http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Слово о Мастере Печать Email


СЛОВО О МАСТЕРЕ

От нас ушел Даниил Долинский. Уверен, это известие вызовет искреннюю и неподдельную скорбь у каждого, кто имеет отношение к отечественной литературе. И не то, чтобы его кончина явилась для нас неожиданностью. Преклонный возраст, да тяжелые недуги, изводившие его в последние годы... И все-таки под ложечкой ледяным комком застыли вечные спутники человеческой потери: грусть, безысходность и жалость. Жалость не к уходящему. Судите сами, верующий в Бога человек прожил длинную, интересную, наполненную яркими событиями жизнь и в назначенный час предстал перед Богом. Что может быть лучше?

 

В такие моменты жалость испытываешь к себе. Мне частенько доводилось слышать от стариков, что они не испытывают страха перед самым главным и самым неотвратимым событием, которое ждет каждого из нас. Иногда оно приносит облегчение и избавление от сложной и не всегда благополучной в России старости. Они уходят от нас каждый по-своему, а мы остаемся здесь, и наша, и без того не слишком богатая на человеческую порядочность жизнь скудеет и скудеет безмерно с каждым таким уходом.

Даниил Долинский родился в 1925 году, а это означает, что ему довелось стать представителем последнего Великого Поколения. Поколения, сумевшего выстоять и победить во Второй Мировой войне, а затем восстановить из руин огромную страну. Адекватной замены этим людям нет, и не будет. И это не пустое славословие, это - горькая правда. В чем их секрет? Почему они отличаются от нас так разительно и так безоговорочно? Ответ невообразимо прост: в ту пору, когда они росли и мужали, - все было настоящим. Никто не ведал пустых и ничего не значащих слов вроде политкорректности и толерантности, а потому женщины становились красивыми и не стеснялись быть слабыми, а мужчины становились сильными и не стыдились своей нетерпимости. Нетерпимости ко лжи, подлости и несправедливости всякого рода. Ценить благополучие своей страны превыше собственной жизни и здоровья было для них так же естественно, как дышать. И в один из летних воскресных дней им пришлось доказывать это делом. А еще они знали истинную стоимость вещей и понимали, что не может быть ничего дороже куска хлеба и спокойного мирного дня.

С Даниилом Марковичем я познакомился в середине девяностых. Мы встретились в редакции газеты «Приазовский край» - старейшего периодического издания Ростова. Имя Долинского было культовым, особенно среди молодых литераторов Дона, и я волновался, ожидая увидеть важного и напыщенного литературного князя, который должен вынести приговор моим несовершенным опусам. Вместо этого я увидел красивого и энергичного пожилого мужчину, который быстро говорил, быстро двигался и с первых минут покорял собеседника обаянием, эрудицией и бесподобным чувством юмора. Он был одет в рубашку с коротким рукавом - летний день был по-ростовски солнечным и жарким - и на предплечье я заметил невероятно большую и невероятно безвкусную синюю татуировку, изображавшую эмблему военно-воздушных сил Советского Союза. Мое любопытство не осталось не замеченным, и Даниил Маркович рассказал мне, что татуировка - память о его службе бортстрелком на легендарном штурмовике «ИЛ-2» и, конечно же, о 9 мая 1945 года, когда он вместе с такими же двадцатилетними мальчишками понял, что будет жить. Свой рассказ Даниил Маркович перемежал шутками и смехом, мастерски подтрунивая над самим собой. Чувство самоиронии - этот спутник большой души и недюжинного ума всегда выгодно его отличало от многих собратьев по перу. Однако в его больших, глубоких глазах всегда стояла какая-то неведомая боль - извечный атрибут настоящего поэта, обреченного ощущать все неровности, все шероховатости окружающего мира каждою клеточкой своих обнаженных нервов.

Таким он и остался в моей памяти теперь уже навсегда.

Спустя несколько лет он дал мне рекомендацию на вступление в писательскую организацию, а еще через некоторое время я стал много и активно ездить по Северному Кавказу, писать, переводить, встречаться с литераторами. Во время этих поездок и этих встреч имя Даниила Долинского служило своеобразным паролем, позволявшим открыть любую дверь и познакомиться со множеством интересных людей. Львиную долю своего могучего, огромного таланта Даниил Маркович посвятил литературному переводу. Люди, имеющие представление об этом занятии не понаслышке, знают, какой это кропотливый, каторжный труд. И какую нужно иметь силу воли, чтобы, в ущерб своим собственным мыслям и словам, вдыхать новую жизнь в слова и мысли другого поэта.

Представители самых разных национальностей, самых разных языковых групп ценили и уважали его. Те, кто постарше, называли ласково Даней, кто помоложе - с нескрываемым почтением - Даниилом Долинским, без отчества, как это принято на Кавказе.

При жизни он не был обделен ни званиями, ни наградами, но самой главной наградой будет для него память. Память коллег, память друзей.

 

Александр Пряжников

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.