http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Мир Ахмат-Хаджи Печать Email

Нашхоев М., снс Государственного Музея А.-X. Кадырова

По нашему ваду (менталитету), в народе с иронией и насмешливо относятся к людям, обладающим чрезмерным красноречием.

Краснобай, как наступит тяжелое время, внезапно исчезает вместе со своими пышными и витиеватыми речами. Он свое дело сделал. Как только наступит затишье, он, наш герой, вновь возникает перед нами и начинает нас поучать, что этично, что безобразно, что порядочно и т.д. И при этом он, в подтверждение своей правоты, начинает божиться и клясться именами всех святых.

 

Много было политиков (и шарлатанов от политики), с которыми мне приходилось встречаться, обсуждать вопросы истории и перспективы развития нашего народа,

Ахмат-Хаджи отличался ото всех тех, кто считал себя чуть ли не посланниками Всевышнего на Кавказе, да и на всей этой грешной земле... Его вначале не понимали некоторые журналисты: входит, бывало, ребенок или подросток, он вставал или приподнимался. Он мог запросто поговорить с малышом, находил тему разговора с юношей или девушкой, с пожилым или взрослым.

- А почему надо вставать, когда входят дети или подростки? -

спрашивали оттудошние журналисты.

- Я учу их ценить свои традиции. У нас так положено. Ребенок будет настоящим чеченцем («цунах вуьззина нохчо хир ву»), когда он научится быть совестливым.

В понятия «политика» и «политик» он вкладывал свой смысл и свое содержание. Он, немногословный, считал: в политике должен доминировать гуманизм.

Он никогда не считал себя политиком: «Со политик вац» - «Я не политик», - не раз заявлял он.

Он не любил выражать свои мысли вычурными фразами.

Порой сомневался в порядочности почтенных, как говорится, людей, которые позволяли себе опаздывать на назначенные деловые встречи… Он тогда только хмыкал, чем и выражал свое неудовольствие.

Он не строил иллюзий насчет того, что задуманное можно достичь, действуя только методами товрат (миролюбие, умение вести дипломатию или политику). Хотя очень ему хотелось поступать именно так.

С самого начала своей общественной и политической деятельности он никогда не искал личной выгоды.

Выросший в депортации, он прекрасно знал цену слова и значение его в обществе.

Он не считал себя всезнающим.

Он искренне удивлялся, когда ему говорили о нравственной силе духа Идага или Тайми Биболта. Или еще кого-либо.

Он любил задавать всегда один и тот же вопрос: «Бакъдуй техь...?» - «Правда ли это...?».

Он умел читать, писать и говорить на языке нохчи. Чем не могут похвалиться многие его современники.

В этом, несомненно, было его преимущество.

Он в депортации (семья его была в Караганде) видел и слышал, что рассказывали старики о Нохчийчоь. И любовь к своей стране он впитал не только с молоком матери, но и бедами своего народа.

Жизнь свою он видел в любви к Нохчийчоь.

Он считал: только связью со своей Родиной человек, а тем более нохчо, может быть достойным. Только тогда он будет уважаем народом, обществом.

Его приводили в ужас даже намек или напоминание о расставании с Родиной. Говорил он коротко.

Четко и ясно.

Он никогда не показывал своих сомнений. Это не скрытность характера, это тяжелый внутренний процесс, диктуемый Иэхьан Кхиэлом, когда он разбирал все деланное и делаемое им. Надо признаться: этот процесс нудный, тяжелый и нелицеприятный. Он не приемлет лукавства.

Он никому не лгал.

Он на самом деле не рвался к власти.

Ибо он видел, что делали дорвавшиеся до нее любители кресла.

Он с детства знал, что такое «нийсо и харцо» («справедливость и ложь).

Власть обманула не только его отца, дядю и других родственников. Власть, распиная правду на кресте лжи, цинично и вероломно сослала в Сибирь его народ на гибель, за исключением нескольких десятков негодяев и мерзавцев.

Помнится, его часто спрашивали:

- Что значит быть умным?

И он отвечал короткими фразами:

Задавай вопросы себе о самом себе.

Спрашивай у людей.

Вначале думай, прежде чем вымолвить слово.

Никогда ни перед кем не хвали себя.

