http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


«Какой бедою ты томим?..». Или Своевременная встреча с… шейхом Печать Email

Окунчаев Шарип Заурбекович, к.э.н., доцент кафедры «Налоги и налогообложение» ЧГУ

 

 

Далёкий 2003 год – время тяжёлых испытаний для чеченского народа.

Я – председатель Псковского Центра чеченской культуры, правозащитник и ярый противник «антитеррористической» кампании в Чечне, которая, скорее, была карательной экспедицией федерального бандформирования. Все мои публикации и обращения в разные инстанции (высшее руководство России, российские и международные правозащитные организации, ООН, Совет Европы) имели лишь одну цель – добиться скорейшее прекращения геноцида чеченского народа, ибо происходящее в Чечне ничем иным невозможно было назвать.

В то время я возглавил инициативную группу по созданию проекта «Пути урегулирования чеченского конфликта». Результат нашей работы – готовый проект – был направлен для рассмотрения во все вышеперечисленные инстанции.

Надо сказать, в то время было немало всякого рода «деятелей», позиционировавших себя патриотами, однако, на самом деле, зарабатывавших политический капитал на горе собственного народа. К сожалению, многим из этих элементов всё-таки удалось в смуте тех дней «просочиться» во властные структуры.

В то время был создан всероссийский Конгресс чеченских диаспор, во главе которого встал Асланбек Аслаханов. Съезды Конгресса, в работе которых принимали участие и представители руководства РФ, проходили в Москве, и в ходе них неоднократно принимались резолюции с требованием немедленного прекращения войны в Чечне – безо всяких предварительных условий.

И вдруг – сообщение в теленовостях: «Ахмат-Хаджи Кадыров назначен главой Администрации Чеченской Республики».

Новость обсуждали везде! Реакция со стороны чеченцев – как в самой республике, так и за ее пределами – была, мягко говоря, неоднозначной, порой – крайне негативной… А новый лидер чеченского народа ездил по республике и по стране, настойчиво и терпеливо разъясняя всем, что чеченский народ выбрал единственно правильный путь спасения и отныне будет придерживаться именно его.

Мы до этого уже видели различных «спасителей нации» – и все они потерпели фиаско, а тут сам муфтий шел в политику! Что думать? Как реагировать? «Ладно, посмотрим, время покажет, надолго ли?» – даже самые здравомыслящие и сдержанные были настроены скептически.

Надо отметить, что в то время многие чеченцы – как рядовые граждане, так и политические и общественные деятели (и я в том числе) – все еще питали надежду, что вот-вот мировое сообщество «заступится» за нас, осудит беспредел со стороны России и остановит военные действия в Чечне, начнутся переговоры, на которых наверняка будет определён статус Чечни…

Как показало время, все это были лишь иллюзии, но, к счастью, нашелся человек, встреча с которым позволила трезво взглянуть на вещи и сделать правильный выбор…

 

Телефонный звонок: «Ассаламу Алейкум, Шарип!». «Ва Алейкум салам, Хусейн!» – приветствовал я друга и односельчанина – курчалойца Джапара Улхаева (между собой в Курчалое мы называли его Хусейном: у чеченцев это не редкость – двойные имена), который проживал в то время в Санкт-Петербурге. Джапар был незаурядной личностью и признанным национальным лидером всего Северо-Западного региона. Его слово было законом даже для многих «авторитетов» того времени, независимо от национальности. Он решал практически любые, порой самые неразрешимые вопросы, и за помощью к нему обращались вайнахи даже из других регионов. Так вот, Джапар часто приезжал ко мне по выходным дням на отдых. До нашего посёлка Плюсса от Санкт-Петербурга всего 200 км. Жили мы в собственном доме, у леса, своя баня, рядом пруд – место, идеальное для отдыха, и мои питерские друзья, устав от городской суеты, частенько заглядывали сюда…

Вот и на этот раз я решил, что Джапар звонит мне, как обычно, предупредить о том, что приедет на выходные. После традиционных расспросов о благополучии родных и близких, Джапар сказал:

– Вечером приеду, жди! – и добавил коротко. – Разговор есть серьёзный.

Это было время, когда хороших новостей мы не ждали, а потому я встревожился:

– Не случилось ли что? Если нужно, я приеду прямо сейчас.

