http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Рыцарь народного танца Печать Email

Асет Муртазалиева

 

 

Великого танцовщика XX века Махмуда Эсамбаева поклонники иногда упрекали в том, что он не готовит себе смену. Все боялись, что уникальный эсамбаевский «Театр танцев народов мира» уйдет из жизни вместе с его создателем. Но ученики, способные принять эстафету танцевального искусства, у Махмуда были и есть. И один из них – народный артист Российской Федерации Дикалу Абузедович Музакаев, Рыцарь народного танца (звание присуждено журналом «Балет»), танцовщик, балетмейстер и хореограф, причем, один из лучших в России. Об этом говорят не только многочисленные награды и дипломы, полученные им в разные годы, но и большая востребованность его таланта у себя на родине и за ее пределами. Почти вся его творческая жизнь прошла в государственном ансамбле танца ЧР «Вайнах». Однако «география» профессиональной деятельности Дикалу Абузедовича весьма обширна: он ставил танцы в госансамблях Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Башкортостана. Причем, ему заказывали постановки не только чеченских танцев, полюбившихся зрителям в исполнении «Вайнаха», но и свои, национальные, а случалось, и танцы разных народов мира.

– Я в свое время перетанцевал танцы почти всех народов Советского Союза, – говорит Дикалу Абузедович. – Но и этого мне было мало. Выезжая с «Вайнахом» на гастроли за рубеж, я старался не только показать свое исполнительское мастерство, а через него и красоту чеченской хореографии, но и изучить местные танцы, чтобы обогатить свой репертуар.

Дикалу Музакаев, отметивший в марте 2010 года свое 50-летие, уже не выступает на сцене в качестве артиста балета. Но зрители прекрасно помнят своего любимца в разных образах: то он исполняет зажигательную чеченскую лезгинку, то грузинский свадебный танец «Картули», то аргентинский танец «Гаучо» и мн.др.

И в каждом номере свой, музакаевский, неподражаемый стиль, неповторимый хореографический язык и особое сценическое обаяние, рожденное вдохновением. Все это, умноженное на безупречную технику, пластику танца, отточенную ежедневными многочасовыми репетициями, обеспечивало успех, любовь публики и признание коллег-профессионалов.

 

Что за пластика, удаль, размах!

Гибок стан, величава осанка –

Это снова танцует «Вайнах».

Мастерство – высочайшая планка.

 

Отраженье чеченской души,

Воплощенье чеченского нрава…

Впрочем, сколько о нем ни пиши,

Все сведется к заветному «Браво»!

 

Эти слова поэта Руслана Юсупова о «Вайнахе» можно отнести и к Музакаеву, который много лет был и остается лицом ансамбля. Дикалу Абузедович признается, что всю жизнь посвятил тому, чтобы своим поведением – в быту, на работе, в обществе – возвысить святое для него понятие «артист». И это ему удалось. Прекрасный семьянин, замечательный сын и брат, отец дочери и трех сыновей, для которых он является непререкаемым авторитетом (старший – Хадис – стал достойным продолжателем дела отца в составе «Вайнаха»), надежный друг, умелый руководитель (Дикалу Абузедович много лет был художественным руководителем ансамбля, а сейчас – министр культуры ЧР) и подвижник искусства – с таким жизненным багажом нетрудно завоевать авторитет.

Многие знакомые, товарищи по артистическому цеху считают его баловнем судьбы. И только самые близкие знают, насколько поверхностно это суждение. В жизни Дикалу Абузедовича было немало драматических моментов, когда судьба проверяла на прочность его характер и преданность искусству.

Однажды Дикалу Музакаев чуть не потерял работу. Это было еще в начале профессиональной карьеры, когда он, недавний выпускник хореографического отделения Московского института культуры, работал балетмейстером в «Вайнахе». Вернувшись в родной коллектив после отпуска, он узнал, что лишился должности. Никаких поводов для подобных санкций он не давал. Имел, правда, независимый характер. Только вмешательство вышестоящей инстанции все поставило на свои места. В то время в хореографическом искусстве Чечено-Ингушетии лишь единицы имели высшее образование по данной специализации. К тому же Дикалу учился отлично, был старостой группы, получил «красный диплом». Да и в ансамбле зарекомендовал себя как увлеченный и перспективный работник, отдающий всего себя любимому делу. Но нередко случается, что для вершителей людских судеб приоритетом становятся не профессиональные качества, а иные моменты – из сферы эмоций.

