http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Девять лет за любовь... Печать Email

Асет Муртазалиева

 

 

Малика Чикуева, жительница Старопромысловского района Грозного, – личность легендарная. Слухи о ее необычной судьбе давно пересекли границы родной республики. Не раз бывало, что за тысячи километров приезжали в Грозный люди, чтобы познакомиться с Маликой Токиевной, узнать подробности ее биографии, полной драматических обстоятельств. Особенно часто Чикуева принимает у себя журналистов, правозащитников, историков, которые потом пишут о ней очерки, книги, выпускают радио- и телепередачи.

– Один журналист приезжал даже из Тюмени. И не один раз, – рассказывает Малика Токиевна. – После первого приезда в Грозный он в своей газете рассказал мою историю, и многих читателей-северян, оказывается, эта публикация так потрясла, что они приходили к автору в редакцию со слезами на глазах. Некоторые оставляли деньги с просьбой передать их мне. Второй раз этот журналист приезжал осенью, во время уразы. Переданные им деньги стали для нас хорошей поддержкой, так как в тот момент мы очень нуждались, не могли позволить себе даже скромный праздничный стол.

Вспоминая об этом случае, М. Чикуева сожалеет, что не запомнила ни имени, ни адреса тюменского журналиста, который, уезжая, обещал прислать книгу с описанием уникальной судьбы чеченской девочки из села Старые Атаги, которая в 15 лет попала в тюрьму безо всякой вины и провела в застенках ГУЛАГА 9 лет строгого режима. Одновременно с ней по тому же делу был  осужден летом 1945 года и отец ее – Токи Чикуев. По приговору он должен был отсидеть 15 лет, но освободился на 4 года раньше. Отец и дочь Чикуевы, спецпереселенцы, проживавшие в Лениногорске (Казахская ССР), были приговорены сталинским «правосудием» к длительным срокам заключения за преступление, которого не было. Режим обвинил их в антисоветской пропаганде, которая заключалась в том, что девочка-подросток, тоскующая на чужбине по своей родине, сочинила песню, заканчивавшуюся пожеланием смерти Сталину, виновнику всех бед ее народа. Малика исполняла эту песню в своем кругу под гармонику.

Юная артистка – девочка небольшого роста, с красивым белокожим лицом и светлыми вьющимися волосами – была похожа на ангела, что соответствовало ее имени. Любимица семьи, родни, друзей, она и раньше, до выселения, была источником радости для окружающих. В 9 лет научилась играть на гармонике и с тех пор не знала недостатка в благодарных слушателях. Даже убеленные сединами старцы не могли порой сдержать слез, слушая трогательные чеченские мелодии в исполнении хрупкой девочки, которую саму и видно не было из-за инструмента, из которого она извлекала волшебные звуки. А в ссылке талантливая девочка-гармонистка стала утешением для всех земляков, без вины наказанных сталинистами и пытавшихся выжить в ледяных степях Казахстана. В грустных мелодиях и задушевных песнях звучала их боль за искалеченную судьбу и тоска по земле отцов. Выплакав горе под гармонику Малики, люди, измученные голодом, холодом и болезнями, получали душевное облегчение. К тому же юная артистка, непосредственная и жизнерадостная, вселяла оптимизм в окружающих.

«Когда нас везли в Казахстан, в вагонах стоял плач и стон. Все готовились к близкой смерти, – вспоминает моя собеседница. – Прошел слух, что чеченцев и ингушей везут к морю, чтобы там утопить. Удручающая обстановка в эшелоне делала эти слухи правдоподобными. В продуваемых зимней стужей вагонах из-под угля вповалку лежали мужчины, женщины, старики и дети. Три дня в пути нас не кормили, мы ели то, что успели взять с собой. На редких стоянках людей под конвоем ненадолго выпускали, как кур. А солдаты тем временем выносили из вагонов умерших в дороге переселенцев и выбрасывали их в снежные сугробы на железнодорожной насыпи. В общем, отношение было хуже, чем к животным. Сколько мы настрадались от тесноты, прежде чем нам сколотили в вагоне полки, да и то - из сырых обледеневших досок. Потом в полу прорубили отверстие, наступило хоть какое-то облегчение. Но страх и отчаяние сковали души людей, многим скорая насильственная смерть казалась неизбежной. А я тогда сказала, сославшись на слова дедушки, что нельзя плохо думать о будущем, потому что это значит не верить в силу и милость Всевышнего. Все в руках Аллаха, а не Сталина и его палачей. И я почувствовала, как изменилось к лучшему настроение людей…»

Обустроившись на новом месте, депортированные понемногу начали приходить в себя. Люди вспомнили про развлечения, начали устраивать вечеринки. Гармонистку Малику земляки наперебой приглашали на эти вечеринки, но отец девочки часто отказывал, ссылаясь на юный возраст дочери. Некоторые такой отказ воспринимали болезненно, как проявление неуважения к себе.