– Да не волнуйся, всё нормально, это по работе. Мне нужна будет твоя помощь в одном вопросе. Остальное при встрече объясню, – успокоил Джапар и, коротко попрощавшись, положил трубку.

Надо отметить, Джапара не было у меня с тех пор, как он стал заниматься организацией представительства Чеченской Республики в Санкт-Петербурге и в Северо-Западном округе в целом.

Время было трудное, финансовое положение в Чеченской Республике критическое, и созданное, благодаря упорству Джапара, представительство всецело держалось на его плечах.

Я предупредил свою супругу о том, что вечером у нас будут дорогие гости, и приготовления к встрече тут же «закипели». Джапар приехал на автомобиле около 8 часов вечера, за рулем, как всегда, Хасан – его сын и верный помощник. Джапара сопровождала также его супруга Хеди – замечательный человек, его верная и надёжная спутница.

«Группа встречающих» была весьма многочисленна: в тот вечер у меня было немало гостей из числа земляков, проживающих в области, ну и, разумеется, все мои домочадцы.

– Ассаламу Алейкум всем! – поздоровался, выходя из машины, Джапар.

– Ва Алейкум Салам, Джапар! – ответили мы на приветствие. Прошли в дом. Мужчины разместились в большом зале, женщины – на кухне, для молодёжи накрыли отдельно.

После трапезы основная часть гостей разошлась, остались только «свои»: племянник Анзор, друг и родственник Сайд-Эми Ахматханов, присевшие в стороне Хасан и Хасанбек.

– Шарип, – начал Джапар, – я знаю, что здесь, в области, как ты скажешь, так и будет, да и в округе нашем к твоему голосу прислушиваются. Нам нужна твоя поддержка: на днях в Питер приезжает Ахмат-Хаджи Кадыров, мой друг и наш общий гость, но встретить его нужно в качестве Главы нашей Республики, и я не могу позволить, чтобы кто-нибудь сорвал эту встречу.

– А что, есть опасения? – спросил я.

– Да, есть информация, что некоторые наши земляки собираются бойкотировать встречу, готовят транспаранты, пытаются навесить на Ахмат-Хаджи всяческие ярлыки… Мы не можем этого допустить. По его просьбе мы включили в план поездки по региону и встречу с земляками всего округа. Сегодня, как ты знаешь, Мовлади Ахматукаев является руководителем представительства Чеченской Республики в Северо-Западном федеральном округе, но отвечаю за эту встречу я, – Джапар внимательно посмотрел на меня и затем продолжил, – я знаю тебя как настоящего патриота, знаю, что ты искренне болеешь за свой народ, помогаешь землячеству, пишешь во все инстанции по поводу прекращения войны… Но пойми главное: надежды на международное сообщество, на то, что они остановят войну, спасут чеченцев от уничтожения – всё это иллюзии, поверь мне. «Никто не поможет нам, чеченцы, кроме нас самих!» – это главный лозунг Ахмат-Хаджи.

Джапар сделал паузу, отпил несколько глотков сока, и затем спросил:

– Что молчишь? Я не так разъясняю? Тебе один раз надо его послушать, и ты поймёшь, что единственно верный путь спасения нации – это путь, предложенный Кадыровым. Он изнутри знает всю эту проблему и хочет прекратить геноцид нашего народа.

– Да я всё понимаю, что надо что-то делать, чтобы спасти Чечню, – ответил я.

– Вот видишь, – оживился Джапар. – И еще: твоя программа по переводу Чечни на мирный путь развития, как мы оба знаем, получила всеобщее одобрение… Так вот, ты мог бы лично вручить её Кадырову.

– Хорошо. Когда он приезжает? – спросил я.

– Я тебе позвоню дополнительно. И с новгородцами тоже свяжись, – попросил он.

На следующий день гости уехали.

 

Осенний холодный день, на улице слякоть: всю ночь шел мокрый снег.

Мы подъехали к зданию, которое было арендовано представительством для проведения масштабных мероприятия. В большом зале мы разместились за огромным длинным столом. Место старшего мы уступили Турпалу, родом из г. Шали, который долгое время жил в Питере.

В сопровождении свиты в зал зашёл Кадыров. Все встали, их проводили на почётное место, во главу стола.

– Ассаламу Алейкум! – поприветствовал гость присутствующих в зале и попросил всех сесть.

