http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Призвание Печать Email

Ольга Федотова

 

Лейла Расаева была младшим ребенком в семье, а потому, как водится, – самой балованной и любимой.

Ее мама более двадцати лет проработала медсестрой и санитаркой, совмещая эти две профессии, в доме престарелых в поселке Черноречье на окраине Грозного.

В доме постоянно стирались и гладились халаты и велись разговоры о медицине, а среди игрушек Лейлы всегда были шприцы и упаковки от лекарств. Поэтому избрание медицинской профессии было для нее вполне осмысленным и логичным шагом. И акушерское отделение медучилища, и Астраханский медицинский институт она окончила с отличием.

Лейла была безусловным лидером среди студентов. Не случайно ее избирали старостой курса, не раз назначали командиром и комиссаром студенческих строительных отрядов.

Ее любили преподаватели, очевидно, заметив в ней не только врачебный дар, но и ту внутреннюю силу, которая со временем позволит ей раскрыться в полной мере, стать квалифицированным оперирующим гинекологом.

Сегодня Лейла Шамсудиновна вспоминает, как однажды Аркадий Михайлович Фельдман, в ту пору хирург больницы скорой медицинской помощи, во время одной из операций совершенно неожиданно протянул ей, студентке шестого курса, скальпель и сказал: оперируй! Это сейчас для нее удаление кисты – рядовая операция, а тогда Лейле стоило немалых усилий собрать себя в кулак, вспомнить теорию, восстановить в памяти каждое движение опытных хирургов, за работой которых не раз приходилось наблюдать, и сказать себе: я смогу.

Тогда операция прошла удачно, все обошлось без осложнений. А слова учителя: «Лейла, ты сможешь и должна это сделать, у тебя золотые руки» – потом не раз придавали ей уверенности в куда более сложных ситуациях. Сейчас доктор Фельдман живет в Германии, но по-прежнему поддерживает свою бывшую ученицу добрым словом.

После института Лейла сразу же поступила в клиническую ординатуру, окончила ее, начала работать над темой кандидатской диссертации. Но в 1993-м умирает отец, и, чтобы поддержать маму, она с маленьким ребенком на руках возвращается в Грозный.

Получилось так, что именно на плечи Лейлы легла основная нагрузка по материальному обеспечению семьи. В ту пору платные медицинские услуги были еще относительной редкостью, но гинекологическое отделение фирмы «Эдель», где работала Лейла Шамсудиновна, пользовалось в городе популярностью: за очень небольшие по тем временам деньги там оказывали квалифицированную помощь и женщины охотно туда шли. А меньше чем через год началась война...

Никто и предположить не мог, что этот так называемый конфликт затянется надолго. Все думали, что политики очень скоро разберутся между собой и федеральные войска уйдут: кто же, в самом деле, будет убивать своих? Да, как видно, правы были древние мудрецы, которые говорили, что всякую войну легко начать, но крайне трудно закончить. Позже многие, кому было куда уехать, покинули республику, но большинство людей остались и приспосабливались к жизни, как могли.

Сегодня Лейла Шамсудиновна не любит вспоминать это время: слишком тяжело. Но разве можно выкинуть из памяти «ковровые» бомбардировки, перекрестные обстрелы потоков мирных беженцев (такое тоже было!) и ужас, застывший на лицах людей, когда на их глазах от попадания глубинной бомбы уходил под землю целый подъезд многоэтажного жилого дома вместе со всеми жильцами? Разве можно забыть, как едва не погибла дочь и чуть не убили маму?

Неведомо, какими высшими законами это обусловлено, но давно замечено, что во время и после войны рождаемость повышается. Тем более что по мусульманским обычаям прерывать беременность – большой грех.

Дневной стационар гинекологического отделения, где работала Лейла, разбомбили еще в январе 95-го. А женщины идут и идут, как им откажешь? Перетащили гинекологическое кресло в одну из пустующих квартир соседнего дома и вели прием там. Женщины шли со своими перчатками, медикаментами, спиртом – только помогите. Добраться до другой больницы было невозможно даже ночью: дороги обстреливают, посты не пропускают машины. Люди узнавали, где живет доктор, и шли за помощью в любое время суток.

Лейла вместе с медицинскими сестрами отделения принимала роды, делала аборты по медицинским показаниям, останавливала кровотечения.

О стерильных условиях они и думать забыли, работали без тепла, света, а часто и без воды.

«Только представьте себе: за все это время ни одного осложненного случая! – говорит Лейла Шамсудиновна. – Я верующий человек, к женщине подхожу с молитвой и искренне надеюсь, что все будет хорошо. Сколько раз такое было: сложные роды, женщина истекает кровью, перчаток нет. Я обливаю руку спиртом, ввожу ее в матку и отделяю послед. Пуповину ребенка завязывали обыкновенной ниткой. Всевышний все это видит и бережет женщин».

Когда бомбардировки участились, закуток для приема больных оборудовали в подвале. Теперь туда приходили уже не только за гинекологической помощью.

