Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Эталон чеченской женщины… Печать Email

Шукран Якумова

 

Чеченцы всегда придавали большое значение статусу женщины – хранительницы домашнего очага. Жительница села Ведучи Итум-Калинского района Чечни Нугират Хунарикова – одна из тех, чьи мужество и благородство, стойкость духа достойны самых высоких эпитетов. На ее веку было немало тяжелых испытаний, однако Нугират с честью выдержала их.

Родилась Нугират в 1910 году в с. Шарой Шаройского района. Смуглая и статная красавица не засиделась дома. Ее засватал односельчанин – Бисолта Алиев. В то время, не только в селе, но и во всем районе было очень мало образованных людей, но одним из них был ее избранник. Наверное, тогда многие сверстницы завидовали ей. Красавица Нугират и высокий и стройный Бисолта были прекрасной парой, к тому же, жили – по тем временам – неплохо и, как говорится, душа в душу. Радость в дом принесли и родившие девочки-близняшки. Потом родилась Басрат – третья дочурка, рождение которой совсем не огорчило ждавшего наследника отца.

Недолго радовались семейному счастью Алиевы. В 1944 году началась депортация чеченского народа. Многие говорили Нугират, что ее семья не пропадет, так как ее муж знает русский язык. Знание языка Бисолтом стало спасением и для всех чеченцев, находившихся вместе с ними в вагоне. Он на каждых стоянках умудрялся доставать еду для спецпереселенцев.

Как она рассказывала, дорога была длинной и кошмарной. Это был настоящий ад. Молодые девушки, невестки, стыдясь старших, свекра, свекрови и других родственников, изводили себя. Почти на каждой стоянке выносили мертвых, умерших от холода, голода и болезней, их еле успевали закопать в снег.

По дороге в Казахстан у семьи Алиевых умирают одна за другой близняшки. Остается одна четырехлетняя дочурка Басрат. По приезду в Казахстан Нугират слегла и нуждалась в посторонней помощи. Тогда было решено, что дочь останется с отцом, а Нугират, пока не выздоровеет, будет со своими родными. Ее мучила лихорадка, и местные жители посоветовали дать ей мясо ежа, ее брат послушался совета, и это стало спасением для больной. Потом она попросила своего брата привезти ей дочь. К сожалению, он не застал свою племянницу. Возвратившись домой, он долго не мог сказать сестре, что ее дочери больше нет. Чуть погодя, умирает и Бисолта. В то время Нугират думала, что для нее мир рухнул и жизнь закончилась.

Она и предположить не могла в то время, что место Бисолты кто-то займет. Прошло семь лет, она и слышать не хотела о замужестве. Было много предложений, но сватам от овдовевшего Ибрагима Хунарикова из села Ведучи Итум-Калинского района братья Нугират не могли отказать, так как он был одним из самых почитаемых и достойных людей тейпа Хачарой. Женщина, потерявшая троих своих детей, стала родной для четверых чужих, нуждающихся в материнском тепле.

В 1952 году в семье Хунариковых рождается сын Хамид, в 1954 году – сын Супьян, в 1957 году – Ризван. После рождения дочери Липы, в 1960 году их семья возвращается на Родину, только старшая дочь Айшат со своей семьей остается на второй родине. Возвращающиеся из депортации люди селились на равнине, так как горные районы ЧИАССР Советской властью были практически закрыты для населения. Семья Хунариковых решила обосноваться в нынешнем селе Садовое Грозненского района. После того, как дали разрешение на возвращение жителей в горные районы, Ибрагим со своей семьей переехал на постоянное место жительства – в родовое село Ведучи Итум-Калиского района. Старшие сыновья – Султан и Харон Хунариковы и дочь Маймунат Батаева решили остаться в селе Садовое со своими семьями. После возвращения на родину, у Ибрагима и Нугират родились еще две дочери – Таус и Абдат. Было очень трудно заново обустраиваться, но радовало то, что наконец-то восторжествовала справедливость и они смогли вернуться на родину. Но и на родине им многое пришлось пережить, пока они смогли по-настоящему обустроиться… Выросли дети, обзавелись семьями. Много радостных хлопот приносили родившиеся внуки...

Как рассказывает сноха Хунариковых – жена Абдулхамида, она пришла в этот дом совсем молодой и глупой девчонкой.

– Нана никогда ни меня, ни других снох ни в чем не упрекала, хотя было много поводов и поругать, и понервничать. Она всегда была к нам очень добра и ласкова, как мать. Как бы ненароком, не обижая наше самолюбие, давала советы, учила, как стать хорошими хозяйками, матерями и снохами. Благодаря мудрости, терпению и опыту Наны, мы – как сестры – живем дружно, помогая друг другу, – отмечает Жансари.