Возможно, кто-то из обиженных таким отказом и решил отомстить Токи доносом, что его дочь поет песню антисталинского содержания. Сначала забрали главу семейства, а через две недели – Малику. 9 месяцев длилось следствие, затем состоялся суд, приговоривший отца и дочь Чикуевых к большим срокам заключения.

– Мне, конечно, было очень тяжело. И не столько от нечеловеческих тюремных условий, сколько от людского коварства. Один из доносчиков, который свидетельствовал против нас, был до депортации сослуживцем отца. Он был приезжим. И отец, сочувствуя ему, оторванному от родного очага, всячески опекал его, приглашал на ужин, давал одежду. И вот такое «спасибо»... Мое сердце не выдержало груза разочарования и обид – у меня случился сердечный приступ. И с тех пор у меня больное сердце.

Эта маленькая женщина, старая, больная, и сейчас поражает силой духа. А в молодости могла личным примером преподать уроки мужества, стойкости и находчивости любому мужчине. Подвигом можно назвать уже то, что девочка-подросток достойно прошла лагерный путь, сохранила себя в уголовной среде, уродующей человеческий облик.

А то, что после освобождения девушке удалось отомстить главному виновнику их семейных страданий, – это вообще факт выдающийся. Сделала это Малика по-женски элегантно. Рассказывая об этом, моя собеседница светлеет лицом.

«Мои родители дружили с семьей Абдулы Хамидова, нашего односельчанина, автора знаменитой комедии «Бож-Али», – рассказывает она. – Он, конечно, знал об испытаниях, выпавших на нашу долю. Особенно жалел меня и поэтому старался поддержать, помог устроиться в Чечено-Ингушскую филармонию, где я проработала с 1957 по 1962гг. (оставила сцену по состоянию здоровья). Во время одного из выездных концертов (это было в Ножай-Юрте) я заметила в зрительном зале мужчину, чей подлый донос исковеркал жизнь нашей семьи. И в этот момент у меня созрел план мести. После очередного номера я вышла на сцену, поприветствовала зал и обратилась по имени к своему старому знакомому с вопросом, помнит ли он меня. Получив отрицательный ответ, я заявила во всеуслышание: «Зато я тебя помню и никогда не забуду!..» И тут весь зал узнал мою печальную историю, виновником которой был их односельчанин. Что там началось! Зрители схватили этого стукача и, избивая, поволокли на улицу. Больше в селе этого человека не видели. Ходили слухи, что его тайно убили родственники за то, что он опозорил их род».

Несмотря на возраст, пережитые удары судьбы, Малика Токиевна сохранила ясность ума и доброе отношение к людям. Старается больше вспоминать хорошее.

– В филармонии мне посчастливилось работать с великими артистами: Умаром Димаевым, Марьям Айдамировой,  Асет Исаевой, Андарбеком Садыковым и др. Помню, как в первые годы после возвращения из ссылки мы ездили с концертами по селам на грузовике, пока Махмуд Эсамбаев, к тому времени известный артист, не подарил нашей филармонии автобус.

С особой гордостью она рассказывает о своем деде – Алкхи Чикуеве, сильном и отважном человеке, герое Гражданской войны. 7 лет он прослужил в Красной Армии, устанавливая советскую власть на Кавказе.

– До войны, т.е. до 1995 года, в нашем Краеведческом музее хранились оружие, личные документы моего деда, – вспоминает Малика Токиевна. – Но все пропало, как и другие экспонаты, под бомбами. Видимо, у деда были большие заслуги. Среди детских впечатлений есть такой эпизод: однажды, по навету недругов, дедушку пришли арестовывать. Вооруженные люди оцепили наш двор, а трое военных направились к нашему дому. Когда дедушка показал им какой-то документ, они растерялись и начали просить прощения за допущенную ошибку. Оцепление тут же было снято. Впрочем, и без боевых заслуг А. Чикуев был личностью известной и уважаемой. Родом он из чеченского села Дади-Юрт, известного своей трагической судьбой (село было разрушено и дотла сожжено царскими войсками во время Кавказской войны). В семье их было семь братьев, четверо из которых полегли в том печально известном сражении. Оставшиеся в живых члены семьи уехали в Турцию, но через 9 лет вернулись домой, не выдержав разлуки с родиной. При этом они привезли с собой стройматериалы для будущего дома. Жители окрестных сел приезжали посмотреть на новый красивый дом Чикуевых – крытый железом, с застекленными окнами, что было в диковинку в те времена. Рассказывая о своих предках, Малика Токиевна отмечает:

– Я из обеспеченной семьи. При выселении мы оставили много добра в доме, много скотины во дворе. Но ни рубля компенсации за ущерб не получили до сих пор.

