http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Урок Памяти Печать Email

Фатима Ирисханова

 

Ещё 2 мая 2006 года, когда делегация из ЧР отправилась в г. Брест с двумя защитниками Брестской крепости: Алдамом Малаевым и Ахмедом Хасиевым – в уверенности, что в живых остались только они, от отца я узнала, что в селе Новые Атаги живет еще один защитник Брестской крепости – Хашумов Зейнди. Чтобы встретиться с ним, я поехала в село к родственникам.

 

Но в этот вечер мне не удалось его увидеть. Его внучка Сацита, сказав, что мне будет трудно с ним общаться, что он меня не поймет, дала его документы: автобиографию, фотографию и 3 удостоверения. Но почему она не дала нам встретиться?  Наверное, именно из-за того, что она любила своего дедушку и ей было больно видеть его обиженным, так как он узнал, что на 9 мая повезли  защитников Брестской крепости в  город-герой Брест, а про него и не вспомнили…

Но следующий день был удачным – я встретилась с героем. Сацита сочла необходимым рассказать ему о моём визите. Утром он с внуком приехал ко мне, пока я не уехала с его документами. Он хотел узнать, кто я и зачем мне нужны его документы. Фотографии и удостоверения  я собиралась сканировать и оставить у нас на факультете в музее. Узнав об этом, он начал вспоминать: «Я родился в 1917 г. В армию на действительную службу я был призван в 1939 году. Был направлен в Брест и определен в 125-й стрелковый полк 6-й дивизии. Служил в батарее 45-миллиметровых пушек. Вначале моим командиром был лейтенант Узенцов – чуваш по национальности, вскоре его сменил младший лейтенант Горобец. Помню своих односельчан, которые в разных местах служили в Брестской крепости: Бейбулатов С.-Х., Бактемиров Ваха, Арсагериев Хож-Ахмат, Абаев Сайпудди, Астемиров Магомед, Мальсагов Махмуд. Вместе со мной в 125 полку были Абубешир Догуев и Магометов Али. Но приехал домой только один из них – Хидаев Ваха из Дуба-юрта. Конечно же, после боев в Брестской крепости с друзьями я уже не встретился. Видно, погибли при ее защите. Из окруженной крепости пришлось отходить. Со мной вышли 6 человек. После отступления я попал в Набинку. Около 2-х месяцев воевали там с фашистами. И оттуда пришлось отойти на Восток. Воевал в составе разных частей. Но вблизи Таганрога был ранен и контужен, в итоге потерял зрение. После выздоровления я опять был готов защищать Родину от фашистских оккупантов. Затем попал в Новороссийск. И в 1943 году был демобилизован из рядов вооруженных сил, сказали – по состоянию здоровья. Год спустя после моей демобилизации из рядов Советской армии, 23 февраля 1944 года, я – защитник Брестской крепости – со всем чеченским народом был сослан с родной земли как враг народа и предатель. В то время, когда боеспособное мужское население с оружием в руках воевало против немецко-фашистских захватчиков, стариков, женщин, детей загрузили в вагоны-телятники и депортировали в Казахстан на долгих 13 лет».

Мне всё было очень интересно, но из-за того, что он не видел и плохо слышал, постеснялась его расспрашивать. Но именно сейчас я понимаю, что не надо было стыдиться... Ведь все, о чем он рассказывал, – история, которую мы вряд ли узнаем из школьных учебников... Зейнди заговорил о своей мечте… «Хоть я и не увижу саму крепость, но всё равно я хочу её почувствовать…» – повторял он. Говорил о том, как когда-то Халид Ошаев обещал повезти его в Брестскую крепость, но не успел... Когда Зейнди попросил меня оказать ему в этом помощь, у меня сердце  сжалось. Я не знала, что ему ответить, как мне удастся помочь ему. Но я была уверена, что мне помогут добрые люди. И обещала ему, что он почувствует землю Брестской крепости. Это дождливое утро мне запомнилось навсегда.

Лидер молодежного клуба фанатов Рамзана Кадырова Махашев Сайхан обещал мне помочь. Утром 20 июня 2006г. Зейнди и его семья приехали в клуб. В беседе с Зейнди ребята из клуба, да и сам Сайхан, поняли, что это действительно его давняя мечта – посетить Брестскую крепость, а не просто мои слова. Честно признаюсь, мне было очень страшно: я не знала, как Зейнди перенесёт дорогу, самолет, да и вообще весь этот нелёгкий путь. Но, видя, что Зейнди не сдается, я переборола себя и положилась на волю Аллаха. Зейнди, Билал, Хава и я отправились в дорогу, о которой он мечтал 60 лет. До Магаса нас провожали активисты «Клуба» с флагом ЧР. Вылет из аэропорта Магас должен был быть в 16:00ч. Но... задержался на час, потом - на два часа, а в итоге - на день. Рейс перенесли на 21 июня 2006 г. В этот момент я переживала лишь об одном – не передумает ли Зейнди? Но мои опасения оказались напрасными. Конечно, он не передумал. Если он ждал этого дня 60 лет, то что для него один день...