Лейле Шамсудиновне приходилось купировать сердечные боли, снимать нервный шок, не говоря уже о травмах. Помните, еще русский хирург Н.И. Пирогов говорил, что война – это травматическая эпидемия?

Шли в основном женщины и старики, часто приводили детей: то пальчик оторван, то кисть... Успокаивала родителей, обрабатывала и зашивала рану, накладывала повязку, велев при первой же возможности везти в больницу.

Одной женщине осколком разорвало икроножную мышцу, пришлось сшивать без обезболивания.

Десятилетнему мальчику сорвало 50% скальпа. Кровь стыла в жилах, пока накладывала ребенку швы безо всякого наркоза, обколов голову лидокаином. И снова все обошлось, мальчик здоров, лишь шрамы напоминают о том страшном дне.

Сейчас Лейла Шамсудиновна сама удивляется: откуда только силы брались? В экстремальных ситуациях приходилось действовать быстро и решительно.

В особенно трудные моменты вспоминала слова доктора Фельдмана: «Ты сильная, ты сможешь». А ночью подушка промокала от слез...

Однажды ранним утром 8-го марта за Лейлой пришли: на окраине Черноречья женщина не могла разродиться.

Идти вроде бы и не очень далеко, всего с полкилометра, но в этот день бомбили и стреляли почему-то особенно сильно.

Совершенно непонятно было, кто и откуда стрелял. До нужного дома добирались с мамой перебежками, от подъезда к подъезду.

Мать никогда не отпускала Лейлу одну, говорила: погибнем – так вместе. Добрались, приняли прекрасного мальчика. Когда родители заикнулись о вознаграждении, не на шутку оскорбилась. Сказала только: «Помолитесь, чтобы мы с мамой живыми дошли до дома».

Вообще, чеченцы традиционно стараются отблагодарить доктора за помощь.

Но у Лейлы было жесткое правило: никогда не брать денег с пациентов, особенно в войну. И никогда не отказывать людям в помощи.

«Я горжусь тем, что всегда работала бескорыстно, – говорит она. – Наверное, поэтому Аллах сохранил мне жизнь и дает силы». Многие пациенты впоследствии становились ее друзьями.

А война все не кончалась. То и дело приходилось слышать о похищениях людей и прочих бесчинствах, взаимопонимание между людьми утрачивалось с каждым днем. К тому же ребенку надо было ходить в школу.

Наскоро собрав мать и дочку, Лейла уехала в Москву.Сказать, что в Москве ей было трудно найти работу, значит не сказать ничего.

При одном только упоминании о Чечне главные врачи вежливо откланивались, обещая «позвонить, если что». Бывало, не стеснялись демонстрировать и открытую враждебность.

Но Лейла продолжала поиски… На личные сбережения окончила курсы УЗИ на базе НЦИАГиП РАМН. Там же узнала о существовании 11-й гинекологической больницы Департамента здравоохранения Москвы.

«Еще на подходе к больнице у меня появилась уверенность: здесь мне улыбнется удача, – рассказывает Лейла. – Главному врачу больницы Галине Михайловне Водневой было безразлично, кто я по национальности. Подробно расспросив меня о том, где я работала, что умею делать, она сказала, что могу завтра же выйти на работу.

Я поверить не могла в такую удачу. И сейчас, проработав в этой больнице уже три года, по-прежнему искренне считаю, что мне несказанно повезло.

Весь коллектив – от главврача до санитарки – удивительно добрые и отзывчивые люди, прекрасные профессионалы, работать с которыми – честь для меня».

Коллеги старались во всем поддерживать Лейлу, охотно делились с ней своими навыками. Она пользовалась любой возможностью повысить свою квалификацию на базе ведущих научных учреждений Москвы. К ее собственному опыту практической работы в экстремальных условиях добавились умение использовать новые технологии, заниматься операционной деятельностью, в том числе эндоскопической.

Появилась возможность вернуться к научной работе. Лейла Шамсудиновна начала работать над кандидатской диссертацией на тему: «Иммунобиохимические изменения у беременных женщин с хроническими инфекционно-воспалительными заболеваниями придатков матки».

Любой врач поймет, насколько актуальна в наши дни эта проблема. Не случайно научный руководитель Л.А. Расаевой профессор Новосибирской медакадемии Оксана Валентиновна Тихонова настаивает на продолжении работы, вместе с Лейлой сформулировав тему уже докторской диссертации.

В 2003 году Лейла Расаева успешно защитила кандидатскую диссертацию, ей была присвоена ученая степень кандидата медицинских наук.

В 2004 году Лейла вернулась домой, в Чеченскую республику, и возглавила (в должности главного врача) клинику «Здоровое поколение».

В июне того же года министром здравоохранения ЧР был подписан приказ о назначении Л.Ш. Расаевой на должность начальника отдела материнства Минздрава ЧР.

 

...Признание и уважение со стороны коллег-профессионалов, искренняя благодарность тысяч пациентов – все это результат многолетнего самоотверженного служения своему делу, служения людям.

И это еще одно доказательство справедливости высказывания: «Врач – это не профессия, это – призвание»…

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.