Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Единство и вечность Печать Email

Зура Итсмиолорд


Ислам Мутусханов

На левом берегу Хулхулау, к юго-востоку от райцентра города Шали – южной части Чеченской равнины – находится одно из древнейших поселений. Установлено, что в XI-VII вв. до н. э. здесь имелось множество домов, бронзолитейные и гончарные мастерские, булыжные мостовые, жертвенники. Найдены керамические изделия, которыми пользовались местные жители. Находками археологов являются предметы посуды, украшенные налепными валиками. А крупные сосуды имеют грушевидную форму.

 

В 1964 году 20 февраля в селении Сержень-Юрт в семье учителя местной школы Мутусханова Ибрагима Шамилевича родился будущий художник, которого нарекли Исламом. Пока мама, Садаева Дашони Абуталибовна, учила детей премудростям общения друг с другом, маленьким хитростям быта, отец не только раскрывал тайны географии, но и часто рассказывал детям о первом академике живописи из чеченцев – художнике Петре Захарове. В том же селе, как и остальные его пять братьев и сестра, Ислам получил среднее образование. Художественной школы, к сожалению, в селе не было. Страсть к рисованию, зародившаяся в детстве, вела его по жизни. В армии рисовал для части. После обязательной срочной службы окончил вечернюю художественную школу в Ставрополе – с особым теплом Ислам вспоминает своего наставника по рисунку и офорту Бондаренко Ю.А. Потом – учеба на художественно-графическом факультете Чеченского государственного Педагогического Института. Остался преподавать на том же факультете.

 

Художник, портретист, график, иллюстратор книг, керамист, аттестованный эксперт по археологическим материалам, предметам живописи и декоративно-прикладного искусства Росохранкультуры. Великолепный мастер настенного рельефного панно. Если вам удастся попасть в русский драматический театр им. М.Ю. Лермонтова, обязательно загляните в зал, где есть настенная роспись, выполненная руками этого художника. В здании мэрии Грозного задержитесь на лестничной площадке, чтобы насладиться рельефным панно. Выйдя во двор, остановитесь у фонтана с каскадом. Добрым словом помяните наших предков. Дело в том, что на этой площади сожгли письменные реликты – книги нации – в день поголовной депортации вайнахов. Говорят, пожарище стояло неделю. Если пройдетесь до сквера Журналистов, обязательно заметите “Горцев у костра”, а в спорткомплексе “Арена-Сити” – “Башню в горах”. О Мутусханове – мастере своего дела – снято три документальных фильма. Он увлекается сложной техникой офорта (разновидность гравюры) на металле. Пишет тушью и акварелью.

 

Однажды в его жизни произошел переломный момент. Случайная встреча с резчиком по дереву изменила жизнь. Никогда не обращавшего внимания на национальный орнамент Ислама шокировал художественный язык – прелесть непрерывных линий. Они заинтриговали тайной своих переплетений.

– Может, это зов предков, которые украшали свою жизнь этим творчеством? – моментально промелькнула мысль.

После той нежданной встречи в мастерской известного художника Ильяса Дутаева прошло двадцать лет. В дружеской беседе за чашечкой чая, с коллегой по институту, Ислам случайно затронул тему нахского орнамента. Демельханов Сулейман – старший преподаватель истории Чеченского государственного Университета, предложил своему товарищу заняться исследованием национального орнамента, внести свою лепту в историю чеченского народа, его прошлое и настоящее. Фундаментального труда о нахском орнаменте нет, хотя есть небольшие заметки о древних надписях, орнаментальных рисунках на башенных строениях и оружии.

Основа культуры народа – национальный вид искусства, то, что актуализируется в общественном сознании как культура духовная. Единство человека и природы рождает творчество, вырабатывает жизнестойкость народа, позволяя ему пережить все трудности, мирно соседствовать с другими. К великому сожалению, история нахов трагична. Многое утеряно, забыто. Тринадцатилетняя депортация, когда сталинский режим пытался выбить из народа память, ассимилировать – изменить ментальность, две последние военные кампании, когда люди пытались выжить любым путем, нанесли огромной ущерб культуре народа. Немые свидетели истории – холодные камни разрушенных временем и солдатами-варварами вековых башен и надгробья – сохранили то, что не сохранила память человеческая.

