http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


“До завтра, сынок...” Печать Email

Усман Газиев

 

Много зла в нашей жизни, много в ней горя и боли. Иногда начинает казаться, что силы на исходе, что зло побеждает и что мы обречены на поражение. Но, к счастью, в сердце  каждого здравомыслящего человека практически всегда теплится надежда на светлое будущее. Думаю, именно она, надежда – в непоколебимой вере во Всевышнего -  помогла нам  выстоять и выжить в период хаоса минувших лет. Во время второй попытки наведения «конституционного порядка» на территории Чеченской Республики, в силу невозможности дальнейшего проживания в городе из-за непрекращающихся бомбежек с земли и воздуха, покинув разрушенный, обугленный, занесенный грязным снегом «скелет» чеченской столицы, я выехал в свое родовое селение Дышне-Ведено.

Находиться здесь, честно говоря, тоже было небезопасно – сельчане жили (если, конечно, это можно назвать жизнью) в подвалах под неутихающий аккомпанемент ежедневных обстрелов. Красивое горное селение, некогда бывшее одним из самых живописных уголков республики, днем погружалось в тягостное ожидание, а в темное время суток, при колеблющемся от холодных сквозняков свете керосиновых ламп, тонуло в плотном, непроницаемом мраке зимних ночей, которым своеобразный минорный колорит придавали штрихи трассирующих пуль и вспышки сигнальных ракет. Время от времени чашка с остывшим чаем начинала вздрагивать на блюдце, сотрясаемая вибрацией низко летящих, загруженных бомбами самолетов. Ночь проходила, наступал день, однако он тоже не приносил успокоения и душевного равновесия. Носящиеся на бешеной скорости по разбитым улицам танки и бронемашины, частые известия о гибели родных и друзей, циничная ложь с телеэкрана и со страниц центральной прессы – все это создавало чувство приближающегося апокалипсиса. Но, к счастью, все плохое когда-нибудь заканчивается. Закончилась и война. Республика ступила на путь возрождения и созидания, но, как говорится, не так страшна война, как ее тяжелые последствия.

В этой истории, где нет ничего придуманного, я написал то, что услышал от совершенно незнакомой женщины, которую повстречал… на кладбище.

Было это в начале декабря.

День выдался ясным, снега не было и в помине, а солнце разгорячилось так, что стало по-летнему жарко. Небольшое сельское кладбище, на заднем плане которого вырисовывался ландшафт величаво-красивых веденских гор, было погружено в тихое безмолвье, что вызывало странные мысли, раздумья и размышления.

Вокруг было так красиво, что мне даже стало как-то не по себе – все-таки кладбище не совсем подходящее место для любования красотами природы. Вскоре, прочитав на могилах родственников соответствующие молитвы, я, влекомый журналистским интересом, занялся изучением старых могильных плит. Оказывается, сами плиты, материал, из которого они сделаны, их форма и особенно надписи могут поведать довольно-таки много интересного о наших далеких предках. В тот момент на кладбище я был один, но вдруг появилась пожилая женщина, которая, перебирая четки, медленными шагами направилась в сторону тщательно ухоженной могилы. Увидев меня, женщина, прежде чем я успел что-то сказать, поздоровалась со мной, после чего дрожащим голосом произнесла:

– Я пришла к сыну. Я каждый день к нему прихожу…

Поздоровавшись в ответ, я подошел поближе и увидел могильную плиту, исписанную арабской вязью и окрашенную в свежий зеленый цвет. Женщина бережно, будто боясь причинить боль, гладила надгробный камень сухой морщинистой рукой.

– Во время войны, когда начался очередной обстрел, мы с соседями спустились в подвал, - стала рассказывать женщина. – Обстрел длился весь день и всю ночь. Питьевая вода была на исходе, и сыну пришлось выйти, чтобы принести ее. Путь до колодца с водой, который находился во дворе соседей, живущих прямо напротив нашего дома, занимал не более трех минут. Однако сын долго не возвращался. Ближе к вечеру мне сообщили, что он ранен и его отвезли в больницу. Но материнское сердце не обманешь. Я сразу поняла, что его больше нет в живых. Вот так я потеряла единственного сына. С этого дня прошло много лет, но я очень часто вижу его во сне. А днем прихожу на могилу. Я каждый день к нему прихожу, разговариваю с ним, все ему рассказываю... А он слышит… Думаешь, не слышит?..

Словно прочитав на моем лице немой вопрос: «В своем ли уме эта женщина?», моя собеседница поторопилась на него ответить:

– Тебе это кажется невероятным, а мне – нет. Я верю, что хотя он – там, в другом мире, в другом измерении, его душа жива, она по-прежнему все понимает и чувствует. Просто она вырвалась из тела - и теперь для нее не существует ни времени, ни расстояний. Я ежедневно ощущаю присутствие своего сына рядом с собой. Нас разлучила судьба, но нельзя забывать, что жизнь – это испытание. Поэтому, несмотря ни на что, я уповаю на милость Всевышнего, что и помогает мне не отчаиваться и жить дальше. Жить, ждать, надеяться и верить. Ты, наверное, подумал, что мой разум затуманился от горя. Нет. Я отдаю отчет своим мыслям и поступкам…

 

Наш разговор прервался так же неожиданно, как и начался. Поводом послужил призыв муэдзина, который с минарета сельской мечети созывал верующих на дневной намаз.

Нежно погладив могильную плиту, со словами «До завтра, сынок», убитая горем чеченская мать медленно направилась к выходу. Я же, не в силах шелохнуться, стоял и смотрел вслед уходящей женщине. Стоял и размышлял… О смысле жизни.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.