За советом к Нугират ходили почти все женщины села. Они делились с ней своими проблемами и обидами. Для каждой из них у нее находилось и доброе слово, и совет. Благодаря мудрости этой женщины, сохранились и многие семьи, бывшие на грани развода. А к хозяину дома обращались люди и со всего района, так как он был богословом и одним из старейших жителей. Про него говорили: «Хьунарк Ибрах1им – бусалба динца волуш вуьззина къонах ву, неха сом лелачохь – дош лелаш а ву».

В 1986 году не стало хозяина дома. Ибрагим и Нугират вместе прожили 36 лет. Вот тогда и согнулась величественная Нугират, которая казалась всем такой сильной. С тех пор утекло много воды. На долю Нугират, как и всех чеченцев, выпало испытание ужасов двух войн.

Необходимо отметить, что уже в преклонном возрасте Нугират дважды совершила Священный Хадж. Она воздавала хвалу Всевышнему, что Он дал ей возможность исполнить один из столпов Ислама. Также с болью вспоминала, что его покойный муж так и умер, мечтая совершить Хадж.

Хадж в семье Хунариковых совершили все сыновья – и не один раз, а также дочь Абдат и сноха Малисат. (Дала къобалдойла церан Хьаьжа).

Раньше нее из жизни ушли трое старших детей: Султан, Маймунат и Айшат (Дала гечдойла царна). Из старших остался Харон – 80 лет, вырастивший 8-х детей. Самый младший, Супьян, живет в родословном селе Ведучи – он уважаемый богослов, служит имамом в сельской мечети. Дочери все замужем и имеют свои семьи. Последние несколько лет Нугират жила у сына Абдулхамида в селе Садовое Грозненского района. Она очень радовалась, что у нее 7 детей, 44 внука, 78 правнуков, 25 праправнуков.

– Разве можно мечтать о большем богатстве?.. Я считаю себя очень богатой, – говорила она.

Ни одного дня не проходило, чтобы кто-то не гостил у Нугират. По праздникам у бабушки собиралась вся родня.

Самым большим горем на старости лет Нугират считала преждевременную смерть, при родах, 43-летней снохи и внука (младшего сына Ризвана), которые умерли из-за недобросовестного и халатного отношения врачей (у нее остались четверо детей). Но смерть любимого внука Зелимхана, погибшего в возрасте 29 лет, затмила все. Она со скорбью и с гордостью говорила, что ее внук – младший сержант милиции – был заместителем командира роты патрульно-постовой службы милиции отдела внутренних дел по Шатойскому району Чеченской Республики.

16 июля 2008 года, в 00:15 в дежурную часть ОВД по Шатойскому району поступило сообщение местной гражданки о том, что двое неустановленных лиц совершили поджог ее домовладения. Буквально через несколько минут на место происшествия выехала специальная оперативная группа и взвод огневого прикрытия ОВД по Шатойскому району, которые по пути следования на место происшествия, при въезде в н.п. А. Шерипова были обстреляны неустановленными лицами из автоматического оружия и подствольного гранатомета. При исполнении служебного долга, от полученных огнестрельных ранений и скончался ее внук. (Дала гечдойла цунна). У Зелимхана осталась красавица жена Иман и трое малолетних детей.

– Сердце от боли разрывается, когда смотришь на них… В чем они виноваты? Как объяснить этим малышам, что отец никогда не вернется домой и не прижмет их к своей могучей груди? – еле сдерживала рыдания Нугират.

К сожалению, в январе 2013 года в возрасте 102 лет, не дожив до своего 103-летия, Нугират ушла из жизни (Дала гечдойла цунна).

На похоронах Нугират Харон с глубокой скорбью отметил, как дорога была им Нугират…

– Прошло почти 60 лет, как она вошла в наш дом. Он создала такой уют в нашем доме... Отец был богословом, был строг и не баловал нас. Для нас он – «эла», а был возвышен он мудростью нашей матери. И хочу отметить, не кривя душой, что нам – детям, оставшимся без родной матери, она ни разу не дала повода усомниться в ее искренности по отношению к нам. Мы все скорбим о ее кончине. Дала гечдойла цунна.

Немало добрых слов было сказано в дни траура в адрес усопшей. Здесь, на похоронах. один из ее родственников по мужу отметил: «Х1ара санна оьзда, яхь йолуш, денал долуш, къонаха нус тхан тайпах яьлла яц. Дала гечдойла Нугиратан!»

Завершить свое повествование об этой замечательной женщине я хотела бы словами Умара Яричева:

И в час, когда за синеву Башлама

Уходит солнце, уступая мгле,

Твоя тревога – искупленье, Мама,

За все ошибки наши на Земле.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.
Поддержка сайта