http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Художник Александр Глебов Печать Email

Юрий Захарченко, член Союза художников Подмосковья

 

 

 

Глебов Александр Владимирович родился в 1963 году в Братске.

Первые шаги к творчеству художника он сделал еще в детском саду, где его стали обучать рисованию, чем он активно и занимался до призыва в армию. После армии Александр стал декоратором. В 1987 году с отличием окончил Иркутское художественное училище искусств. Находясь в училище и приобретая навыки в освоении ремесла, осознал свое призвание и решил посвятить себя живописи. Индуктором для его понимания своего места в творчестве стал его наставник – преподаватель училища Воронько Михаил Владимирович.

В 1989 году Александр поступает в обучение живописи к Илье Глазунову, профессору Всероссийской Академии Живописи, Ваяния и Зодчества, которую  он успешно окончил в 1995 году. Именно в Академии, пройдя через руки Мастера, он сформировался как художник. В стенах Академии он создает свою первую знаковую  работу – “Отречение Петра“.

Для осмысления внутреннего художественного пространства живописца Глебова, из всех его работ, стоит обратить внимание на следующие полотна: “Лошади в море…”, “Отречение Петра”, “Ворота”, “Взятие под стражу”, “Титаник”, “Онега. Паломнический крест” и “Трубач”.

 

–––––––––––––––––––––––––––––––

“Ворота” 1997г. Х\М; 116см х 166см

Единство цвета и формы, так можно определить работу мастера – “Ворота”.

Скажи: “Да, именно так выглядит осень в городе…” – и с этим согласится каждый увидевший это полотно. Особой ценностью произведения является достоверность,  достигнутая мастерством художника. Гармония цвета в сочетании с искусством передачи формы делают ее композиционно законченной. Картина захватывает внимание своей скрытой мозаичностью, “рассыпающейся” на уходящие в глубину многоуровневые детали пространства. Данную работу можно использовать как пособие для лекций по психологии внимания. Целостность изображения, свободно разбиваемого на визуально формируемые фрагменты, достигается высочайшей техникой исполнения, позволяющей автору управлять сознанием зрителя, переводя вектор внимания с уровня целостности на уровень деталей. Это многообразие образов на ограниченном пространстве позволяет читать картину, как книгу, погружая зрителя в глубину сюжета. Кроме этого, полотно наполнено смысловым ритмом за счет цикличности восприятия объема визуального ряда в целом, когда зритель вынужден возвращаться к ранее осмысленным фрагментам картины.

Изначально изображение на холсте разбивается на четыре крупных самостоятельных фрагмента – ворота, здания, небо и деревья. В свою очередь, при внимательном рассмотрении эти фрагменты делятся на более мелкие части, воспринимаясь как самостоятельные законченные формы.

Наибольшее количество уровней перехода внимания заключено в изображении ворот, и далее по нисходящей – здания, деревья с лужами и желтыми пятнами листвы, а также небо, состоящее, в том числе, из отражения облаков в лужах. Гармония между деталями достигается единством цветовой палитры в грамотно прописанных признаках времени года, содержащихся во всех детализируемых образах.

Художественная ценность произведения – в достоверности образа. Зритель, подходя к полотну, останавливается именно перед воротами. Он имеет возможность заглянуть во двор. В момент погружения в содержание композиции, у чуткого зрителя магия живописи вызывает интерес к происходящему за воротами.

Психологической базой погружения в мир образов, созданных на холсте Мастером, является фоновая тема осени, написанная с достойной восхищения достоверностью.

Эстетика данного произведения содержится в гармонии красоты – сюжета, формы и цвета.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

“Отречение  Петра…”  1990г. Х.\М. 45см х 47см

Холст “Отречение Петра” создан художником как сюжетная линия за одну ночь. Автор увидел ее сразу, как единое целое по форме, цвету и композиции. О таких работах говорят – … “создана по промыслу Божьему”.

Работа написана в историческом жанре. На холсте изображен один из религиозно-эпических моментов зарождения Христианства, что позволяет, с учетом качества исполнения работы, причислить ее к классической форме в искусстве живописи. Условно обозначенную тему можно подвести по форме к иконописи, где художественный замысел не является доминирующим в процессе ее создания. Рождение образа минует пограничное пространство, разделяющее подсознание и сознание. Аналогово данное полотно можно соотнести с музыкальным произведением. Многие музыкальные творения, ставшие классикой, не имея изначального замысла при их создании, как известно, записывались композиторами, а не сочинялись.

В данном случае автор “Отречения...” записал не музыкальные, а зрительные образы, рожденные подсознанием, что переводит картину в силу ее сюжета на сакральный уровень восприятия. В подобных случаях, как в живописи, так и в музыке, характерным является формирование художественного стиля автора. В живописи, к тому же, как правило, сохраняется традиционная техника, присущая исполнителю.