Турпал вкратце объяснил цель встречи землячества, представил приглашённых представителей чеченской диаспоры из различных областей округа и передал слово Ахмат-Хаджи.

– Дорогие братья, земляки, – начал своё выступление гость, – я рад тому, что могу с вами пообщаться, благодарю вас за эту возможность. За последнее время я побывал во многих регионах, встречался со многими нашими земляками, и, к сожалению, многие не понимают, что за ношу я взвалил на свои плечи – очень тяжёлую и опасную ношу. Я это говорю не потому, что боюсь чего-то, а потому, что эта ноша и есть спасение нашего многострадального народа. Нас оболванили какой-то новой идеологией, лозунгами борьбы за свободу, и я тоже был в этой команде, и хорошо, что был, иначе бы я не увидел истинного лица этих лжепатриотов и не смог бы оценить степень нашего заблуждения. Наше спасение – в единстве с Россией, как живут и другие республики, наши с вами братья и соседи. Многие «с той стороны» толкуют суры из Корана, призывая нас к джихаду, к газавату и т.д. Я вам говорю – лучше меня ни один из них не знает Коран, и нет там таких призывов и той идеологии ваххабизма, которую нам навязывают, это не борьба за свободу, нас просто уничтожают. Что творится дома, вы, я думаю, знаете не понаслышке, и только мы сами можем себя спасти, свою многострадальную родину. Моя цель и задача не остановить войну, а закончить ее навсегда, и в этом мне нужна и ваша поддержка. Спасибо вам за внимание. А теперь, если у вас есть вопросы, я готов на них ответить.

Вопросы стали поступать в некорректной форме и не по существу. К счастью, Турпал, на правах старшего, обрывал особо неразумных, не позволяя превратить собрание в сборище. В конце концов, он предложил желающим выступить с трибуны. Однако многие выступавшие в своих речах лишь продолжили поток обвинений в адрес гостей, говоря о том, что Россия – враг, что идёт геноцид чеченского народа, что не правы те, кто этого не видит, и прочее…

Каждое следующее выступление становилось оскорбительнее, меня это уже стало возмущать, потому что отдельные «деятели» вели себя недостойно по отношению к такому же чеченцу, как и мы все.

Тамада предоставил слово мне. Рядом сидящий Джапар, склонившись к моему уху, сказал: «Давай, разряди обстановку».

– Спасибо, что приехали и нашли время для нас, – начал я, поприветствовав гостей и лично Ахмат-Хаджи. – Некоторые в зале, по-моему, забыли, что они чеченцы, и что Вы и Ваша команда у нас в гостях. Уверяю Вас, больше этого не повторится.

Я окинул взглядом зал, где, на удивление, воцарилась тишина, и продолжил:

– Ахмат-Хаджи, я прошу прощения, но я несколько раз замечал в Ваших выступлениях по телевизору, что те чеченцы, которые живут на чужбине, не должны вмешиваться в политические дела Чечни. Не могу согласиться с этим. Мы не сидим и не сидели сложа руки, помогали и помогаем, чем можем, Чечне, в том числе и гуманитарной помощью. Принимаем вынужденных переселенцев и проявляем о них заботу. Пишем во все инстанции, вплоть до международных правовых организаций, с требованием прекращения войны в Чечне.

Вот наша программа по переводу Чечни на мирный путь развития, передаю её Вам с просьбой, чтобы Вы ознакомились с ней. Я послушал Вас внимательно, как и все в этом зале, и скажу, что путь Вы избрали правильный, миссия Ваша святая, да поможет Вам Всевышний! От имени всего землячества хотел бы Вас заверить, что мы Вас будем поддерживать! Спасибо за внимание.

В зале раздались аплодисменты. Турпал успокоил всех и предоставил ответное слово Ахмат-Хаджи.

Он встал и, обращаясь ко мне, сказал:

– Я прошу меня извинить, но Вы не совсем правильно поняли мои слова. Я имел в виду тех, что «заварили эту кашу», сбежали за кордон и пытаются вести оттуда какую-то политику в Чечне. И говорю им, что хватит, навоевались, что мы переходим на мирный путь развития нашей Республики. Нам нужен мир навсегда, в единой семье с братскими народами России, другого выхода у нас нет, как не было и у наших предков. Большое спасибо за поддержку и за внимание.

