http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Светлой памяти Сулеймана Дукузова Печать Email

Роза Сатуева

 

Каждый человек – это целая история. История рождения и смерти,  любви и дружбы, история становления, радостных открытий и горестных разочарований. Это  история жизни…

Написать о жизни Сулеймана Дукузова помогли нам  его друзья и близкие – люди, которым, к счастью, было что рассказать о нем. Узнав, что готовится материал о Сулеймане, они тут же откликнулись: каждому не терпелось поделиться с нами теми светлыми воспоминаниями, которые оставил в их сердце этот широкой души человек.

Родился Сулейман Дукузов в 1938 году в селе Старые Атаги. Среднюю школу окончил в Алма-Ате. После возвращения из высылки поступил на филологический факультет Чечено-Ингушского педагогического института… «Нохчалла» - вот та особенность личности Сулеймана, которую отмечают в нем все без исключения. Именно это его качество и подметила при первой же случайной встрече с ним будущая жена его Минга. Работала она тогда в Доме санитарного просвещения при Минздраве ЧИАССР. В министерстве, куда она как-то зашла по работе, ее внимание привлек молодой человек в высокой чеченской папахе: редко кто из молодых людей носил тогда этот национальный головной убор. Незнакомец посмотрел в ее сторону. И она украдкой взглянула на него, проходя мимо. Прошло какое-то время. Сулейман как-то пришел в гости к одному из своих друзей. Листая семейный альбом, он вдруг снова увидел ту самую девушку, которую встретил в минздраве и запомнил. Оказалось, что сестра его приятеля и эта девушка работают в одном отделе (на фото они и были сняты вдвоем). Так, через сестру друга и состоялось знакомство Сулеймана с Мингой. Сулейман был разведен, воспитывал сына от первого брата. Встречались они с Мингой недолго. Вскоре родственники и с той, и с другой стороны дали свое согласие на их брак. Девушке запало в душу простое и искреннее признание Сулеймана: «Я не богат. И должности высокой у меня нет. Если тебя я устраиваю такой, какой есть, выходи за меня…» Богатства и роскоши в их доме действительно не было: жили на зарплату. И тем не менее двери его всегда были открыты для всех. Мир и согласие в семье были их главным богатством. Все, кто знал Сулеймана, в один голос отмечают его исключительную порядочность и постоянную готовность прийти на помощь ближнему. «Случилось так, что вскоре после того, как мы поженились, - рассказывает Минга, - тяжело заболел его друг, Султан Юсупов. На лечение пришлось выехать в Москву. Сулейман принял на себя обязанности Султана по работе, чтобы тот не потерял место: оба тогда работали на телевидении. Зарплату Сулейман отправлял в Москву. Об этом я узнала не сразу. Как-то спросила его: «Ты все время пропадаешь на работе, трудишься за двоих, зарплату-то тебе хоть платят?» И он мне в ответ: «Деньги я отсылаю Султану, а мы как-нибудь перебьемся»… К сожалению, лечение не помогло Султану. Его вскоре не стало… Сулейману предложили занять его должность, но он отказался, остался на своей работе. С телевидения ему впоследствии все же пришлось уйти в результате совершенно нелепой истории. Вот как это произошло. Мы обменяли свою старую квартиру и стали обустраиваться на новом месте. Был у нас большой портрет имама Шамиля – подарок общества глухонемых. Мы с сыном решили повесить его на лоджии. Через какое-то время сосед наш (как оказалось, бывший работник КГБ) донес на нас в соответствующие органы. И Сулеймана сняли с работы… Недолго думая, он устроился рабочим в обувной цех. Однажды по каким-то своим делам заглянул на эту фабрику Бисолт Габисов, редактор газеты «Ленинан некъ». Увидев Султана в рабочей одежде, он очень удивился. Сулейман рассказал ему о том, как так получилось, что он оказался здесь. Габисов тут же предложил ему работу в своей газете. Дал материал для перевода, пояснив: «Срок – неделя». Сулейман справился с заданием за ночь, и на следующее утро готовый перевод лежал в редакции».

…Сулейман был всесторонне развитой личностью. Одним из его хобби была археология. В студенческие годы он  работал в археологической экспедиции. Именно тогда  и познакомился с известным российским археологом Мунчаевым, с которым на протяжении всей дальнейшей жизни его связывали узы настоящей мужской дружбы.

