http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Призвание Печать Email

А. Вазаева

 

 

Мадина Музакаева. Народная артистка Чеченской Республики. Одна из самых ярких звезд танцевальной сцены ЧР. Дочь именитых артистов Магомеда и Тамары Дидиговых, ветеранов «Вайнаха», которые ковали славу ансамблю своим талантом и беззаветным служением танцевальной сцене. В нашей культуре это знаковые  фигуры, их имена до сих пор на слуху, хотя они давно не выступают. Их дети – дочери Мадина и Милана, конечно, унаследовали родительские способности и любовь к танцам. Обе сейчас танцуют в «Вайнахе».

А в 18 лет, став женой талантливого артиста и хореографа Дикалу Музакаева, в то время молодого балетмейстера, а ныне художественного руководителя «Вайнаха», она приобщилась к еще одной танцевальной династии – (Дикалу – ученик своего деда, известного в Чечне танцора). Два года назад в «Вайнах» пришел уже внук Магомеда и Тамары Дидиговых  (сын Дикалу и Мадины Музакаевых) – Хадис Музакаев, приняв эстафету у своих знаменитых деда и бабушки.

Мадина олицетворяет собой традиционный образ чеченской женщины, являясь замечательной хранительницей домашнего очага, как примерная жена и многодетная мать. Считается, что здоровая семья и сцена – вещи несовместимые. Мадине удалось опровергнуть это устоявшееся мнение. Ее артистический талант и подвижническое служение искусству, наоборот, укрепляли семейный союз.

М. Музакаева – ведущая солистка ансамбля «Вайнах». На профессиональной сцене – более 20 лет.

При этих словах можно представить этакую матрону, преисполненную уважения к своим заслугам и опыту.

Но к Мадине это не имеет отношения. Девичий стан, красивое молодое лицо с большими выразительными карими глазами, застенчивая улыбка… А в танце, будь это чеченский, ингушский, кабардинский, грузинский, она, вообще, кажется, вне возраста – легкая, нежная, плавно скользящая по сцене в длинном, облегающем стройную фигуру национальном костюме – г1абали. Сила истинного искусства способна многократно умножать красоту и обаяние артиста. То ли природа благоволит нашей героине, то ли сказываются ежедневные многочасовые занятия у балетного станка и репетиции с огромными физическими нагрузками, которые удваиваются домашними обязанностями жены и многодетной матери, но ей удалось сохранить и энергичность, и энтузиазм, и увлеченность молодости.  А сама Мадина считает, что секрет  в другом.

- Мне просто повезло – и в личной жизни, и в выборе призвания. От любимой работы не устаешь, наоборот, она открывает второе дыхание. То же самое и в семье. Дети только прибавляют сил. Порадовать близких уютом в доме, вкусным обедом – что может быть приятнее?! А ведь многие женщины, особенно сейчас, после войны лишены этого счастья.

И Мадина, и Дикалу служат искусству самозабвенно. И то, что у них общая работа, одна сцена на двоих, только сближает. У обоих семейный талант с сильно развитым родительским чувством. Редкий в наше время пример полной гармонии в семье. Танцевальные номера, где солировала семейная пара Мадины и Дикалу Музакаевых, всегда имела успех у публики.

– Я была счастлива уже оттого, что мамины опасения, что сценическая работа помешает семейному счастью, не оправдались, – рассказывает собеседница. – Родительский же пример заразителен. Я часто приходила на работу к родителям в ансамбль, видела, как репетируют артисты, выступают на концертах, как их показывают по телевизору, как их любят зрители. Иногда, на школьных каникулах, я вместе с ансамблем ездила даже на гастроли. В такой обстановке я не могла не увлечься танцами. Но родители не хотели, чтобы я связывала свое будущее со сценой, запрещали мне занятия танцами. Они мечтали, чтобы я стала врачом. Но мне хотелось танцевать. Я тайно после школы бегала в ДК химиков, где был детский ансамбль «Джигит» под руководством Саши Петрова, артиста «Вайнаха».

А первым своим наставником Мадина называет педагога-балетмейстера из детского ансамбля «Нийсархо» Рашида Абдулаевича, который еще вел кружок в 15-м интернате для девочек-горянок. Сюда и записалась в 7-м классе будущая народная артистка и начала учиться танцам. Дебют Мадины на сцене состоялся в 12 лет. Родители смирились с выбором дочери. И Мадина, не жалея сил, и дома, и в кружке занималась танцами, чтобы приблизить мечту – попасть в знаменитый государственный ансамбль  танца, где блистают на сцене ее отец и мать.

Мечта исполнилась в 15 лет. Однажды Топа Элимбаев, художественный руководитель «Вайнаха», увидев ее в зале в ожидании конца репетиции, попросил:

– Поднимись на сцену! Прокрути шанэ! (верчение – ред). А теперь чеченский ход дайте! – обратился он к аккомпаниатору.