И это не единственный момент, когда Дикалу Абузедовичу приходилось преодолевать козни недоброжелателей. Но в любой ситуации спасала любовь к танцу, к сцене, к творчеству. И еще прибавляло силы доверие поклонников: он чувствовал себя в долгу перед ними. Эти два крыла помогали подниматься над житейскими неурядицами, неприятностями по работе и сполна погружаться в творчество, в любимый с детства мир прекрасного, наполненный гармонией музыки и пластики тела. И с каждым днем ширились ряды ценителей его таланта. В их числе оказался и министр культуры Советского Союза Николай Губенко, известный кинорежиссер и актер.

– Я тот день (а было это более двадцати лет назад) запомнил на всю жизнь, – делится Дикалу Абузедович. – Ансамбль «Вайнах» участвовал в большом концерте, проходившем в Москве (концерт был посвящен 80-летию выдающегося чеченского поэта и прозаика Магомеда Мамакаева). Это было правительственное мероприятие, поэтому присутствовали высокие гости, в том числе и союзный министр культуры. Увидев мое выступление (мы исполняли парный национальный танец), Н. Губенко поинтересовался у сидящего рядом министра культуры Чечено-Ингушетии: «А кто этот парень?» Спросил, есть ли у меня звание. Услышав отрицательный ответ, он заявил: «С сегодняшнего дня  он – заслуженный артист». Это все я узнал позже, после возвращения в Грозный. А в Москве я ни о чем не догадывался, хотя был момент, который меня немного удивил. После концерта участники мероприятия долго не расходились, общались между собой. И тут Н. Губенко подошел, пожал мне руку и пожелал успехов, назвав меня при этом заслуженным артистом. Я подумал, что министр оговорился или пошутил. Но по приезду домой ко мне чуть свет явился директор «Вайнаха» Арби Усманов с сообщением, что срочно нужно подготовить документы для оформления почетного звания. Вот так, совершенно неожиданно и при необычных обстоятельствах, я получил свое первое звание.

Дикалу Музакаев никогда не получал уроков непосредственно у Махмуда Эсамбаева. Но считает себя его учеником. И вполне обоснованно. Все артисты, влюбленные в свое дело, учились у великого танцовщика Эсамбаева непростой науке преданности искусству и покорения сердец миллионов зрителей. В памяти Дикалу Абузедовича остался такой случай. Многочисленные друзья из московской творческой элиты, включая народного артиста СССР Иосифа Кобзона, в 1999 году собрались в престижном концертном зале «Россия», чтобы отметить 75-летие легенды танцевальной сцены Махмуда Эсамбаева, в то время уже тяжело больного. Звезды российской эстрады подготовили для виновника торжества  большой концерт. Организаторы знали, что Махмуду, настоящему патриоту, горячо любящему свою республику (чего стоит тот факт, что Махмуд не снимал свою папаху ни перед кем даже в советские времена), захочется в этот день видеть своих земляков. Поэтому пригласили ансамбль «Вайнах». Но приглашение было проигнорировано сепаратистским руководством республики. Узнав об этом, Дикалу Музакаев, в то время художественный руководитель госансамбля  «Ингушетия», обратился к президенту РИ Руслану Аушеву и, получив добро, отправился со своими артистами в Москву.

Выступление ингушского ансамбля в этот день на сцене концертного зала «Россия» стало долгожданным подарком для Махмуда. А когда Дикалу исполнил парный чеченский танец (с супругой Мадиной, народной артисткой ЧР), Махмуд сказал друзьям, окружавшим его:

- Хотите увидеть меня в молодости? Смотрите – я был таким, как Дикалу Музакаев!

Это сравнение польстило бы любому артисту, но Дикалу Абузедович, вспоминая тот день, больше думает об огромной ответственности перед памятью своего великого земляка и Учителя. Вот почему он, будучи министром культуры, считает создание Театра танцев народов мира – аналога эсамбаевского – своим долгом. Будущий творческий коллектив уже «приписали» к Театрально-концертному залу в Грозном, фасад которого украшен бронзовым барельефом чародея танца.

Данью светлой памяти выдающегося Артиста можно считать и учрежденный Министерством культуры ЧР Международный конкурс сольного танца им. М. Эсамбаева, который в мае 2011 года прошел в Грозном уже в третий раз.

В феврале 2001 года Дикалу Музакаев стал руководителем чеченского государственного ансамбля танца «Вайнах», в котором в юности, в 1978 году, началась его творческая биография. Ему предстояло возродить ведущий творческий коллектив республики, практически прекративший существование с возобновлением военных действий осенью 1999 года. Артисты, став беженцами, разъехались кто куда. Бездомные, безработные, они пытались выжить, загнав мысли об искусстве в дальние тайники души.