Он знал (жизнь научила его), когда и кому надо говорить правду. Он знал: нельзя постоянно быть пленником осторожности, ибо ты потеряешь уважение к себе.

К слову необходимо относиться бережно, считал он. Слово всегда звенит в душе...

Его уважали за то, что он признавал свои ошибки.

Мы же помним: воспитанные на идеях коммунизма и псевдо-интернационализмом лидеры или руководители никогда не признавали своих ошибок. К ним, например, относятся Руцкой, Ельцин, Горбачев, возглавившие всю перестроечную идеологию, приведшую к военным и политическим катаклизмам на всем пространстве бывшего СССР с колониями советского образца.

Он не сплоховал, не струсил, не убежал от трагедии своего народа в чужие страны и края.

Он потому-то и считал: надо через свою душу процедить, пропустить, многократно мысль о поиске истины, заключенной в двух словах: «бакъо» и «харцо» - «Правда» и «Ложь». И только тогда перед нами откроется дорога к свету.

Он убежден: «Нам надо знать все о своем прошлом и не стыдиться его. Пора нам перестать быть чересчур доверчивыми. Товрат лиэло хаъа деза вайна» («Мы обязаны знать политику»).

Он знал: нам почаще нужно оглядываться, чтобы виден был путь настоящего и будущего.

Он всегда гордился тем, что он нохчо. « Ас даимма дозалла до суо нохчо хиларна» - «Я горжусь, что я нохчо», - не раз он говорил.

Почему он так думал?

Он знал, что такое ложь, наветы, преследование, которым подвергался его народ.

Он знал не понаслышке: народ его боролся со злом и мечом, и словом.

Он знал, как и мы с вами, къонах - мужчина, рыцарь не всегда тот, кто носит роскошные усы и высокую папаху.

Къонах тот, то на деле всегда со своим народом - и в радости, и в беде, и в горе. Тот, кто не ищет для себя рая на земле, где-то там - вдали от грохота бомб и ракет.

Да, даже в самое сумрачное время, когда наша нация задыхалась от лжи и клеветы, он мечтал о том, какой будет возрожденная Нохчийчоь, имеющая право быть равной среди равных на этой земле.

Разве не каждый из нас мечтает о доме, о семье, о детях? Но что такое личное благополучие, когда твоя  родина лежит в руинах?

Он не хотел, чтобы на нашей земле лилась кровь, чтобы, как во времена сталинской клики, из чуртов прокладывали дороги, стороились здания, предприятия, возводились дворцы.

Он мечтал: «Настанет время, когда наши гости, приехавшие к нам из отдаленных стран мира, с восхищением скажут: «Да, это и есть та самая Нохчийчоь, устремленная к трону Всевышнего в прошлом и будущем».

Он знал: мы должны владеть и мечом знаний, приобретенных неустанным трудом.

Он восхищался умом и дальнозоркостью наших стариков, рассказывавших ему об удивительных явлениях, которые произойдут в мире.

Он слышал предвидение знаменитого нашего ученого и богослова Юсупа Хаджи, сказавшего еще в 1912 году: «Стиэла хаьштигаш кхуьйсур ду анакевне» - «Полетят ракеты в космос».

А Мохьмад из Варанды еще в 1935 году юношам рассказывал: «Стигал пхьаьрчеш кхуьйсур ду, баттан т1е а г1ертар бу, цу т1е кхача а там бу» - «Полетят ракеты в космос, попытаются добраться до луны. Вполне возможно, что люди побывают там». Он не мыслил себя без связи с корнями, с прошлым своего народа. И изумлялся: «Хьажахь, мел хьекъал долуш хилла вайн баккхийн нах» - «Какие дальновидные были наши предки». И он часто о них вспоминал.

Он бывал в Нью-Йорке, Эр-Рияде, столицах Европы (а о России я и не говорю) и др. городах мира, но его всегда тянуло на свою Родину, в свое село. И везде он ходил с гордо поднятой головой. Он знал, где его корни.

Душа его была связана с Нохчийчоь.

Его мир - это мир того нохчи, которого родители воспитали в духе ИЭХЬАН КХИЭЛ - Суда совести.

Мир Ахмат-Хаджи – это мир каждого из нас. Каждого истинного сына земли Нохчийчоь.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.