщиной – тяжелая доля?

 

– Женская доля вообще не легка, но во многих чеченских семьях часто происходит так, что виновницей всех бед и несчастий делают женщину, а точнее, сноху. Женщине, конечно, свойственно ошибаться, как и любому человеку. Ведь нет идеальных, каждый человек допускает оплошность. Но, думаю, надо учитывать тот факт, что Всевышний создал женщину слабой, нуждающейся в защите мужчины, его покровительстве, а мужчину намного умнее ее, мудрее и сильнее. Соответственно, он должен вести ее по жизни, а она обязана быть надежной спутницей.

Лучше всего, когда супруги строят свои отношения на основе взаимного уважения. И если семья счастлива, то я считаю, что это заслуга обоих супругов.

 

– Что бы Вы пожелали нашим женщинам?

 

– Нам нельзя с головой уходить в работу в ущерб домашнему очагу, хранительницами которого мы являемся по замыслу природы. Мы должны находить золотую середину между светской жизнью и семейной. Тогда мы многого достигнем и в профессиональной деятельности, и в личной жизни.

Будьте счастливы, дорогие мои, несмотря ни на что!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.