С такого, можно сказать, нулевого уровня пришлось восстанавливать ансамбль Дикалу Абузедовичу, вернувшемуся в родную республику из Ингушетии по приглашению Ахмата-Хаджи Кадырова. Лидер Чечни знал, кому вручает судьбу ансамбля, который является визитной карточкой не только культуры, но и всей республики в целом.

В чрезвычайных обстоятельствах, когда у коллектива нет ни помещения, ни костюмов, ни инструментов, а самое главное, нет артистов, нужен был именно такой человек, как Дикалу Музакаев, преданный своему делу, энтузиаст, обладающий  не только артистическим даром, но  и талантом организатора творческого процесса. Об этом говорят факты его биографии.

В 1992 году, после  пятнадцати лет успешной работы в ансамбле «Вайнах» (артистом балета, балетмейстером, хореографом), Дикалу вместе с единомышленниками создает новый коллектив – Театр фольклорного танца «Нохчо», который в короткий срок завоевывает популярность не только в республике, но и за ее пределами. За развитие хореографического искусства России и высокий профессионализм в мае 1996 года, будучи руководителем «Нохчо», Дикалу получает высокое звание Заслуженный артист РФ.

Однако осенью 1996 года новая власть оборвала путь восхождения детища Музакаева, расформировав коллектив. Одни артисты вернулись в «Вайнах», другие остались безработными. В числе последних  был и создатель «Нохчо», не вписавшийся в новый властный режим. Но бездействовал Дикалу недолго. Соседняя республика Ингушетия поспешила воспользоваться его талантом и опытом. Так он вынужденно оставил родной Грозный, переехал в Назрань. И сразу, без раскачки, приступил к реализации поставленной руководством республики задачи: создать танцевальный ансамбль со своим неповторимым творческим почерком, который станет лицом и душой ингушского народа.

Задача была не из легких, учитывая, что новому руководителю достался в наследство коллектив, можно сказать, самодеятельного уровня. Необходимо было обучить начинающих артистов балета, сделать из них профессионалов, подготовить новую программу.

Дикалу, опытному наставнику молодежи, с его трудолюбием и неиссякаемой энергией, все это оказалось по плечу…

За большой вклад в развитие ингушской культуры Дикалу Музакаев был награжден почетным званием «Народный артист РИ». Уже после отъезда в Чечню он получил орден «За заслуги перед Ингушской республикой» и автомобиль в подарок от М. Зязикова.

Казалось бы, какой смысл оставлять спокойный город,  выпестованный в течение пяти лет коллектив, завоеванный неустанным трудом авторитет и соглашаться на ту же должность в Чечне, где продолжаются обстрелы (превратившие, в частности, его дом  в руины), где нет элементарных условий – электричества, воды, газа?

Его, конечно, отговаривали многие – и в Ингушетии, и в Чечне. Первые не хотели терять прекрасного специалиста с московским образованием, с Божьим даром, крепким целеустремленным характером, обеспечивающим успех в любом деле. А вторые сочувствовали: опять начинать с нуля, в условиях  чрезвычайной обстановки... – сколько можно?

Но Дикалу, истинный патриот, не смог не ответить на приглашение, зная, что в нем нуждается родина. В марте 2001 года состоялось назначение Музакаева, а через два месяца  возродившийся ансамбль «Вайнах» уже давал концерт на краснодарской сцене.

Те, кто знал ситуацию, воспринимали возрождение «Вайнаха» за столь короткий срок как чудо. При остром дефиците артистических кадров ансамбль комплектовали, как говорится, людьми с улицы. Их приходилось обучать по ускоренной схеме. Да и опытные танцовщики за время вынужденного перерыва потеряли форму. Поэтому репетиции поначалу проходили почти круглосуточно, причем проходили они в условиях, мягко говоря, далеких от идеальных: в холодном малопригодном для подобных занятий помещении (в мансарде одного из санаториев г. Нальчик), да еще в полуголодном состоянии (скудный беженский паек не утолял потребностей организма  при огромных физических нагрузках).

В общем, проблем хватало. И для другого человека они могли быть неразрешимыми. Но Дикалу Абузедович знает по опыту: главное – личным примером вдохновить людей, разбудить в них жажду творчества и энтузиазм, и они горы свернут. Так и произошло тогда, весной 2001 года, когда невозможное стало возможным. Государственный ансамбль танца ЧР «Вайнах», возродившийся, как сказочная птица Феникс, начал свой звездный путь, радуя зрителей не только своей республики, но и других регионов России.