На этом встреча в закончилась. Мы с друзьями решили воспользоваться редкой возможностью – не часто нам удавалось собраться вместе и посидеть, пообщаться – и отправились в кафе. Только от нас приняли заказ, поступил звонок Джапару, он послушал и говорит мне, что съёмочная группа телевидения Санкт-Петербурга просит меня дать интервью.

– Пусть приезжают, – согласился я.

Через полчаса они приехали, журналистка попросила меня рассказать о своих впечатлениях по поводу встречи и что за программа была вручена Кадырову.

– Программа перехода на мирный путь развития. Разработана под моим руководством инициативной группой, которая была создана при Псковском Центре чеченской культуры «Нийсо» (Справедливость). Там сказано о создании КМП (комитет мирного процесса) на переходный этап, определении статуса Чеченской Республики на правах нейтралитета в составе Российской Федерации, и о дальнейшем развитии чеченского общества.

Чеченское общество, по своей сути, является консервативным обществом, потому что обычаи и традиции наших предков, которые идут из глубины веков, являются для чеченцев святыми и соблюдение их – норма нашего бытия. Любой лидер Чечни должен строить свою политику именно на этом, если он хочет, чтобы его поддержал народ. И сегодня, во время встречи с Кадыровым, мы поняли, что такой лидер у нас в Чечне появился. Мы видим свою задачу в том, чтобы снять с чеченского народа ярлык бандита и показать всему миру, что мы нация, хоть и воинственная, но умеющая и желающая мирно сосуществовать со всеми народами, что мы нация со своей культурой, поэзией, искусством, мы умеем дружить и ценить дружбу, наши главные приоритеты – это честь и достоинство, – выпалил я все на одном дыхании.

– Скажите, сегодня Кадырова много критикуют, и не все чеченцы его поддерживают, особенно в Чечне, считая его богословом, а не политиком, не признают также и его позицию. Почему, на Ваш взгляд, это происходит?

– В основном – это злопыхательство тех, кто потерял власть с его приходом. А то, что он ученый-богослов – так это не минус, а плюс, потому что стать настоящим богословом намного сложнее, чем политиком, и я считаю, что Кадыров, постоянно находящийся в самом эпицентре событий и знающий, что такое война не понаслышке, сумел совместить в себе и то, и другое. Он понял, что есть зло и откуда оно исходит, и выбрал единственно правильный путь – путь спасения нации. История покажет, что он прав, я в этом уверен.

– Спасибо большое, что уделили нам время, – не стала она задавать больше вопросов.

– Спасибо и вам, – откланялся я.

Мы продолжили трапезу. За столом делились своими впечатлениями о прошедшей встрече...

Вдруг у Джапара снова зазвонил телефон: «Да, понял, хорошо, сейчас приедем», – за всех ответил он кому-то.

Посмотрел на меня и говорит: «Это звонил Мовлади. Ахмат-Хаджи просит привезти тебя, хочет с тобой поговорить, они сейчас поехали в аэропорт Пулково, и мы сейчас поедем туда, мне все равно нужно проводить друга, так что едем!»

 

Аэропорт Пулково. У входа в VIP-зал нас уже ждали и всех четверых проводили к Ахмат-Хаджи. Он встретил нас стоя, протянул руку для рукопожатия, и мы обнялись по-чеченски. Пожал руку и Сайд-Эми с Хамидом.

Меня пригласил сесть в кресло, сам сел напротив, между нами был небольшой журнальный столик, остальные сели чуть подальше на скамейку.

– Шарип, – обратился он ко мне, – я наслышан о тебе, и с твоей работой вкратце меня ребята мои тоже ознакомили, обязательно возьмём на вооружение, спасибо.

То, что некоторые хотят меня в чём-то упрекнуть, не беда, я этого ожидал, всем не угодишь. Я знаю, что делаю, история нас всех рассудит. Я спасаю свой народ от унижения и уничтожения – надо видеть, что творится дома. Не я предал народ, его предали те, которые сейчас на той стороне «баррикад». Я уже говорил, что Коран знаю лучше их и историю нашего народа знаю не хуже, и эта губительная ситуация сложилась сегодня у нас в Чечне благодаря этим «коршунам».