Материальные трудности, нехватка времени не пугали Ислама, как только он вспоминал те нехитрые переплетения, беспорядочно разбросанный инструмент в мастерской. Свою любознательность художник пополнил классической теорией об орнаментах. Перелистал уйму литературы, но ничего конкретного о нахском орнаменте найти не смог. Вспоминал истанг – палас из вяленой овечьей шерсти, украшенный рисунком, к которому в детстве не проявлял интереса. Чеченский орнамент – один из разделов народного декоративно-прикладного искусства. Этим повторяющимся узором украшали не только одежду, предметы быта и обихода, но и жилища. Ритмика слов и движений передавалась камню и дереву, пленяла своей красотой. Предки наши пытались немым языком узора передать свои чувства, мысли. С годами он уже знал почти все.

Один из характерных видов художественного стиля – орнаментальный ряд, или раппорт, подразделяется на виды: антропоморфный, геометрический, зооморфный, каллиграфический, предметный, природный и растительный. Если антропоморфный орнамент в качестве мотивов использует мужские и женские стилизованные фигуры или отдельные части тела человека, то геометрический – линии, точки, круги, зигзаги, спирали, круги, ромбы, прямоугольники и др. Зооморфный построен на изображении реальных или фантастических животных и птиц, а также их отдельных частей с различной степенью стилизации. Каллиграфический орнамент состоит из отдельных букв или элементов текста. Предметный включает в себя изображения военных атрибутов, предметов быта, музыкальных инструментов, театральных масок, а растительный – элементы растительного мира. Но главным мотивом орнамента является природа: волны, ореол пламени, небесные светила, молнии, элементы пейзажа. Так, например, свастика – знак в форме креста с равными загнутыми под прямым углом концами – является древним символом вечного движения, огня, жизни. Он говорит о вращательном движении в одну сторону. Проводник из прошлого в настоящее и из настоящего в будущее – есть гармония между человеком и природой.

Многообразие культурно-художественных традиций вайнахов связано, несомненно, не только с природно-рельефными условиями, но и с историей. Через этот край лежал Великий Шелковый путь. Пройдя через испытания, нахи сохранили свою самобытность, внешнюю красоту и язык. Локальные особенности оставили свой след в укладе жизни, в истории приобщения к ценностям ислама. Природный вкус и чувство гармонии человека с природой и его явлениями – результат мировосприятия и абстрактного мышления. Связь поколений поддерживается посредством элементов национального искусства.

Богатая орнаментальная традиция рельефного, контурного, скульптурного камнерезного искусства сохранилась в надмогильных памятниках, несмотря на ход времени.

Богатство орнаментальных рисунков из переплетающихся между собой линий с круглыми или овальными просветами в зеркальной симметрии часто дополняется растительными мотивами. На основе этих рисунков Ислам Ибрагимович разработал свое видение, свой стиль в национальном колорите и композиции.

Орнамент в руках профессионала продолжает оставаться неисчерпаемым источником художественных идей, музыкой для глаз. Чтобы национальный орнамент не превратился в музейный реликтовый экспонат в наши дни, когда ценности цивилизации преобладают над ценностями культуры, Мутусханов совершенствовал то, что нашел, и дал ему новую жизнь.

Творческих успехов и новых решений тебе, Ислам!

 

P.S. Традиционный нахский орнамент – символ единства и вечности присутствует на гербе Чеченской Республики.

 

 

 

Из рассказа Ислама Мутусханова о себе

 

 

У меня, такая же незавидная судьба, как и у любого чеченца. Мне вместе со своим народом пришлось испить чашу горечи и разочарований за две военные кампании. Говорить о грустном не хочется, так как есть надежда на будущее.

В 1989 году я работал с Сайд-Эмиром Эльмирзаевым над монументальной росписью в селении Мескеты Ножай-Юртовского района. Мой напарник привел меня в грозненскую мастерскую художника-резчика по дереву Дутаева Ильяса. В глаза бросился творческий беспорядок: какие-то бесформенные заготовки, инструмент. Я взял одну из заточек для работы с твердой породой дерева и стал рассматривать зазубрины.

– Ислам, здесь ничего трогать не стоит. Наши краски и карандаши у мольберта лежат, а эти железки могут понадобиться в любой момент. Мастер оставляет их, чтобы продолжить незавершенную мысль там, где ему удобно.