Вскоре начались и выезды за границу с гастролями для участия в различных фестивалях. Франция, Италия, Испания  – где бы «Вайнах» ни выступал, везде становился героем дня и завоевывал главные призы.

Глава Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадыров по достоинству оценил вклад Дикалу Музакаева в дело возрождения культуры ЧР, представив его к  почетному  званию «Народный артист Российской Федерации». Указ главы государства В. Путина о награждении художественного руководителя Государственного ансамбля танца ЧР «Вайнах» вышел в марте 2004 года и стал знаменательным событием в культурной жизни ЧР, так как никто до этого за весь постсоветский период не удостаивался высшего артистического звания страны. Дикалу Абузедович стал первым.

Впрочем, народным артистом Дикалу себя чувствует с детства. Еще ребенком он танцевал для публики. Его выталкивали в круг на различных сельских торжествах в родном селе Серноводске. И бойкий мальчишка с удивительной пластикой и талантом импровизации, отплясывал лезгинку, стараясь подражать своему дяде Малцагу, известному в Чечне танцору, у которого даже конь умел танцевать.

Природный талант и тяга к танцам привели восьмилетнего мальчика в самодеятельный коллектив сельского Дома культуры, которым руководили бывшие солисты прославленного ансамбля «Вайнах». Возможно, именно этот факт определил профессиональный путь будущего артиста. Первые наставники смогли из природной искры разжечь в мальчике огонь любви к танцевальному искусству, который, как оказалось, невозможно погасить. В этом убедились на опыте близкие Дикалу. Абузед Музакаев считал занятия танцами не мужским делом и запрещал сыну ходить в клуб. Но Дикалу, для которого авторитет отца всегда был абсолютным, на этот раз  осмелился ослушаться и тайно продолжал танцевать в ансамбле художественной самодеятельности Серноводского Дома культуры.

Однажды судьба подарила ему шанс попасть в Большой театр в Москве. Московские педагоги-хореографы ездили по республике в поисках одаренных детей. Среди отобранных для учебы в балетной студии прославленного театра  оказался и восьмилетний Дикалу. Радости мальчика не было предела.  Однако тут последовал категорический запрет отца и пришлось распаковать уже собранный матерью чемодан.

Но никакие запретительные меры на мальчика не могли подействовать. Он с неукротимой силой, как некогда юный Махмуд Эсамбаев, ставший впоследствии артистом мирового уровня, преодолевая все препятствия, тянулся в мир искусства.

Другие дети Абузеда и Йисимат Музакаевых  (всего семеро – одна сестра и шесть братьев) получили «нормальные» профессии – учителя, стоматолога, энергетика и т.д. Лишь один Дикалу пошел в артисты. Сначала окончил, причем на «отлично», хореографическое отделение Грозненского культпросветучилища в 1978 году и сразу, как один из самых одаренных выпускников, был приглашен в госансамбль «Вайнах».

С 1980 по 1982 год он проходил службу в рядах Советской Армии как артист ансамбля песни и пляски Северокавказского военного округа. Тогда же состоялся его дебют балетмейстера-постановщика. Это была кавказская хореографическая сюита «В ауле Ах-Вах» по мотивам произведений Расула Гамзатова. Тот период творчества Дикалу Абузедовича ознаменовался ещё несколькими интересными постановками, такими, как аргентинский танец «Гаучо» и «Матросский перепляс». (Впоследствии этих постановок будет множество, больше полусотни.)

21 июня 2006 года состоялась премьера новой программы в постановке Дикалу Абузедовича – «Под небом вайнахов», которая стала новым этапом в развитии современного чеченского танцевального искусства. В 2008 году и автор программы, и коллектив, ее исполняющий, были награждены Правительственной премией РФ.

13 марта 2007 года, Указом Президента ЧР Рамзана Кадырова, Д. Музакаев назначен на должность Министра культуры Чеченской Республики. Он, заняв руководящий пост, попросил президента разрешить совмещение должности художественного руководителя ансамбля «Вайнах».

Сейчас у «Вайнаха» другой художественный руководитель. Но и сейчас Д. Музакаев продолжает быть генератором творческого процесса и здесь, и в ансамбле песни и танца «Нохчо» (Глава республики поручил министру взять под опеку и этот молодой коллектив). Жажда творчества не отпускает. И он выкраивает часы из плотного министерского графика, чтобы встретиться со своим родным коллективом, прикоснуться к главному делу жизни, девизом которой могут служить слова, которые он любит повторять: «Я в танце воспеваю свой народ!»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.