И сегодня только мы сами можем изменить ситуацию, найти путь к спасению нашего народа. Путь этот указал нам Кунта-Хаджи Кишиев, ещё в 19 веке. Абдурахман Авторханов из Мюнхена обращался ко всем нам: нельзя ссориться с Россией! А мы что делаем? «Независимость давай!» А нужна она нам такой ценой, и куда мы катимся с ней? Одно я знаю: мы теряем своё лицо как нация, и если это не остановить сейчас, мы исчезнем как этнос вообще.

Почему я говорю это тебе? Да потому что знаю, что ты меня поймёшь и сможешь объяснить это другим. Многие говорят, что я не о народе думаю. Если не о народе, разве взял бы я эту опасную ношу на свои плечи?

Нам надо подниматься из руин, строить школы, учить детей, строить дороги, восстанавливать Грозный, Чечню в целом… Мы должны показать всему миру, что мы нация мира и созидания, и я повторяю: моя цель – не остановить, а закончить войну, чтобы никогда больше не было её на нашей земле.

И ещё я скажу тебе, Шарип: меня хотят запугать, ведут разговоры о том, что будто бы Масхадов направил 160 человек, чтобы убить меня. Я не боюсь этого, у меня против них есть свои и 160 человек, и больше...

Вся эта «заваруха» идёт из Москвы, от так называемой «партии войны», как раз им невыгоден сегодня переход Чечни к миру. Вот и сейчас они звонят мне, мол, почему я в Питере, а не в Москве: никто не знал, что я еду сюда.

Я лично получил поддержку от Первого, то есть Путина, потому и взялся спасать Республику – другого выхода нет. Я муфтий Чечни и вынужденно стал политиком. Видимо, на то воля Всевышнего, – закончил он.

Я запомнил навсегда эту его речь, потому что сила и уверенность, исходившие от этого человека, убеждали в его правоте и утверждали меня в желании помочь этому человеку всем, чем я могу.

Хотя говорил Ахмат-Хаджи со мной, все внимательно слушали его, он был неудержим, огромная энергия кипела в нём, чувствовалось, что он хочет успеть очень многое сделать. Он сделал паузу, и я попросил слова.

– Слушаю, – ответил Ахмат-Хаджи.

– Я прошу меня извинить, но и мне казалось, что Вы предали свои идеалы, непонятно было, почему Вы так резко изменили свою позицию. Сейчас я понимаю, что Вы изнутри увидели и измену, и зло, и масштаб трагедии, которая охватила Чечню, и избрали единственно правильный путь для того, чтобы спасти наш народ. Это мы все увидели, и поэтому мы с Вами. Дай Аллах Вам терпения и удачи!

– Ну, спасибо, брат, я рад, что мы нашли общий язык, будешь дома, обязательно дай мне знать, мне сейчас нужны надёжные и грамотные помощники, – улыбнулся он и вдруг, будто вспомнил что-то, спросил: – А с какого года ты в Пскове живёшь?

– С 1973, – ответил я.

– А землячеством руководишь с какого времени?

– С момента создания, с 1995 года. Это был самый разгар военных действий в Чечне. Кстати, Псковская область – единственная, где не ущемлялось достоинство земляков повальными обысками, незаконными задержаниями и т.д. Нам удалось достичь согласия с властью и контролировать ситуацию. Согласно данным прокуратуры РФ, Псковская область является самой благополучной в России по правонарушениям со стороны лиц чеченской национальности, – похвастался я.

– Молодец. Я рад, спасибо. Верю в твои чистые намерения. Огромный привет всему землячеству, надо всегда помнить, что вы здесь представляете лицо всей нации, – этими словами Ахмат-Хаджи закончилась наша беседа, и мы стали прощаться.

Мы находились в Пулково, пока самолёт не поднялся в небо.

– Ну как, какие впечатления у тебя от этой встречи? Что-то ты задумался… – обратился ко мне Джапар.

– Ну что же, могу сказать, что это сильная личность и мы проводили шейха Ахмат-Хаджи, которого истории еще предстоит оценить! Увидишь, если доживём до этого дня, – с уверенностью ответил я.

…Сегодня Джапара нет с нами, он скоропостижно скончался – не выдержало сердце. Погиб и Ахмат-Хаджи.

Дала гечдойла царна!

Я по-прежнему считаю, что для того, чтобы всецело оценить масштаб личности Ахмат-Хаджи, необходимо время, но уже сейчас с уверенностью можно сказать, что этот мудрый и волевой человек, без страха смотревший смерти в глаза, сумел отвести наш народ от края гибельной пропасти...

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.