Я все прекрасно понимал, поэтому, положив заточку, огляделся. Помимо портретного изображения Ильяса Дутаева за работой в помещении находились какие-то заготовки. Как выяснилось, это шахматные фигуры в национальном колорите. Мое внимание привлекли двери, украшенные глубокой резьбой – до двух с половиной сантиметров. Сразу вспомнилась известная работа В.В. Верещагина из туркестанской серии – «У двери Тамерлана». Огромный четырехэтажный голубой дворец Куксарай, основанный Тимуром в Самарканде сразу после своего восхождения на престол в 1370г., сегодня не сохранился, а двери, сделанные под чутким руководством отца Асламбеком Дутаевым и Азаматом Басхановым, украшают центральную мечеть г. Шали. К слову, имя Ильяса Дутаева (1937-1999гг.) можно найти во Всемирной энциклопедии искусств, выпущенной в Лейпциге (Германия). Эти двери, вернее, их орнаментальный рисунок, произвели на меня такое впечатление, что я часто думал о нем. Что-то задело струны сердца, волновало и будоражило сознание.

Тогда мне едва исполнилось двадцать четыре года. Я пишу эти строки спустя четверть века.

Басханов А. стал моим первым педагогом по рисунку на художественно-изобразительном отделении (ныне факультет искусств при Чеченском государственном педагогическом институте).

Жизнь шла своим чередом. Я жадно искал любую информацию об орнаментах. Но из-за вечной суматохи, финансовых затруднений не хватало времени на углубленное изучение, выезд для полевых поисков материала. Единственным достоверным источником являлись чурты – намогильные камни, которых не тронуло время. Скажу честно, в глубине души я знал, что придет мой час, что я все брошу и начну копаться в истории. Что может связывать дело жизни – художественный промысел, изобразительное искусство – с историей?

Как-то меня пригласили в ту же мастерскую. Но сейчас здесь работал сын Ильяса – Асламбек. Какой-то внутренний голос подсказывал: “Оглянись, присмотрись, думай, твори!” Мой взгляд упал на две каменные плиты с арабской вязью. Это были слова из Священного Писания мусульман и имя усопшего. Даже невооруженным глазом определялась рука мастера-профессионала. Не поверите, но холодный камень пронзил меня каким-то теплом. Удивительно красивый орнамент заставлял думать, не отпускал мои мысли. В помещении стояла законченная работа Мохьмада Эсембаева. В течение четырех месяцев мастер-самоучка вырезал в удивительно гармоничном сплетении символы-слова из аятов Корана. Эта восточная вязь пленила меня так, что я не мог оторвать от нее глаз.

– Никогда не учился этому мастерству. Даже не думал, что когда-нибудь займусь этим. Бывало, заходил к своему родственнику в мастерскую и наблюдал, как он работает: наносит рисунок, углубляет резьбу. Наверное, в этом занятии я нашел себя, – удивила меня откровенность шестидесятилетнего Мохьмада.

Я не смог сдержать свой восторг, напросился в напарники. Азамат и Асламбек разъяснили, как правильно делать паспортизацию орнамента. Иногда получалось выкроить время на полевые работы. Объездил почти всю республику с севера на юг, с запада на восток. Мне везло. Появились новые друзья, альбом фотографий, которые я подписывал с указанием мест находок.

В 2011 году меня пригласили в строящееся здание Дома торжеств. Специалисты из Турции интересовались чеченским национальным орнаментом. Там же я познакомился с толковым компьютерщиком Солтогиреевым Тамерланом. У него получилось выпрямить мои зарисоки орнаментов, придать им цветовую гамму.

Последние два года я занимался систематизацией имеющейся информации, добытой в полевых условиях, паспортизацией своих находок. Особую благодарность я хотел бы выразить местным жителям Ахмедову Ш.А. (с. Ножай-Юрт) и Мирзоеву Б.-А. (с. Беной). Посредством сравнительного анализа я смог провести значительный фронт работ по стилевому и временному разграничению видов орнаментального рисунка. Думаю опубликовать книгу...

Без прошлого нет будущего. А национальный орнамент – язык наших предков, который понятен всем.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.