Малика хорошо помнит тот трагический день 23 февраля 1944 года. Она была вторым ребенком в многодетной семье Токи. Младшему ребенку, девочке, не было и года. Отца чуть свет забрали военные, якобы на расчистку снега. А через некоторое время пришли трое солдат и приказали быстро собраться в дорогу. Малика схватила самое дорогое – любимую гармонику. Но солдат грубо отнял у девочки инструмент и унес с собой. Малика не могла смириться с такой потерей и побежала искать офицера, который был у них на постое. Нашла, рассказала – вся в слезах – про нанесенную обиду. Слова несчастной девочки тронули сердце военного. Вместе они разыскали солдата-мародера и отняли у него гармонику. С тех пор Малика не расставалась со своей любимой подругой. Но последняя военная кампания отняла у Чикуевой ее самую большую ценность. Вернувшись после беженских скитаний домой, она обнаружила в загаженной, побитой осколками квартире только голые стены и мусор. Малика Токиевна считает, что ее инструмент был уникальным, с особым звучанием. Сам Умар Димаев просил ее не раз: «Давай поменяемся!» А куплен он был ей в подарок еще дедушкой…

– Однажды я заболела, и дедушка спросил у меня, чего бы такого вкусненького я  хотела? На что я ответила: «Купи мне гармошку, и я сразу поправлюсь!» И желание мое было исполнено всем на удивление. Гармоника стоила тогда очень дорого – как хорошая корова.

Все в руках Всевышнего, и возможно, совсем не случайным был подарок, который сделал Алкхи своей любимой внучке, ведь во многом именно она, гармонь, определила выбор профессии для Малики, стала надежной подругой для нее.

Шрамы на сердце Малики Токиевны с годами только прибавляются. В ее семье из 6 человек, живущих в маленькой квартире на 26 квадратных метрах – три инвалида: она сама - сердечница и диабетик, сын Адам – ампутант, потерявший ногу после ранения во время обстрела, и внук с врожденной патологией.

– Раньше, с двумя ногами, я был инвалид 2-й группы. А как отрезали ногу – получил 3-ю группу, пенсия похудела на 1000 рублей. Разве это не возмутительно!? – говорит Адам.

Чтобы понять всю горечь этих слов, надо воочию увидеть, как не просто живется этим людям. Теснота, убогая обстановка – вся из старых вещей, подаренных соседями и знакомыми; больная старая женщина и ее взрослые внук и внучка ютятся в проходной комнате…

Малика Токиевна делится своей мечтой встретиться с Президентом ЧР Рамзаном Кадыровым или хотя бы передать ему письмо. Она верит, что, узнав о бедственном положении семьи, он непременно окажет помощь, выделит нормальное жилье. Возможно, это заветное желание пожилой больной женщины, чью печальную судьбу можно назвать символом сталинского геноцида, скоро исполнится. Министр культуры республики Дикалу Музакаев собирается ходатайствовать перед руководством об оказании помощи семье Малики Чикуевой.

– Ко мне приходили из разных организаций, даже из Фонда Солженицына. Многих интересует моя история, просят рассказать о пережитом, берут для будущих публикаций газеты и фотографии. Часто, к сожалению, забывают вернуть. Некоторые проявляют искреннее сострадание, стараются поддержать. Однажды получила деньги из Ингушетии, от матери первого президента Руслана Аушева. Другой раз – из Москвы, от Руслана Хасбулатова. Мир не без добрых людей!..

«Зезаг ду бацалахь лепаш…» Этот жизнеутверждающий хит 60-70-х годов прошлого столетия впервые исполнила Малика Чикуева. Песня была написана Абдулой Хамидовым специально для нее. Певица до сих пор ее поет в кругу близких. При этом очень сожалеет, что не может, как раньше, себе аккомпанировать. Оставшись без любимой гармоники, она чувствует себя сиротой. Пальцы, который год, тоскуют по знакомым клавишам, дарившим  любимые мелодии – бальзам для настрадавшейся души.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.