21 июня 2006г. мы были в Москве. А защитники Брестской крепости и участники ВОВ из других регионов  были уже в Бресте. Из Москвы нам пришлось лететь в Минск, а оттуда – в Брестскую крепость. Мы должны были успеть к 22 числу – к 4:00. Ведь именно в этот день и в это время началась война – самое знаменитое сражение, которое Брестская крепость приняла почти через столетие со дня закладки её первого камня.  Советские воины, а это  и наши чеченцы, такие как Хашумов Зейнди и многие наши земляки, продемонстрировали поразительное мужество. Отвага и стойкость защитников сделали Брестскую крепость  легендой, которая живёт и сегодня.

К сожалению, из-за неполадок с самолетом Зейнди не удалось добраться вовремя и участвовать в памятных мероприятиях.  К 4 часам, на рассвете, мы были в Бресте. Могли быть и раньше, но кроме такси с Минска ночью никакого транспорта не было. Забронированные номера в гостинице «пропали», как и билеты поезда Москва-Брест. Все гостиницы Бреста были переполнены. Видно, к этому дню подготовились - приехали даже школьники из других городов, чтобы посмотреть, где воевали их родные. Мы нашли квартиру, где хозяева приняли нас на рассвете благодаря нашему герою.

Уставшие с дороги, мы решили отдохнуть и только потом посетить крепость. Заказав такси, мы сказали Зейнди, что в 9:00 поедем в крепость. От счастья и нетерпения он сторожил каждую минуту. У него были специальные часы, которые озвучивали время. Доехав  до крепости, таксист оскорбился, когда ему предложили деньги: «Да вы что! Как я могу брать у вас деньги. Для меня большая честь находиться рядом с таким человеком!»

Не зная местности, вначале мы попали в «Музей обороны Брестской крепости». Возле мемориальной плиты Зейнди вспоминал о друзьях, которые не вышли из крепости. О погибших несовершеннолетних мальчишках. Об их криках, о тоске по матерям. Прочитав до1а (молитва за упокой души чеч.), он попросил направиться к Северным воротам – к тому месту, где был расположен 125-й стрелковый полк. Он вспоминал территорию казармы, рассказывал, что надо пройти какой-то  мост. Не видя возле моста никакой казармы, мы его не понимали. Пока нам объясняли, как доехать к Северным воротам, Зейнди попытался пойти сам. Идти пришлось бы далеко, но тем не менее он направился правильно. Хотя туда никого не пропускали, тем более – во двор и в казарму, охранник, выяснив ситуацию, вызвался нас провести и быть гидом.

Возле Северных ворот находились тот самый мост и арка, как и рассказывал Зейнди. Во двор через арку он прошел сам. Шел очень медленно. Остановившись, он подтвердил, что теперь мы привели его правильно. «Как только моя нога коснулась этой земли, я сразу узнал, что это именно Северные ворота. Я ждал этого дня 60 лет и теперь могу умереть со спокойной душой», – повторял он.

В крепости незрячий Зейнди ориентировался очень хорошо. Словно гид, рассказывал, где что находится, вспоминал каждую комнату казармы. Говорил про какую-то библиотеку - тогда охранник решил провести нас туда. Зейнди начал на ощупь что-то искать. Вдруг он воскликнул: «Билал! ХIара ю и! ХIара ю и пеш! Ас йина пеш ю и!» От удивления у нас по телу пробежали мурашки, когда Хашумов Зейнди показал печь, которую он сделал ещё во время службы в крепости. У него по щекам текли слезы. Не скрывали своих слез и те, кто видел все это. На его глазах очень часто появлялись слезы от нахлынувших воспоминаний, от мыслей о погибших здесь товарищах, словно он снова переживал их гибель, как тогда – летом 1941 года.

Возле памятника капитану В.В. Шабловскому Зейнди, сидя на ступеньках, просил оставить его там. Он говорил, что теперь может умереть спокойно. Извинялся перед нами за то, что доставил нам столько хлопот... В архиве музея мы нашли карточку «защитника Брестской крепости Зейнди Хашумова». Приехавшие из Казани журналисты взяли интервью у Зейнди и обещали опубликовать его в прессе, чтобы люди узнали правду о чеченцах, сражавшихся в стенах Брестской крепости. На следующий день мы навестили 125-й стрелковый полк 6-й дивизии. Тут Зейнди был уже спокоен. Зная, что мы собираемся домой,  он хотел поскорее  поделиться  впечатлениями со своими родными.

Возвращались домой. В поезде нам понадобился нож, но у нас при досмотре его забрали, и мы уже искали подручное средство... Узнав об этом, Зейнди предложил воспользоваться его ножом, который он хранил с 1941 года – с надписью «Брест». Оказывается, на месте досмотра его пропускали, думая, что это звенят  медали.

26 июня 2006 года во Владикавказе нас встречали активисты «Клуба» и Махашев Сайхан. Зейнди сердечно благодарил всех нас за эту поездку…

А мы стояли, почему-то чувствуя вину перед ним… Вину за то, что ни страна, ни мы, поколение, обязанное ему и тысячам его соратников жизнью, не смогли достойно отблагодарить их за жертвенный подвиг во имя мира, ради всех нас…

Для меня Зейнди не только герой, но и родной человек – я с гордостью назвала его дедушкой. 26 июня, прощаясь с ним, я не думала, что больше его не увижу…

1 июля он скончался. Дала гечдойла цуна.

В сердце моем он будет жить вечно.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.