Сулейман пользовался большим авторитетом и среди своих ровесников,  и у представителей старшего поколения. К нему приходили советоваться знакомые, родственники, друзья. Человек слова, он никогда не давал пустых обещаний. Не говорил: «Я сделаю». Вместо этого было: «Посмотрю, что можно сделать. Постараюсь помочь». И обязательно помогал.

Примерный семьянин, прекрасный отец, в семье он был строг. Всегда мог выслушать,  но поступал так, как считал нужным.

Смысл своей жизни видел в том, чтобы помогать людям. Близкие узнавали  о его добрых делах от посторонних. Сразу после вуза Сулейман пошел работать в школу для глухонемых.  Затем было назначение на должность директора школы в Знаменском, далее - работа на телевидении, в газете. Но в итоге Сулейман вернулся к работе с глухонемыми, причем с просьбой возглавить их общество обратились к нему они сами. И хотя работа с инвалидами имеет свою специфику, свои сложности, Сулейман прекрасно справлялся со всеми своими обязанностями. Искреннее желание облегчить жизнь этих страдальцев помогало ему относиться к ним с безграничным милосердным терпением. Во многом благодаря именно стараниям Сулеймана Дукузова обществу глухонемых в период первой чеченской военной кампании оказывалась значительная гуманитарная помощь.

– Время было сложное, - вспоминает Минга, - но о том, чтобы хоть что-то из этой помощи принести в дом, не было и речи. Наоборот, уносил из дома сахар, конфеты, чай, хлеб, деньги, чтобы только хоть как-то поддержать своих подопечных…

Рассказывает старший сын Сулеймана и Минги – Салман:

«Отец с моей матерью (речь о Зулай Хамидовой, первой жене Сулеймана) познакомились во время учебы в институте: оба были участниками художественной самодеятельности. Тогда же, в студенческие годы, и поженились. После института мать уехала в Москву, чтобы продолжить учебу в аспирантуре. От пединститута было только одно место, и отец сказал ей: «Поезжай ты, а я еще успею». Отец был очень ответственным человеком. В 1958 году – было ему тогда всего двадцать лет – он взял с собой племянников и уехал на заработки. Через какое-то время, когда бригада уже подзаработала неплохие деньги, он дал племянникам по тысячу рублей, а сам приехал в Грозный – специально для того, чтобы уплатить партвзносы. Это можно было сделать и без него, но он не любил перепоручать другим свои обязанности. Надо сказать, материальные блага оставались для него всегда на каком-то дальнем плане. В первую войну, когда все начали спешно покидать Грозный, спасать имущество, я обратился к отцу: давай, говорю, хоть телевизор заберем, а он только махнул рукой, и ни в какую… Отец всегда кому-то помогал. Помню, как однажды к нему обратились за помощью родственники человека, который обвинялся в том, чего не совершал. Причем ситуация грозила принять серьезный оборот, и бедняге «светил» срок. Отец работал тогда в газете «Заветы Ильича». Он тут же выехал на место (в одно из сел республики), разобрался во всем, дал материал в периодику. Обвинения были сняты, справедливость – восстановлена. В знак благодарности родственники спасенного колхозника привезли нам ковер. Отец же, когда узнал об этом, попросил меня поехать в село и вернуть его. Мы попытались было уговорить отца не делать этого, но безуспешно…»

Имран Ирисханов из Шали, самый близкий друг Сулеймана,  узнав о том, что готовится материал о Дукузове, тут же позвонил и попросил о встрече. «Сулейман воспитывался в добропорядочной и просвещенной семье, - рассказывает он. – Дядя его, Хамид Дукузов, был соратником Муслима Гайрбекова, но Сулейман никогда не пользовался этим. Я познакомился с Сулейманом в 1975 году. К тому времени он уже имел солидный журналистский стаж.

Сулейман вел тогда на телевидении передачу «Синкъерам». Это был его проект, и он, как никто другой, подходил на роль ведущего этой передачи. Позже мы вместе учились в Ростове, в партшколе. Сулейман возглавлял наше землячество в Ростовской области. И все мы, чеченцы, старались во всем поддерживать друг друга. К примеру, Руслан Салатов, известный сегодня врач-онколог, на свою скромную зарплату снимал два номера для вайнахов, которые приезжали в Ростов: один - для женщин, другой - для мужчин. На свою студенческую стипендию мы навещали наших больных, лечившихся в  ростовских клиниках. Из той нашей жизни особенно запомнилась потрясающая  встреча с Махмудом Эсамбаевым, которую организовал Сулейман. Розы зимой от наших студентов для именитого земляка - тогда это была почти невидаль!.. Землячество наше было сильным, и это благодаря Сулейману, его организаторским способностям.