Мадина все сделала безупречно. И тут прозвучали судьбоносные слова художественного руководителя «Вайнаха»:

– Все ясно. Завтра приходи на репетицию!

Новоиспеченная юная артистка на радостях выучила 2 отделения концертной программы.

И этот багаж ей очень скоро пригодился.

Первые гастроли были в Киеве, в самом престижном концертном зале «Украина». Огромный зал рукоплескал артистам из Чечено-Ингушетии. И это наполняло особым чувством гордости за то, что их искусство способно дарить людям праздник. Через несколько месяцев состоялись зарубежные гастроли в Германию, а точнее, социалистическую ее часть – Германскую Демократическую республику, дружественную Советскому Союзу. С этой поездкой связана неординарная история, имевшая далеко идущие последствия. Мадина рассказывает:

– По документам у меня год рождения – 1968, хотя родилась я в 1969-м. На момент выезда ансамбля в ГДР я была еще несовершеннолетней, то есть не достигшей 16 лет. Из-за этого мне не выдавали паспорт, без которого нельзя было оформить выездные документы. Пришлось по знакомству делать паспорт, прибавив возраст.

После возвращения из Германии Мадина начала солировать. Ее поставили на чеченский  танец «У родника» и осетинский «Хонгу». Так, с 15 лет, началась звездная карьера нашей героини.

Несмотря на успешный творческий путь, Мадина не любит говорить о себе. А о своем коллективе может рассказывать часами. С удовольствием вспоминает концерты в Италии, Испании, Франции, фестивальные выступления.

– Помню, в Испании в августе 2003 года была неимоверная жара, в 500. Россию на этом фестивале фольклорного танца представлял наш ансамбль. Это было очень ответственно. И мы очень старались. Это оценили и жюри, и зрители. Мы заработали Гран-при за хореографию, 1-е место за костюмы и самую престижную награду – Кубок зрительских симпатий. Победить сильнейших конкурентов из 40 стран мира – такой успех не может не окрылять! Наш номер всегда ставили завершающим - это очень почетно.

Другие представляли 3 номера, а «Вайнах» - 6 номеров. Мы исполняли танцы «Молодежный», «Горцы», «Зезаг», композицию «Под небом вайнахов» и в заключение – «Традиционный парный танец».

В последних двух танцах солировала чета Музакаевых, вызывая восторг  зрителей.

Артисты блистают на сцене - нарядные, прекрасные в своем творческом экстазе. И зрителям кажется, что они баловни судьбы, у них, купающихся в любви тысяч поклонников, жизнь - праздник. На самом деле часто бывает наоборот. Культура, традиционно финансируемая по остаточному принципу, плохо кормит. Средняя зарплата деятелей искусств – 3-4  тысячи рублей. Как на эти деньги содержать семью, дом, обеспечивать себя? В отличие от обычных людей, публичный человек должен хорошо выглядеть, хорошо одеваться. Приходится изощряться, проявлять чудеса домашней экономики, чтобы наладить быт на мало-мальски приемлемом уровне. Звезде танцевальной сцены Мадине Музакаевой хорошо известно, что такое нужда.

– Мы могли отварить вермишель и поужинать. Никогда не занимали деньги. Но как бы ни было трудно, гостей старались встречать как положено. Помню, когда началась последняя война в Чечне осенью 1999 года, к нам в Назрань (в то время мы с супругом работали в госансамбле «Ингушетия» и снимали небольшой домик) приехали полсотни человек беженцев. В один день семья увеличилась в 10 раз! Как обустроить такую толпу, как накормить, куда уложить спать?! Мест не хватало, приходилось даже укладываться в машинах. Когда я уже чувствовала: силы на исходе, Дикалу морально поддерживал. Через полгода большинство моих гостей разъехались. Нас осталось 17 человек, и уже стало легче.

Мадина говорит, что в трудную минуту ее спасают уроки матери, которая наставляла: «Уважай людей, будь внимательной и отзывчивой. Все воздастся!»  Жизнь подтверждает эту истину. Сейчас материальные проблемы позади. Супруги Музакаевы восстановили разрушенный войной дом, обставили, создали уют для детей. Дикалу назначили министром культуры, по достоинству оценив его огромный вклад в возрождение и развитие культуры ЧР. Все вроде хорошо. Только одна беда: боль не отпускает, боль от страшной утраты:

- Нет ни дня, ни часа, чтобы я не вспоминала  среднего сына Дауда, который внезапно умер в прошлом году. Ему было неполных 13 лет. Самый лучший и любимый из детей. Умный, очень добрый – его все любили. Дауд унес с собой все краски жизни.

Усилием воли Мадина останавливает прорвавшиеся слезы. Как ни трудно, надо держаться, продолжать жить, в первую очередь, ради сыновей – Хадиса, Адама, Дени, и малышки Ясмины. Она все делает, чтобы дети  были похожи на отца и выросли достойными людьми, которыми будет гордиться и семья, и республика. Скорей всего, так и случится. Ведь им есть с кого брать пример.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.