Уникальность произведений, подобных картине “Отречение Петра”, заключается в том, что они изначально лишены ремесленного подхода к написанию и создаются на вдохновении. Это именно то, что встраивает искусство в духовное пространство личности. Произведения, созданные подобным образом, как бы вне человеческой воли, высвобождаются от подспудного влияния личных пристрастий автора, что позволяет оказывать прямое воздействие созданного им произведения на подсознание зрителя. С подобными явлениями в своем творчестве сталкивались – Босх, Ян Ван Эйк, Джотто ди Бондоне. Яркий пример: Мазаччо сюжет своей работы “Исцеление тенью Святого Петра” (фреска в капелле Бранкаччи во Флоренции) увидел во сне.

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

“Взятие под стражу”, 1994г. Х.\ М. 114смх91см

Сюжетная линия в картине полностью соответствует эпической форме события. Мастерство художника позволило добиться достоверности эмоционального накала в сцене ареста. Зритель чувствует, что на холсте изображено реальное событие. В картине профессионально выверена художественная линия, позволяющая оформить сюжет в цветовую гамму и гармонично заполнить пространство формой. Классический стиль, выполненный в традиции российской художественной школы, в данном случае – как оправа для камня в перстне. Автор сумел уместить на ограниченном пространстве многообразие образов, за счет рационального использования геометрии полотна. Кроме этого, оставаясь в классической манере, художнику удалось отойти от формализма, что зачастую у многих превращает творческий процесс в ремесло.

Свободное владение разнообразной техникой письма по холсту делает эту работу свободной от фундаментализма, лишающего картину жизни.

Акцентуация внимания на сцене задержания, проходящей по сюжету картины, создается за счет искусно сотворенного автором эффекта зависимости между персонажами, изображенными  на  холсте.

Критерием взаимозависимости формы и содержания в настоящей работе является техника захвата внимания центральным событием, тонко выписанным рукой Мастера. В данной работе он почти “математически” рассчитал зависимость зрителя от многокомпозиционного пространства картины. Угадано потенциально-личностное отношение к предмету созерцания, что заставляет зрителя сосредоточиться на сюжете, а притягивающая внимание техника письма рассчитана на формирование у него собственной оценки художественных достоинств картины, по сути, определяемой как профессиональное отношение к предмету искусства, уводя его от сюжетной линии. Этот психологический прием формирует в сознании обратившего внимание на картину эффект недосказанности и неопределенности, что побуждает его вернуться к полотну через некоторое время, и тогда главным становится сюжет, который воспринимается на более глубинном уровне, нежели при единичном подходе к работе.

Несомненным достоинством картины является мастерское исполнение детально выстроенной сюжетной линии, где небрежности не может быть места в силу нравственного посыла, заложенного автором в тему произведения.

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

“Лошади в море…” 1993-1994гг; М.\Х;  142см х 68см

Художественный замысел картины “Лошади  в море…”, написанной в жанре анимализма, был порожден фразой … “Лошади в море”, явившейся автору внезапно. Поскольку изначально никакого замысла по данной работе не было, ее зрительный ряд и понимание техники исполнения были для автора абстрактны. Фраза закрепилась в сознании смысловой необычностью. На протяжении нескольких месяцев она присутствовала на вербальном уровне, в виде зафиксированной лингвистической формулы, которая, несмотря на все усилия художника, не облекалась в форму.

Рожденная в подсознании и явившаяся в виде фразы, формула не материализовывалась, не получая дополнительного импульса к выстраиванию связей между навыками, интуицией, приобретенным на тот момент опытом и психологическим настроем к реализации. Прозрением в восприятии формы стало ощущение автором состояния безысходности, в ожидании неминуемой смерти, лошадей, оказавшихся после крушения судна в воде, посреди океана.

Созданное Александром Глебовым полотно “Лошади в море” наполнено психологией драмы. Рассматривая картину, мы видим экспрессию, в борьбе за жизнь, обреченных на смерть животных, что достигается автором техникой письма, а цветовая гамма оформляет саму идею фатальности бытия в тему реквиема.

Картина “Лошади в море” неоднократно выставлялась на суд зрителя и всегда пользовалась успехом.

В настоящее время она хранится у автора.

 

 

 

“Титаник”, 2009-2010гг., Х.\М; 123см х 170,5 см

Работа “Титаник” – картина-обелиск, исполненная по форме и содержанию под глубокое и спокойное осмысление запечатленного автором события, оставившего рубец горечи на теле истории.

В ней проявилось мастерство художника, где наряду с другими профессиональными качествами присутствует умение смотреть на мир иными глазами, и это позволяет мастеру закладывать в произведение образы, избирательно действующие на зрителя. Данное, присущее художнику Глебову, умение созвучно действу перевоплощения актера на сцене, когда зритель воспринимает создаваемые игрой образы как реальность, сопереживая и расплачиваясь с актером причастностью к его творению.