«Имран, иди на вокзал,- говорил он мне, - там могут быть наши земляки. Посмотри, какая помощь им нужна». Его доброта, отзывчивость распространялись, конечно же, не только на вайнахов -  таким он был со всеми. Человечный,  глубоко переживающий по поводу любой несправедливости, он легко находил с людьми общий язык. И всегда находил чем помочь…

И после окончания партшколы мы с Сулейманом продолжали тесно общаться. Он работал в газете «Ленинан некъ», а я – в нашей районной, в должности заместителя редактора. Однажды Сулейман звонит мне:

- Ты знаешь, глухонемые просят меня возглавить их общество…

- А в чем эта работа будет заключаться? - спрашиваю.

- Буду помогать им во всем – и с устройством на учебу, и с работой. Буду защищать их интересы...       Инвалиды не случайно обратились к моему другу:  в молодые годы Сулейман работал воспитателем в школе глухонемых. Я, конечно, понимал, что именно он – с его сердечностью, с его опытом -  действительно лучше, чем кто-либо, защитит их интересы. Так и было. Расскажу об одном случае. В Воркуте, в суде, слушалось дело сына одного из его подопечных. Парня могли засудить ни за что. Сулейман, бросив все свои дела, и за свой счет, разумеется, отправился на слушание дела и помог выиграть его... Удивительно чуткий и благородный человек, он никогда не ждал, пока обратятся к нему, а сам приходил на помощь.

Ни для кого не секрет, что в эпоху Советов чеченцев притесняли по национальному признаку. И высшее образование получить было непросто, и на работу устроиться,  и удержаться на ней. В 1973 году новый редактор «Грозненского рабочего» Безуглый стал выживать Саида Лорсанукаева, прекрасного, опытного журналиста. Когда его уволили, Сулейман первым протянул коллеге руку помощи. Впоследствии они подружились и дружбу свою пронесли через всю жизнь. Через год конфликт с редактором произошел у Абдуллы Садулаева, который руководил в редакции отделом промышленности. Я тогда мало знал Абдуллу. Сулейман звонит мне и говорит: «Пиши приказ о приеме этого человека на работу». Абдулла Садулаев оказался для редакции настоящей находкой. Жаль только, что поработал он с нами всего четыре месяца – перешел в одну из ставропольских газет. Взял к себе на работу мой друг (работал он тогда заместителем редактора газеты «Ленинан некъ») также журналиста Харона Осмаева,  у которого на прежнем месте работы тоже возник какой-то конфликт с руководством. Скольким людям помог Сулейман - друзьям, знакомым, да и совсем посторонним людям!.. Светлой души был человек…»

Вспоминает ветеран журналистики Адлан Тимирханов: «С Сулейманом мы познакомились в Ростове. И потом часто встречались с ним в Грозном. Умный, образованный, с чувством собственного достоинства, он каким-то образом умел заставлять окружающих считаться с собой. Это был человек поступка… Смерть его была для нас большим ударом: ведь был он нам не просто другом, но человеком, на которого мы равнялись. Старались равняться…»

Ушел из жизни Сулейман неожиданно… Было солнечное, тихое утро. Он собирался на работу. Выпил чашку кофе. Долго стоял у окна на кухне… Потом ушел в другую комнату – переодеться.  Но что-то долго не выходил… Минга, посмотрев на часы,  забеспокоилась и зашла к нему…

«Зашла я в комнату, а он полулежит на кровати с таким спокойным, умиротворенным лицом, будто отдыхает, - вспоминает Минга. – Хотя он никогда не жаловался на здоровье, но, видимо, сердце сдало, не выдержало: уж очень тяжело переживал Сулейман события, происходившие тогда в республике. Очень надеялся, что война скоро кончится. «Потерпите немножко, - сказал он нам как-то незадолго до своей кончины, - должно же все это когда-нибудь закончиться…» Не дождался…»

Ушел, оставив долгий добрый след в сердцах всех, кто знал его и любил…

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.