При созерцании картины “Титаник” зритель подсознательно расширяет пространство, сконцентрированное автором в замкнутом объеме полотна, где выстроены зрительные линии (цепочки), варьирующие фрагменты цвета, пространства и сюжетной динамики. Эти линии рассчитаны на осмысление работы зрителем, идущим навстречу художнику и сопереживающим трагедии, ставшей частью европейской культуры.

В портретной парадности полотна чувствуется фатальность грядущего. Картина пронизана внутренним трагизмом и пониманием бренности бытия, что достигается, в том числе, виртуозным владением автором пастелью.

Умение создать эмоциональную ауру в художественном пространстве произведения говорит о мастерстве автора. Несомненно, в картине “Титаник” достигнута гармония между замыслом художника и восприятием данного произведения зрителем. Об этом полотне можно сказать, что картина ищет своего зрителя по воле автора, оставившего в ней часть своей души.

 

 

“Онега. Паломнический крест”, 2009г., Х.\М; 90см х 70см

Красота Архангельской глубинки может быть осмыслена в ландшафтном пространстве того места, где протекает река Онега. В своей картине “Онега. Паломнический крест” автор уловил тонкую линию правды, которую недопустимо преступить, не нарушив фундаментальной эпичности в скупости форм, созданных природой. Изображенный на картине крест делает ее сюжетно законченной, наполняет зрителя покоем созерцания, достоверностью переданного колорита природы. Автору удалось ограниченными средствами показать глубину замысла, лиричность и духовность запечатленного момента. Лодка, расположенная на заднем плане, придает динамику изображению. Глядя на нее, веришь, что ее владелец где-то рядом, он живет в этом пространстве, наполненном его переживаниями. Передать в достаточной мере внутреннюю красоту Севера автору удалось за счет присущего ему умения управлять красками. Исследуя его живопись, можно с уверенностью сказать, что цвет подвластен Художнику. И если в скульптуре акт творения в формуле – …”отсечь лишнее”, то в живописи творческий процесс идет от обратного. Но как у скульптора, так и у живописца мастерство зависит от понимания грани допустимого в процессе созидания – той еле уловимой черты, которую нельзя преступить и которая является признаком мастерства. Это чувство эстетической меры полностью присуще Александру Глебову – Мастеру живописи, что делает его картины духовно наполненными. Это в полной мере можно отнести и к работе “Онега. Паломнический крест”.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

“Трубач”, 2007г. Х.\М.; 40см х 70см

Картина “Трубач” наполнена скрытым привлечением внимания, связанным с неопределенностью места действия: музыкант единовременно стоит на Арбате в Москве, в Лондонском метро, или на Елисейских полях в Париже? Он человек мира, и этот мир – у него внутри, потому что он играет. Достоверность жизни на холсте достигнута мастерством кисти автора, создавшего эффект фотографичности при помощи искусно подобранного цвета и четкости линий. Видно, что трубач именно играет на тромбоне, а не держит инструмент. Музыкант играет, и каждый, стоя у полотна и глядя на образ, слышит свою мелодию.

Уникальность произведения в том, что автору работы удалось соединить  на полотне музыку и живопись. По сути, Мастер приемами изобразительного искусства заполняет отсутствующий в картине интерьер звуками.

Именно нарочитое допущение автором отсутствия зрительных образов второго плана побуждает зрителя к творческому акту, требующему труда ума и душевного сопереживания. Художественный прием сопричастности творческому процессу известен со времен древнегреческого театра, когда – в процессе театрального действа – актеры вовлекали в диалог зрителя.

В данном случае Мастер делится своим художественным видением с теми, кто готов разделить с ним радость творчества. Он расширяет границы восприятия изображенного на холсте объекта внутренним пространством зрителя, пытающегося раздвинуть эти границы. Это определяет многоплановость картины, выводя ее на психофизический уровень за счет условно коллективного творчества, что делает ее досягаемой для “необращенного” в мир искусства зрителя в его желании приблизиться к авторскому замыслу.

Эстетика данной работы заключается во внутренней полифонии образов и звуков, носителями которых априори становятся сами зрители, умело вовлеченные автором в процесс сотворчества.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

Александр Владимирович Глебов – участник многих всероссийских и международных выставок. Его работы находятся в фондах: художественной галереи г. Щелково Московской области, Российской Академии Живописи, Ваяния и Зодчества, во Всероссийском фонде культуры, а также в частных коллекциях России, Франции, США, Великобритании, Италии, Швейцарии, Германии. Мастер является членом Щелковского Союза профессиональных художников, членом Союза художников России, он же член Творческого Союза художников России.

 

P\S. 2 ноября 2010 года в художественной галерее г. Щелково Московской области состоялась персональная выставка работ Александра Глебова. Эта выставка была неким итоговым рубежом в творческой жизни Мастера. На выставке были его друзья, знакомые и те, кто ценит творчество живописца, сохранившего в своих работах традиции классиков русского изобразительного искусства.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.